Кризис имитационнной демократии 15.10.2012 2

Прочтение новостей об итогах местных выборов в России в очередной, который уже раз, помимо воли заставило сравнить ситуацию в этой стране с ситуацией в Беларуси.

Всего лишь через несколько недель после того, как опозорилась белорусская избирательная система, которая не смогла заинтересовать граждан в том, чтобы придти на участки и исполнить свой «гражданский долг», нечто похожее случилось и в РФ: явки на выборы в местные законодательные собрания не было, люди, что называется, «проголосовали ногами».

Россия вступила на путь лукашизма (централизация власти, урезание полномочий местных органов власти, выстраивание «вертикали») значительно позже нашей с вами Родины. И не столь радикально-брутально. Например, политическим партиям ещё какое-никакое, а место в публичной политике этой страны оставлено. В Беларуси – нет.

И можно совершенно не удивляться тому, что в Синеокой простые люди уже не видят значимости и нужности парламента, и не считают возможным тратить впустую своё время, являясь на участки. В РФ это же отношение уже проявилось к местным органам власти. Зачем их выбирать, если всё равно всё решает «царь»? Что примечательно, никаких кампаний бойкота российская оппозиция не проводила, наоборот: активно раскручивала своих кандидатов. Однако люди всё равно не пришли.

Налицо кризис модели имитационной демократии, модели, которая уже перезрела и готова обвалиться в Беларуси, и которая лишь вступает в фазу созревания в России. Модели, при которой всё решает добрый дядя в столице, а населению предоставлено полное право «выбирать» региональных марионеток – будущих козлов отпущения для этого самого доброго дяди из столицы.

Во всех этих хитросплетениях люди уже разобрались. Проблема диктаторов в том, что теперь фактически разрушается один из барьеров, один из элементов их линии обороны перед собственными народами. Теряет своё значение «прокладка» в виде ничего не решающих людей, на которых, тем не менее, можно свалить все провалы политики центра на местах. Известный феномен: «Это только у нас тут в селе всё плохо, а везде хорошо, просто у нас ведь начальство нерадивое, надо Лукашенке (Путину) написать» умирает: у людей больше нет ожиданий от местных представителей власти и нет к ним вопросов. Поэтому и на выборы эти они не ходят. Не ходят, между прочим, не потому, что не верят в их честность. Конечно, есть большая доля тех, кто, да, не верит. Но и не меньшая тех, кто не ходит на такие выборы просто потому, что не считает важными. На президентские выборы они ходят, хотя те – не честнее районных или сельсоветских.

Поскольку люди в этой бутафории уже разобрались, как здесь, так и на Востоке, всё ближе тот момент, когда правителям придётся отвечать перед народами пропорционально взятым на себя полномочиям. Плохая дорога в Ельском районе Гомельской области? Председатель недоглядел, али местные депутаты? Но они ставленники – ЕГО, и этот ОН, когда забирал себе все полномочия, кричал, что берёт на себя и всю ответственность. Так почему плохая дорога, батька? А председателя нашего не трожь: он не политик и не завхоз, простой мужик и водку пьёт красиво!

При таком раскладе правитель теряет важный ресурс манипулирования общественным мнением, и, значит, защиты от этого самого народного недовольства. При таком раскладе всенародное выступление против опостылевшего «царя», который умеет только назначать и красть – лишь дело времени. При таком раскладе, если уж честно и откровенно, даже и оппозиция не является главным врагом диктатуры, поскольку может она лишь ускорять процесс, а сами условия создаются отсутствием понимания между властью и людьми, то есть – самой властью.

Ну и, думаю, излишне говорить о том, как влияет обстановка в России на положение диктатора Лукашенко в Беларуси.

Любые изменения в Москве, подчёркиваю: любые – способны выбить почву из-под ног местной не самодостаточной властной системы. Исторический процесс неумолимо приближает развязку для всех пост-стветских имитационных демократий.

Человеческое и государственное 12.10.2012 1

Сегодня нас всех ждёт большой футбол. «Беларусь - Испания», больше, уже, кажется, некуда. Учитывая все победы испанцев в последнее десятилетие.

Совсем неслучайно информационные ресурсы нашей страны в последние дни немало говорили о том, что билеты на матчи Футбольного клуба «БАТЭ» раскупаются намного лучше, чем на матчи сборной. Сравнения между результатами напрашиваются сами собой. БАТЭ, с минимумом легионеров, фактически белорусским составом, умудряется побеждать европейских и мировых грандов. Национальная сборная никаких грандов побеждать не умудряется. Похоже, даже не мечтает. Болельщики, судя по тому, что не хотят покупать билеты – тоже.

Между прочим, сравнения результатов сборной и клуба, в белорусском контексте, могут быть и достаточно уместными. Феномен БАТЭ для нашей страны ещё только предстоит осознать. Но уже сейчас полезно над ним размышлять. А, чтобы это делать, не лишним будет полностью представлять себе ситуацию и корни успеха этой команды.

В 1997 году заводская команда начинала свой путь к вершинам из второй лиги чемпионата Беларуси. Это был аналог нынешней первой лиги, поскольку высшей тогда не было. Сезон БАТЭ завершил на втором месте, первым был Ф. К. «Гомель».

Никакой особенной поддержки, никаких особенных финансов, никаких особенных симпатий судей на стороне борисовского клуба тогда не было вообще. Это была просто очень молодая и очень амбициозная команда, с молодым и талантливым тренером Юрием Пунтусом и таким же молодым и талантливым, амбициозным управленцем Капским. Это сейчас Капский – человек государственного масштаба, с Лукашенко «ручкается». А тогда его всерьёз никто не воспринимал даже по сравнению с президентом Ф. К. «Гомель» С. Я. Ворончуком, который впоследствии фигурировал в целом ряде коррупционных скандалов.

Белорусским суперклубом тогда считалось минское «Динамо», которым уже тогда владел лукашенковский олигарх Юрий Чиж. А вообще футбол в стране властям бы интересен ещё менее, чем сейчас: наклёвывался бум ледовых дворцов, и, в то время, как белорусские футболисты месили грязь на оставшихся после распада СССР квази-стадионах, белорусский хоккей получал всё большую и большую государственную поддержку.

Как так получилось, что за достаточно короткий промежуток времени команда из районного центра, не имея никаких преимуществ перед другими, не имея поддержки государства, не имея денег провластного олигарха, в виде спорта, которым совершенно не интересовалась власть, смогла вырасти до нормального европейского (а, значит, и мирового) уровня, заставить весь мир говорить о себе и, без преувеличения, в отличие от хоккеистов, стать спортивным лицом нашей нации? Реальным белорусским супер-клубом?

Это очень интересный и важный вопрос, в том числе и для понимания многих сегодняшних проблем Беларуси.

Я считаю, это стало возможно, не в последнюю очередь, благодаря тому, что сама команда, её успехи, стали делом жизни для одного только талантливого человека. Капский. Я понимаю, что очень многие и в околофутбольной, и околополитической жизни по разному относятся к этой фигуре и могут не понять моих слов. Но при всех «за» и «против», тот факт, что именно этот человек является на самом деле талантливым и, главное, заинтересованным и мотивированным управленцем, всё вложившим в свою команду, оспаривать нельзя. Это сейчас он «ручкается» с Лукашенко, когда успеха достиг. А тогда он выбегал на поле поздравлять своих футболистов с успехом, с забитым голом. И то, чего достигло БАТЭ, по моему личному мнению, случилось не «благодаря» белорусскому государству, а, скорее, «вопреки». Вопреки равнодушию властей к футболу, вопреки изначальной разнице в ресурсах между БАТЭ и другими ведущими клубами. Вопреки не только государству, вопреки всему, даже – насмешливым комментариям Васи Уткина.

Успех БАТЭ всегда был делом жизни конкретного человека (людей? Да, наверное, людей, но одного человека - тоже). В это же самое время успех хоккея был делом государственной важности. Ну, примерно, как уборочные кампании. Всенародная битва с президентом во главе.  Успех футбольной сборной, это всегда тоже государственное дело. Ведь есть министерства и комитеты, которые заботятся о сборных от имени налогоплательщиков. У клубов ни министерств, ни комитетов, ни налогоплательщиков нет.

Если сравнивать с хоккеем, то БАТЭ уже давно доказало истинность западного подхода к развитию: человек может больше, чем бездушное государство. Я именно потому и взялся писать этот пост, чтобы эту мысль ещё раз повторить: человек может больше, чем бездушное государство, и именно человек, а не чиновничество и не «вертикаль» - главная движущая сила развития страны.

Если сравнивать с хоккеем, то теорема уже в очередной раз доказана.

Нет ни малейших оснований надеяться и требовать, чтобы наша футбольная сборная сегодня выиграла у Испании. Слишком велика разница.

Однако уже по самой игре мы сможем в очередной раз судить. Подарит ли государственная сборная нам такую же радость и надежду, какую дарило нам человеческое БАТЭ даже в минувших сезонах, когда не одерживало громких побед?

Вне контекста 10.10.2012 4

Сказать, что Александр Лукашенко вступил в полосу личностного кризиса, было бы неправильно. Если присмотреться, он с этой полосы и не сходил. Просто раньше это кому-то было интересно, теперь же – привычная рутина. В интервью британской газете The Independent он на 100% сыграл свою привычную роль. Заинтересованным сторонам остаётся лишь пожать плечами и вернуться к своим делам…

Не открою Америки, если скажу, что в условиях столь глухой международной изоляции, особенно же на Западном, цивилизованном направлении, даже простое интервью влиятельному изданию могло бы стать достаточно эффективным инструментом внешней политики. Это как тест на беременность: вроде и официальных заключений нет, но, в принципе, всё становится понятным. Подобные интервью, учитывая, что происходят они, в общем-то, реже, чем Новый год, вполне могут играть роль такого же теста: что может сказать Лукашенко западной публике, от дворника до президента? Происходят ли какие-то сдвиги? Есть ли смысл надеяться и думать (всего лишь думать!) о каком-то нормальном разговоре?

Нет, смысла нет, это очевидно. Что нового узнали мы, да и окружающий нас мир, из этого интервью? Мы узнали то, что далеко не ново. Во-первых, было ясно дано понять, что, если в какой-то стране (например, в Беларуси, подумали сразу мы), нет демократии, то это народ не готов. То есть, применительно всё же непосредственно к Беларуси, это означает, что мы, едва ли не последний европейский народ, который «не готов». Такие… неполноценные.

Ну и самые яркие моменты этого интервью, конечно же, связаны с отповедью Лукашенко всем странам Запада скопом насчёт дел в арабском мире. Отповеди в стиле «А я говорил, а я предупреждал, меня никто не послушался».

Вся беда внешней политики Беларуси в том, что её, как и любую другую политику нашей страны, определяет человек, для которого задача «самоутвердиться» стоит выше всех других задач, и мир, шире, чем свой собственный мирок, он, этот человек, просто не видит. Между тем, все его заявления типа «А я говорил, а я предупреждал», здравомыслящие люди могут даже не читать, и уж тем более – не осмысливать. С такими оракулами логичнее всего разговаривать по одной всего лишь линии: «Если ты такой умный, почему тогда ты такой бедный?»

Последнее интервью белорусского правителя британской газете – не более чем очередное подтверждение, что при нынешнем раскладе в белорусской власти, изменений нам не приходится ждать не только в экономике, но и внешней политике.

Между тем, именно вопрос внешней политики, внешнеполитической ориентации, наряду с экономикой, является сегодня ключевой проблемой и белорусского руководства, и страны вообще.

Для малых стран, вроде нашей, зависимых от мировых центров силы, внешнеполитическая идея часто становится системообразующей идеей государственной идеологии в нормальном смысле этого слова. Под лозунгами евроинтеграции происходили перемены в Сербии. Евроатлантическая интеграция является крайне актуальным вопросом повестки дня в Грузии. В Украине внутриполитический раздел на «Запад» и «Восток» является отражением внешнеполитической ориентации населения на этих территориях. Менее яркие, но не менее говорящие примеры можно найти во всех странах-соседях, с разной степенью интенсивности проходящих свой переходный период от социалистического лагеря к современным формам государственного строительства.

У нас в этом месте, на уровне государственной политики – полнейший вакуум. У нас «свой, уникальный путь» и «настояшчая независимость», которые, фактически, означают, полное отсутствие долгосрочных приоритетов, зависимость от коньюктуры и настроений «нацлидера», а также от того, с какой ноги встал Путин. Так называемые «геополитические качели», в долгосрочной перспективе, даже более опасны для Беларуси, чем безграмотная экономическая политика, поскольку именно эти «качели» не дают нашей стране возможности полноценно определиться с, собственно, экономической стратегией государства: либо стать постоянным и надёжным сателлитом России на нефтяной ренте (с фактической утратой суверенитета), либо модернизироваться в сторону нормального, европейского государства с перспективой (пусть и неблизкой), присоединения к ЕС.

Между тем, тут обнаруживается очень слабое место белорусской власти. Этот внешнеполитический вакуум, неспособность дать чёткие ответы на прямые вопросы, в конечном счёте очень сильно отдаляет режим не только от тех современных и динамичных белорусов, которые хотят жить «в Европе», или, в крайнем случае, «как в Европе», но и от традиционных сторонников режима – поклонников идеи интеграции с Россией.

Сегодня в Беларуси борются два вектора, два типа предпочтений общества. Один из них – пророссийскость. И она, надо сказать, всё менее устойчива, как идея, в Беларуси. Например, в Мозыре или Новополоцке – все пророссийские. Потому что там НПЗ, там всё богатство завязано на том, чтобы с Востока шёл бесконечный поток дешёвой нефти. За российский вектор все сотрудники предприятий, ориентированных на российский рынок, а также не эволюционировавшие «совки», тоскующие по «великой стране» с «сильной рукой» во главе.

Устойчивость этой группы уменьшается, а её монолитность подвергается всё более сильной коррозии, поскольку в информационную эпоху, благодаря новым знаниям и пониманиям основных процессов, всё больше людей осознают, что подобная ориентация – гибельна, и российские деньги всё равно закончатся: либо закончатся сами по себе, либо просто закончатся для нас плохо – вхождением в РФ, чего простые белорусы уже давно не желают. 3 – 5 млрд. долларов российских дотаций «на поддержание штанов», это действительно смешно по сравнению с европейской перспективой, где ЕС может вообще взять на себя большинство хлопот по модернизации белорусской экономики с последующим превращением её в современную и конкурентоспособную. Пример соседней Польши рядом, перед глазами, а, ведь, в 1991 году оба народа начинали с одних и тех же позиций. Все любят ездить в Польшу: на шопинг, или пивка попить, но ведь, очевидно, что даже имея $500 средней зарплаты за счёт российской ренты, ездить в Польшу – менее удобно, чем жить, как в Польше.

Поэтому и сомнений в пророссийской части всё больше, поэтому и тает она буквально на глазах, с категорического большинства ещё в 90-х, до, в лучшем случае – половины, на данном этапе. В дальнейшем процесс будет только ускоряться. Слишком непривлекательная сейчас Россия и слишком мало она может предложить. Пару миллиардиков, которые потом всё равно отберёт – ничто по сравнению с модернизацией и вхождением в европейскую экономику.

С другой стороны – европейский вектор. Белорусы получают больше всех в мире шенгенских виз, едут в Европу учиться и работать, покупают недвижимость в Литве, и делают «евроремонты», а не «ру-ремонты». Полмиллиона взрослого населения, которые не пожалели времени и сил ради того, чтобы иметь возможность попадать в ЕС – это много. Это очень много. Их количество, без сомнения, будет только увеличиваться. И сторонники Евроинтеграции имеют куда более широкие виды на жизнь, нежели сторонники восточного вектора. Можно не сомневаться, что уже в среднесрочной перспективе, идея модернизации и европеизации окончательно возьмёт верх в общественных предпочтениях.

В этом случае белорусская власть просто останется не у дел. В то время, как подавляющее большинство белорусов, всё больше будет  приходить к выводам, что «жить как в Польше» - лучше и удобнее, чем каждые выходные выстаивать очереди на  границе ради шопинга в Польше, А. Лукашенко будет продолжать поучать «западников» в стиле: «А я говорил, а я предупреждал». Родится уникальная внутриполитическая ситуация, когда идея экономической модернизации, в сочетании с окончательным геополитическим выбором, просто не оставит места Лукашенко и его элитам в новом раскладе в белорусском обществе.

И новая власть в Беларуси должна будет быть именно такой: способной последовательно идти по пути «в Европу» и организовать модернизацию белорусской экономики. Станет ли такой властью кто-то из нынешней оппозиции, либо для этого пригодятся выпускники ЕГУ, или вдруг в самой Беларуси, из недр нового общества, вынырнут самородки-управленцы, время покажет.

Но других альтернатив уже не просматривается…

Простые и сложные решения очевидных проблем 20.09.2012 19

Беглый просмотр главной страницы «БелПартизана» открыл мне глаза на состояние дел в белорусской оппозиции.
Я выяснил для себя, что в оппозиции у нас есть «предатели», «соучастники», «дуры», «не мужчины» ну и т. д. и т. п. А я ведь открывал только материалы, располагающиеся на главной странице… А если покопаться?
И это ведь такой наборчик у нас только из людей, представленных в СМИ, людей публичных, значит, с разной степенью тяжести – лидеров. А если покопаться?..
Я задаю себе вопрос: а есть ли смысл обижаться на Лукашенко, когда он сыплет в адрес оппозиции оскорблениями с телеэкрана, если оппозиция сама на себя сыплет ничуть не хуже?
И ещё я задаю себе вопрос: можно ли ждать, что к оппозиции повернутся лицом избиратели, если оппозиция сама поворачивается друг к другу исключительно тем местом, в которое потом нацелен поджопник?
Может, и вправду, лучше бы борщ варили? Честно, борщ – позитивнее поджопника… Или нет?
Сегодня в Беларуси рейтинг власти менее 30%, рейтинг оппозиции – такой же, а между ними – больше половины населения, которое не верит ни тем, ни другим и воспринимает жизнь (status quo) такой, какова она есть. Это значит, что ситуация «по умолчанию» сохранится и дальше. Ситуация «по умолчанию» выгодна сами знаете кому.
Что делать?
Массовое сознание не разбирается в деталях. Массовое сознание создаёт для себя типичные виды определённых групп и деятелей, которые становятся стереотипами и действуют на уровне рефлекса.
Сегодня у массового сознания есть типичный вид - «власть». Его основными характеристиками являются: занимается разборками на внешнем фронте и дерибанит нефтяные или растворительные деньги.
И у массового сознания сегодня есть ещё один типичный вид – «оппозиция». Его основные характеристики состоят в следующем: занимается разборками между собой и дерибанит иностранные гранты.
И у обоих видов есть одна общая черта: обоим плевать на народ. Поэтому народу наплевать на обоих. И на власть, и на оппозицию.
В этом раскладе позиции власти выгоднее и предпочтительнее: когда всем на всё плевать, сохраняется status quo. Оппозиция, если хочет что-то изменить, чего-то добиться, должна ситуацию менять.
Массовое сознание, раз создав для себя «типичный вид», не может отказываться от него быстро, оно – инертно, и этому типичному виду обеспечены долгие годы проживания в среднестатистических мозгах.
Но наука доказала: массовое сознание всегда готово создать рядом с «типичным видом» «нетипичный подвид» той или иной группы. Которому оно охотно верит, потому что этот «подвид» становится исключением из правил.
Если верить социологии, то белорусы сегодня не хотят революций, а хотят перемен. Притом, в первую очередь – экономических. Там под 80% таких желающих. В этом их интерес.
Чтобы нарушить status quo, оппозиции нужно сделать несколько очень простых и очень сложных шагов одновременно: создать «подвид», который разрушит те негативные характеристики «вида», о которых сказано выше. То есть, не будет заниматься внутренними разборками и будет говорить исключительно с народом. Говорить об экономике и переменах. Как руководитель избирательного штаба одного из кандидатов в президенты США в прошлом веке, который, чтобы не забываться, наклеил у себя над столом напоминание: «Это экономика, придурок!». И всегда ему следовал.
Если он будет так делать, вопрос грантов отойдёт на тридцать третий план. Тогда большинство, которое сегодня сохраняет не устраивающий нас status quo своей пассивностью, поверит «подвиду» и захочет перемен. Ну, а если режим окажется не в состоянии, или просто не захочет, пойти этим путём, тогда уже организованное большинство найдет, как решить этот вопрос в свою пользу. Всегда находило, всю историю человечества, и, хочется верить, что белорусы – не самый безнадёжный народ. В конце концов, у нас же была когда-то героическая история…
Видите, как всё, оказывается, просто? Даже не надо выяснять, что лучше: «бойкот» или «участие»?
Наоборот, выгоднее этого просто не делать. Выгоднее обратиться не к себе подобным, а к простым людям, и сказать: «Я, такой-то такой-то, бойкотирую «выборы» потому, что этот режим довёл экономику до кризиса и не способен из него выбраться. Надо делать так-то и так-то, тогда будет толк. Но власть так делать не будет, поэтому мы бойкотируем».
Или так: «Я, такой-то такой-то, участвую в «выборах», чтобы по телевизору сказать вам такую вещь. Мы живём крайне хреново, хуже всех вообще, экономика в стагнации, и режим не в состоянии ситуацию исправить. А мы в состоянии, мы предлагаем то-то и то-то, тогда будет толк».
Просто ведь, правда? Перестать заниматься разборками и поговорить с людьми о том, что ИМ интересно. Всего-то.
Все лидеры оппозиции, без сомнения, читали Карнеги, который советует: «Если хотите расположить к себе собеседника, говорите с ним о том, что ЕМУ интересно». Но почему-то все лидеры оппозиции отказываются от этого простого правила в общении с избирателем. И потом надеются, что их «бойкот»  или «участие» смогут что-то изменить без поддержки населения. Которому они неинтересны.
ОК, разобрались. В теории всё просто.
А сложно – на практике. Здесь у нас стоит, устойчиво, как Эверест, несколько глобальных вопросов: «Кто сотрудничает с режимом?», «Кто предатель?», «Кто соучастник?», «Кто дурра?», «Где деньги?» и т. д. и т. п.
Хотя в теории, где всё просто, таких вопросов стоять просто не должно, их там нет, не существует.
В теории, где всё просто, первым должен стать вопрос: «Мы хотим изменить status quo? Если хотим, почему тогда мы занимаемся хернёй?»
Место – свободно. Место – вакантно. Это место нетипичного «подвида», который сможет теорию сделать практикой. И разрушить status quo.
 Есть желающие среди «дур», «предателей», «соучастников» и «не мужчин» его занять?

Синдром квартиранта 30.08.2012 8

Огромное число белорусов, с разными целями, но успели побывать в городе Вильнюсе, который находится всего-то в 170 км. от Минска.

У разных людей это бывает по-разному, но мне ни разу не приходилось бывать в нашей исторической столице с целями шопинга – всегда это что-то другое. И, нередко, со мной бывают люди, которых тоже шопинг интересует не в первую очередь.

Прогуливаясь с подобным человеком, который попал в Вильнюс впервые, иногда приходится слышать: «Ну вот мы же жили в одной стране, ну почему у них так получилось, а у нас – нет?»

Хороший вопрос. Ответ на который нужно искать в себе.

По последним данным НИСЭПИ, 53% готовы уехать в любой момент: жить, работать, учиться. 41% готовы и хотят уехать из страны навсегда.

В этих цифрах – ответы на все вопросы. В частности и на вопрос, почему у кого-то получилось, а у нас – нет.

У нас потому ничего не получается, что слишком много людей воспринимают свою страну не как родной дом, который надо обустраивать и от которого никуда не денешься, а как какое-то временное прибежище, как съёмную квартиру, из которой, если вдруг что не заладилось, сразу надо съезжать.

Когда народ знает свою историю, уважает и любит свою культуру, язык, ощущает себя нацией и имеет какие-то ценности помимо подержанной иномарки, у него такого выбора нет, который стоит перед 53% белорусов. Для людей в таком обществе страна – дом, а условия, если они не удовлетворяют, это – проблема, которую надо решить.

Для людей, которые ничего не знают, ничего не уважают, и вместо экскурсии «Вільня Беларуская» сразу едут в “Акрополис”, хорошо там, где лучше кормят. Такие люди, в принципе, согласны всю жизнь ничего не решать. Они понимают, что они здесь свою власть не выбирают и их голос ни на что не влияет. Но они добровольно согласны на таком же положении пребывать и в другой стране! Потому что отнюдь не каждый из них в этой другой стране получит гражданство, и уж точно, все – не сразу!

У американцев идея голосования, выборов, возведена в культ. Я там своему сыну, тогда ещё не родившемуся, купил бодик с надписью “One day I’ll vote” (Однажды я проголосую). Так вырастают граждане, которые понимают и принимают: это моя страна и я буду решать, кто здесь будет временным менеджером, моим управляющим делами.

Конечно, в США выборы есть, а в Беларуси – выборов нет. Да, это так, но ведь и в США было время, когда, например, чернокожие не имели права голоса. И сколько жертв они принесли, добиваясь этого права через акции ненасильственного сопротивления, одному Богу известно. Но они своего добились, потому что считали Америку своим домом. Имели на это право: Америка может быть домом для любого, и считать именно её – своей, может, для кого-то выгоднее и комфортнее, чем – Беларусь.

Но мы-то говорим о тех людях, которые живут здесь, а не там…

И у народа, и у человека, только тогда что-то получается, когда он готов не бежать от проблем, а решать свои проблемы своим умом и своими руками.

Беларусь – это наша страна и наш дом, а не съёмная квартира. И если мы хотим жить так, как живут наши соседи, то надо не проситься к соседям квартирантами, а браться за голову и решать, наконец-то, свои проблемы!

Единственное, но всё равно проигрышное решение для власти 22.08.2012 12

Милинкевича не зарегистрировали кандидатом в "депутаты".


Причина этого одна. Милинкевич - слишком яркая, раскрученная и позитивная фигура, чтобы не одержать электоральной победы над безликим выдвиженцем от власти.


И, одновременно, Милинкевич - слишком разумный и сильный политик, чтобы власть могла пойти на риск его присутствия в "палатке".


Режим принял единственно верное для себя решение, и оно по всем компонентам - проигрышное.


На сегодняшний день это - главная сенсация и главный скандал предвыборной кампании, главное свидетельство слабости властей и главный её позор.


Уже ради этого надо было пробовать.

Консенсусные решения 21.08.2012 3

Иногда белорусское информационное поле взрывается такими новостями, что диву даёшься.

Я прошлой осенью несколько недель, по культурному, так сказать, обмену, был в США. Так вот, находясь там, среди кипящей активной, полной здравого смысла и здорового прагматизма жизни, читать наши новости было иногда до смешного… любопытно!

Как раз на этот период пришёлся момент, как сейчас помню, когда Лукашенко на полном серьёзе раздавал здесь звания генерал-губернаторов. Я ещё тогда подумал: когда живёшь среди всего этого маразма, всё это кажется серьёзным и важным. Когда смотришь немного со стороны – маразм, он маразм и есть…

Некоторые события последних дней – ровно из той же оперы.

Это только в стране, где «фанерный самолёт» с «плюшевым десантом» спокойно перелетает границу через полгода после появления генерал-губернаторов (!!!) возможно назначение человека по фамилии Макей, внесённого во все возможные списки невъездных и невыездных – министром иностранных дел. И тут одно из двух: он или по скайпу будет с партнёрами общаться, или они рассчитывают, что его Европа опять въездным сделает.

Ситуация очень похожа на ситуацию с генерал-губернаторами: они тоже границы наши от «фанерных самолётов» или в компьютерных играх защищают, или надеются на то, что «Литва не пропустит». Ну а если пропустит, то «Литве мало не покажется».

Маразматически-игрушечные наши генерал-губернаторы дополнились вчера маразматически-игрушечным министром иностранных дел.

Или такая новость, пришедшая сегодня.

Белорусские леса оснастят камерами видеонаблюдения.

То есть, белорусские участки для голосования – нет, нельзя (Сколько во время президентских  таких обращения было! Я уж точно не помню, но кажется, даже «За справедливые выборы» предлагала самостоятельно поставить – не разрешили!), а леса – пожалуйста! Так? Логично…

Я считаю, всегда надо искать общественный консенсус. Я думаю, народ и власть тоже так считают.

Поэтому, коль у ЦИКа денег на камеры нет (они сами всегда именно так и говорили), у Минлезхоза – есть, а народ и общественность хотят поместить избирательные комиссии под наблюдение видеокамер, то остаётся единственный выход.

Переместить избирательные комиссии, начиная с ЦИКа, в модернизированный и оснащённый видеокамерами лес.

Ну а что? Слаженная работа всех государственных органов и ведомств, как говорит нами-навсегда-всенародно-избранный, это залог успеха в любом деле государственной важности.

А мы, народ, будем за ними наблюдать…

Мусорок и Змагарок: товарищи по несчастью 07.08.2012 3

Сразу у нескольких, известных мне либо напрямую (знакомых), либо опосредованно (через знакомых) сотрудников правоохранительных органов есть одна и та же, сильно портящая им настроение, проблема.
Помним ведь, как весной будоражила независимые и оппозиционные СМИ новость о том, что в МВД вышло внутреннее распоряжение об ограничении права на выезд без соответствующей санкции для сотрудников, занимающих более или менее высокие должности?
Один известный мне правоохранитель не может спокойно выехать в отпуск на море.
У второго ситуация ещё смешнее: ему запрещают покидать город даже на выходные, не то, что в отпуск.
Третий вынужден писать жене списки вещей, которые бы он хотел купить, когда та отправляется в сопредельную страну на шопинг. Сам он – невыездной.
В этой ситуации интересно то, что все они, в принципе, время от времени запреты обходят.
И все до одного прибегают в этом случае к одному методу: чтобы контролирующие коллеги их не засекли передвигающимися в сторону виртуальной государственной границы с Россией (а все они выезжают через неё), «менты» вынивают из телефонов симки и батарейки.
Беларусь – страна парадоксов.
Для того, чтобы просто жить, и оппоненты режима, и его защитники, вынуждены прибегать к одним и тем же методам.
Ибо оппозиционные активисты также, перед каждым крупным событием либо акцией, чтобы избежать превентивного ареста, вынуждены «шифроваться», вынимая симки и аккумуляторы из своих мобильных телефонов, чтобы скрыть от спецслужб место своего нахождения.
Да, в этом вопросе, «оппы» и «менты»  в сегодняшней, лукашенковско-параноидальной Беларуси – товарищи по несчастью.
Разница только в том, что первые что-то делают для того, чтобы ситуацию изменить. В том числе и для того, чтобы этим же «ментам» жилось спокойнее и свободнее. А вторые – им изо всех сил мешают.
Остаются надеяться, что где-то ещё остаются не «мусора», а именно что «честные менты», которые просто ждут своего часа. Для того, чтобы избавиться от маразма.

Успешно перенятый опыт… 17.07.2012 6

Фотограф Антон Суряпин уже четвёртые сутки находится в СИЗО КГБ. То, что на его сайте появились фотографии сброшенных на Минск коварными шведами плюшевых мишек, следствие называет соучастием в незаконном пересечении группой лиц государственной границы.

Как сегодня стало известно, уже 11-е сутки в том же СИЗО находится ещё один «стрелочник»: некто Башамиров Сергей, который в Минске занимался тем, что сдавал квартиры «на сутки». Предположительно, в его коммерческом жилье останавливались шведы, наведывая белорусскую столицу в процессе подготовки своего полёта.

Здравомыслящие люди скажут: абсурд! Эти люди ни к чему не причастны и это слишком очевидно, чтобы их сажать! К тому же, Минобороны до сих пор отрицает сам факт пересечения шведским самолётом границы РБ – где же тут логика?

Между тем, как это ни прискорбно, но своя логика у властей есть.

Сами шведы, сразу после полёта, заявили, что не входили в контакт ни с кем из белорусских граждан, поскольку отлично понимали, чем это может им грозить.

Я думаю, если бы шведы этого не сказали, и Суряпин, и Башамиров сейчас были бы на свободе. Но, сказав это, они, перед диктаторскими карателями, обнажили своё слабое место.

«Слабое место» цивилизованных людей перед варварами состоит в том, что цивилизованные люди действительно уважают других людей и всегда стараются им не навредить.

Арестовывая ни в чём не повинных белорусских граждан, КГБ и другие причастные силовые ведомства не расследуют и не раскрывают дела. Они, тем самым, выбивают почву из-под ног у самих шведов. Это – не месть белорусам, не «истерика». Это – месть шведам. В таком примерно стиле: «Ах, вы переживаете за простых белорусов?! Ну так, получайте! Заодно, в будущем, будете знать, что сюда лезть не стоит: кого-нибудь всё равно посадим».

Можно было бы ещё предполагать, что этими арестами власть запугивает (в который уже раз!) белорусское общество с посылом, мол, обходите иностранцев стороной… Но только я думаю, что это не тот случай. Запугивания здесь бессмысленны. Ни один коммерсант, делающий деньги на сдаче арендного жилья, всё равно от клиентов-иностранцев в результате таких действий властей не отказался бы.

Поэтому в данном случае активность спецслужб по наказанию невиновных стоит рассматривать исключительно как попытка влияния на самих иностранцев и удар по их «больному» месту: чрезмерному гуманизму и озабоченности правами человека.

Белорусские власти, к сожалению, очень успешно перенимают в своей «работе с людьми» самый поганый мировой опыт.

Политические активисты превращаются в политических заключённых и сегодня это уже синоним термина «политический заложник». Их специально набирают по каждому поводу, чтобы потом торговать и получать «выкупы»: преференции, кредиты и уступки.

Это – из арсенала террористов.

То, что делается сейчас с Суряпиным и Башамировым, это уже из арсенала фашистов. Тем тоже ничего не стоило сжечь целую деревню только за то, что где-то рядом проходили партизаны. И, боже упаси, это вполне могло не быть акцией против жителей деревни! Как говорится, ничего личного! Это был просто намёк партизанам… Психологическое давление.

Для террористов, фашистов и лукашистов люди – это просто расходный материал.

Потому что «не всё только самое плохое было связано в Германии с небезызвестным Адольфом Гитлером».

Завтра и послезавтра 09.07.2012 39

Умный человек сегодня делает то, что он придумал позавчера…
А завтра будет делать то, что придумал вчера. А послезавтра – то, что придумал сегодня.
Если упрощённо, именно такой образ действий можно считать планированием и управлением. В среднесрочной, долгосрочной и любой иной перспективах. Без этого – никак. Действуя ситуативно, всегда оказываешься в роли догоняющего, и чаще всего – проигравшего.
Есть ли у белорусской оппозиции общий долгосрочный или, хотя бы, среднесрочный план – вопрос риторический. Ну, долгосрочный наверное есть, и звучать он может так: добиться ухода Лукашенко. Что для этого делать и как – вопрос открытый. Одновременно, открытым остаётся вопрос, почему так происходит: от большого ли ума, от его ли отсутствия, от безответственности или просто – «оно само как-то так вышло»…
Но есть одна вещь, которая, на мой взгляд, даже не нуждается в обсуждении, и которая всеми называется аксиомой. Состоит она в том, что сегодня (и завтра, и послезавтра, и после-послезавтра, если уж мы умные люди, давайте мыслить такими категориями), демократическая оппозиция и гражданское общество смогут что-либо изменить в стране в свою пользу только при наличии единства. По отдельности ни одна структура ничего не сможет. Ну, если не произойдёт никакого чуда.
Уже Виктор Ивашкевич произнёс в интервью для СМИ чётко и внятно: на предстоящую кампанию все политические и общественные субъекты со своей тактикой определились. Те, кто за бойкот – будут заниматься бойкотом. Те, кто за полноценное участие, будут полноценно участвовать. Те, кто за выдвижение неких спикеров, будут выдвигать неких спикеров. Никого никто уже ни в чём не переубедит, каждый свою нишу занял.
Редко можно согласиться с В. Ивашкевичем, но здесь, похоже, как раз такой редкий случай. Это – данность, и, как показывает практика, никуда от этого не уйдёшь. Все заинтересованные стороны уже начали выполнять свои сценарии, не принимая в расчёт мнения других и уже не особо надеясь кого-то в чём-то убедить или переубедить.
Ок, но, если мы с вами умные люди, то у меня тогда такой вопрос: что мы с вами будем делать завтра и послезавтра для того, чтобы всё-таки переломить все эти явно плохие для нас тенденции и добиться позитивных перемен в стране?
Могу сказать, как мне это видится.
Завтра и послезавтра мы должны делать две вещи.
Вещь первая: работать с населением, притягивая его на свою сторону и, насколько это только возможно, убеждая занять более активную позицию и выйти из тени. В борьбе за будущее наших детей, в конце концов. Простите за пафос…
А чтобы эта первая во всех отношениях вещь у нас действительно получалась, нужно сначала (парадокс!) добиться второй вещи: нужно добиться единства.
Без единства среднестатистический человек ничего из того, что мы ему говорим, не понимает.
Кроме того, без единства нередко так бывает, что и сами демократические силы больше своих демократических сил тратят на внутреннюю полемику, чем на работу с людьми.
Но тут я вспоминаю одну очень печальную закономерность.
Очень часто (если не всегда) среди причин разлада и невозможности сотрудничества белорусских демократов, называются а) амбиции; б) личностные конфликты.
Есть и другие причины, но, положа руку на сердце, чаще всего именно взаимное недоверие и неприятие приводят к срыву большинства переговоров. Слишком много накопилось, так сказать…
Таким образом, я могу ответить на вопрос «чем мы будем заниматься завтра и послезавтра». Завтра и послезавтра мы будем продолжать выяснять отношения.
Сегодня, как верно заметил Ивашкевич, все свои ниши заняли и никого переубедить невозможно. И это – данность.
Однако завтра мы могли бы сидеть за столом переговоров и делать работу над ошибками. А послезавтра вместе идти к людям. Но этого не будет.
Тот, кто сегодня обзывает оппонентов агентами режима, спецслужб, оскорбляет их и публично поливает грязью, волей-неволей делает всё, чтобы завтра грызня продолжалась. Чтобы негатив накапливался ещё и ещё. Ну и чтобы у самих было моральное право на объединение ради общих целей не идти. «Как это я сегодня буду сидеть с ними за круглым столом, когда я ещё вчера открыто говорил об их сотрудничестве с режимом?» - отмазка «железная», которую и однопартийцы поймут и, озабоченные имиджем партии как последовательной политической силы, примут.
Когда такую мину под наши будущие действия закладывает какой-нибудь Суздальцев, я это хорошо понимаю. Суздальцев пишет под диктовку Кремля, а Россия никогда не была заинтересована в силе местной демократической и (Боже упаси!) национальной оппозиции.
Когда это делают местные «политические и общественные лидеры» - я этого не понимаю. Потому что это либо идиотизм (сжигание мостов, перекрывающее нам путь к консолидации и успешному противостоянию диктатуре), либо намеренная провокация.
Уважаемые сторонники демократических перемен.
Что Вы хотите делать завтра и послезавтра?
Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 ... 7 След.
Читать другие новости