«Он этого заслуживает…» 22.04.2019

Каждый выбирает объект для благоустройства в день, именовавшийся ранее всесоюзным ленинским субботником. Александр Лукашенко выбрал «линию Сталина» -- укрепленный район, через который немецкие танки в 1941 году прошли как горячий нож по маслу. При этом глава белорусского государства обратился к журналистам, словно оправдываясь за то, что имя покойного генералиссимуса появилось на карте суверенной Беларуси: -- Да я не имя Сталина возрождал, хотя и он этого заслуживает. Я возрождал этот объект, который говорит о той части истории, которая была у нас, и которую, к сожалению, на то время неправильно понимали. И не было рядом депутата Марзалюка, который всплакнул бы в умилении. Не было. А жаль. Он ведь тоже историк. О какой именно части истории говорит в приведенной фразе глава белорусского государства? О той, где Верховный Главнокомандующий построил укрепления, никак не соотносящиеся с реальными потребностями обороны? О массовых репрессиях в командном составе Красной Армии? О постыдном пренебрежении данными разведки и последующим предательством тех разведчиков, кто эти данные добыл, зачастую ценой жизни (см. судьбу Рихарда Зорге)? Не знаю. То ли Лукашенко не договорил до конца, то ли журналисты сработали непрофессионально, не задав – даже не попытавшись задать – уточняющий вопрос. Простой вопрос. Как, собственно говоря, правильно понимать ту часть истории. Тогда бы мы услышали нечто достаточно развернутое. Вроде уже однажды выговоренного: -- Не все плохое в вашей стране было связано с Адольфом Гитлером. Ну… Да… Не все концлагеря строил. Дороги тоже. Не все людей в крематориях сжигал. Ленни Риффеншталь вон какие фильмы при нем снимала! Что – всего один? Но зато – какой! Опять-таки, Олимпиада в Берлине при нем прошла. Не сочтите за пропаганду фашизма. Всего лишь развиваю мысль автора высказывания. И вот скажи то же самое лицо все то же самое – о Сталине. Многие ведь аплодировать будут. Субботник на «линии Сталина» -- как продолжение линии Сталина. Линии, направленной на закрепощение крестьянства и физическое уничтожение той его части, которая хотела, умела и могла работать. Линии, направленной на уничтожение той части чиновничества, которое смело иметь какое-то собственное мнение по каким-то отдельным вопросам, -- а в остальном вполне соответствовавшее коммунистической идеологии (даже ей). Линии, направленной на использование рабского труда заключенных. Линии, направленной на безудержное восхваление самого вождя. Линии, направленной на сознательную фальсификацию истории – начиная от истории древнерусских княжеств, через историю Московского царства и Смутного Времени, историю Российской империи – и до истории уже совсем недавней, революции, гражданской, а затем и Второй мировой войн. Фальсифицировать больше Сталину жизни не хватило. Или – не так? Нет, не так. А тогда – как? Как будет правильно понимать слова, сказанные в день зачистки национальной памяти? Что-то подсказывает мне, что первое лицо нашего государства не поедет 1 сентября в Варшаву по приглашению президента Польши как раз по этой причине. Приехать 1 сентября в Варшаву – значит, признать, что именно в этот день в 1939 году была начата Вторая мировая война, в развязывании которой Гитлер и Сталин сыграли примерно одинаковую роль. То, что одно чудовище потом попыталось сожрать своего партнера по открытию всемирной бойни, вовсе не смягчает ситуации, тем более – в глазах поляков. Для них вдохновители Катыни и Хатыни уж точно стоят на одном уровне неприемлемости. Им, потомкам расстрелянных под Смоленском и сгоревших в бойне Варшавского восстания, не расскажешь о том, что они неправильно понимают ту или иную страницу истории. Они как раз все правильно понимают из того, что касается Гитлера и Сталина. Расхождения начинаются потом, когда оценивают поведение собственных деятелей прошлого. А в этом польская нация совершенно едина. Никто не вынуждал главу белорусского государства ехать на объект, связанный с именем Сталина. Уж если хотел, мог съездить на другой объект. Да, я о Куропатах. Вы ведь хотели навести там «порядок»? И даже навели? Вот, поедьте туда, нанесите, как говорится, последний штрих рукой мастера – и дайте интервью на фоне построенного по вашему личному указанию мемориала. Цветочков не хватает? Вот, посадите там цветочки – не все же Северинца сажать. А потом все то же самое, о неправильной оценке личности того, чьим преемником вы себя считаете, и сказали бы. Там. На фоне могил людей, убитых по его приказу. Оно бы как-то иначе прозвучало. Меньше вопросов вызвало бы. И – да, кстати. Я в чем-то согласен с Александром Григорьевичем. В том, что имя Сталина нельзя вычеркивать из нашей исторической памяти. Он этого заслуживает.

Цирк с коровой и губернатором 28.03.2019

Визит Александра Лукашенко в злосчастный агрохолдинг «Купаловский» войдет в новейшую историю Беларуси как самое крупное цирковое представление последней четверти века с участием жвачных животных. Ап! – на арене появляется представительница крупного рогатого скота, никаких доселе заслуг перед государством не имевшая. Ап! – и, следуя велению ее слегка загаженного хвоста, отправляются в отставку председатель Могилевского облисполкома Владимир Доманевский, министр сельского хозяйства Леонид Заяц, помощник президента Геннадий Лавренков и самый долгоиграющий член белорусского правительства вице-премьер Михаил Русый. Какое отношение имели все эти высокопоставленные должностные лица к коровьему хвосту, трудно себе представить: вряд ли в их непосредственных функциональных обязанностях числилась запись: «Крутить коровий хвост четыре раза в сутки и следить лично за чистотой коровьей задницы». И хотела ли на самом деле добродушная скотинка такого стремительного и массового чиновничьего мора, тоже пока не вполне понятно. Во всяком случае, когда журналисты радио «Свабода» отправились на ферму по следам боевой славы президента, корова от интервью отказалась, а заведующий фермой искренне огорчился, узнав, что его питомица вызвала у Александра Григорьевича ассоциации с Освенцимом. Но ассоциации произошедшего с цирком у незашоренного зрителя все равно остаются. Во-первых, трудно себе представить, что к приезду президента в хозяйстве не готовились. Если не готовились, то все местное начальство, начиная от председателя райисполкома и заканчивая председателем облисполкома, просто идиоты. А заодно и вице-премьер с министром. И уж, конечно же, помощник президента, который должен был быть заинтересован в демонстрации достижений вверенного его попечению региона не со стороны коровьей задницы, а со стороны совсем даже удоев и привесов. Так что прошедшие через пытки и готовые к газовым камерам коровы вряд ли могли бы попасть в объективы телекамер и под высочайшее око. Скорее, все случилось бы с точностью до «наоборот» -- должен был быть организован хоровод буренок, радостно мычавших мелодию Нестора Соколовского, попадая в такт словам Климковича и Каризны. Значит, глава государства заведомо готовился не отчет принимать, а указы об отставках подписывать, что и произошло: увидел то, что хотел, к чему был готов, на что и рассчитывал. Так сказать, сеанс демонстративной ротации высшего эшелона государственных служащих. Было ли это и для кого именно было сюрпризом, трудно сказать. Вероятно, коровы все-таки промолчат. Как промолчат и чиновники. И это – во-вторых. Отставки лиц, непосредственно ни в чем не виновных, либо виновных, но чья вина озвучена публично явно в преувеличенном масштабе, уже традиционно сопровождаются их переназначением. Вспомним, хотя бы, судьбу экс-министра промышленности Вовка, снятого за беспорядки в отдельно взятом цеху оршанского завода, а потом всплывшего в должности помощника главы государства. Так что если и в нашем случае чиновники, якобы потонувшие в коровьем, простите за выражение, дерьме, все-таки всплывут, не нужно этому удивляться. Тем более, что Геннадий Лавренков, уже благополучно всплывший в родном Шкловском районе в качестве председателя райисполкома, -- лучшее тому доказательство: человека формально понизили, а на самом деле отправили на почетную пенсию первым лицом по прежнему месту жительства. И за это осудить всех участников данного номера трудно. Да и стоит ли осуждать? В конце концов, цирковое представление перед телекамерой – это одно, а жизнь – совсем другое. Как, впрочем, и президента осуждать за такую резкость вряд ли можно. У него выборы на носу, а потому запах коровьих лепешек все сильнее ощущается. Нужно что-то делать. Вот и приходится махать вилами, задевая по преимуществу окружающих. Тоже, так сказать, показательные выступления. Не все же на льду, с клюшкой бегать. Избиратели могут не понять.

Как мало нужно для счастья... 06.12.2018

Белорусскоязычное выступление Сергея Румаса на церемонии «Звездный матч – 2018» вызвало у прессы эмоции, не скажу, чтобы граничащие с восторгом, однако обозначившие очередной приступ доброжелательности к главе правительства. Некоторые журналисты даже начали подсчитывать, кто из премьеров вообще публично говорил на белорусском языке. Собственно говоря, именно этот подсчет меня несколько и смутил. Дело не в цифре: четверо из десяти (то есть, очевидное меньшинство). Дело в принципе. Как мало, оказывается, нужно сегодня для нашего счастья – просто чтобы умный человек «по бумаге» выступил на государственном языке, символизирующем принадлежность к титульной нации. И даже вот торжественно анонсировали: премьер-министр и руководитель федерации футбола… Стоп. Остановимся и задумаемся. Кто же из двоих этих функционеров – высокопоставленный спортивный или еще более высокопоставленный государственный – заговорил на белорусском языке? То есть, не нужно меня убеждать в том, что он у нас один в двух лицах, ибо это, как говорится, и ежику, рекламирующему в минском метрополитене мебельные салоны, понятно.  Но у одной биологической особи может быть несколько совершенно различных политических функций. И от премьер-министра Беларуси я пока выступления на белорусском языке не слышал. Он ведь не депутатам отчитывался о проделанной работе, не правительственную программу обосновывал, не заседание правительства вел и даже не давал комментарий белорусскому (да, будем считать, что белорусскому!) телевидению, выйдя из кабинета президента. Он приветствовал собравшихся именно как глава футбольной федерации. Вот этому спортивному чиновнику (Сергею Николаевичу Румасу) и должны быть выражены полное наше почтение и симпатия. А премьеру (тоже Сергею Николаевичу Румасу) по языковому признаку пока симпатизировать не за что. Он знание языка (по бумажке ли, без таковой) не продемонстрировал. И в этом отношении гораздо более симпатичен поступок другого государственного мужа, я бы даже сказал – одного из столпов белорусской спортивной власти – министра спорта и туризма Сергея Ковальчука. Бывший сотрудник Службы безопасности президента, военнослужащий, как говорится, до последней клетки костного мозга, выходит на трибуну и начинает говорить на белорусском языке без бумаги. То есть, Румасу текст подготовили, а, стало быть, это был вполне предусмотренный и продуманный шаг. А Ковальчуку никто ничего не готовил, и вряд ли аппарат БФФ (или все-таки – Совета Министров?) согласовывал с ним лингвистические вопросы. Так что для Сергея Михайловича случившееся, скорее всего, было сплошной импровизацией. И он с нею справился. Понятно, конечно: выступай на этой церемонии Сергей первый (который Николаевич) на русском языке, так и Сергей второй (который Михайлович) не вспомнил бы в сложившейся ситуации о существовании Богдановича и Короткевича (мало того – о ужас! – языке Позняка и Некляева). Чиновники у нас народ пуганый, передвигается либо табунами, либо небольшими группами и ориентируется преимущественно на мнение вожака. В данном случае роль вожака играл глава правительства, так что члену правительства довелось на ходу приспосабливаться к новым условия. Я думаю, что одного совещания, проведенного главой Совета Безопасности (а таковым у нас по должности является вовсе не государственный секретарь, а, простите за режущее слух словосочетание, действующий президент Национального Олимпийского Комитета) на белорусском языке, было бы вполне достаточно, чтобы половина чиновников страны завтра же на нем заговорили. Вторая половина при этом вышла бы из отпусков, отгулов и больничных послезавтра специально для того, чтобы так же публично продемонстрировать его знание. При этом всем было бы абсолютно безразлично, проводит ли глава НОК на белорусском языке заседание Совета Безопасности или заседание Национального Олимпийского Комитета. Эффект был бы приблизительно одинаковый. И я представляю, как счастливо было бы все демократическое сообщество. Кроме меня. И не потому, что я не умею говорить на белорусском языке. Умею. Просто мне бы еще нормальную экономику и приемлемый для мыслящего человека уровень демократии. Вот тогда и я был бы счастлив. Но если вам, друзья мои, для счастья достаточно выступления главы правительства на футбольной церемонии на белорусском языке и по бумажке, то я готов подождать и остаться в меньшинстве.

Демонтаж третьей сваи 16.10.2018

Сейчас много будут говорить о том, как приезд патриарха Кирилла отразится на белорусско-украинских или белорусско-российских отношениях. Обратят внимание на запрет служить отцу Александру Шрамком. Будут обсуждать последствия переподчинения Украинской православной церкви Киевского патриархата Константинополю. Но меня в этой истории волнует другой, сугубо светский и даже прагматичный аспект. Александр Лукашенко долго строил союзное государство, идея которого рухнула в одночасье в тот момент, когда Борис Ельцин отказался от мысли продлевания своих полномочий через предложенную белорусским коллегой модель. Именно появление в Кремле молодого (тогда) Владимира Путина сделала для Александра Григорьевича устоявшуюся систему взаимоотношений с Россией – газ, нефть и деньги в обмен на поцелуи – не просто не столь уж привлекательной, но, как показали события в Украине 2014 года, даже опасной. Но Лукашенко не был бы самим собой, если бы в запасе у него не было еще одной модели позиционирования государства (не союзного уже, а белорусского). По мере того, как ослабевал конфликт между официальным Минском и западными борцами за демократию, белорусский президент не просто говорил о многовекторности своей внешней политики, но и активно навязывал собственную повестку дня, исходя из того, что Беларусь – не только суверенное государство, но еще, к тому же, и «мост» между цивилизациями Запада и Востока. Сама по себе концепция государства-моста была далеко не новой, а в чем-то даже она успела надоесть всем, кому Минск ее адресовал. Сработала она в тот момент, когда началось противостояние между Москвой и Брюсселем из-за хищнического поглощения Россией Крыма вопреки всем международным договоренностям. Понадобилась нейтральная площадка, на которой можно было бы встречаться и вести переговоры. Прекрасно! Александру Григорьевичу сразу простили все, включая ведра далеко не лучшего кофе, плохие бутерброды, разгоны демонстраций, а заодно и стул, выхваченный у Путина и вовремя придвинутый к юбке госпожи Меркель. Все правильно: когда стоишь на мосту, главное – не смотреть вниз, чтобы не закружилась голова, и не разрушать общую конструкцию. Конструкция «моста» по Лукашенко была совершенно очевидной и простой, как цена барреля нефти. Она опиралась на своеобразные «сваи». Экономической «сваей» была возможность обхода взаимных санкций России и Запада через белорусские фирмы-«прокладки». «Сваей» безопасности – охрана границ, контроль за нелегальной миграцией и транзитом оружия и наркотиков. Ну, разумеется, была и «идеологическая» «свая»: Александр Григорьевич активно выражал надежду на то, что именно в Беларуси произойдет историческая встреча патриарха московского и папы римского, в ходе которой активизируется диалог восточного и западного христианства. Экономическую опору из-под концепции «государства-моста» Россия выбила в тот момент, когда количество выловленных в Беларуси креветок и выращенных бананов зашкалило уже до бессовестности. Война на востоке Украины привела к тому, что Лукашенко заговорил – совершенно в духе Остапа Бендера – о готовности выдать парабеллум (простите, конечно же, автомат) семи миллионам белорусов, чтобы защищать страну от возможного нашествия (откуда?!). Сейчас демонтируют третью опору – «сваю». Приезд патриарха Кирилла в Минск, дабы произнести именно здесь самые громкие слова против Вселенского патриарха Варфоломея и идеи создания поместной православной церкви в Украине, совершенно однозначно демонстрирует: в отношении религиозном Московский патриархат (то есть, Кремль) не допускает даже мысли о том, что Беларусь представляет собой какой-то там «мост». Нет. Каноническая территория, контролируемая Москвой. И попробуйте троньте здесь наших верующих! В конце концов, Российская Империя в XVIII веке отхватила себе эти земли как раз под предлогом защиты прав православных в Речи Посполитой. Помните наклейки на автомобилях в разгар новой «холодной войны» с Западом: «Можем повторить?» Вот приезд патриарха в Минск – сродни такой же наклейке. Мол, можем повторить. И не говорите при этом, что вы не поняли, на что недвусмысленно намекает высокий гость: перехода бывшей Полоцкой епархии, а также всех сопредельных ей и просто расположенных на территории современной Беларуси, под юрисдикцию какой-либо иной церкви, кроме Русской православной, не будет. Как не будет, скорее всего, и перехода Беларуси в целом в какой-либо иной союз, кроме как с Россией. Мост – это нейтралитет. В вопросе об идеологическом нейтралитете официального Минска поставлена точка. Эту сваю демонтировали. Боюсь, что при нынешней власти – окончательно. А мост без свай – верная угроза разрушения под воздействием тяжести груза. Нужно срочно переходить на один из берегов. Как вы думаете, уважаемый читатель, сделала ли белорусская власть свой выбор? Я думаю, что сделала.

Не дождетесь... 01.08.2018

В гимне у нас поется: «Мы, беларусы, мірныя людзі…» Лучше бы пелось про добрых людей, чем про мирных. Или про умных людей, которые учатся на своих ошибках. Но мы, белорусы, -- не очень добрые и не слишком умные, что вся эта история и показала. Впервые скандал вокруг недосказанности вокруг темы здоровья главы государства возник еще в 1994 году. Тогда у Александра Григорьевича на почве, так сказать, нервного срыва – вполне естественного для человека, прошедшего стрессовую избирательную кампанию – случился приступ ревматизма. Бывает. Тогдашний глава Администрации категорически запретил говорить об этом диагнозе прессе: -- Ты что?! Нельзя! Почему – «нельзя». Дело вполне естественное и объяснимое. Но и с палкой в руках «самый молодой президент» появиться не мог. Посему он просто скрылся из объектива телекамер. Пошли слухи. Это было еще хуже, чем если бы перед камерой – с палкой. В ответ начали выдумывать нечто невероятное. Особо отличился молодой депутат, предложивший следующий вариант: -- Нужно сказать, что он играл в футбол и у него произошло защемление нерва. Причем тут футбол? Какое защемление? Чем больше лишних слов, тем больше вопросов. Два дня страну лихорадило, пока я на свой страх и риск не шепнул кому-то из журналистов: -- Ревматизм у него. Обычный ревматизм. Журналист был ровесником президента и сам страдал ревматизмом. Тему здоровья в прессе перестали полоскать. Чем больше слов, чем больше таинственности, тем глупей выглядит человек, скрывающий диагноз. Лег бы в больницу раз в год, как делает президент США, вышел бы лечащий врач к журналистам, сказал бы все то же самое, что говорят остальные: -- Не дождетесь. Это было бы убедительней всего. Врачи отвечают за свои слова. И публикация официальной справки о состоянии здоровья – не фальсифицированной, а реальной, соответствующей возрасту пациента, -- сняло бы все вопросы, как происходит в США. Но чиновникам же нужно дыму напустить, таинственности добавить! И вот уже – как справедливо заметил на сайте Радио Свобода Виталий Цыганков – добрые двадцать процентов населения с воодушевлением ждут кончины главы государства. Он, конечно, не о процентах писал – об этом самом ожидании. А «Добрые двадцать процентов…» -- кто это написал? Ах, я?! Они не очень-то и добрые -- скорее, даже обозленные. Нужно поправить фактическую ошибку. Добрая половина населения, скорее всего, ждет, в надежде на отмену пенсионной реформы и прочих прелестей социальной политики, проводящейся со времен госпожи Щеткиной. Не надо надеяться. Чудеса бывают преимущественно в рамках номенклатуры Русской православной церкви Московского патриархата. А она у нас вне политики. Так что на этот раз чуда точно не будет. Не надейтесь. А президента жалко. Искренне жалко. Он ведь тоже человек. Дайте ему отдохнуть. А то, понимаешь, то хоккей, то референдум, то опять Путин... Нужно отдохнуть.

О поколениях в белорусской политике и политике ОНТ 27.07.2015 2

Тут, говорят, канал ОНТ радостно процитировал интервью Александра Федуты, заявившего, что поколению Анатолия Лебедько нужно уходить из политики.
Господа, ну вы бы хоть немного считать научились! Если говорить о политических поколениях, то Анатолий Лебедько принадлежит к тому же поколению, что и Александр Лукашенко. В одно время в парламент попали. Причем Лукашенко вошел в политику даже несколько раньше -- пытаясь сражаться с Вячеславом Кебичем за мандат народного депутата СССР.
А сохранился Лебедько, судя по фотографиям, даже несколько лучше хозяина ОНТ.
Так что, ребята, не хрен мысли искажать. Все вместе, во главе с Лукашенко и Лебедько, торжественно -- желательно, не дожидаясь первых аккордов марша Шопена -- уходим на свалку белорусской истории. Но -- вместе с Лукашенко. Как же без него? Он и здесь должен быть первым.
Помните, когда хоронили Героя Беларуси Евгения Миколуцкого? Он тогда, если мне память не изменяет, сказал, что на месте Миколуцкого должен был быть он. Или даже чуть раньше об этом сказал? Не помню. Но помню, что покойнику он в тот момент явно позавидовал.
Вот и здесь дорогу Григорьевичу не перебегайте. Он первым пойдет, а уж мы с Лебедько -- за ним.

… МАЛЫЯ И БЕЛЫЯ РУСИ? 25.06.2014 6

Только не пишите, что Федута заболел конспирологией. Я всего лишь излагаю версию – как оно может быть. А может быть и по-другому. Но от этого не становится менее грустно.
Совет Федерации Федерального собрания РФ отменил решение, согласно которому Владимир Путин получал право ввода войск на территорию Украины по своему единоличному решению. Эту «страшилку» отменили вовсе не потому, что такое право было дано еще президенту Дмитрию Медведеву, и его никто не отменял. Просто начал реализовываться тот план «Б», о котором Путин не говорил. Петр Порошенко говорил о своем плане «Б», но очевидно, что у глав России и Украины планы принципиально разные.На переговорах в Донецке появился Владимир Медведчук – умный и волевой человек, не первый день занимающийся украинской политикой. Но главное: Путин может ему доверять, поскольку без Путина и без российской поддержки Медведчук уходит в политическое небытие уже навсегда. А сейчас, если ему удастся «выторговать» то, на что и так согласен официальный Киев, он становится фактически вторым человеком в Украине после Порошенко. Вторым – не по влиянию на государственный аппарат, но по контролируемой территории.
Отвоевать осталось немного. Признание Киевом русского языка языком региональным, расширение прав регионов в части административной (назначение руководителей местной милиции и прокуратуры) и экономической (распоряжение бюджетом в части, обеспечиваемой без центральных дотаций. Все. Но Киев это готов был отдать уже и без Медведчука.
Но нужен именно Медведчук. Путин ему доверяет. Они – кумовья. И электоральный рейтинг Медведчука ровно такой же, какой был у крымского «премьера» Сергея Аксенова. В пределах статистической погрешности. Без Путина. Путин – та единица, которая превращает нуль в десятку. Он будет держаться за Путина обеими руками – чего не слишком хотел Виктор Янукович, собственным рейтингом все-таки обладавший.
Медведчук становится полномочным представителем Путина в Малороссии. Не в Новороссии – это фантом, существующий разве что в воспаленном мозгу Гиркина и Губарева. А вот Малороссия существует в реальности. Это – та часть Украины, которая не хочет быть Украиной, не верит в самодостаточность своей страны и предпочитает стать окраиной Великороссии. Помните, был титул русских царей – «Всея Великия, Малыя и Белыя Руси»? Медведчук, полпред Путина, становится точкой притяжения для малороссов. К бывшему главе Администрации президента Леонида Кучмы потянется и часть бизнеса, и часть номенклатуры, и коррумпированные силовики. Он – такой, как они. Он – из имперского прошлого. Умный, говорливый (все-таки профессиональный адвокат), денационализированный. Он понятен и комфортен. Теперь его партия попадет в парламент. Особенно – если учесть, что на вовлечении Медведчука в переговорный процесс, оказывается, настаивала сама Ангела Меркель. Можно предположить, что это и было условием, на котором Путин соглашался встретиться с Петром Порошенко в Нормандии. Условием мира, который миром не будет.
Путин обнажил схему, по которой он, вероятно, будет действовать и в нашем случае. Если он получает Малую Русь, зачем отказываться от Белой Руси? Лукашенко слишком энергичен, хочет играть собственную игру. Да, он сидит на «нефтяной игле», он зависит от дешевого газа. Но лучше и его «подвесить».
Сделать это очень просто. Нужно всего лишь вернуть в Беларусь кого-либо из тех, с кем Путин знаком лично. Под гарантии безопасности. Список таких людей достаточно широк – Урал Латыпов, Владимир Наумов, наконец, уже и вовсе забытый Владимир Мацкевич, бывший посол Беларуси в Белграде, с которым Путин знаком еще как с председателем КГБ РБ. Чем не кандидаты в премьер-министры? Кстати, и действующий премьер тоже вполне подходит в категорию лиц, кому Путин доверяет полностью.
Это можно было сделать давно. Но тогда Лукашенко колебался в пределах дозволенной амплитуды. После выборов 2010 года, казалось, амплитуда эта резко сузилась. Но в «украинском вопросе» противоречие оказалось слишком серьезным. Уговаривать бессмысленно: даже получив требуемые объемы нефти, «бульбатька» не согласился ввести санкции против мятежного Киева. Вводить войска на территорию Беларуси – слишком очевидная агрессия против субъекта так называемого «Союзного государства», члена ООН и т.д. Это не Крым. Это слишком близко к территории НАТО.
Можно, конечно, поверить Лукашенко в том, что он – не Янукович и не сбежит. Но, во-первых, от Януковича тоже никто не ждал, что тот сбежит. А, во-вторых, Лукашенко как раз, возможно, и останется на своем месте, но при этом выполнит требование по институционализации «пятой колонны», получающей указания от Москвы. И вот тогда власть в Беларуси переходит под контроль Кремля предельно просто – Россия поддержит требования Запада сменить систему выборов в парламент на пропорциональную. А уж там сработает принцип Муравьева-Виленского. Помните, граф говорил: «Чего не сделает русский штык, сделают русский учитель и русский поп». Замените учителя телевизором, и вы увидите, что схема уже начала реализовываться на практике.        
А об интернет-троллях, обеспечивающих своими комментариями нужный информационно-эмоциональный фон, позаботится светлая голова – Всеволод Вячеславович Янчевский, бывший член «Славянского Собора Белая Русь». Человек современный и пользующийся доверием. Заметалин, когда-то отстаивавший в беседах с российскими журналистами право Беларуси принимать суверенные решения, может спать спокойно: его дело в надежных руках.

О двойных стандартах 04.06.2014 3

Тут Александра Лукашенко пригласили на инаугурацию Петра Порошенко -- избранного президента Украины.

Просил бы коллег решить для себя, чего они больше хотят -- или, наоборот, не хотят -- поездки этой самой или же непоездки.

Не поедет Лукашенко в Киев -- начнут пинать его ногами: мол, вот же ж, гад, пошел опять на поводу у агрессора Путина, не использовал шанс укрепить суверенитет страны.

Поедет -- начнут пинать ногами уже Порошенко: якшается, дескать, с последним диктатором Европы.

Вот интересно: а можно будет написать об этом событии -- об инаугурации Порошенко П.А. -- без упоминания Лукашенко А.Г.? Понятно, что страшнее кошки зверя нет, что Беларусь -- родина слонов и центр Европы, а Лукашенко -- так и вовсе пуп земли. Но вот можно о нем не писать? Все равно ведь выбор небольшой: поедет или не поедет. И все комментарии, по существу, сведутся к тому, о чем я сказал в предыдущих абзацах. Причем все мы знаем, кто именно и что именно скажет.

Как скажут и о встречах АГЛ в Киеве в случае, если поедет. Встретится с Грибаускайте: ааааа, сволочь она, как и вся Европа, забыла о политзаключенных! Не встретится с Грибаускайте: ааааа, вот ведь, даже ближайшие соседи с ним не хотят разговаривать! Тоже небольшой выбор.

Ну, и наиболее глубокомысленные начнут муссировать, скоро ли Лукашенко окончательно сдаст суверенитет Беларуси Путину, либо удастся ли ему опять обмануть старую дуру Европу.

Скучно. Ничего нового.

Так, может быть, помолчим?

О Крымской войне и национальном единстве 02.03.2014 1

Прочел редакционный комментарийна "Нашай Нiве".
Принципиальных возражений нет.
Есть вопрос по поводу одной очевидной -- вероятно, не только для меня -- недоговорки.
Коллеги, вы действительно убеждены, что Лукашенко будет вести себя как Турчинов, а не как Янукович?

Кровь Майдана, или Урок для Беларуси 26.02.2014 11

Очень сильно написанный текст Александра Францкевича.
Он сказал то, чего никогда не осмелится сказать -- и не имеет права говорить -- мое поколение.Он имеет право говорить об этом. Мы -- нет.
Потому что он готов рисковать своей и чужими жизнями. Потому что у его поколения есть будущее. Потому что сейчас Лукашенко крадет его время.
У меня нет права рисковать чужой жизнью. Мое время закончилось; его уже украл Лукашенко. Мое политическое поколение может сейчас лишь давать советы тем, кто об этом попросит и захочет дослушать до конца. Смысл риска чужими жизнями для нас отсутствует. И права требовать этого риска от других у нас нет.
У Францкевича -- есть. У Киркевича -- есть. У Дашкевича -- есть. У Олиневича -- есть.
У нас -- нет.
Выросло новое поколение. Лукашенко его вырастил. Оно начало расти в тот момент, когда он вытеснил старую оппозицию на обочину улиц и площадей -- в 1996 году. В том году, когда Александру Францкевичу было шестнадцать лет. Мы все, те, кому сейчас под пятьдесят и за пятьдесят, стали навозом, на ошибках которого выросла эта молодежь.
Не говном стали -- навозом. На говне ничего не растет. Навоз -- нормальное органическое удобрение. Я никого не хочу оскорбить, да и себя тоже не хочу.
Янукович не пожелал вовремя удовлетворить требования парламентской оппозиции? Он получил ультиматум Майдана и в страхе исполнил его.
Возможно, так будет и с Лукашенко. Возможно. Хотя лично я не уверен.
Но голос Майдана -- это тот колокол, который будит Францкевича, Киркевича, Дашкевича, Олиневича. Это голос колокола надежды.
И, как ни печально для нас, стариков, он звонит не только по Лукашенко...

Посол Государства Израиль 12.02.2014 10

Посол Израиля Иосиф Шагал заявил, что с точки зрения представляемого им государства в Беларуси нет политических заключенных, поскольку все осужденные осуждены по статьям уголовного кодекса Беларуси.
Осмелюсь напомнить господину Шагалу, что, с точки зрения Советского Союза и его сателлитов Натан Щаранский был обычным уголовником и осужден был по статье уголовного кодекса СССР.
Напомню также господину Шагалу, что, с точки зрения Германии и ее сателлитов, Карл фон Осецки был обычным уголовником и осужден был по статье уголовного кодекса Германии.
Надеюсь, что хотя бы в этих вопросах точка зрения представляемого им государства не совпадает с точкой зрения Михаила Суслова и Альфреда Розенберга. Или все-таки совпадает?
И очень хотелось бы, чтобы правительство Израиля в лице премьер-министра публично либо поддержало своего посла, либо осудило его. А также высказало свое отношение не только к точке зрения Польши, о которой особо сказал господин Шагал, но и к точке зрения Соединенных Штатов Америки. Оно как-то спокойней будет для всех -- когда точки зрения известны.
Страницы: 1
Читать другие новости

Александр Федута