Перестать нагнетать – и будет нам шчасце... 12.02.2012

Я часто думаю о том, что, если бы в царской России был бы Интернет в его нынешнем виде, со всеми этими web 2.0, дающими голос любому анониму со "своей" точкой зрения, и, в особенности, с нужными царской охранке сайтами и комментаторами, то революции и свержения царизма не было бы до сих пор.

Просто заболтали бы вопрос.

Большевики, как известно, основную ставку в связи со своими ожиданиями перемен, делали на Первую мировую войну и на степень успешности участия в ней царской армии – вооружённых крестьян, по сути.

Если бы в царской России был бы Интернет, я подозреваю, что война бы уже кончилась, а в "Царьнете" до сих пор шла бы "открытая дискуссия" на тему, как же надо было вести себя в этот ответственный исторический период: агитировать крестьян не ходить в армию, продемонстрировать, так сказать, бойкот режиму (в итоге война была бы с позором проиграна под натиском внешних сил и сбылась бы вожделенная формула "Чем хуже, тем лучше"), или идти в армию, брать в руки винтовку и поворачивать её против эксплуататоров (в итоге власть также пала бы, только уже без прямого участия внешних сил).

Важная деталь состоит в том, что те люди, которые предлагали бы тот или иной подход (всё равно какой), в том числе и В. Ленин, все получили бы ярлыки "агентов царской охранки" и провокаторов, причём, на 99% усилиями как раз самих агентов и провокаторов.

Сегодняшняя ситуация в Беларуси – это что-то из той же оперы.

Режим Лукашенко прогнил, как когда-то царский, и не может не пасть сам по себе. Он просто вопит: "Ну, дайте же мне с треском рухнуть!!!". Да только некому "давать ему с треском рухнуть" – все общественной дискуссией заняты.

Я уже неоднократно писал и говорил: с моей точки зрения, сегодня не имеет ровным счётом никакого значения: бойкот ли это будет, участие в "выборах" до конца, ограниченное участие и т. д. Совершенно не имеет никакого значения.

Полковник (или подполковник? Не помню, да и какая, в сущности, разница) КГБ Валерий Костко, на моей памяти, первый и пока последний дал убедительное объяснение своей позиции: почему он считает оптимальным форматом поведения в этой ситуации именно бойкот.

Потому, мол, что только народ, согласно Конституции, является носителем и источников власти в стране, и отказ этого народа передавать властные полномочия на выборах будет отказом народа в легитимности правящему режиму.

Всё это правильно, золотые слова, но только надо одно обстоятельство вспомнить: на предстоящей кампании судьба власти в стране решаться не будет, и никаких полномочий на власть у народа запрашивать никто не будет. Народ это знает получше политиков, и о том, что в стране идут такие парламентские "выборы" в большинстве своём узнаёт лишь в тот день, когда на работе его принудительно начинают гнать на досрочное голосование. Ему эти "выборы" просто пофиг. Кого на досрочное голосование не загнали, тот и вовсе не пошёл.

Если бы белорусы осознанно ходили на парламентские "выборы", это бы означало, что их сей "парламент" хотя бы в малейшей степени интересует. Тот, кто не верит моим умозаключениям, может проверить даже на себе: интересует его этот "парламент" или нет? Кто от вашего округа является сегодня "депутатом"? А? Ну вот...

На самом деле, уникальность периода будущей кампании, для оппозиции в том числе, состоит в единственном факторе: власть будет проводить мобилизацию всеми ресурсами, потому что власть всё же заинтересована хотя бы в несознательном участии большинства (обязательно без протестов!): такой расклад будет означать, что все участвовали, но молчат, а "молчание – знак согласия".

В этот период необходимо просто выйти к людям для того, чтобы объяснить простую вещь: пока власть в стране не поменяется, жить лучше никто не будет!

Бойкот ли, активное ли участие, пассивное участие, частичное или полное – это форма, а форма, повторюсь, значения иметь не будет. Вот власть использует форму принудительного досрочного голосования для повышения "интереса" людей к "выборам", но интерес как был на нуле, так и остался: потому что людям – пофиг.

Переломить ситуацию можно было бы, если бы людям стало не "пофиг", и это "не пофиг" было бы со знаком "плюс" для демократических сил. Чтобы люди разделили общий месседж демократов и поддержали бы его.

Все мы знаем и отдаём себе отчёт в том, что сегодня перемены в Беларуси возможны лишь в результате массового участия людей. Массовые протесты, забастовки или что-то иное – но материализованное давление масс на сам режим, а также на международное сообщество, показывающее, что белорусский народ так жить больше не хочет.

Совершенно неважно, в какой форме пройдёт мобилизация людей на это массовое участие. Утверждаю, что равные шансы и при бойкоте (люди могут выйти, чтобы, условно говоря, сказать: "Как же так, мы не участвовали, а вы тут явку 90% нарисовали"), и при активном участии "до конца" ("Как же так, мы проголосовали за оппозицию, а вы тут нам нарисовали опять андроидов!")

Важно одно: голос демократических сил должен быть наконец-то услышан и в них людям должны быть видна сила, которую можно поддержать!

То есть важна не форма, а суть. Не то, будет ли это бойкот или какая-то форма участия, а то, представляет ли оппозиция из себя такую силу, приличную со всех сторон силу, которую нужно поддержать. И – слышно ли её голоса во всей этой вакханалии.

И тут мы подошли к самому главному.

О здравом смысле в белорусской политике, как с той, так и с этой стороны, мечтать не приходится, но человек тем и отличается от животного, что может горевать, любить, и – мечтать...

Чтобы ситуация действительно сдвинулась к лучшему, пора прекращать информационную войну на тему "бойкот или не бойкот". А просто договориться. Пойти на компромиссы. Возможно – найти промежуточные какие-то формы (ещё раз повторюсь, в предстоящей кампании единство и мощь значат в тысячу раз больше, чем форма "бойота" или "участия").

И надо прекращать вешать ярлыки. Путина иногда можно цитировать, процитирую и я: "Кто как обзывается, тот так и называется". В сегодняшней ситуации распознать реального агента властей, работающего на КГБ и администрацию очень просто: он нагнетает вражду, вешает ярлыки и срывает любые компромиссы.

Редко я привожу чьё-то мнение для усиления своих доводов, но в данном случае не могу удержаться. Вот фрагмент выступления философа и политолога Владимира Мацкевича в Гомеле, которое организовала "ЕвроБеларусь", ну а на месте уже некоторые демократические организации – Движение "За Свободу!" и поддерживающие его логистические центры. Очень рекомендую к внимательному просмотру – просто понять логику, объяснённую "на пальцах".



И на вопрос: "А ты, падла, готов поступиться собственным мнением?", я лично отвечаю: "Да!".

Конечно, в разумных пределах...

Что-то я запутался в "христианских" моралях... 01.02.2012

Вернувшись сегодня из командировки, обнаружил, что главной новостью белорусской политики оказался инцидент между Федутой и Рымашевским.

"Инцидент"- это я так говорю, а некоторые СМИ смачно называют это действо: "падсрачнік", что, в принципе, больше соответствует действительности.

Эпизод прикольный и скандальный, но, конечно же, с содержательной точки зрения не стоит ломанного яйца, ну, или – выеденной копейки. Как один мой старый знакомый говаривал...

Куда больше меня озадачил комментарий самого потерпевшего, данный им "Еврорадио": "Спадару Фядуце па яго фізічным і маральным стане можна прылічыць да жанчыны. Я ж не магу Фядуце, ці жанчыне адказваць на нейкія рухі ў мой бок..." (с) В. Рымашевский (http://euroradio.fm/report/rymashewski-ne-zbiraetstsa-reagavats-na-wdar-fyaduty-95998) />
И я вот сижу и ломаю голову: а что не так у женщин с моральным станом?... Если, конечно, по Ермошиной мерять, то вопросов нет. Но Ермошина – это яблоко от яблони, корень зла имеет как-раз мужской пол.

Я, наверное, плохо Библию знаю, упустил как-то заповедь, в которой провозглашается, что у женщин – по умолчанию моральные качества отличаются от мужчин. Притом, не в лучшую сторону, судя по тону В. Рымашевского...

Так и хочется повторить фразу из известного мультфильма: ни-че-го не понимаю!...

Где ждать развязки?... 25.01.2012

Судьба экс-кандидата в президенты Андрея Санникова вызывает искреннее человеческое сочувствие. Однако для того, чтобы как-то противостоять происходящему, мало иметь на вооружении только упрощённые соображения вроде "Режим делает всё, чтобы убить Санникова". Нужно попробовать понять логику того самого режима...

С самого начала, как только завертелась вся эта каша, она у меня вызывала смутные ассоциации с делом заключения также экс-кандидата в президенты – Александра Козулина. Типажи Санникова и Статкевича чрезвычайно схожи в определённых моментах с их предшественником, как минимум в следующих качествах: они одинаково резки, одинаково лично ненавидят Лукашенко, и одинаково готовы идти до конца, не особо задумываясь о возможных последствиях (любых последствиях, как для режима, так и для них самих и их единомышленников, как говорится: цель оправдывает средства).

Чтобы в заключении умер экс-кандидат в президенты, это невыгодно даже такому отмороженному политическому режиму, как режим Лукашенко.

Но чтобы он умер в заключении "политической смертью" – это вполне.

Козулина не выпускали из заключения даже после того, как он был явно морально надломлен беспрецедентно длинной и безрезультатной голодовкой и последующей смертью жены.

Выпустили его только после того, как провели спецоперацию по отторжению у Козулина его политического инструмента – партии, поставив туда на руководство свою "шестёрку" Левковича.

У Санникова нет внятных и серьёзных политических структур, кампания "Европейская Беларусь", как бы не пыжилась, на эту роль не тянет ни при каких обстоятельствах даже в масштабах Минской области. Про остальные регионы, я, находясь непосредственно в регионе, вообще молчу.

Зато у Санникова есть замечательный инструмент мобилизации, который помогает, в случае надобности, организовать работоспособные команды непосредственно под конкретную кампанию – сайт "Хартии". Информационная ценность "Хартии" невелика, это – исключительно политический инструмент. Это инструмент мобилизации потенциально активных людей, который сработал под президентские выборы великолепно, дав штабу Санникова за очень короткое время то, чего многие политики не могут добиться годами – команду.

Недавняя спецоперация, попытка спецслужб уничтожить эту самую "Хартию", очень гармонирует с тем фактом, что прошение о помиловании, под давлением и пытками, было подписано ещё 20 ноября.

Санникова, конечно же, хотят выпустить – зачем эта гиря на ногах? Поэтому и добивались от него прошения о помиловании. Но прошение – лишь одна из составляющих частей всего комплекса необходимых, с точки зрения режима, мер.

Прошение они выбивают для того, чтобы морально надломить опасного человека.

Но после этого стремятся ещё и "гарантировать" себя от возможных сюрпризов, через "политическую кастрацию" – отчуждение главного политического ресурса потенциально опасного противника.

Так было с Козулины, и, очень похоже, что что-то подобное разыгрывается и с Санниковым...

Режим Лукашенко – бесчеловечен, но это не всё. В своей бесчеловечности он ещё и чрезвычайно целеустремлён, и это делает его просто адским.

Безболезненного выхода из этой ситуации, сказать по правде, не просматривается. Будем, впрочем, надеяться, что он есть и обязательно найдётся.

Иначе многое вообще теряет смысл...

... и дальше будут давить по одиночке... 16.01.2012

Некоторые события прошедшей недели заставили (в который уже раз!) серьёзно задуматься: во что трансформируются протестные настрои населения и насколько велика потенция этих самых настроений, а также тех общественных и политических лидеров, которые, по идее, в их (настроений) росте должны быть заинтересованы.

Я говорю, в первую очередь, о событиях в Могилёве, где бригада каменщиков высказала, поначалу, невиданную солидарность по отношению к своему коллеге, который подвергся репрессивному увольнению за излишнюю активность. 15 человек, вся бригада, подписала заявления об увольнении в знак поддержки. Однако, прошло всего пару дней и радужная, по началу, картина, рассыпалась в прах.

Администрация предприятий, как сообщали СМИ, начала вызывать работяг по одному и проводить с ними идеологические беседы, давя на психику. И это простейшее действо имело замечательный эффект: как минимум (по последним сообщениям) 11 каменщиков отозвали свои заявления, и от массовой солидарности не осталось и следа.

Приём удивительно простой и удивительно не новый. Вспомнилась книга "Цусима" Новикова-Прибоя, которую довелось прочитать в детстве. Там была описана похожая ситуация. Команда одного из кораблей взбунтовалась после того, как на обед подали тухлое мясо. Бунт выражался очень просто: после построения матросы отказались расходиться, оставшись стоять на палубе. Командование сначала было в ступоре, однако потом нашло выход, против которого не созревшая к полноценной революции матросская психика оказалась бессильной: команду "разойтись" начали отдавать отделениям по одному, и они отрывались от команды и безвольно расходились по местам.

А есть ещё народная притча о том, что сломать руками целый веник невозможно, а изломать все прутья по отдельности – легко и приятно. Добавить к этому уже вообще нечего: против правды не попрёшь.

Все приведённые примеры, как нельзя лучше, иллюстрируют простую мысль: чтобы победить диктатуру, власть силы, или, наоборот, силу власти, нужно, чтобы в обществе функционировали сильные сообщества. Как польская "Солидарность", например. Или чтобы само общество вдруг дозрело настолько, чтобы, воспользовавшись в один прекрасный момент новыми возможностями, типа социальных сетей, почувствовало себя единой группой людей, объединённых общими интересами, которые можно и нужно отстаивать. Чтобы психика была готова к тому, что необходимо до последнего держаться друг за друга, поддерживать один одного, и действовать сообща.

Последний пример с каменщиками хорошо говорит о том, что в Беларуси общество ещё себя такой группой не чувствует, и сильных сообществ пока не видать. И, даже сталкиваясь с открытым протестом, власть вполне может ломать веник, изламывая прутья по одиночке.

В таких условиях главной стратегической линией тех, кто заявляет о своих политических амбициях и политическом лидерстве, должна была бы быть работа по построению сообществ. Работа долгая, кропотливая и незаметная: надо общаться с людьми, находить для них мотивацию, завоёвывать среди них авторитет и уважение. Это повседневная работа, которая требует ума, энергии, самоотдачи и готовности к тому, что тебя будут обвинять в бездействии: понятно, что СМИ о том, со сколькими ты сегодня людьми переговорил и сколько убедил, не напишут, в отличие от одиночной громкой акции в стиле "шоу", которая, со страниц независимых сайтов вполне может смотреться как геройство, но на деле иметь ровно нулевой эффект.

На той же самой, прошлой, неделе, независимые СМИ облетело сообщение о том, что глава Гомельской областной организации ОГП, вместе с другим независимым активистом, были задержаны при раздаче информационных бюллетеней.

Сюжет захватывающий, но, если вдуматься, то о чём он говорит? В областной организации ОГП, коли уж такая существует, только в списках, по скромному счёту, должно быть пару сотен людей.

И, ежели глава областной организации, самолично попадается с пачкой бюллетеней при их раздаче, это, конечно, говорит о том, что человек он самоотверженный, за демократию борется и всё такое, но только ли об этом?

Или это ещё говорит о том, что

А) У него просто нет людей для того, чтобы выполнять эту работу;

Б) Он просто не выполняет своих функций идейного вдохновителя и руководителя на месте тех пары сотен активистов, которые у него есть в списках.

Потому что, коль скоро ты руководитель большой группы людей, то главная твоя функция, с точки зрения эффективности, состоит в том, чтобы вдохновить, организовать этих людей на коллективные действия. Если уметь это делать, и тратить на это занятие то время, которое уходит на беготню с газетами, то эффект будет куда больше: из этих пары сотен будет вырастать команда (сообщество), и бюллетеней будет распространяться куда как больше!

Я вот представил себе, как долго Ленин бы делал революцию, если бы самолично распространял свою "Искру", и мне результат не больно понравился. Как говорится: из пушки нельзя стрелять по воробьям.

Но в белорусской оппозиции такое практикуется, и даже считается в определённой степени нормой. И это наталкивает на неутешительные выводы: разовые акции, по шкале ценностей определённой прослойки оппозиционных менеджеров, куда ценней, нежели кропотливая работа с собственными людьми, командами, team-building. О том, что глава областной организации политической партии должен иметь ещё и кой-какой идеологический и информационный потенциал, то есть, грубо говоря, вместо того, чтобы разносчиком газет работать, людям что-то говорить, я уже молчу...

Есть ещё один пример, который очень хорошо иллюстрирует всю эту ситуацию.

В период подготовки "Народного Схода", я несколько раз выступал с критикой методов и стратегий, которые использовали организаторы. Анализируя то, как шла подготовка, легко было предположить, что, вместо обещанных десятков тысяч людей на улицах, нас ждёт банальный и привычный провал.

Примерно в это же время, на одном из мероприятий, в кулуарах, довелось мне переговорить с одним из главных организаторов того мероприятия, который задал мне простой, казалось бы, вопрос: "Зачем вы нас критикуете, мы же с вами ни в чём не конкурируем, деятельность наша не пересекается и вообще..."

Я искренне ответил, что я не конкурирую, и не критикую, а всего лишь показываю действительность такой, какая она есть: если говорить правду о будущем мероприятии, то, после провала (который неизбежен), те новые люди, которые были притянуты к подготовке (напомню, что к подготовке Народного Схода тогда присоединились активисты их инициативы "Революция через социальную сеть"), будут шокированы бесполезностью усилий в меньшей степени, меньше станут плеваться в оппозицию, и, может, кто-то из них всё же останется... Такая вот у меня была мотивация: если ты ответственный человек, и заинтересован в людях (а не хочешь использовать их один раз, как известное изделие), то и говорить им надо правду, полностью отвечая за свои слова, а не манить молочными реками и кисельными берегами, с неизменной сухой пустыней "на выходе".

На эти свои соображения я получил исчерпывающий ответ по сразу двум направлениям.

Во-первых, мне было ответственно заявлено, что никакого провала никогда не будет, а от меня было потребовано, чтобы, если я мужчина, то, после того, как на Бангалор выйдет десять тысяч человек, также публично, как предрекал провал, покаялся в том, как был не прав.

Я, как мужчина, конечно же, согласился. Впоследствии выяснилось, что мне, как мужчине, каяться оказалось не в чем. А вот тот человек, который обещал толпы людей на улицах, не знаю, как мужчина ли он поступил, или не как мужчина, но ещё долго потом делал хорошую мину при плохой игре, постоянно заявляя о том, как у него всё получилось и как ещё лучше получится во дворах. Пока не пропал из эфира окончательно...

Но это – ладно. Второе направление, по которому я получил ответ, меня по-настоящему впечатлило, и, не скрою, несколько разозлило.

Сказано было буквально следующее: "Почему вас должно волновать, если они разочаруются? Все ведь взрослые люди и должны понимать, что делают и во что ввязываются".

Ну да, они-то, 18-летние, впервые влезшие в политику, взрослые, и должны всё понимать, а вот кто-то, 50-летний, находящийся в политике годика эдак 23, не взрослый, и может заявлять о планируемых десятках тысячах людей на улицах, а на выходе получать 600? Так получается?

В общем-то, в этом, последнем ответе, и кроется та системная ошибка, которой грешат многие представители сегодняшнего оппозиционного движения: громкие заявления в СМИ, как и громкие, но разовые акции, имеют в их глазах бОльший вес и смысл, чем кропотливая и постоянная, ответственная работа с людьми.

Собственно, стоит ли после этого удивляться, что в структуры, которые возглавляют такие лидеры, годами не приходят новые люди, и ряды оппозиции всё сужаются и сужаются?...

Сегодня общая картина политической, информационной, пропагандистской работы выглядит крайне неприглядно, если смотреть на неё со стороны демсил: работой по построению групп и сообществ серьёзно занимается дай Бог чтобы пара республиканских политизированных НГО, а также с десяток молодежных инициатив в социальных сетях. Этого, конечно, крайне мало и недостаточно, чтобы переломить тренд в республиканском масштабе.

Политические партии и лидеры в этой работе не замечены.

Они не слазят со страниц независимых СМИ с громкими заявлениями и разовыми, совершенно неэффективными акциями.

Вывод, который хочется сделать, банален и понятен: пока не изменится подход, пока люди, а не громкость выкрика "с места", не станут во главу угла, расширения организованного сопротивления диктатуре ожидать не приходится.

И, значит, каменщиков и дальше будут психологически давить по одиночке...

Последняя гастроль... 11.01.2012

Летом 2010 г. мы рассуждали о том, что отношения Лукашенко и российского тандема прошли точку невозврата, и теперь-то, мол, ему капец.

Делали такие выводы на основании "Крёстных батек", а также блоготворчества г-на Медведева.

К сожалению, мы мало думали, что в мире "серьёзных" людей такие штуки – дела "несерьёзные". И последующие события нам, мягко говоря, заткнули рот: Россия сначала поддержала кой-кого на "выборах", а потом ещё спасла от неминуемого экономического коллапса путём потока невиданного количества подачек.

Однако не всё так однозначно оказалось в этом раскладе, и новости последних дней – серьёзный сигнал как для режима Лукашенко, так и для его оппонентов, так и для обычных людей.

В чём дело, думаю, большинство уже читали в СМИ:

"- потребление закупаемого у ОАО "Газпром" газа исключительно на территории Беларуси;

- беспрепятственная и бесперебойная транспортировка по территории Беларуси природного газа, подаваемого с территории России;

- исключительное право "Белтрансгаза" на закупку природного газа, вывозимого с территории России и предназначенного для потребителей Беларуси;

- неиспользование специальных прав по управлению ОАО "Белтрансгаз", которые бы нарушали или ущемляли объем прав, предоставленных акционерам "Белтрансгаза" в соответствии с применимым законодательством о хозяйственных обществах, включая введение особого права ("золотой акции") на участие в управлении белорусским газотранспортным предприятием;

- отсутствие не санкционированного собственником природного газа отбора из потоков газа, транспортируемых через территорию Беларуси;

- неизменность условий пользования земельными участками под объектами недвижимого имущества белорусского участка газопровода Ямал – Европа в соответствии с законодательством Беларуси, действующим на дату подписания соглашения"



Перечисленное – условия, на которых Россия купила у белорусского пока-ещё-руководителя "Белтрансгаз". Честно говоря, для меня, как гражданина Беларуси, было чрезвычайно унизительно это всё читать.

Из перечня этих условий выходит, что наша страна для России – никакой не партнёр, а какой-то проходимец, от которого настолько ждут в любой момент "кидалова", что не ленятся любой возможный сценарий прописать, чтобы застраховать себя, свои деньги и свои интересы.

Я не могу представить, чтобы подобные условий "возврата" были прописаны между Россией и, скажем, Германией.

Наличие этих условий, свидетельствует, на мой взгляд, о том, что Россия, дожав Лукашенко экономически, в наибуквальнейшем смысле даёт ему последний шанс. Она изучила все его фокусы, прекрасно понимает, кто перед ней, допускает возможное кидалово, и прямо говорит, что, в случае чего, она ему этот "Белтрансгаз" в... засунет, и $5 миллиардиков обратно затребует.

А это уже будет для кой-кого смерти подобно...

Из всей этой истории каждая заинтересованная сторона может делать свои выводы.

1) Александру свет Григорьичу надо усвоить, что, кажется, шутки закончились, и подобные условия, по шкале ценностей "серьёзных" людей из Кремля, это, как говорится, последнее китайское

2) Оппонентам власти надо чётко понимать, что заинтересованность РФ в Лукашенко свелась к нулю, и поддерживает она его только потому, что, несмотря на все его, мягко говоря, странности, альтернатив не видит ни в каком смысле. Важный факт и его стратегам нужно учитывать.

3) Населению уже пора понять: да, доверия нет Лукашенко, но пока мы его терпим тут, он – какое бы ни было кривое, но наше лицо, и вместе с ним эту чёрную метку получили и мы. Ни о каком выходе из кризиса можно даже не мечтать, если ситуация не изменится. Можно сколько угодно прятать голову в песок, делая вид, что политика и экономика напрямую могут не соприкасаться, но факт остаётся фактом: если тебя не воспринимают как договороспособную сторону, то даже покупки страхуют вдвойне. О каких инвестициях (когда инвестор должен просто доверить свои средства), о какой модернизации может идти речь??? А в современном, глобальном мире, строить экономику без сотрудничества с международным сообществом можно, разве что, по образцу Северной Кореи. Какой из нас партнёр для международного сообщества, даже самого, казалось бы, близкого, такого, как Россия, с которой и границ-то нет, можно вполне сделать вывод из приведённого перечня условий.


Короче, вывод один: все мы получили "последнее китайское". Власть – о том, что пора перестать дёргаться. Оппозиция – о том, что она в глазах мира сего настолько несерьёзна, что даже недоговороспособный Лукашенко представляет для мира бОльшую ценность.

А население – о том, что, раз скатились в нищету, то так нищебродами и останемся. Пока не решимся что-то (кого-то) поменять...

Рецепт от Сталина 09.01.2012

Мысленно я нередко возвращаюсь в те, далёкие уже времена, когда мне довелось принять участие в украинской Оранжевой революции в Киеве.

Много картин запомнилось, буквально, врезалось в память мне из тех событий. Но одна, пожалуй, вспоминается наиболее часто.

Я не помню уже подробностей, по какой улице я шёл и какая улица её пересекала, но в общем это было так: справа от меня, с перекрёстной улицы, на главную, шла огромная толпа молодёжи. Шла она явно на Крещатик (а куда же ещё?) в прекрасном настроении, шутя и радуясь: смех, гул, гам, красивые молодые лица...

Над толпой были яркие транспаранты: "Филологический факультет", "Математический факультет", "Физический факультет" и так далее. А впереди толпы шли взрослые люди, и общее впечатление было такое, что это деканы возглавили шествие своих подопечных на Революцию.

В связи с этим, проецируя эту ситуацию на белорусские реалии, я часто удивляюсь, с чего вдруг задаваться вопросом: "А почему это индивидуальным предпринимателям не разрешают иметь наёмных работников, ведь в этом нет никакого экономического смысла".

Белорусские реалии таковы, что, перед лицом главно-председателя всея Беларуси, экономика – это лишь приложение к политике, а политика – это лишь процесс удержания у власти семьи. Экономического смысла, конечно, нет, в ограничении малого бизнеса: налоги меньше, пошлины меньше, продажи меньше, товарооброт валовый меньше и т. д. и т. п. – до бесконечности.

Но самый главный экономический смысл в этом для власти в том, что никто из малого бизнеса колонну своих работников на пути на Площадь не возглавит. "Вшивые блохи" будут оставаться и дальше "вшивыми блохами", а созданный расклад, когда все сферы влияния, от распределения энергоресурсов, до "авторитета" на лавочке под подъездом, делятся исключительно между семьями – чрезвычайно выгоден той семье, которая как раз распределение ресурсов и захватила.

Абстрагируясь от политики, пытаясь найти логику удушения малого бизнеса в чисто экономических категориях, мы часто обращаем внимание на коррумпированность системы, на жизненную /для неё/ необходимость сокращения влияния мелких групп в пользу групп крупных, платящих дань главной семье. Однако, следует ли тут так уж рьяно абстрагироваться от политики?

Та же конечная цель всё так же очевидна: контролировать крупный бизнес властям куда как проще, чем сотни тысяч мелких предпринимателей, а контроль на капиталом есть, в конечном итоге, всё равно, контролем над властью. Предпринимателей выдавливают с рынков, из крупных торговых центров, помещения которых приглянулись кому-то под гипермаркет, убрали с остановок, чтобы даже за жвачкой надо было бежать в магазин, и всё это – звенья одной цепи: денежные потоки должны быть крупными и хорошо просматриваемыми с одной, очень высокой колокольни.

Мелкий и средний бизнес, если приглядеться, поставлен в ситуацию, которая хорошо иллюстрирована одной историей времён товарища Сталина. Когда, во время одной из дружественных попоек в грузинском стиле с участием вождя, Иосифа Виссарионовича спросили (осмелев от выпитого), мол, как же это возможно, что вот народ нищенствует, голодный, под постоянной угрозой расстрела или ссылки, а всё равно боготворит предводителя, тот попросил принести ему, для ответа, живую курицу.

Сидели они на улице, на дворе было яркое солнце. Курицу принесли, и отец всех народов её собственноручно, живую, ощипал, полностью, до кожи, кое-где – и до крови. Ощипал – и бросил на землю.

Курица... Что ей делать? Ситуация, мягко говоря, не привычная: на солнце выйдешь – жжёт, до нестерпимости, в тень зайдёшь – холодно до дрожи. И жмётся, бедолага, к сапогам Сталина, трётся о них, и эта нехитрая операция позволяет ей хоть как-то создавать для своей кожи приемлемые ощущения.

Забрать всё, ощипать до голой кожи, чтобы оставалось только самое последнее, что очень страшно было бы потерять, и чтобы от сапог вождя, который распоряжается отныне твоей жизнью, страшно и больно было отойти – вот секрет успеха Сталина. А, разве не подобный феномен наблюдаем мы в случаях с белорусскими учителями, врачами, иными бюджетниками, которые, имея нищенскую зарплату, невыносимые условия труда и жизни, не просто остаются безмолвными, но и в буквальном смысле "трутся о сапоги", фальсифицируя выборы направо и налево в угоду "хозяину".

Трагедия состоит в том, что этот нехитрый приём действует, как оказывается, не только на пассивных бюджетников: даже активные и предприимчивые люди, вроде мелких бизнесменов, сами сделавшие свою жизнь, тяжёлым трудом и риском заработавшие относительное благосостояние, предпочитают лучше не выходить на жаркое солнце и не бежать в тень, оставшись без "кожи" в виде условий развиваться и гарантий защищённости своего бизнеса, но, предпочитая выбрать самый простой путь для сохранения того минимума, который им оставили: жить и возможность что-то делать.

О каких экономических интересах, приоритетах и стремлениях можно говорить в подобных случаях? Налицо – чистой воды психология, из которой уже, потом, выстраивается и экономика, и политика.

И возможность перемен в Беларуси, она сегодня зависит не от экономических реалий – увы! Она сегодня зависит от того, как скоро люди, что "пассивные бюджетники", что "активные предприниматели", перестанут воспринимать окружающий мир исключительно через призму "сохранить то, что оставили", и начнут стремится к тому, чтобы "приобрести" и "преумножить".

Как скоро они смогут выйти из порочного круга психологии "ощипанной курицы" и перейти к нормальным человеческим взглядам: ответственности за своё будущее и будущее своих детей, чувству собственного достоинства, гордости, честности? Оно-то, понятно, что "курица" сидит в нас уже много десятилетий.

Но, видит Бог, пока мы от неё не избавимся, на нормальную жизнь нам надеяться нечего.

Віншаваньне, якое я буду глядзець сёньня ўвечары 31.12.2011

Віншаваньне Аляксандра Мілінкевіча я буду сёньня глядзець замест таго, што будуць дэманстраваць тэлеканалы

Два способа 20.12.2011

В этом посте я немного злоупотреблю Вашим вниманием, дорогие читатели.

Говорю так потому, что вполне отдаю себе отчёт в том, что большинство людей, читающих мои блоги, привыкли видеть здесь различные политические и околополитические размышления. В данном же случае о политике не будет и речи, да и форма этого поста будет несколько иная, чем обычно.

Злоупотребление выразится в том, что я использую Ваше внимание совсем не затем, чего Вы от меня ждёте, а в целях сугубо общественных, если не сказать, личных.

Итак, позвольте сказать Вам несколько слов, дорогие читатели. Правда, сразу оговорюсь, что практическое значение написанное ниже имеет только для гомельчан. Надеюсь, их среди посетителей этого блога немало.

Все мы здесь, в большей или меньшей степени, люди неравнодушные. Мы думаем о сегодняшнем дне, но не забываем думать и о будущем. О будущем не только собственном, но и о будущем нашей страны – родной Беларуси.

Но страна без людей – всего лишь территория, и, думая о будущем, в первую очередь надо задумываться над тем, какие люди будут здесь жить через несколько лет. Фактически это означает: надо думать о детях.

Я, наверное, счастливый человек. У меня подрастает дочка, ей два с половиной годика, звать её Злата. Скоро, очень скоро на свет появится мальчик. Я безумно люблю детей. Мои друзья в сети Twitter, с кем дружу давно, периодически мне напоминают, что в первые годы жизни моей дочери фактически разделили со мной ночные заботы о ребёнке: папа был так счастлив, что не мог не делиться со всеми окружающими:)

Но счастлив я не только поэтому.

В прошлом году в Гомеле проходила благотворительная акция "Доброе сердце". Несколько молодых предпринимателей, по своей собственной инициативе, пройдя через множество согласований как в Гомеле, так и в Минске, смогли организовать сбор подарков для детей детских домов в крупных торговых объектах города. Мне повезло вот в чём: постоянно работая и вращаясь в общественном секторе, имея разветвлённую сеть контактов среди жителей нашего города, как личную, так и через социальные сети (признаюсь нескромно: несколько тысяч человек по самым скромным оценкам), мне посчастливилось познакомиться с этими активными и неравнодушными молодыми людьми и уже тогда, на завершающем этапе, принять посильное участие в той акции.

Я намеренно не называю их имён, потому что, как и подобает добрым людям, хорошие дела они предпочитают творить втайне. В течение года мне тоже удалось нигде об этом не проговориться, но теперь приходится писать эти строки от своего имени, потому что только таким образом я могу привлечь к этому посланию максимальную аудиторию и донести нашу просьбу до большого количества людей.

В этом году акция "Доброе сердце" продолжается. Прошлогодний опыт показал, что белорусы, в большинстве своём, добрые люди, и всегда рады помочь деткам. Но есть несколько трудных специфических черт. Например, одна из них состоит в том, что, погруженные в свои проблемы, они часто просто не замечают, что где-то рядом могут быть полезны.

Если в крупном магазине стоит ёлка, на которой развешены детские письма с просьбой о подарке от Деда Мороза, многие проходят, ничего не заметив. Но, если рядом с этой же ёлкой стоит человек (часто – со своим маленьким ребёнком) и передаёт прохожему маленький флаер, где описана акция, то реакция чаще всего другая: белорус замечает, и редко когда проходит мимо.

Это наши реалии, они грустные, но именно этим и вызвана необходимость информационной поддержки, и, значит, – этого обращения.

Как я уже сказал, народная акция "Доброе сердце", проводимая простыми неравнодушными людьми (не относящимися ни к оппозиции, ни к власти, ни к общественному сектору, ни к кому бы то ни было ещё), в Гомеле продолжается.

Мы просим Вас принять в ней участие.

Сделать это можно двумя способами.

В четырёх крупных торговых объектах Гомеля энтузиастами установлены "Ёлки желаний". Да, я знаю, что подобную акцию проводит в этом году власть – тоже. Очень приятно, что хорошие общественные инициативы у нас укореняются, это можно только приветствовать. Ничего не имею против их акции – наоборот! Но, к сожалению, не обладаю конкретной информацией, поэтому пишу только о тех начинаниях, о которых знаю.

Так... Значит... в четырёх крупных торговых объектах Гомеля установлены "Ёлки желаний", на которых находятся детские письма с просьбами о подарках. Это – письма деток их Улукского детского дома для детей с особенностями развития.

Если Вам не всё равно и Вы готовы помочь, то, придя в один из перечисленных ниже магазинов, возьмите письмо с ёлки, купите такой подарок, и передайте его администратору магазина.

Бывают разные ситуации: может быть, Вы не сможете купить такой подарок, какой просят в письме. Принесите любой другой! Можно игрушку б/у, можно что-то, Вам доступное, и также передайте администратору магазина. Поверьте, опять же, по опыту прошлого года: все подарки оказываются востребованы, потому что писем бывает значительно меньше, чем в детском доме находится детей: многие из них не могут или не умеют писать...: (

Вот список торговых объектов, где можно совершить добрый поступок:

– Супермаркет "Алми" в микрорайоне "Мельников Луг";

- Гипермаркет "Гиппо" в Советском районе Гомеля;

- Торговый дом "Речицкий", также в Советском районе, остановка "51-й микрорайон";

- магазин "Евроопт" на улице Владимирова города Гомель.


Второй способ, которым Вы можете помочь детям – непосредственное участие, волонтёрство.

Чуть выше я написал, какое значение имеет информирование людей об акции. Поверьте, когда возле "Ёлки желаний" стоит неравнодушный человек и раздаёт прохожим флаеры о проходящей акции, эффект увеличивается в разы!

Если Вы готовы таким образом содействовать доброму делу, то можете сделать это в любом подходящем для Вас объёме и в любое время: у тех же администраторов всё тех же магазинов находятся флаеры, которые изготовлены организаторами, их можно в любой момент взять и раздать – можно прямо в магазине, можно – друзьям и знакомым, лишь бы польза была!

Я ещё раз прошу прощения, дорогие читатели, что Вас отвлёк и злоупотребил вниманием.

Близится Новый год – светлый праздник. Все мы хотим подойти к нему в хорошем настроении. А ничто не обеспечивает хорошего настроя так, как доброе дело. Зная это, и видя, что акции нужна информационная поддержка, я просто не мог поступить по-другому.

С наступающим Вас, добрые люди!...

PS Если у кого-то возникнут дополнительные вопросы по конкретике, буду рад ответить (насколько смогу),

мой e-mail: peter.kuznetsoff@gmail.com

19 декабря. Годовщина провокации режима против Беларуси 19.12.2011

Сегодня мы отмечаем трагическую дату в новейшей истории Беларуси – годовщину разгона мирной акции протеста против сфальсифицированных президентских выборов.

Трагическая уникальность ситуации годовой давности даже не в том, что митинг был разогнан – этим делом белорусская власть занимается с упрямством, достойным лучше применения и так. Трагическая уникальность той ночи в том, что сценарий разгона был выстроен властями на провокации, которая оказалась направленной не против демонстрантов. Точнее, так: не только против демонстрантов. Ибо осколки снаряда, выпущенного по "декабристам", задели в итоге всех: и простых людей, и представителей власти, и оппозицию, словом, всю Беларусь.

Я думаю, все понимают, что, говоря о провокации, я имею ввиду эпизод, когда некие молодые люди били стёкла в Доме правительства, эпизод, который послужил предлогом для начала брутальных силовых действий против мирных в подавляющем своём большинстве демократически настроенных граждан.

Сегодня сомневаться в том, что эти действия, которые можно расценивать как хулиганство, а можно – и по-иному, инспирированы властью, не приходится. Возможно, кто-то придерживается иного мнения, но дураки есть везде. Ибо, чтобы в современном обществе не получить информацию по столь важному вопросу, как итоги президентских выборов, надо быть именно дураком. Надо не просто не владеть элементарнейшими технологиями, такими, как Интернет, надо ещё и по своему городу передвигаться с закрытыми ушами и глазами, чтобы не слышать и не видеть то, о чём говорят на каждом углу. Надо не просто находиться в информационном вакууме, но и хотеть в нём находиться – а это уже признак непроходимой дурости.

Тогда, 20-го, 21-го декабря и все последующие дни, все психически здоровые граждане Беларуси прильнули к Интернету. И что они там увидели? Да, власть рассчитывала свой сценарий, который, казалось бы, должен был принести ей не только физическую победу над безоружными демонстрантами, но и психологическую: подразумевалось ведь, что погромщикам сочувствовать никто не будет! Но власти, с присущей им отсталостью, совершенно не учли степень распространения в обществе такой современной штуки, как мобильный телефон с функцией видеозаписи. Если бы монополией на съёмки событий и дальше обладали исключительно телеоператоры, может быть, правда никогда и не вылезла бы наружу. Но гражданские съёмки – это объективно. Это всесторонне. И это – без "заказа", с какой бы то ни было стороны.

И когда на таких съёмках мы видим, как человек в штатском бьёт стёкла, его валит омоновец в форме, а другой в штатском, милицейский начальник, тут же наводит "порядок" окриком "Не трогать! Свои!" – всё как-то становится на свои места. И вправду, зачем протестующим бить стёкла? С политической точки зрения это совершенно бессмысленно, ибо погромщиков традиционно осуждают все страны мира, а уж "толерантные" (скорее, нездорово-миролюбивые) белорусы – тем более. Совершенно ненужная для оппозиции ситуация: потерять симпатии всех. О том, что политического эффекта в смысле захвата власти от мелко-криминальных поступков, вроде выбитого стекла, последовать не могло, даже говорить не приходится: ночью в выходной день в Доме правительства был только спецназ – откровенная засада!

Агенты в штатском, развязав это действо, конечно, спровоцировали несколько особо горячих голов из рядов оппозиции, которые поддержали. Абсурд ситуации состоит в том, что те, кто били стёкла, были с закрытыми лицами, значит, готовились к этому, всё было продумано. А оппозиционеров, которых осудили за участие в "массовых беспорядков", опознавали либо через принадлежность к высшим руководителям избирательных штабов кандидатов (этих хватали даже если они были в сотне метров от очага действия), либо по лицам, запечатленным на видео. Никто из тех, кто в реальности начинал погром, схвачен не был – все остались безнаказанными. Что и неудивительно, учитывая, чьи приказы они выполняли.

Говорить тут особо не о чем. Все люди, у которых на плечах голова, а не телевизор, разобрались в ситуации сразу. Тех, кто, находясь в информационном вакууме, хочет и дальше там оставаться, можно воспринимать лишь как людей, о которых надо позаботиться: сейчас о них заботится (как умеет, а экономический кризис нынешнего года показал, что – никак) действующая власть. Власть сменится, эти граждане никуда не пропадут, это, так сказать, тяжёлое наследие советского режима, заботится будем мы, ведь это всё равно наши люди.

Но нам давно всё понятно.

Понятно в том числе и то, что, произошедшее 19-го декабря прошлого года привело к таким последствиям для Беларуси, что назвать их даже "плачевными" – язык не поворачивается. Слишком мягко. Последствия просто катастрофические.

Провокация властей против собственного народа обернулась провокацией против всей страны, и воздействие оказала именно такое.

Один из результатов – тотальное падение доверия людей к самой власти и друг к другу. В обществе вдруг обнажились такие противоречия, о наличии которых никто и не помышлял, они были запрятаны глубоко в подсознание. Однако же был хрупкий баланс, который сам Лукашенко называл "хрустальным сосудом", имея ввиду Беларусь как маленькое и единое государство и присваивая себе право носить её, куда ему вздумается, в своих мозолистых крестьянских руках.

19-го декабря прошлого года он сам этот свой "сосуд" разбил. Даже те, кто ещё верил ему, узнавая, что произошло, открещиваются от своего ещё вчерашнего проводыря, как от Гитлера, приказавшего поджечь Рейхстаг (с той же целью – получить предлог для уничтожения оппозиции). Сегодня общество раскололось на народ, людей, с головами на плечах, и на команду Лукашенко, в которую входит семья, силовики, чиновники и фальсификаторы выборов. Первые, чудесно поняв после 19-го декабря самую суть этого режима, хотят жить свободными от этой хевры, вторые – любой ценой сохранить власть. Силовая составляющая пока что ещё очень сильна, и первые поделать с ней ничего не могут. Однако жизнь в таком обществе подобна сидению на пороховой бочке с зажжённым фитилём: рано или поздно – рванёт. До 19-го декабря многие ещё надеялись, что сценарий передачи власти в нашей стране может быть, скажем так, разумным, после 19-го – не надеется никто. Это уже патология, болезнь, и виноваты в ней только те, кто отдавал приказы в ту роковую ночь.

Провокация 19-го декабря 2010 года имела, между прочим, не только психологические, социальные либо политические последствия. Сегодняшняя нищета белорусов, это также – прямое следствие, звон тех самых разбитых стёкол.

То, что белорусская экономика, в том виде, в котором она существует сегодня благодаря Лукашенко, не может жить без дотаций, давненько не секретик для следствия. Но до сих пор режиму удавалось поддерживать её на плаву, получая дотации то с Запада, то – с Востока, и всё это под видом геополитических диалогов и внешнеполитических процессов. Дотации должны быть постоянными, иначе эффект получается такой же, как если в мозг несколько секунд не попадает кровь: лишённые кислорода клетки безвозвратно отмирают, умирает и сам человек.

В результате 19-го декабря 2010 года современная Беларусь закрыла для себя Западное направление крепко и надолго. Таким образом она лишилась огромных денежных сумм, которые предлагались, и могли быть потрачены, на реформы и модернизацию – то, чего так не хватает нынешней пост-советской Беларуси!

Россия, постоянный донор белорусской диктатуры, выжала из ситуации максимум. Да, конечно, она могла бы и сразу после выборов предоставить Лукашенке те дотации, которые подкинула под конец 2011-го года. В этом случае кризиса бы в экономике не случилось, и все получали бы 500-долларовые зарплаты и сегодня, превознося своего вождя. Но зачем? Зачем русским заботится о Лукашенко, если ему некуда деваться, и альтернативный вектор он сам себе закрыл? Чтобы, получив российские деньги, на них продолжать строить иллюзию преуспевающего государства под своим чутким правлением, и "тыкать" этим перед российскими журналистами российской же правящей элите, отбирая у них голоса сомневающихся? Нет, там в Кремле не романтики сидят.

Они, со своими ехидными улыбочками, вдоволь потешились над стагнирующей белорусской экономикой, лишённой кислорода в виде дотаций, пока не убедились, что больше эта экономическая модель не возродится. Пока не стали уверены, что разница между их Россией и Беларусью Лукашенко стала слишком очевидной, притом – не в пользу последней. За это время белорусы успели обнищать, экономика – придти в полутрупное состояние, а сам Лукашенко – ещё больше облысеть и поседеть. Но это ведь его проблемы, а не Путина с Медведевым. Они – хозяева российских денег, им решать, когда и кому давать, а когда и кому не давать, это их право, и это справедливо: не мы же, в конце концов, и не Лукашенко, можем распоряжаться чужими ресурсами.

Когда Беларусь дошла до отчаяния, да, денежек подкинули, но ситуацию они уже не спасут. Скорее, наоборот. Это как со смертью Майла Джексона, который не мог жить без очередной дозы обезболивающего – наркотика, а врач мог решать: давать, или не давать. Дать – значит, "заморозить" ситуацию с риском смерти клиента. Не дать – обречь клиента на страдания, но получить вероятность того, что его организм перестроится и предпримет усилия для восстановление. Майкл Джексон умер в итоге, правда, умер безболезненно – лекарство ему всё же дали.

Беларуси Россия тоже подкинула под конец года рубликов, но ситуацию это уже не спасает. Даже проесть их вкусно никто не сможет. Прогноз на следующий год для белорусской экономики такой, что можно с уверенностью сказать: и сейчас нищие, и в 2012 г. будем нищими. И всё это – последствия той геополитической ловушки, в которую загнали нас власти своей провокацией 19-го декабря. Которая лишила Беларусь доступа к деньгам для реформирования и модернизирования страны. Которая заставила страну, находящуюся на перекрёстке цивилизаций, фигурально выражаясь, "лететь с одним крылом".

19-го декабря прошлого года Лукашенко собственноручно, своими мозолистыми крестьянскими руками, разбил свой "хрустальный сосуд". Носить ему теперь нечего: только осколки остались от былого доверия населения, хрустальная пыль – от социально-экономической модели, вообще ничего – от стабильности. Назвать стабильной страну, в обществе которой вопросов больше, чем ответов, язык не повернётся даже у дурака, живущего в информационном вакууме и предпочитающего там оставаться.

Лично у меня нет сомнения: всё это мы преодолеем. Склеится, забудется, и Беларусь, конечно же, будет и счастливой, и процветающей, а 19-го декабря, как и весь 2011 год, мы будем вспоминать, как дурной сон.

Только будет это не сразу. И у власти будут совершенно другие люди. Которые предпочитают склеивать, а не разбивать с размаху.

Чёрная кошка в тёмной комнате 15.12.2011

В последние недели в публичном пространстве слегка оживились дискуссии вокруг участия/неучастия демократической оппозиции в предстоящей имитационной кампании под кодовым названием "парламентские выборы".

Сие не удивительно и ожидаемо: на фоне свирепого экономического кризиса оппозиция, попытавшаяся отреагировать на него Народными сходами, но получившая совсем немного не тот результат, на который рассчитывала, в целом молчит. Хотя вопросов у населения всё больше, равно как и ожиданий, что кто-то сможет дать на них ответ. Выборная кампания – событие вполне календарное, хочешь ты или не хочешь, но как-то на эту дату в календаре надо рефлексировать, и то, в каком виде эта рефлексия последует, во многом определит политический расклад в стране по крайней мере до президентских выборов.

Дискуссия эта, впрочем, большого размаха не обретает – и это тоже ожидаемо. Просто потому, что выигрышных сценариев для оппозиции в сегодняшней ситуации просто не просматривается. Для властей, в общем-то, тоже, но это уже их проблема.

Политолог Валерий Карбалевич уже несколько раз в СМИ различного калибра заявил, что оппозиции нужна "сильная стратегия", но где она и где её искать? Если коротко рассмотреть несколько базовых вариантов – сплошь тупики. Давайте попробуем.

Сценарий первый. Оппозиция идёт на выборы и проносит свой крест вплоть до самой "Голгофы" – дня голосования.

Этот сценарий имеет в себе те плюсы, что он даёт возможность повыступать с телеэкрана, а также попользоваться легальной возможностью встреч с избирателями, листовочных кампаний, в общем – провести работу с людьми, проинформировать, опробовать технологии, получить необходимый опыт, который может понадобиться в будущем.

Именно этим обосновывается необходимость участия каждую подобную кампанию, будь то местный уровень или парламентский уровень. Но, как ни печально, нужно констатировать, что чаще всего все предполагаемые эффекты оказываются "смазаны": наиболее острые моменты в ходе телевыступлений безжалостно цензурируются, листовки либо не печатаются, либо печатаются с таким опозданием, что большинство их так и остаётся нераспространёнными в штабах, на встречи избиратель не ходит, потому что никого из кандидатов не знает, а активисты, получившие столь необходимый опыт, получают вместе с ним "на орехи" свою долю репрессий и в большинстве своём либо уезжают заграницу, либо "подвязывают" с политической деятельностью. Это касается новых активистов, которым опыт был нужен. Что касается тех старых демократов, которые уже десятилетиями кочуют из кампании в кампанию, оставаясь на своих местах, то они искренне уверены, что опыт им никакой не надо, новые технологии не существуют, и всё в этой стране давно известно: кровавый режим не даст открыть рот, пока против него не будут введены экономические санкции со стороны /обязательно/ ЕС. Кстати, для меня давно уже загадка, почему те политические силы, которые одобряют продажу "Белтрансгаза" России, буде речь заходит об экономических санкциях, всегда говорят о таковых только по отношению к ЕС, но никогда не заикаются о том, что именно санкции со стороны России были бы самыми эффективными... Но это так, к слову, не будем отвлекаться от темы.

Таким образом, полноценное участие в выборной кампании не даёт никаких технологических плюсов (если смотреть на практическую сторону), но, чаще, приводит к минусам.

Минусы эти состоят в том, что, приняв участие а даже победив, демократы всё равно в итоговом протоколе видят цифры порядка 15%-16%. Самое плохое, что эти же цифры видят и избиратели, и, в большинстве своём не имея представления о "кухне" по стряпне таких "результатов", в лишний раз убеждаются в неспособности оппозиции что-то реальное сделать. На общественное мнение такая картинка влияет колоссально, на имидж оппозиции – тоже, причём, отнюдь не в самую положительную сторону. О психологическом эффекте можно даже не говорить: унижение очевидно.

Сценарий второй. Оппозиция отказывается от участия в выборах, обосновав это многочисленными условиями, либо вообще не обосновывая – с практической точки зрения это значения не имеет (просто потому, что избиратель этих тонкостей никогда не узнает).

Этот вариант ровным счётом ничем не лучше первого, потому что приводит к тем же самым результатам.

Население сейчас ждёт внятного ответа на наболевшие экономические и политические вопросы, ждёт также, что кто-то сумеет хорошо выразить и сформулировать его протестные настроения. В случае полного отсутствия оппозиции на выборах, плевать – с какой формулировкой, оно будет банально разочаровано, считая, что демократическим силам нечего сказать.

Эффекты – те же самые: люди убеждаются, что демсилы не в состоянии ничего сделать и предпринять, пропасть между оппозицией и избирателями только растёт, на имидже это сказывается соответственно.

Сценарий третий. Бойкот.

Если по уму, то белорусское население в массе своей выборы, вроде парламентских, давно уже бойкотирует. Люди наши в большинстве своём не дураки, прекрасно понимают, что "депутаты" ничего не решают, равно как и сами избиратели, и ходить на эту клоунаду нет смысла. И, наверное, не ошибусь, если скажу, что, если бы не фальсификации и манипуляции с явкой, то выборы не состоялись бы нигде.

Беда в том, что этот бойкот, он не политический, он, назовём это так, – обывательский. Он не потому, что люди поддерживают или не поддерживают ту или иную политическую силу, а просто потому, что на эту кампанию, точнее – на её результаты, людям в большинстве своём наплевать, как наплевать и на то, кто там сидит в "парламенте".

Рискну предположить, что даже попытка превратить "обывательский" бойкот в "политический" обречена на провал, как раз из-за указанного фактора. Как различить, какой окрас имеет бойкот, если люди и так, и так не приходят на избирательные участки?

Единственным способом политизации такого бойкота были бы массовые акции протеста по итогам, однако это возможно только лишь при условии, что население верит в значимость парламента, и, следовательно, кампании. Этого нет на сегодняшний день, и, к сожалению, к ближайшей кампании подобного развития событий, эволюции общественного мнения в эту сторону, не предвидится.

Единственные, кому может быть выгоден "бойкот"в таких условиях, это известная прослойка в рядах оппозиции, специализирующаяся на имитациях различного рода. Можно объявить "бойкот", распространить одну листовку на эту тему (нисколько не заботясь о том, что для влияния на общественное мнение нужно как минимум (!) соблюсти "Правило семи касаний" или известный "Принцип тотальности", то есть работать с людьми постоянно через все доступные каналы доставки информации), зафиксировать неявку на выборы на примере 3-4 участков и заявить, что этот успех – дело правильной стратегии правильных политических сил. Такие примеры известны. Вот только результат на выходе будет тот же самый: статус-кво будет сохранён, а население в подавляющем своём большинстве даже не узнает, что стало участником некоего политического действа.

Как видим, политические условия в Беларуси сегодня таковы, что можно попросту констатировать их (политических условий) отсутствие за неимением самое политики. Так где же тогда искать "Сильную стратегию", о которой нам толкуют политологи?

По-моему мнению, "сильная стратегия" сегодня возможна только в случае созревания в обществе некоторых базовых условий:

1) Оппозиция должна быть единой и иметь единого лидера, представляя таким образом из себя "брэнд", который воспринимается и пользуется поддержкой значительной части населения и имеет шансы привлечь неопределившихся избирателей;

2) В обществе присутствует понимание значимости парламента и, следовательно, кампании по его выборам;

3) У оппозиции есть ресурсы всех видов для того, чтобы мобилизовать население под свою стратегию, будь то участие в выборах с последующей защитой результатов или бойкот с последующим требованием отмены нечестных выборов или что-либо ещё.

Беда в том, что над созданием этих условий надо было работать эдак с октября 2008 года, то есть сразу по окончании предыдущей парламентской кампании. Создать для своей работы первое и третье условие хотя и сложно, но возможно даже для нынешнего состава демсил.

Решение проблемы условия второго находится целиком в руках действующей власти, однако оппозиция могла бы хотя бы актуализировать вопрос в обществе, поднимая проблему полномочий парламентариев и их влияния на процесс принятия решений, проводя кампании за урезание полномочий президента в пользу парламента.

Даже президентский марафон можно было бы, теоретически использовать в этих целях. А что, это был бы красивый жест, если бы условный демократический "Кандидат Х" объявил о том, что он будет участвовать в президентской кампании только в том случае, если президенту урежут полномочия в пользу парламента. "Я хочу быть президентом без царских полномочий" – красивый месседж для демократа, который мог бы сыграть двойную полезную службу: и внимание населения к проблеме парламентаризма в республике привлечь, и демократический электорат очаровать.

Если бы все кандидаты выступали с подобных позиций, было бы ещё красивее. Но это так – один из возможных вариантов, на вскидку.

А пока нам остаётся лишь искать "сильную стратегию" там, где её нет, либо размышлять над тем, как пройти парламентскую кампанию с наименьшими потерями.

Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 6 7 След.
Читать другие новости