Законодательно подтверждённые полномочия фальсификаторов 05.07.2012

Сегодняшние пассажи госпожи Ермошиной поражают цинизмом: как надо не уважать свой народ, чтобы рассчитывать, что он «схавает» подобную чушь?

Судите сами.
Лидия Ермошина сегодня заявила, что при формировании окружных избирательных комиссий никаких указаний сверху местные власти не получают. Мол, единственным указанием является соблюдение закона. Это, я так чувствую, надо понимать, как заверение в том, что закон у нас – действительно демократический, и его соблюдение местными властями, коего требует и ожидает Ермошина, есть  гарантией демократичности «выборов».

Белорусский режим – режим парадоксов. Его официальные представители имеют полную возможность врать… говоря при этом правду!
Правда заключается в том, что, действительно, центр действительно вполне может себе позволить не давать никаких прямых указаний на сей счёт местным властям. И, возможно, даже и не даёт.

Ещё одна правда заключается в том, что местные органы власти, при формировании окружных комиссий, как и всех остальных, безусловно, не отходят от буквы действующего «закона» - в этом просто нет нужды.

Враньё белорусских властей лежит на ином уровне.

Они врут изначально, когда говорят о том, что «выборы» в Беларуси – честные и справедливые.
Потому что те самые местные власти, которые назначают членов избиркомов, в свою очередь, назначаются напрямую Лукашенко из Минска. Ну и скажите, разве есть после этого нужда их о чём-то просить? Коню понятно, что а) Лукашенко для назначения выберет тех людей, которые понимают его без слов; б) Эти люди, при своём понимании, всё сделают как ЕМУ надо и без просьб и указаний.
Это что касается линии «центр - регионы» и того, что никто никуда ничего не указывает. Конечно, не указывает! Кто б сомневался!
Второй момент состоит в том, что местные власти, при формировании комиссий, всё делают «по закону».
Собственно говоря, и в этом никто не сомневается! Потому что закон разрешает им формировать комиссии фактически произвольно, по собственному усмотрению, и никаких гарантий соблюдения баланса общественных интересов там нет, в этом «законе».
Лидия Ермошина, в принципе, всё верно говорит, и в частности, получается, не врёт.

Проблема белорусской избирательной системы в том, что она выстроена таким образом, что все полномочия и возможности для фальсификаций закреплены в ней законодательно. И, значит, враньё находится на самом первом уровне: том самом, на котором утверждается, что «выборы» у нас проходят «демократически».

Шиворот-навыворот 30.05.2012 129

После бурного обсуждения инициатив полковника Бородоча белорусский демократический сектор начал понемногу приходить в себя и возвращаться к делам насущным. То есть, снова обсуждать надо ли принимать участие в парламентских выборах, или их надо бы, всё же, бойкотировать.

Между тем, если вдуматься в суть вопроса, то невольно вспоминается пошловатая поговорка: «Не ту страну назвали Гондурасом». Вспоминается с желанием перефразировать, примерно так: «Не туда слово «бойкот» прикладывается».

Какие аргументы приводятся в пользу бойкотирования парламентской кампании?

1)       - Мол, надоело быть «мальчиками для битья», всё равно итоги заранее известны, так и нечего играть по правилам диктатора;

2)       - Мол, участие оппозиции в «выборах» добавит режиму легитимности или вообще – легитимизирует парламент;

3)       - Мол, участие оппозиции в «выборах» позволит диктатуре изобразить наличие демократии в стране и под эту дудку вновь провести недалёких «западников» и выманить у них кредиты.

Ну, наверное, есть аргументы и помельче, но все не упомнишь.

Хотя, с точки зрения здравого смысла, вся эта аргументация как раз именно здравого смысла и лишена.

Первое и главное: все эти разговоры про «мальчиков для битья» что-то значили бы, если бы парламентская кампания имела бы хотя бы какое-то реальное политическое значение. На деле же избиратель забывает о ней сразу после того, как поставил галочку в бюллетене для голосования на участке, куда его загнали насильно. Уже через пять минут он не помнит, за кого голосовал, через 2 минуты он не помнит, из кого выбирал, а на завтра он не знает, кто на округе победил. С точки зрения имиджа и политического веса в обществе кампания парламентских «выборов» не имеет ровным счётом никакого смысла.

И – далее: участие, как и неучастие оппозиции в «выборах» ни коим образом не повлияет на легитимизацию парламента. В предыдущих кампаниях 2004 и 2008 годов оппозиция участвовала и участвовала довольно активно, но парламент никто не признал. «Андроидам» весьма прозрачно указали на их место, когда не взяли без демократов в «ЕвроНест». Ничего не изменится и в этот раз. Вопрос легитимности или нелегитимности такого, не побоюсь этого слова, органа, как «палатка», это даже не предмет торга для серьёзных людей. По той простой причине, что орган этот у нас ничего ровным счётом не решает. Поэтому серьёзным людям в таких непринципиальных вопросах проще и полезнее всего поступать по правилам. А правила в данном случае прописаны в стандартах по проведению выборов ОБСЕ, в которые белорусской системе, во главе с Ермошиной, вписаться, пожалуй, тяжелее, чем богатому попасть в царствие небесное.

Соответственно, с учётом всего вышесказанного, получается, что формат участия оппозиции в кампании парламентских «выборов» совершенно неважен.  Совершенно, значит, - абсолютно. Ни общественной легитимности, ни внешней легитимности у режима от этого ни убавится, ни прибавится.

Я могу, конечно, сказать, что парламентскую кампанию можно использовать для информационной работы и т. д. Но, если честно, не хочу провоцировать троллей. Да и, в конце концов, тезис о том, что заниматься информированием и без «выборов», тоже ещё никто не опроверг.

А теперь – самое интересное. И важное, пожалуй.

Дело в том, что все те факторы, которые совершенно не играют никакой роли на «выборах» парламентских, смотрятся совсем по иному, если спроецировать ситуацию на выборы президентские.

На президентских народ голосует вполне осознанно. Люди там выбирают кандидатов, слушают выступления… Ходят даже, чаще всего, сами. Кандидатов потом помнят. Это что касается общественной легитимности и «мальчиков для битья». И, когда Ермошина озвучивает заготовленные заранее оглушающие цифры, это и есть как раз то самое «битьё», когда придуманное в администрации и озвученное ею имеет значение. Ибо как раз в этом случае оппозиция реально теряет в имидже. Большинство ведь рассуждает как? «Ну, можно подтасовать на 10%, но не на 70% же». Большинство ведь не знает ещё, что в Беларуси никто ничего не подтасовывает, потому что никто ничего не считает…

Так, из кампании в кампанию, формируется тот самый имидж неудачников, который уже сейчас крепко мешает демократической оппозиции, а в будущем вообще может стать фатальным. По крайней мере, для политических сил нынешней формации.

Что касается легитимности внешней, то её, конечно, у ТНП не больше, чем у его «палатки», только то всё в теории. А практике же с ним всё же все имеют дело: подписывают договоренности, вручают верительные грамоты… Так происходит оттого, что внешние партнёры уверены, что Лукашенко – действительно избран большинством, хотя  и с нарушениями, конечно. Но вот Путин тоже избран с нарушениями, но – тоже большинством. Его признают… без громких нареканий. Лукашенко президент не России. Поэтому на него можно публично и поругаться, можно невъездным сделать, но де-факто всё равно приходится признавать.

Я не говорю, что одна кампания может это положение дел нарушить. Но это как раз тот самый случай, когда с искры начинается пламя. И первый сигнал о том, что он объявил себя победителем сам, без конкурентов, может быть сигналом и для Запада, и для белорусского народа. Сигналом, с которого могут начаться реальные процессы.

Что  мы имеем?

Мы видим, что парламентская «кампания» не играет никакой роли, но – продолжаем ломать об неё копья.

А ещё мы имеем то, что все мы уже знаем, чем обычно кончаются президентские выборы (посадками в тюрьму), выборы, которые имеют значение. Имеем горький опыт похода на эту кампанию совершенно без подготовки и без единого намёка на общность действий.

Между тем, мы продолжаем ругаться из-за бойкота или небойкота парламентских «выборов», хотя это не имеет никакого значения.

И, как обычно, откладываем на последний день действительно судьбоносные вопросы.

Всё – шиворот-навыворот.

***
PS Чтобы меня не обвинили разные неразумные люди в том, что я пытаюсь заболтать действительно важный на сегодня вопрос парламентской кампании и перенести внимание общественности на дела далёкого будущего, скажу следующее.

Я лично, в свете всего, сказанного выше, считаю, что парламентская кампания должна быть этапом в подготовке к президентской кампании. Это значит, что я поддерживаю тех, кто будет в ней участвовать, и участвовать до конца. Потому что на президентской кампании нужны будут люди – «ноги», информационные ресурсы, какая-то известность на местах, подготовленные наблюдатели и т. д. В форме «бойкота», пусть даже – «активного» (ничего глупее этой приставки представить себе не могу, ибо бойкот он априори, если бойкот – то активный), ничего этого не подготовишь. В лучшем случае – раскидают листовки и разлепят наклейки.

Серьёзных локальных структур через такую «работу» не создашь. Но и президентскую кампанию без таких структур – не проведёшь… Поэтому сторонникам бойкота надо было бы, считаю, вспомнить, что в шахматах гамбит – это когда жертвуется пешка ради более выигрышной для атаки позиции. Жертва бойкотом на парламентских ради сильной президентской – было бы хорошим ходом.

"Убедительный" аргумент 25.05.2012 6

В Гомельской области задержан человек в маске, на которой были надписи арабской вязью. Парень этот, как сообщают СМИ, имел при себе взрывчатки на 5 кг. тротила в эквиваленте и пытался наброситься на сотрудников МВД, которые его в итоге и повязали.
5 килограммов тротила – это серьёзно. Это вам не хлопушка в гомельском алко-магазине «Вёсны». Это может так рвануть, что мало не покажется никому.
Позвольте, спрошу я, и, возможно, многие из Вас: а с какой стати человеку в маске с арабской вязью что-то пытаться тут у нас взрывать? Таскаться с сумкой, набитой тротилом, демонстративно показывая свою принадлежность к арабскому миру? Террористы-смертники, как правило, до последнего маскируют свои истинные цели, если собираются действительно добиться своих результатов, чтобы не быть обезвреженными: арестант никого взорвать не может, а, не взорвав, не становится мучеником, а становится клоуном.
Тем более, в Беларуси. В Беларуси ношение масок, закрывающих лицо, в общественном месте вообще запрещено законодательно. Соответственно, парню с 5 кг. тротила маска эта нужна была только для того, чтобы быть задержанным. Если он хотел что-то взорвать, то маска ему ни к чему – после 5 кг. тротила ему было бы совершенно не важно, опознают его, или нет. Как говорится, «Бог узнает своих».
Получается, что некий человек набил сумку до отказа динамитом, и вышел с ней на улицу, где принялся расхаживать и бросаться на сотрудников МВД с единственной целью, чтобы его арестовали? Занятно, неплохой спектакль. Только к чему бы это?..
То, что рассказывает по этому поводу КГБ, мол, человек имеет отношение к преступной группировке, которая нелегально отправляет граждан Афганистана через Беларусь в ЕС, это, простите, кажется глуповатым.
Зачем этой преступной группировке взрывать сначала магазин «Вёсны», а потом – вообще жлобинских ментов? Бизнес любит тишину. И если в случае «Вёсен» звучала версия о том, что, мол, преступники разбирались там сами с собой (не могу понять, каким образом это можно делать, подкладывая петарду под обыкновенную продавщицу «чернил»), то в сегодняшнем ЧП вообще нет логики. Ибо такое действие, если бы всё это было правдой, можно было бы расценивать только как объявление войны белорусским силовика. А чем заканчиваются войны белорусских силовиков с низовым криминалом (не тем, что сидит в правительственных креслах), всем хорошо известно.
Между тем, как-то странно совпало, что как раз сегодня широко разлетелась новость о том, что белорусские власти подали в международные донорские структуры заявок на гранты более чем на $100 млн. И все заявки – для силовых служб.
Есть среди них, между прочим, и заявочки от КГБ, где, помимо иного, обозначена нужда в западном финансировании борьбы этой спецслужбы с терроризмом.
Да, с тем самым терроризмом, природа которого в Беларуси так до сих пор никому и не ясна. Во всём мире к таким грязным методам борьбы прибегают исламские фундаменталисты, воббщие против Запада и его ценностей. Но нынешняя Беларусь если и есть чего-нибудь форпостом, то как раз такой войны. Можно даже вспомнить скандал, который произошёл несколько лет назад, когда европейские газеты публиковали и перепубликовывали карикатуры на пророка Мухамеда, арабский мир возмущался, и только в Беларуси додумались посадить в тюрьму журналиста (главного редактора газеты) за перепост статьи! Не за создание – за перепост!
И вот, оказывается, что в нашей тихой стране, которая дружит с арабами до того, что сажает им в угоду ни за что, ни про что, своих граждан в тюрьму, орудуют парни с арабской вязью и 5 кг. тротила в сумке.
И всё это происходит аккурат тогда, ровненько в тот момент, когда Беларусь запрашивает у Запада деньги, и немалые (несчастная белорусская оппозиция не может отмыться от обвинений в том, что «освоила» $120 млн. американской помощи за 10 лет!) на борьбу с терроризмом!
Ну что ж, наличие такого парня – убедительный аргументик к грантовым заявкам. Без него они бы смотрелись несолидно. А так – вполне себе…

Примем к сведению 22.05.2012 5

Никакого разумного, здравого объяснения действиям властей в случившемся сегодня процессе «Цыблиенко - Ивашкевич» нет.
Ну, присудили Ивашкевичу выплатить рабочей «активистке» 500 тыс. рублей. Выплатит. Столько же давали всем бюджетникам по осени «на овощи» из госказны. Купит себе Цыблиенко ещё раз овощей. Европейские же политики как решали сами, без Ивашкевича, свои вопросы, так и дальше будут решать. Ивашкевич как хотел санкций, так и дальше будет хотеть. Те из рабочих, кто верил власти, будут и дальше верить. Те, кто прозрел, дальше будут не верить.
Жизнь потечёт своим чередом и дальше.
Единственное возможное последствие, на которое, может быть, рассчитывали в перспективе власти, так это то, что, может быть, теперь каждый рабочий, который захочет купить себе дополнительную порцию овощей, будет подавать иски к Ивашкевичу, а потом, глядишь, и к Уссу? Так сказать, проявится настоящая гражданская активность? Тоже вряд ли… В нашей стране такие вещи по своей инициативе не делаются. А, буде какому-нибудь работяге и пришло бы в голову начать собственный бизнес такого рода, первое, что он должен был бы для этого сделать – начать внимательнейшим образом штудировать оппозиционные сайты на предмет подходящих высказываний. Но неизвестно, к чему это приведёт: к новым искам или к тому, что рабочий, поштудировав, поймёт, что овощи того не стоят, чтобы становиться вселенским посмешищем. А, может, ещё и похуже чего поймёт… Для властей – похуже.
То, что говорят, дескать, создан прецедент и теперь власть имеет новое оружие против оппозиционеров, так это, пардон, чушь собачья. У нас тут не Англия. Понадобилось – осудили Ивашкевича безо всяких прецедентов. И, если уж говорить о прецедентах, то, пожалуй, теперь каждый представитель бизнеса, крупного или мелкого, может смело подавать в суд на Лукашенко всякий раз после того, как тот публично пообещает у кого-то что-то забрать и с кем-то разобраться. Делает он это регулярно, и представители бизнеса после этого действительно, вполне реально, не в пример Цыблиенко, «не могут спокойно работать и подскакивает давление».
Нет смысла у этой акции и с точки зрения пропаганды. Ещё пару месяцев назад комментаторы активно указывали на то, что власть педалирует тему санкций с тем, чтобы свалить на неё экономические трудности. Однако ситуация сейчас несколько изменилась. Сейчас власть активно пропагандирует стабилизацию и новый поход на зарплату в $500. Причём тут трудности и санкции?
Одним словом – сплошные загадки. Загадки, на которые нет ответов. Ни секунды не сомневаюсь в том, что всё, написанное мною выше, отлично понимают и сами власти. Понимают настолько, что, будь сие судебное действо частной инициативой собственно Цыблиенко, и, коли не было бы здесь какого-то политического подтекста, боюсь, судья не стал бы на её, Цыблиенко, сторону.
Но, коль уж решение вынесено в её пользу, значит, в таком исходе было заинтересовано высшее руководство.
Никаких ощутимых последствий, кроме информационного шума, событие не вызвало и не вызовет. Так на что направлен этот информационный шум?
Отвлечь внимание общественности от важных и существенных тем и переключить его на проблему, только ради этого и созданную?
Сместить акценты общественного внимания с одних персон на другие?
А, может, показать Евросоюзу, что, в ответ на незначительные санкции оппозиционеров штрафуют, но, это значит, что в случае санкций весомых, могут и посадить?
Что бы это ни было, ясно только одно: сегодня в белорусско-европейское демократическое политическое «болото» брошен камешек, и кто-то внимательно наблюдает и рассчитывает на определённые эффекты.
Однако самый очевидный эффект сегодня один: нам в очередной раз показали, что предела моральной деградации и морального уродства у среднестатистических цыблиенок с завода – нет.
Что ж… примем к сведению.

Размен «стабильности» на «нестабильность» 27.04.2012 18

Наша страна настолько стабильна, что, если уж стабильна, то исключительно во всём.
Долгое время мы были свидетелями и участниками (кто - как) того, как власти кропотливо выстраивали имидж «стабильной» Беларуси как самого тихого и безопасного островка среди «бушующего моря».
Апофеозом этого процесса стало телеобращение Лукашенко осенью 2004 года. Да, именно тогда, когда он придумал назначить референдум по бесконечному продлению своих полномочий именно в тот момент, когда в соседней России спецназ штурмовал школу в Беслане, где боевики-террористы удерживали детей-заложников.
Выбор момента явно подчёркивал, насколько всё хорошо и мирно тут, у нас, в «Синеокой», и однозначно намекал белорусам, с кем этот мир нужно ассоциировать, кого благодарить и кого переизбирать.
Для наших людей, через земли которых с периодичностью минимум два раза на столетие прокатывались разрушительные войны, этот миф был бальзамом на душу. «Лишь бы не было войны» - известная поговорка, которую приписывают белорусам, и которой белорусов же за всетерпимость попрекают.
Надо отметить, что этот пропагандистский трюк, учитывая вполне реальную генетическую память белорусского большинства, является действительно находкой, поскольку ложится на весьма благодатную почву и позволяет эксплуататору выстроенного мифа примерять на себя ризы «отца нации», обеспечивающего «процветание». Потому что «процветание» в понимании здешнего многострадального народа, это в первую очередь даже не благополучие, а всего лишь, мирное существование. Когда никто «не чапае».
Что же такого случилось с нашей страной, с нашим обществом, да и с диктатурой, в конце концов, что этот миф решились принести в жертву?
А ведь решились…
Наша страна настолько стабильна, что, если стабильна, то во всём.
И точно также, как была она стабильна в образе безопасной, точно также, при большом желании, может стать стабильной и с имиджем террористической.
А основания для опасения, что этот имидж к нам потихоньку начинает приклеиваться, похоже, существуют.
Судите сами.
Взрывы в Витебске в 2005 году, взрыв в Минске в 2008, взрыв в Минске в 2011, и, наконец – целый всплеск террористической активности в году 2012, когда, казалось бы, все опасные токари, слесари и электрики, истреблены именем Закона и президента.
Из Минска сначала в Палангу, потом в Вильнюс, в автобусе приезжает противотанковая мина.
В Гомеле «взрывается» взрывпакет. Пострадавших нет, нет даже напуганных, место «взрыва» - магазин на вокзале, где никто никогда ничего кроме «бырла» (дешёвого и некачественного «винного» алкогольного продукта) не покупал. Но, тем не менее, само КГБ квалифицирует происшествие, ни много, ни мало, как террористический акт!
И дальше – больше. Взрыв гранаты в Кобрине, двое погибших, и, опять же, официальные комментарии, согласно которым, корни случившегося могут иметь террористическую подоплёку: вроде как речь о канале поставки оружия террористам.
Во всём этом проскальзывает интересная закономерность.
Кроме далёкого 2005 года, когда слегка взрывался Витебск, за всеми подобными происшествиями можно усмотреть присутствие (в той или иной роли) белорусских властей.
Про теракты 2008 и 2011 годов я даже говорить не хочу: слишком много сказано и написано, всё слишком разложено по полочкам, разложено настолько, что уже каждый белорус сделал свой выбор – чему верить, а чему – нет…
В этой цепочке заслуживают особо внимания происшествия последних дней.
Путешествующая мина, взрыв в бырло-маге, и, наконец, разорвавшаяся граната, все эти события «легли» аккуратно вокруг громкого заявления белорусской стороны о том, что она, в ответ на ограничения со стороны Евросоюза, якобы снимает контроль за выезжающими из Беларуси лицами, в том числе – и сомнительными.
По задумке белорусских властей, наверное, это должно было напугать европейцев огромным ростом потоков нелегальной миграции, преступности и, чем чёрт не шутит – той самой террористической активности.
При этом, что примечательно, что ни один из этих эпизодов ни на что серьёзное не тянет. Взрыв в магазине «Вёсны» очень похож на инсценировку: все сходятся на мнении, что продавцы торговой точки даже не испугались толком. «Террористического» в этом эпизоде – только трактовка КГБ. Вся же содержательная часть тянет максимум на хулиганство.
Граната разорвалась в руках людей, имевших ранее проблемы с законом. Оа могла быть найдена в лесу или привезена с Кавказа. Возможно, что её действительно собирались использовать в преступных целях, но вот террористических мотивов у провинциальных отца и сына тоже не наблюдается. Следовательно, всё дело тут также – в трактовках.
Мина в багажнике – это вообще что-то запредельное. Тут какой-то целый ряд непонятного. Эту мину не просто откуда-то незаметно взяли, её ещё в Минске носили и грузили,ю и её ещё через 2 границы и 2 таможни пропустили. Вопросов много, ответов – ноль.
Все мы уже знаем, что ЕС угрозы Беларуси «открыть границы» совершенно не испугался, справедливо отметив, что границы охраняются с двух сторон. Не могли этого не понимать и те, кто эту угрозу из себя, не побоюсь этого слова, извергал. К чему тогда вся эта клоунада с трактовками, к чему лепить страшное слово «терроризм» к явной бытовухе, и делать  это так часто, настолько к месту и не к месту, что возникает вопрос: «А как же теперь со стабильностью? Неужели «стабильности» - конец, и мы теперь находимся в самой, что ни на есть, террористической стране?»
По моему скромному мнению, у этого может быть только одно объяснение.
Белорусский диктаторский режим окончательно пришёл к выводу, что у простых людей, белорусов, народа, так сказать, можно ничего не спрашивать: Ермошина нарисует, спецназ защитит. Следовательно, нужда в пропагандистских мифах отпадает и «стабильность» можно оставить только на бигбордах.
Одновременно, внешняя политика режима, которая много лет заключалась в том, чтобы лавировать между Западом и Востоком, кажется, приближается к Закату. С Востока припёрли так, что пришлось соглашаться на все интеграционные предложения, с прямой угрозой потери суверенитета и, следовательно – полноты власти.
На Западе сами упёрлись так, что, похоже, узел без действительной демократизации и уступок не разрубить. Такая демократизация также означает одно – потерю власти.
Я боюсь ошибиться, но мне на ум приходит параллель с Северной Кореей. Там режим куда более полный экономический банкрот, а внешнеполитическая изоляция ещё глуше. Спасение для себя корейские заправилы нашли в том, чтобы превратить страну в очаг нестабильности для региона, и с тех пор шантажируют мировое сообщество испытаниями вооружений в обмен на пару мешков риса.
Испытывать здесь ничего серьёзного та же Россия Лукашенко никогда не даст. Военная гегемония в регионе – её прерогатива, а контроль над вооружениями сателлитов – прямая обязанность для нормального мирного сосуществования с НАТО.
Но сама идея шантажа нестабильностью у Евросоюзовских границ, на прямой, открытой дороге на Москву, в условиях полнейшего тупика, может показаться горячим головам вполне реализуемой.
Я боюсь ошибиться, но не исключаю, что мы сейчас как раз наблюдаем процесс закидывания «первых камешков» и наблюдения за реакцией.
Так это или не так… Важно это или не важно, но в любом случае, общественность не должна забывать о «терактах», бдительно следить за развитием событий и ходом расследований. Иначе все мы запросто можем стать заложниками своеобразного размена «стабильности» для внутренних потребителей на «нестабильность» для внешних.

Эффективный переход на личности 16.04.2012 19

Режим Александра Лукашенко не выдержал, и освободил своих самых заклятых на сегодняшний день оппонентов: Андрея Санникова и Дмитрия Бондаренко.
Насколько мне лично не изменяет память, это реально первый случай, когда Западу удалось именно что «наклонить» нашего «ненаклоняемого» - все сходятся на мысли о том, что освобождение есть результатом последней пачки санкций. Ранее такого не случалось: Козулина выпускали в результате торга, в обмен на кредиты МВФ, а других столь значимых уступок Минска Западу чего-то не припомнится.
Но тут возникает вопрос вопросов, поиск правильного ответа на который может вполне помочь более эффективно влиять на режим и далее: что же именно так подействовало на диктатора и его окружение?
Рискну предположить, что, если бы ЕС ввёл нефтяное и солярочное эмбарго, к которому его многие призывали и с которым некоторые отождествляют слово «санкции», никакого результата это бы не дало. Знаете, почему? Потому что никак не сказалось бы на положении властей.
Зарегистрировать кампанию-посредника на территории России, например, или Украины, и гнать весь поток формально через неё – дело техники, как говорится. Эксперты давно указали на это, и пояснили: в этом случае, конечно, прибыль белорусской стороны несколько уменьшится, потому что в долю придётся брать ещё тех, кто будет «прикрывать» обход санкций. Однако, ни секунды не сомневаюсь, что уменьшится та часть прибыли, которая должна бы пойти белорусскому народу – свою часть чиновники не уменьшат никогда.
Кстати, сегодня очень многое указывает на то, что белорусский режим сознательно нарывался именно на такой вид санкций. И, вполне возможно, именно по описанным выше причинам: самим представителям власти никакими страшными последствиями это бы не грозило, а на страдания простых людей им, собственно говоря, давно и решительно наплевать. Заодно можно было бы и кризис санкциями объяснить.
Последняя информационная волна, настоящая кампанейщина вокруг санкций со стороны власти, все эти безумные иски против Ивашкевича и Усса и т. д. могут, к слову, вполне объясняться тем, что идеологические и пропагандистские возможности уже были, что называется, «заряжены» под такой сценарий. Однако Европа на него не клюнула и… пошла своим путём.
С точки зрения экономики введённые ею ограничения – пустое место. Они не влияют ни на прибыльность нефтянки, ни на доходы чиновничества в верхушки режима, ни на поступления в казну. Собственно говоря, никаких санкций в полном смысле этого слова введено и не было.
Так что же так впечатлило режим Лукашенко, что он, впервые в своей истории, явно и однозначно пошёл на уступки, притом уступки в таком вопросе, в котором у Лукашенко явно очень много личного?
Рискну предположить, что дело в следующем.
Последний пакет ограничений, помимо персон традиционного толка (так или иначе причастных к репрессиям против оппозиции и гражданского общества напрямую), затронул ещё и таких людей, которые занимают ключевое положение в конструкции диктаторского режима, но напрямую в политику и борьбу за власть не вовлечены – придворные бизнесмены.
Пока их в «списке» только единицы, но это никого не должно смущать: тонки намёк на толстые обстоятельства более чем прозрачен.
Фактически, появление в «списке» фамилий белорусских олигархов означает, что с определённого момента там могут оказаться абсолютно все люди и структуры, так или иначе сотрудничающие с Лукашенко: от олигархов и вплоть до личного парикмахера.
Что это означает на практике? Это означает, что огромное количество предпринимателей, чиновников, их детей, жён и родителей – много тысяч человек с определённого момента оказались в зоне риска в один прекрасный день проснуться в «золотой клетке» белорусского «чуда».
Зачем нужны деньги, если их нельзя положить в надёжный банк, а хранение в Беларуси означает, в конце концов, одно – что они в любой момент могут быть пущена на посевную «безвозмездно, то есть - даром».
Зачем деткам чиновников всё папино влияние и власть, если они, молодые и любопытные, с полными карманами долларов, не могут даже мир посмотреть, в «Акрополис» на шопинг съездить?
Зачем, в конце концов, бизнесменам рисковать деньгами и свободой (а любой человек, начинающий серьёзные дела в Беларуси, рискует именно этим), если он, в результате даже квартирку в какой-нибудь Праге купить?
Одним словом, проводя политику «умных санкций», ЕС, наконец-то, нащупал реально слабое место режима: давление на тех, кто составляет его, режима, опору. Люди, достигающие материального благополучия в Беларуси, в том числе и за счёт сотрудничества с диктатурой, не могут довольствоваться всю жизнь нахождением в её пределах – слишком тесно и неинтересно у нас для тех, у кого есть большие деньги.
Соответственно, и служение режиму теряет всякий смысл: большие деньги тут у нас, внутри, в «золотой клетке» - незачем, а малые деньги можно зарабатывать и без риска для себя, семьи и репутации.
В таком раскладе Лукашенко просто оказывается перед риском того, что он становится никому не нужным, и, более того – ограничивающим фактором для множества людей лично. Эдакий бессмысленный атавизм, ну, вроде аппендикса.
В ответ на многочисленные личностные выпады несдержанного Лукашенко Европа также перешла на личности. Только на своём, сугубо прагматичном деловом языке.
И тут, сколько «козлами» не обзывайся, сколько в отсутствии «яиц» или «голубизне» не уличай, горю не поможешь: если всё твоё окружение вдруг поймёт, что является заложником местных пейзажей (главной составной частью которых, опять же, благодаря всё тому же человеку, скоро станут АЭС и китайские вредные производства) только благодаря тебе – жди бунта.
Тихого… Бескровного… Осмысленного… Но не менее беспощадного.
Вот такого перехода на личности Лукашенко допустить не может. Поэтому-то «умные санкции» и оказались эффективными.

Вечный шах!.. 05.04.2012 25

Каждый, кто имеет представление о такой игре, как шахматы, знает, что такое «вечный шах».
«Вечный шах» - это такая позиция, при которой король одной из сторон, куда бы он ни пошёл, следующим ходом всё равно обязательно получает шах.  Так может продолжаться до бесконечности, но, конечно же, чаще всего игроки завершают партию вничью. Даже если шахуемый король к этому моменту вообще остался в одиночестве. Просто потому, что по-иному закончить партию уже невозможно…
Цепочка событий последних дней наталкивает на следующие мысли.
Судите сами.
Александр Лукашенко провёл совещание по приватизации, в ходе которого «порвал» все приватизационные списки, которые готовились под требования России в обмен на кредит ЕврАзЭС, соответственно, в очередной раз примитивно «кинул».
Далее последовал телефонный разговор Путина с Лукашенко, подробности которого не сообщаются. Однако, судя по тому, что этому разговору предшествовало и что последовало, можно примерно догадываться, о чём там шла речь.
А последовали за этим разговором: ультиматум белорусской стороны Росавиации, что привело к очередной, только уже не «торговой», а «воздушной» войне, и совещание у президента по вопросам внешней политики. На этом совещании, непосредственно сегодня, в присущей ему диковатой манере, фактически объявил о прекращении «холодной войны» с Европой: послов будут возвращать, политзаключённых – вызволять. Форма выражений ТНП никого не должна смущать. Что он там говорил, что кого-то из послов будет рассматривать персонально – это чушь для бабушек – любительниц «крепкой руки» и «в доме хозяина». Над Венской конвенцией никакой Лукашенко не хозяин, и никаких послов рассматривать ему никто не даст. Вблизи – так точно.
Что мы имеем?
С большой долей вероятности можно предполагать, что «медовый месяц» с Россией закончился. «Нивелирование приватизационных списков – разговор с Путиным – «воздушная война» -заявления о том, что будут выпущены политзеки» - цепочка, сама за себя говорящая.
Очевидно, Путин, придя к власти повторно, не стал откладывать дела в долгий ящик, и попросил АГЛ выполнить обещанное. АГЛ, естественно, этого делать не умеет, и мы сейчас наблюдаем очередной бросок белорусского режима на Запад – в пику России.
Лукашенко балуется этим приёмом уже много лет. Кинется к Европе, наобещает, «кинет» - побежал в Россию. Наобещал там, «кинул» - обратно…
В шахматах нередко бывает, что игрок, проигравший все фигуры, кроме последнего короля, сам лезет в «вечный шах», двигаясь к углу и заманивая туда фигуры противника, чтобы они, по недосмотру противника, стали так, чтобы король-лузер мог ходить по двум клеткам «туда-сюда»: от одного шаха – к другому, без, тем не менее, угрозы получить мат.
Лукашенко сейчас очень напоминает такого короля: за душой у него уже ничего не осталось, «клеток» для манёвра у него всего две: Восток – Запад, и расчет, соответственно, на то, что он сможет ходить по этим двум клеткам до бесконечности, пока, в конце концов, все от него не устанут и не махнут рукой. Сам-то он не устанет – от этого его жизнь и свобода зависят…
Беда только в том, что, похоже на то, и Восток, и Запад, поочерёдно оказываясь покинутыми «голым королём»клетками, рады, тем не менее, каждый раз видеть его снова. И это уже действительно может продолжаться вечно…
Пока в эту партию не вмешается белорусский народ. По-другому ничего не будет.

Безотказная ловушка для нищих и неглупых 13.03.2012

Механизм, заставляющий людей отдавать свои деньги безвозмездно и безвозвратно, устроен, с точки зрения психологии, совершенно идеально, и сбоя дать не может в принципе.
Читать дальше...

Кто хозяин? 11.03.2012

В Беларуси сегодня знаменательный день – рабочее воскресенье.
Читать дальше...

Жест отчаяния 01.03.2012

Среди множества версий причин дипломатического скандала между Беларусью и ЕС, самую вероятную пока не высказал никто, кроме лично представителя белорусских властей: пресс-секретаря МИД Андрея Савиных.
Читать дальше...
Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 ... 7 След.
Читать другие новости