АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Выборы-2019 Изменение Конституции Европейские игры в Минске Куропаты Беларусь-Россия Убийство Павла Шеремета

Цена жизни ребенка 30.08.2018

Самый громкий скандал нынешней недели – бесспорно, медицинский. Не с коррупцией формально связанный – с вакцинацией. Ребенку сделали укол с вакциной, не сертифицированной надлежащим образом на белорусском рынке, ребенок умер. Журналист написал об этом. Министерство обиделось и обратилось в прокуратуру с заявлением, что статья журналиста С. угрожает национальной безопасности. От применения не имеющей сертификата на белорусском рынке корейской вакцины умер один ребенок. В интернете обращают внимание: умер всего один ребенок, причем точно так же умирают от вакцин, производимых в других странах и имеющих надлежащие сертификаты, выданные в соответствии с белорусским законодательством. Не будем оспаривать очевидные истины, хотя цинизм подобной постановки вопроса по отношению к родителям умершего младенца очевиден. Зададимся другим вопросом. Представители министерства здравоохранения объявили, что закупка не зарегистрированной надлежащим образом в Беларуси вакцины была произведена для предупреждения чрезвычайной ситуации. Стоп, уважаемые граждане, с этого места, если можно, чуть подробнее. Какая чрезвычайная ситуация? Согласно какому закону вы ее определили? Значит ли, что по этому закону можно нарушать другой закон – причем тот, который был разработан в самом же министерстве здравоохранения и принят, как я понимаю, по правительственной инициативе? И почему вы жалуетесь сейчас в прокуратуру на журналиста, который об этом всем написал, в то время, как граждане Республики Беларусь вправе ожидать, что прокуратура задаст вам вопрос, на основании какого именно закона вы нарушили закон, определяющий порядок поступления лекарств на белорусский рынок? Упаси боже, я не требую, чтобы полетели очередные головы в руководстве многострадального Министерства здравоохранения. Мне вообще ни Жарко, ни холодно от того, кто именно является сегодня министром. Но я точно знаю, что я, как и девять с лишним миллионов моих сограждан, являюсь пациентом. И я вправе, по крайней мере, рассчитывать, что за качество лекарств, которые я покупаю на территории Республики Беларусь кто-то отвечает. Кто? Министерство здравоохранения – а вовсе не журналист, который об этом пишет. В частности, я должен иметь государственные гарантии того, что в государственном медицинском учреждении мне не сделают укол какой-нибудь, простите, жидкостью, которая не прошла регистрации в соответствии с законом. Мне уже возразили: дескать, ну да, у нас не прошла, но прошла в Бангладеш, Эфиопии и Узбекистане. Несомненно, это самые продвинутые в области здравоохранения страны – по мнению белорусского Минздрава. Но я предпочел бы, по крайней мере, ссылку на Бельгию или Швецию. Почему-то оно было бы как-то спокойней. Или, по крайней мере, на Индию с Китаем, раз уж наше министерство так неровно дышит по отношению к Европе. Но мне предлагают равняться на Эфиопию. Второй вопрос – уже из разряда циничных. Предположим, от вакцины умирает внук не инженера какого-нибудь рядового, а министра. Например, министра здравоохранения (специально не беру чиновника рангом выше: хватает высокопоставленных бабушек и дедушек, которые немедленно примут это за намек). Как тогда будет реагировать министерство? Будет ли обвинять журналиста, который напишет об этом эксцессе, в попытке подорвать национальную безопасность?.. Ах, простите, я забыл, что семьи чиновников высшего уровня обслуживаются сегодня в совершенно иных условиях, для чего и была специально построена новейшая больница. Их безопасности ничто не угрожает – даже журналисты. А безопасность рядовых пациентов – ничто, о ней думать не стоит? И если думают, то почему обязательно нужно нарушать закон? Одна из причин закупки пресловутой корейской вакцины, как утверждают, -- дешевизна. Мы – такая богатая страна, проводящая европейские спортивные игры, имеющая ледовый дворец в каждом областном и некоторых районных центрах, гордящаяся тем, сколько она тратит на демонстрацию здоровья своих граждан на международной арене во время состязаний, -- мы руководствуемся при закупке медицинского препарата исключительно его дешевизной? Братцы-чиновники, вы там совсем белены объелись, что ли? Вы действительно считаете, что на жизнях ваших сограждан можно экономить – да еще и с нарушением закона? Жизнь ребенка дешевле порции вакцины, не прошедшей регистрации? Тогда вы просто обнаглели. Беларусь не настолько богата, чтобы разбрасываться жизнями собственных граждан. Даже одной жизнью. Она дороже стоит. Она бесценна.

Брызнули осколки 09.03.2015 3

Со словами бережно надо. Аккуратно. А то посуда в пол полетит, осколки брызнут. Может не склеиться.

Я, честно говоря, не понял, почему вообще началась вся эта дискуссия вокруг пресс-релиза Белорусского ПЭН-центра об итогах общего собрания. Я о том, что кто-то якобы притесняет белорусских русскоязычных писателей.
Я -- член Белорусского ПЭН-центра и Союза белорусских писателей. Ни в одной из двух этих организаций я не чувствую себя сколько-нибудь притесненным или дискриминированным. Убежден: точно так же не чувствуют такого давления и гораздо более крупные писатели -- Светлана Алексиевич, Дмитрий Строцев, Виктор Мартинович. Алексиевич регулярно переводят на белорусский язык, Мартинович сам начал писать на белорусском языке.
При этом никто из русскоязычных писателей -- членов ПЭН-центра -- не инициировал своей "защиты" и никак не поддержал подобную инициативу. Нам хватает того, что ПЭН делает для развития белорусской литературы. Я имею в виду и постоянные и многочисленные заявления Рады ПЭНа о состоянии свободы слова в стране, и о целенаправленной политике белорусского государства, направленной на сужение сферы употребления белорусского языка, и о переводах мировой литературы, в том числе современной, на белорусский язык. Потому что защищая интересы литературы и читателя, ПЭН одновременно защищает и наши интересы.
Именно поэтому я, например, изначально воспринял заявление о якобы имеющем место "притеснении" исключительно как досадное недоразумение. И вот почему.
У истоков белорусского ПЭНа стояло много прекрасных писателей, в том числе -- Алесь Адамович и Валентин Тарас. Оба -- двуязычные, писавшие как на белорусском, так и на русском языке. И это никак не влияло на их отношения ни с Василем Быковым, ни с Рыгором Бородулиным, ни с Владимиром Короткевичем.
Поэтому лично я с искренним огорчением воспринял заявление глубоко и искренне уважаемого мною автора "Русской книги" и "Майстроўнi" Сергея Дубавца о том, что он выходит из ПЭНа. Мне кажется, что Сергей Иванович несколько поторопился с выводами. Конечно, неприятно, что эта информация стала первой, которая заставила общество заговорить о ПЭНе. Скандалы всегда неприятны. Но, с другой стороны, это лучше, чем полное отсутствие и информации, и дискуссий о деятельности нашей организации. Это говорит о том, что ПЭН жив, и его репутация далеко не безразлична членам ПЭНа.
Андрею Хадановичу было, что сказать на общем собрании о деятельности ПЭНа. Председатель контрольной комиссии центра, Владимир Сивчиков, белорусский белорусскоязычный писатель и издатель, особо отметил, что настолько содержательный отчет о работе был сделан впервые за много лет. Возможно, это было связано с тем, что особое внимание руководство ПЭНа начало уделять молодым -- к которым я, увы, не отношусь. Как, впрочем, и Сергей Иванович. Ничего не поделаешь, стареем.
Именно поэтому я предложил бы не бросать в пол посуду. Можно разбить горшки, тарелки и бокалы -- в зависимости от того, что именно вы бить предпочитаете. Но если мы все расколотим, то кроме осколков останется одноразовая пластиковая посуда. Ее и так хватает на полках.
Руководство ПЭНа должно извиниться как перед нашими белорусскоязычными коллегами, так и перед нами: заявление о том, что нас нужно защищать по языковому признаку, кажется мне унизительным. Представляю, как себя ощущает уважаемый мною и очень большой поэт Дмитрий Строцев.
Человеку, столь безграмотно составившему пресс-релиз, что следствием его стал скандал, нужно публично посыпать голову пеплом, взять в руки ремень, пойти к Сергею Дубавцу и попросить, чтобы его выпороли. Ну, или топорик с собой захватить -- если Сергей Иванович крови потребует. Но, думаю, что повинную голову ни меч, ни топор сечь не будет.
Прессу и друзей-блогеров попрошу скандал не раздувать. Это не указание, это личная просьба. Хватит, уже, говорят, российские желтые телеканалы начали в ПЭН звонить с вопросами. А поскольку там ответов не дают, то вместо ответов, того и гляди, начнут цитировать выписки из комментариев в ФейсБуке некоторых не слишком осторожных в выборе слов молодых коллег. А нам не нужно давать поводов для подобных цитат: "Регнум" и "Гавньюс" не дремлют.
В общем, как-то так.
Я написал этот текст с одной целью. Чтобы исчерпать недоразумение. Это в интересах всех нас. Хватит лить воду на мельницу Чергинца, ребята, просто хватит.
Sapienti sat. Иногда даже -- BelSAT.
Простите за неудачную попытку пошутить.

Страницы: 1
Читать другие новости