Как мало нужно для счастья...

Белорусскоязычное выступление Сергея Румаса на церемонии «Звездный матч – 2018» вызвало у прессы эмоции, не скажу, чтобы граничащие с восторгом, однако обозначившие очередной приступ доброжелательности к главе правительства. Некоторые журналисты даже начали подсчитывать, кто из премьеров вообще публично говорил на белорусском языке. Собственно говоря, именно этот подсчет меня несколько и смутил. Дело не в цифре: четверо из десяти (то есть, очевидное меньшинство). Дело в принципе. Как мало, оказывается, нужно сегодня для нашего счастья – просто чтобы умный человек «по бумаге» выступил на государственном языке, символизирующем принадлежность к титульной нации. И даже вот торжественно анонсировали: премьер-министр и руководитель федерации футбола… Стоп. Остановимся и задумаемся. Кто же из двоих этих функционеров – высокопоставленный спортивный или еще более высокопоставленный государственный – заговорил на белорусском языке? То есть, не нужно меня убеждать в том, что он у нас один в двух лицах, ибо это, как говорится, и ежику, рекламирующему в минском метрополитене мебельные салоны, понятно.  Но у одной биологической особи может быть несколько совершенно различных политических функций. И от премьер-министра Беларуси я пока выступления на белорусском языке не слышал. Он ведь не депутатам отчитывался о проделанной работе, не правительственную программу обосновывал, не заседание правительства вел и даже не давал комментарий белорусскому (да, будем считать, что белорусскому!) телевидению, выйдя из кабинета президента. Он приветствовал собравшихся именно как глава футбольной федерации. Вот этому спортивному чиновнику (Сергею Николаевичу Румасу) и должны быть выражены полное наше почтение и симпатия. А премьеру (тоже Сергею Николаевичу Румасу) по языковому признаку пока симпатизировать не за что. Он знание языка (по бумажке ли, без таковой) не продемонстрировал. И в этом отношении гораздо более симпатичен поступок другого государственного мужа, я бы даже сказал – одного из столпов белорусской спортивной власти – министра спорта и туризма Сергея Ковальчука. Бывший сотрудник Службы безопасности президента, военнослужащий, как говорится, до последней клетки костного мозга, выходит на трибуну и начинает говорить на белорусском языке без бумаги. То есть, Румасу текст подготовили, а, стало быть, это был вполне предусмотренный и продуманный шаг. А Ковальчуку никто ничего не готовил, и вряд ли аппарат БФФ (или все-таки – Совета Министров?) согласовывал с ним лингвистические вопросы. Так что для Сергея Михайловича случившееся, скорее всего, было сплошной импровизацией. И он с нею справился. Понятно, конечно: выступай на этой церемонии Сергей первый (который Николаевич) на русском языке, так и Сергей второй (который Михайлович) не вспомнил бы в сложившейся ситуации о существовании Богдановича и Короткевича (мало того – о ужас! – языке Позняка и Некляева). Чиновники у нас народ пуганый, передвигается либо табунами, либо небольшими группами и ориентируется преимущественно на мнение вожака. В данном случае роль вожака играл глава правительства, так что члену правительства довелось на ходу приспосабливаться к новым условия. Я думаю, что одного совещания, проведенного главой Совета Безопасности (а таковым у нас по должности является вовсе не государственный секретарь, а, простите за режущее слух словосочетание, действующий президент Национального Олимпийского Комитета) на белорусском языке, было бы вполне достаточно, чтобы половина чиновников страны завтра же на нем заговорили. Вторая половина при этом вышла бы из отпусков, отгулов и больничных послезавтра специально для того, чтобы так же публично продемонстрировать его знание. При этом всем было бы абсолютно безразлично, проводит ли глава НОК на белорусском языке заседание Совета Безопасности или заседание Национального Олимпийского Комитета. Эффект был бы приблизительно одинаковый. И я представляю, как счастливо было бы все демократическое сообщество. Кроме меня. И не потому, что я не умею говорить на белорусском языке. Умею. Просто мне бы еще нормальную экономику и приемлемый для мыслящего человека уровень демократии. Вот тогда и я был бы счастлив. Но если вам, друзья мои, для счастья достаточно выступления главы правительства на футбольной церемонии на белорусском языке и по бумажке, то я готов подождать и остаться в меньшинстве.
06.12.18 19:49

Александр Федута