Закрытое письмо авторам открытых писем 14.08.2018

Жанр открытых писем, конечно, вполне уважаем мною, но не до такой же степени, чтобы не замечать его недостатков. Вся прошлая неделя прошла под знаком арестов и задержаний журналистов. Это было главным информационным поводом недели. Писали не только об этом, но – преимущественно. И это было правильно и справедливо. Это было главным. Сейчас широкая журналистская общественность начала осваивать жанр открытого письма к информационному начальству. Одна из экс-задержанных попрекнула пресловутую БелТА тем, что, оказывается, и ее журналисты «тырят» информацию у неназываемых «информационных агентств» -- по событиям в Венесуэле и прочих дружественных государствах; вторая обратилась к пресс-службе Следственного комитета; третья – и вовсе начала вслух жаловаться главе государства на то, что дозвониться до его пресс-секретаря может лишь четыре раза в год, как говорится, по большим праздникам. То есть, все эти широко известные в журналистских кругах факты, мало интересующие читателей интернет-ресурсов с миллионными посещениями, сейчас начали предаваться гласности с таким азартом, что уже через неделю смогут затмить собой и открытое уголовное дело, и принципы свободы слова, и даже личную боль и страдания семей задержанных. Когда-то мой наставник Евгений Будинас, редактируя мой текст, сказал, попыхивая трубкой: -- Федута, никогда не пиши о том, что волнует исключительно тебя. Напишешь один раз, напишешь другой, а с третьего раза тебя перестанут читать. Коллеги, я прочел уже три открытых письма и аналитических колонки о том, с каким трудом вам достается информация, как вы не можете дозвониться до Эйсмонт и как все вокруг «тырят» всё вокруг. Вы действительно уверены в том, что об этом стоит писать? Сейчас? Вам? Я – не уверен. Можете считать меня старым мудаком. Я разрешаю.

БОЛЬШОЕ ЗАКРЫТИЕ РТА 10.10.2016 2

В Венгрии закрыли крупнейшую оппозиционную газету с трудно выговариваемым названием: «Nepszabadsag». То есть, это я не выговорю, а Лявон Борщевский или Винцук Вечерко, скорее всего, выговорят. Они знают языков куда больше, чем я, и угро-финские среди них наверняка представлены. Закрыли газету просто: падение продаж. Это – официальная версия.Как когда-то в Беларуси закрыли «Белорусскую деловую газету». Правда, не из-за падения продаж, а из-за отсутствия рекламы, неподъемных тарифов на почтовые услуги, расценок на услуги государственных типографий и так далее. Сугубо, так сказать, экономические причины.На самом деле, всё было предельно просто. Власть устала видеть свое отражение в точном, умном и достаточно популярном зеркале. Выражение лица менять не хотелось. Проще было разбить зеркало. Или – если уж мы говорим о свободе слова – заткнуть рот. Раз уж сами журналисты не затыкались.«БДГ», если помните, выгоняли из типографий, из системы распространения (почта и «Союзпечать» у нас сугубо государственные). После перехода к публикациям за рубежом – держали машины сутками на границе, не давая толком растаможить печатную продукцию. Штрафовали. Судились, требуя бесконечного возмещения непонятно откуда бравшегося у этих людей морального ущерба. Помнится, один милицейский деятель указал: был вынужден обратиться к мануальному терапевту. И пояснил: массаж…И так было до тех пор, пока не передали сигнал: рекламный модуль в «БДГ» равняется неблагонадежности и финансированию оппозиции. Не сметь!И рекламодатели один за другим ушли. Своя рубашка была ближе к телу.Потом, через много лет, один талантливый имитатор политической оттепели в Беларуси встретился с Петром Марцевым – гениальным газетным менеджером, который делал лучшую газету страны. И дал понять: теперь – можно. Теперь, дескать, открывайте «БДГ» заново.Марцев рассказывал мне, улыбаясь:-- Да, деньги они все отняли, а теперь «позволили»? Я спросил: вам нужно? Верните деньги.Имитатор подумал и вполне дипломатически ответил:-- Ну, Вы же понимаете, что это невозможно.И Марцев не стал возрождать «БДГ». Просто потому, что понимал: делать качественную и вполне свободную газету в условиях, когда власть даже не юридически, а экономически способна тебя уничтожить в любой момент, нельзя. Это будет такой же имитацией свободы слова, как и любая лукашенковская оттепель.Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан родился в 1963 году. Мы с ним ровесники почти. Он тоже моложе Лукашенко и тоже не видел живого Сталина. Но мне кажется, что он вот-вот начнет отращивать усы. В честь кого? Не знаю. Просто – кажется.            Я свои сбрил через три дня после выхода из «американки».
Страницы: 1
Читать другие новости

Александр Федута