Себе в ущерб? Плевать! Зато США довольны 31.10.2018

Президент Беларуси чрезмерно разговорчивый человек, факт известный. Заносит его обычно в двух случаях: когда он на кого-то гневается или кому-то льстит. В этот раз Александр Лукашенко льстил – на встрече с помощником государственного секретаря США по европейским и евразийским делам Аароном Уэссом Митчеллом.

Цитата: «Если мы с вами продвинемся в наших отношениях, я вам обещаю, что белорусы у вас будут самыми надежными, честными и искренними партнерами. По крайней мере, если мы договоримся, и в Беларуси что-то вам пообещаем, даже в ущерб себе мы это исполним».

Это вообще что такое? Как президент суверенной страны может обещать какому-то чиновнику из другой страны, что он готов нанести ущерб своей родине, только бы начальники этого чиновника погладили его по голове: «Молодец, исправился «последний диктатор» Европы»?

Или если перед президентом посланник из США, то обещать можно что угодно? Осуждения со стороны местных экспертов, журналистов и «политиков» не будет, ведь нам «жизненно необходимо» налаживать диалог с американскими партнерами, пусть для начала и посредством  публичного расшаркивания со стороны президента, Лукашенко – тип эксцентричный, ему простителен некоторый перебор с гостеприимством.

На Мюнхенской конференции по безопасности президент Беларуси еще раз «прогнулся»: по его словам, без США конфликт на юго-востоке Украины не будет улажен. Такая вот странная дипломатия: на конференции, названной в честь немецкого города Мюнхена, Лукашенко сообщает, что немцы беспомощны в качестве миротворцев. А несколько дней назад в Гомеле во время встречи с президентом Украины он такими же беспомощными считал и американцев и предлагал решать «украинский вопрос» на троих, т.е. силами России, Украины и Беларуси.

На той же конференции он заявил, что Беларусь и Россия непременно дадут адекватный ответ на строительство «форта Трампа» в Польше. Ну, Россия пусть сама за себя говорит, а вот Беларусь…  Беларусь, как утверждает Лукашенко, готова содействовать США в ущерб собственным национальным интересам. А если США «попросят» нас не реагировать на строительство форта и, более того, каким-либо образом мешать «адекватному ответу» России на «углубление сотрудничества США и Польши в военной сфере»? Как мы перенесем ущерб, который в таком случае нам обеспечит разъяренный Кремль?

Болтать о «многовекторности», конечно, не запрещено, но продать ее, если ты ничтожен в экономическом, политическом и военном отношении, невозможно. И плевать хотели в Вашингтоне на расшаркивания беларуского президента перед их чиновником. У США уже есть «отдавшиеся» им Польша, Литва, Латвия, Эстония и настойчиво «предлагающая себя» Украина, потому услуги Беларуси в Восточно-Европейском регионе стоят не больше коммунальных платежей диппредставительства США в Минске.  

А ведь как начинал Лукашенко: весь из себя антиамериканский лидер молодой страны и просоветский «интегратор». Теперь же мы видим безыдейного стареющего автократа, который, желая удержаться в президентском кресле, заискивает даже не перед госсекретарем США, но перед его помощником.

Может, одумается все-таки на старости лет и снова идейным станет, а то, боюсь, его многовекторность нас до добра не доведет…

Г-да Лукашенко и Румас, нас «наклонили», да? 24.09.2018

Согласитесь, странный какой-то саммит прошел в Сочи 21 сентября: встречались президенты и премьеры стран, находящихся в нескольких интеграционных объединениях, а информации о договоренностях в беларуских СМИ меньше, чем с арбузной бахчи Лукашенко.

Что российские СМИ мало освещали событие, так это нормально: никаких важных документов (например, о размещении российской военной базы в Беларуси) не подписывали, имеет ли смысл заполнять печать, эфир и сеть «чисто технической» нудятиной, когда потребителей информации интересуют Сирия,  Скрипаль-Петров-Боширов, выборы в Приморье, Хабаровском крае и Хакасии, футбол и Трамп.

Но наши хлопцы (что геи, что контрабандисты, что спецслужбисты) на денек-другой в Солсбери не мотаются, наши военные в Сирию воевать не едут, а все мы такой чепухой, как выборы губернаторов и мэров, не занимаемся, потому что губернаторов и мэров нам дает президент, – то есть обсуждать нечего. Думали, что вот вернутся Лукашенко и Румас из Сочи и сочно, в красках и подробностях, расскажут народу, как они этих кремлевских уделали, и тогда беларуская медиасфера  просто распухнет от интервью-анализов-прогнозов-статей-мнений.

Однако оба, что президент, что премьер, оказались скупы на слова и эмоции. Ну, Румасу еще простительно,  он и по долгу службы должен бормотать ту самую техническую нудятину. Но Лукашенко, любитель похвалиться даже тем, чего никогда не будет,  – он-то чего лишь уныло говорит, что «отторжения нет»? Нам что, кричать от восторга, что у руководства двух союзных (!!!) стран такие вот отношения?! Нет отторжения… Что за невероятная чушь! Нет, союзники обычно отторгают, извергают, изрыгают друг друга!..

Кажется, желаемого (в живых деньгах и в пересчете на них) у кремлевских выбить не получилось. И более того, проклятые русские империалисты-шовинисты, полагаю, предложили нашим кое о чем крепко подумать. Это кое-что политического свойства. И беларуское руководство, по-видимому, сразу начало думать. В противном случае мы бы уже услышали от Александра Лукашенко, что «наклонить нас ни у кого не получится». Уже «наклонили», что ли? Ну, если «нет отторжения», такой вывод напрашивается сам собой.

Шутить, язвить и скабрёзничать, цитируя президента Беларуси, можно долго, но я не стану лезть на территорию известного лукашенковеда Владимира Подгола. Несмотря на то, что информации  с саммита ничтожно мало (и это при том, что Лукашенко и Путин говорили один на один шесть часов), серьезно оценить «скупость слов и эмоций» беларуского руководства после саммита все-таки придется.

И моя серьезная оценка такова. Беларуские большие начальники не хвалятся успехами на «восточном фронте», не называют отдельных граждан России и всех русских отморозками, идиотами и варварами, не пугают нас, рядовых беларусов, планами Кремля по включению Беларуси в состав России до следующей годовщины БНР, по той причине, что до них – вы не поверите! – наконец, дошло: так, как раньше, уже не будет.  Их предупреждали о таком повороте событий, причем не только из Москвы (которую они предпочитали не слушать, сами себя успокаивали:  союзник ей нужен, раскошелится на миллиард, другой, пятый, шестой). Их предупреждали отовсюду; нет, не какие-то специальные советники из Вашингтона, Варшавы или Пекина; ход мировой истории, экономические, политические, социальные процессы прямо криком кричали: «Господа тугодумы из беларускиой власти, срочно определяйтесь, с кем вы и что можете предложить действительно ценного и весомого, чтобы ваш уход из альянса был потерей для других его участников. Если же вы хотите жить «сами по себе», то сообщите об этом с национальной политической трибуны и подтвердите свое намерение конкретным действием, после которого ни у кого не будет сомнений, что вы на самом деле выбрали такой путь. Иначе ваше государство ждут большие трудности. Поймите, никто никому ничего не обязан в этом мире».

И вот думают наши большие начальники…

Только что они придумают?

Боюсь, как бы их думы не ограничились тем, где и как достать денег на текущие нужды.  И тогда о переговорах с Москвой Лукашенко, сильно опечаленный и своим выражением лица этой печали не скрывающий, будет повторять: «Переговоры тяжелые, но результативные». Однако все в стране поймут его так: «Переговоры раз от разу все тяжелее и все менее результативные». Нет, результаты, разумеется, проявятся, только не такие, к каким привыкли большие беларуские начальники. Беда еще в том, что переговоры с другими «партнерами» будут идентичны переговорам с Москвой. И заклинания о «многовекторности» не помогут.

Опять россиянка гадит! 12.09.2018

Было время, в российских политизированных кругах говорили «англичанка гадит», подозревая или прямо обвиняя Англию в действиях во вред России.

Между тем, Россия часто выступала на стороне Англии или в ее интересах. Вынужденно, исходя из сложившихся обстоятельств, или сознательно, имея расчеты в свою пользу, не так важно. Это и не удивительно в условиях внутриевропейской конкуренции, ведь и Англия, и Россия как бы не совсем Европа. Континентальную Европу англичане именуют the Continent. Жители Москвы и Петербурга называли и называют Европу Европой, словно бы их столицы находятся в Азии.

Противостояние с Европой не делало Англию и Россию союзниками (а если и делало, то на короткое время, например, во 2-й Мировую войну), и «гадила англичанка» таким образом, что натравливала Европу (Францию, Германию) на Россию или подталкивала Россию к неким недружественным действиям по отношению к Европе.

Сейчас она гадит иначе: напрямую целит в Россию, потому что последняя входит в когорту стран, которые каждая по своему нарушают глобальный миропорядок. Сохранять такой порядок, когда Лондон является финансовой столицей мира, Англия должна, что называется, по определению. Получается, теперь гадит, причем всему миру (тому, что так дорог сердцу англичанки), уже россиянка.

Правда, до 2014 года (уход Крыма из Украины) Россия как-то не особенно гадила, сильный возмущений в ее сторону не было слышно. Или все-таки гадила? Гадила, гадила! Только не англичанам, не континентальным европейцам и не прочим адептам глобального «либерального» миропорядка. Беларуская власть и беларуская оппозиция не дадут соврать: и до 2014 года все беды исходили от России.

Беды эти своей причиной имеет то, что Россия позволяет себе – наглость несусветная! – что-то требовать от Беларуси в качестве «благодарности» за многолетнюю ресурсную поддержку. Вообще говоря, Беларусь и «цивилизованный мир» (в лице ее и его правителей, властителей дум и разного рода дельцов из большого бизнеса) уверены, что Россия начинает «гадить» им в тот момент, как только задумывается о своих национальных интересах.

Россия не гадит, когда не мешает НАТО бомбить Югославию. Но вот она вступается в Сирии за Асада и «мочит» там террористов всех мастей – сразу гадит. Покупают граждане России недвижимость и футбольные клубы в той же Англии до эпохи «Крымнаш» – это они покупают на хорошие русские деньги. Но наступает «Крымнаш» – и русские вложения в Англию уже дурно пахнут, а русские олигархи из уважаемых инвесторов превращаются в хапнувших чужое бандитов, против которых необходимо вводить санкции.

Россия не гадит Беларуси и беларускому правящему классу, пока прикрывает политически и помогает экономически «последнему диктатору в Европе» Александру Лукашенко. Но вот Крым становится российским, Донбасс не соглашается с претензиями майданного Киева – Лукашенко демонстрирует нейтралитет по отношению к российско-украинскому конфликту, и он уже не «последний диктатор» для Европы, потому на предложение Кремля разместить на территории Беларуси военную базу отвечает: «Нет!» Конечно, нет, ведь база – это «гадить» на поле едва наметившегося позитивного диалога между Беларусью и Европейским союзом.

И действительно, Беларусь – суверенное государство с независимой внешней политикой, и обязанность союзной России заключается в обеспечении этого суверенитета и этой независимости деньгами и разными экономическими преференциями. Если Россия свою обязанность не исполняет в должной, определенной беларуской стороной мере по той причине, что Беларусь всячески увиливает от следования союзническому долгу и не соблюдает даже элементарных приличий союзника, это значит: Россия гадит Беларуси!

Отношение беларуской оппозиции к России честнее, нежели у беларуского правящего класса; оппозиция убеждена: Россия гадит Беларуси всегда, вне зависимости от того, направляет ли в ее сторону реки дешевой нефти или, напротив, прикрывает нефтяной офшор.

Ну, и как нам жить с таким соседом? Ответ на этот вопрос нужно давать обязательно, потому что Россия и дальше будет «гадить». Если не будет, то ее как серьезной державы просто не станет, и тогда нам тоже несдобровать (мы хоть сколько-нибудь интересны Западу ровно до тех пор, пока имеем особые отношения с Россией). По линии Россия/Запад (тут не надо разделять США, Англию и Европу) все ясно: «гадкие» поступки России Запад не забудет, не простит.

А наше мнение о России, оно претерпит трансформацию или законсервируется? Как по мне, так использование формулы «опять россиянка гадит» надо прекращать. Уже сегодня (хотя следовало сделать это еще позавчера). Нельзя бесконечно винить того, кто тебе помогает, в том, что он помогает недостаточно. На житейском уровне так вести себя неприлично и недальновидно. На политическом уровне о приличиях много не думают, но выгоду не упускают. Мы же рискуем потерять «помощника».

Мне кажется, даже антисоветчики и русофобы из беларуской оппозиции понимают: если помощник станет тратить на себя самого силы и средства, которые раньше он тратил на нас, то беларуская независимость будет выглядеть не ахти. Бедные, но гордые – это не про нас; антисоветчики и русофобы знают народ, который они хотят возглавить, потому и они выберут (но до поры до времени не признаются) Россию, которая «гадит» Беларуси дотациями, торговыми преференциями, рефинансированием долгов и прочими приятными вещами.

Беларусь и новый СССР 31.07.2018

Скоро 27 лет, как Беларусь стала независимым государством. Александр Лукашенко сохраняет за собой пост президента уже 24 года.

Срок достаточный, чтобы «пропитаться» идеей и практикой суверенной Беларуси. Потому удивительно, что от бессменного президента и его подчиненных из разных институций (от министерств и парламента до СМИ), а так же от оппозиционеров мы часто слышим настороженные рассуждения о независимости: мол, не ровен час, нас захватят, аннексируют, включат с состав другого государства.

Почему так мыслит оппозиция, понятно: действующая власть многие годы была недостаточно национально-ориентированной, оттого Беларусь до сих пор находится под сильным влиянием России, которая настолько к этому привыкла, что не потерпит дрейфа Беларуси на Запад, причем не потерпит с такой страстью и решительностью, что ликвидирует беларусскую государственность.

Не знаю, верят ли сами оппозиционеры в такую грустную перспективу для Беларуси, скорее нет, чем да, но они слишком долго говорят об угрозе независимости с востока и, по-видимому, просто не могут остановиться. Ведь в противном случае, т.е. если угрозы с востока не существует и Беларусь остается суверенной, надо выдумывать новый «политический рассказ». О чем он будет? О вступлении в ЕС? Нет, давайте уж лучше 51-м или 52-м штатом в США.

У критиков Лукашенко удобная позиция: Россия-империя не отпускает Беларусь-колонию, а действующий режим не может должным образом противостоять таким ее действиям; вот если бы мы, теперешние оппозиционеры, были во власти, то непременно бы сделали (верьте на слово, патриот-националист в таких делах не врет) Беларусь по-настоящему независимым государством (читай: отдаленной от России политически, экономически и культурно).

Оппозиционеры делятся представлениями о другой Беларуси, но пока не имеют возможности соединить их с практикой, потому их нельзя назвать ни фантазерами, ни реалистами, и уточняющих вопросов к ним нет: в своей критике Лукашенко и отрицательном отношении к союзничеству с Россией они последовательны в течение многих лет.

Но вот к Александру Лукашенко и его команде есть вопрос: «Как так: вы же 24 года руководите страной – и теперь сообщаете народу, что страны может и не быть, что она войдет в состав другой страны?» Складывается впечатление, что некая часть беларусского руководства просто устала от независимости даже в ее усеченном формате. Не оттого, что хочется подчиниться кому-то, но оттого, что в проекте независимости не осталось созидательного потенциала. Беларусь как государство достигло предела роста. Не надо думать, что это исключительно наша вина, внешние обстоятельства оказывали и продолжают оказывать серьезное воздействие на становления нашего государства. Проблема в том, что на современном этапе ни один из более или менее значительных мировых игроков не горит желанием вкладываться в развитие Беларуси.

Разговор не столько об инвестициях в индустриальные, логистические и прочие предприятия (какие-то средства так или иначе в страну поступают), разговор, скорее, о Беларуси в целом, ее роли в отношениях между теми самыми более или менее значительными мировыми игроками. Условного «плана Маршалла» не предвидится. Более того, уже совсем скоро мы не сможем получать ощутимую экономическую выгоду от участия в Союзном государстве и Евразийском союзе. Вообще-то, первое вкупе со вторым и было для Беларуси своеобразным «планом Маршалла». Но план на то и план, чтобы иметь конечную стадию реализации.

Нам следует исходить из убеждения, что Беларусь как независимое государство состоялось и ее суверенитету не угрожает ни одно государство и ни одно межгосударственное объединение в мире. Лукашенко и его антироссийски настроенные единомышленники из оппозиции все пугают народ потерей независимости, тогда как сам народ свыкся с мыслью о суверенной Беларуси и практикой жизни в ней. Вот не бывает в Беларуси минус 50 по Цельсию, потому никто не готовит жилище к такой зиме. Примерно то же самое с независимостью: она будет плюс-минус прежней, как и зимы. Россию устраивает союзная Беларусь (впрочем, равно как и не очень союзная, но в этом случае без российской ресурсной поддержки), а Польше Беларусь просто не по зубам.

Но чтобы развитие государства не остановилось, мало убежденности в незыблемости суверенитета, нужно еще расстаться с навязчивой и вредной идеей сделать из Беларуси «мост» между Россией и ЕС или «восточноевропейскую Швейцарию». Вне интеграционных проектов Беларусь ожидает перспектива экономического упадка и фактического исключения из исторического процесса в его политическом измерении.

Правда, «интегрироваться» мы пока хотим и умеем исключительно в следующем формате: вы (другие участники интеграции) дайте нам то-то и то-то, а мы потом подумаем, имеет ли смысл хоть что-то давать вам взамен. Разумеется, такой вывод делается на основании попыток интеграции Беларуси с Россией. Попыток в другом направлении Беларусь не делала, проверить, как бы она себя вела, стремясь стать «своей» для ЕС, невозможно. Беларусь уже никогда не станет членом ЕС. Не буду повторять слова о кризисе ЕС (я не уверен, что нынешние проблемы так уж опасны для единства ЕС), просто скажу, что расширения ЕС в ближайшем будущем не предвидится и брать на содержание очередную польшу-литву-латвию-болгарию-румынию в Брюсселе, Берлине и Париже точно не собираются.

Итак, хотим выглядеть приличной европейской страной – необходима тесная кооперация с другими странами. Какими? Не с Китаем во всяком случае, что бы там ни трубили госСМИ о нашем стратегическом партнерстве с ним. Сейчас Китай, в известном смысле, повторяет действия транснациональных корпораций, которые инвестировали в создание производств по всей Юго-Восточной Азии. Китай ищет, куда выгодно вложиться. Но кроме этого, еще и привозит своих рабочих работать на построенные им за границей предприятия. А не хотите так – получите связанные кредиты: купите на них наше же оборудование и потом верните с процентами, небольшими, но все равно, кредит ведь.

Если у теперешнего руководства Беларуси цель одна: продержаться у власти как можно дольше, – то и Китай в качестве главного экономического, политического и военного партнера подойдет. Однако целью государства Беларусь не может быть превращение в провинцию далекого Китая (как и любого другого государства).

Что ни выдумывай, но интегрироваться нам придется на постсоветском пространстве, и лучше бы не в рамках безыдейного Евразийского союза, а в проекте нового СССР. Ясно, что СССР сегодня не расшифруешь, как прежде, где те советские социалистические республики?! Но зато есть их правопреемницы, они же учредительницы ООН: Беларусь, Россия, Украина, – они же основательницы того, старого СССР (такого старого, что ему и 100 еще бы не исполнилось, не «распусти» его три неумных персонажа: Ельцин, Кравчук и Шушкевич).

Нет советских социалистических республик, что же, давайте расшифровывать аббревиатуру «СССР», например, так: Союз Суверенных Социальных Республик. Или как-то иначе (Россия и Украина официально вроде и республиками не именуются), но четыре буквы СССР необходимо оставить., и чтобы в английском варианте получалось USSR. Имя обладает невероятной силой. Представляете, какой будет медийный выхлоп: создается новый СССР! Как затараторят в мировых столицах! Все либертарианцы и антисоветчики захлебнутся желчью, доказывая, почему ничего подобного не должно быть в современном мире и что нужно делать, чтобы не допустить второго пришествия СССР. И сколько крику мы услышим от националистов в Беларуси и Украине, а также шовинистов, «белогвардейцев» и адептов «русского мира» в России!

Даже по предполагаемой реакции многих граждан трех стран понятно, что работа только на пропагандистском поле предстоит трудная, нудная и долгая, а уж как дело дойдет до реальной «спайки» экономики, политики, социальных и культурных аспектов, то сердечные приступы при согласовании договоров станут массовыми среди разработчиков оных.

Мне кажется, что именно Беларусь с ее «остатками советского» должна вбросить в информационное пространство идею создания нового СССР. Ждать этого от нынешней Украины в высшей степени нелепо (хотя Союз ей жизненно важен, будущее подтвердит): ладно Киев отчаянно бьется за поставки газа, принадлежащего России-агрессору, но идти на союз с агрессором… Нет, всякому абсурду есть предел.

Россия, выдвигая инициативу создания нового СССР, тоже будет выглядеть хуже Беларуси, потому что интеграционные предложения России всегда интерпретируются за ее границами как желание снова стать империей с прицелом на ликвидацию суверенитета союзников.

Но и Беларусь не идеальный перводвигатель нового СССР, прежде всего в силу своей репутации у российского истеблишмента: мы слишком многого требовали от Москвы в рамках Союзного государства и Евразийского союза и были чересчур скупы на отдачу. Поэтому нам придется доказать, что мы действительно заинтересованы в СССР (как проекте, который обещает технологический, экономический, социальный, политический и культурный рывок), а не в очередной порции российских дотаций.

К слову сказать, в советский период Беларусь и Украина, в отличие, скажем, от Грузии или Литвы, хорошо работали на союзную копилку (РСФСР, разумеется, была лидером по отчислениям в эту копилку). Следовательно, нет ничего удивительного в том, что строительство нового СССР начнут именно эти три страны: они имеют опыт ответственного сотрудничества в проекте, который способствовал развитию каждого из участвовавших в нем.

И да, новый СССР опять будет левым. Без большевистских перегибов, но все-таки левым. Другого СССР быть не может. А если может, то это не СССР вовсе, это всего лишь некая международная организация, участники которой, с примеру, подписали соглашения, гарантирующие свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы между странами. Такого в мире хватает. А нового большого левого проекта нет. Надо, чтобы появился.

Прочитав всю заметку или только взглянув на ее заголовок, кто-то подумает, что автор либо оригинальничает: мол, видите, о чем позволяю себе писать, – либо и вправду, будучи недалеким человеком или ностальгирующим мечтателем, не понимает, что нынешнее состояние дел в политике, экономике, идейной сфере и обществе в целом не предполагает в обозримом будущем такого проекта, как новый СССР. Оставим в стороне «цивилизованный мир», который обязательно будет мешать становлению СССР-2, и посмотрим на тех, кто предположительно будет создавать новый союз.

Россия: «белогвардейщина», помноженная на «русский мир»; олигархи и антисоциальная политика правительства; плюс тотальное доминирование антисоветчиков в СМИ.

Беларусь: государственно-бюрократический капитализм, который с уходом Лукашенко «усугубится» открытой олигархией, станет «подкармливать» националистов (чтобы не только материальные ресурсы и госуправление, но также идеология была в его руках) и «крепить» дружбу с Западом (иначе ведь нельзя, если не хотите быть «поглощены», «аннексированы» или «удушены в братских объятиях» Россией).

Украина: официальная политика и национальная идентичность строятся на антироссийском фундаменте – и тут от Беларуси поступает предложение создавать союз с Россией!.. Украинские политики и журналисты лишатся дара речи, услышав такое предложение, а потом, переведя дух, скажут: «В Беларуси, видимо, коллективно сошли с ума!»

Все так… Но сто лет назад отношения между этими республиками (в том их виде) были не проще. Сегодня нет большевиков, т.е. идейных революционеров, захватывающих и удерживающих власть с целью коренного «переформатирования» социально-экономических отношений. Новый СССР с самого начала будет создаваться политиками, бюрократами и экспертами, уже сегодня так или иначе включенными в процессы госстроительства трех стран. Плюс этого в том, что в одночасье не случится ломки всего жизненного уклада.

Ну, а без нового СССР, по моему мнению, всех нас: и Беларусь, и Россию, и Украину – ждет печальное будущее. Мировая (или западная, не так важно) буржуазия, что глобалистская, что протекционистская, нет, голодом нас не уморит (сейчас морить невыгодно, выгодно сохранять разный уровень потребления для разных регионов и разных слоев населения), но с периферии мира в мир центральный не пустит. Потому проект нового СССР, он не только о материальном благополучии (которое немыслимо без развития науки и технологий), он еще и о реальной независимости. Ведь как хорошо, когда не надо заискивать ни перед МВФ, ни перед Всемирным банком, ни перед какой бы то ни было иной кредитной организацией или страной, которая обещает помочь вам с тем-то и тем-то. Когда не просишь денег, тогда и в политике (что внешней, что внутренней) становишься удивительно самостоятельным.

Коврик для ног, made in/of Belarus 04.07.2018

Сперва президент говорит, что в случае серьезных экономических проблем Беларусь либо войдет в состав другого государства, либо станет ковриком, о который будут ноги вытирать. Потом министр иностранных дел сообщает, что о вхождении в состав другого государства не может быть и речи, однако перспективу страны «стать ковриком» не опровергает.

Надо полагать, господин Макей отреагировал только на первую часть высказывания Александра Лукашенко по той причине, что именно она вызвала широкое обсуждение в политизированных кругах. Но почему общественность не раскрутила и тему «коврика»? Неужели она согласна с тем, что лучше уж ковриком, чем в составе другого государства? Или общественность просто не представляет себе, как это страна может быть ковриком для вытирания ног? Что другие страны должны сделать, чтобы Беларусь превратилась в «коврик»? И зачем им это делать?

Александр Лукашенко вообще любит «выговориться» при своих. В присутствии чужих он куда сдержаннее. Потому что он «домашний» политик. Ну, мы тоже при женах, мужьях, родных и друзьях позволяем себе произносить вещи, которые обычно не произносим в мало знакомой компании и уж тем более публично. Президент Беларуси, в отличие от нас, «выговаривается» публично, но публику при этом представляют не политики из других стран, а его подчиненные и журналисты.

И вот в кругу «своих» он, строго говоря, признается, что а) в экономике страны дела обстоят далеко не лучшим образом, б) такое положение дел грозит нам утратой суверенитета или полной потерей уважения со стороны… кто там ноги о нас будет вытирать? «Интерпретаторы» мыслей Лукашенко уверены, что президент имел в виду Россию. Хотя стоит заметить, интерпретаторы мусолили тему вхождения Беларуси в состав другого государства, а не тему «коврика». Потому можно допустить, что «ноги о нас будут вытирать» все, кто захочет, если мы, утратив хорошее расположение к нам России, уйдем в экономическое пике.

Как для беларусской оппозиции (подавляющего большинства ее представителей), так и для беларусского правящего класса Россия выступает главным препятствием на пути Беларуси к «настоящему» суверенитету (насколько это вообще возможно в современном мире в случае небольшой страны). Оппозиция, в отличие от правящего класса, честна и последовательна в своем «антироссийском» мнении: «особые» отношения Беларуси с Россией мешают первой стать европейской демократической страной и выстраивать свою экономическую модель в условиях гораздо меньшей зависимости от хозяйственной и политической конъюнктуры второй. Никакими союзниками мы быть не должны, говорит оппозиция, просто две соседние страны, которые мирно торгуют между собой по общим правилам рынка, в большей или меньшей степени «попорченным» протекционизмом.

Правящий класс обращается к ненавистной России так: «Мы хотим и дальше быть во власти и обеспечивать лояльность населения к нам за счет «особых» отношений с Россией. Да, нам нужны ваши дешевые энергоносители, нам нужен беспрепятственный доступ на ваш рынок наших товаров и всего того, что мы отправляем вам под видом наших товаров, нам нужно участие наших производителей и продавцов в вашей системе госзаказа и госзакупок, нам нужны ваши кредиты, которые мы сможем покрывать новыми вашими кредитами, нам нужны различные проекты в рамках Союзного государства или Евразийского союза, финансирование которых будет осуществляться исключительно вами.

Мы осознаем высочайшую степень экономической зависимости Беларуси от России, но, во-первых, никогда в открытую не скажем об этом гражданам Беларуси (будем до последнего врать, что Россию без беларусских поставок ждет неминуемый голод), а во-вторых, не будем исполнять двусторонние договоренности, которые будут идти в плюс интеграции, но не отдельно Беларуси. Во внешнеполитической ориентации мы не можем совершить резкий разворот и уже завтра стать «большими друзьями» Европы (ни мы не готовы, ни Европа), пока мы играем в игру «отдаляемся-приближаемся»: отдаляемся от вас, приближаемся к ним. Разумеется, в настоящий момент только политически, потому что экономическая поддержка от них такая мизерная, что и говорить о ней неудобно.

Мы понимаем, что Россия не в восторге от того, что мы, будучи зависимыми от нее экономически, ищем политического противовеса ей на Западе (прежде всего в Европе), но соображения укрепления нашей независимости вынуждают нас придерживаться именно такого стиля поведения. И России придется принять это как данность. Сокращение ресурсной поддержки Беларуси будет крайне негативно оценено российской общественностью, так как станет свидетельством того, что Россия теряет союзника и просто дружественную страну. Фантомный имперский зуд России проплатит наш истинный суверенитет и постепенную вестернизацию. Но в НАТО мы вступать не будем, обещаем твердо, нам ближе нейтралитет, ведь и теперь мы в ОДКБ чисто формально».

Ну а если беларусский правящий класс ошибается и Кремль убедит российскую общественность, что столь щедро помогать материально такому союзнику бессмысленно? Тогда дела в беларусской экономике станут еще хуже и… И далее предсказание президента Лукашенко становится реальностью: мы либо входим в состав другого государства, либо о нас будут вытирать ноги. Но Владимир Макей утверждает, что о потере суверенитета не может быть и речи. Я согласен в этом с господином министром иностранных дел: кто ж позарится на такое добро?! Значит, судьба быть ковриком.

Остается надеяться, что наши соседи окажутся интеллектуально и морально выше представлений о них беларусского президента, не станут вытирать о нас ноги, а только спокойно скажут: «Всяко бывает в жизни, ваш расчет не оправдался, пробуйте что-то другое. Только нас за дураков не держите, хорошо?»

Отчего вы не хотите нашего суверенитету? 25.06.2018

До чего же иногда похоже ведут себя руководители бывших советских республик: на независимость их стран никто не покушается, но они призывают и своих сограждан, и международное сообщество защитить эту самую независимость.

Даля Грибаускайте в 2014 году придумала агрессию со стороны России и так надоела рассказами о ней НАТОвскому генералитету, что тот, чтобы госпожа президент успокоилась, разместил-таки в Литве потешный контингент (где-то же его надо размещать, почему бы не в Литве).

Теперь беларусский президент пугает районных бюрократов, что если экономика у нас будет работать плохо, то мы станем частью другого государства. Какого государства, Александр Лукашенко не уточнил, но мне кажется (и полагаю, что не только мне), он имел в виду Россию, которая еще в 2014 году, по убеждению Дали Грибаускайте, должна была захватить Литву. Но не захватила – так, может, и Беларусь останется суверенной, и зря господин Лукашенко намекает на аннексию?

Или он и не про аннексию вовсе, а про добровольное вхождение Беларуси в состав Российской Федерации? Если верно второе, то выходит, что сам президент держит в уме такой поворот в истории Беларуси. Он лично и его окружение не осилили управление независимой страной, потому задумались о присяге на верность московскому царю с расчетом на то, что он обеспечит им безопасную старость.

По моему убеждению, утрата Беларусью независимости возможна только через «добровольное вхождение», другой формат «слияния» России просто-напросто не нужен. И действительно: руки и мозги и так текут из Беларуси в Россию, множество предприятий и целые отрасли экономики Беларуси целиком зависят от российского рынка, а газ и нефть, поставляемые Россией по «приятным» ценам, вообще являются основой благополучия как всей страны, так и каждой беларусской семьи. Беларусь выглядит «почти российским регионом», только прямой ответственности за него Кремль не несет, и всем хорошо. Поэтому очень сомнительно, что России шибко интересен формат «добровольного вхождения», но если будем сильно проситься, то, наверное, примут.

Смею предположить, что Лукашенко и Ко раздражает/пугает именно такой подход России к Беларуси: «Ваше будущее в ваших руках. Мы со своей стороны ждем от вас только соблюдения союзнических обязательств и приличий. Если же вы будете все время искать повод уклониться от этого, мы будем действовать в отношении вас исходя из собственных национальных интересов. Последнее ни в коем случае не предполагает лишение Беларуси суверенитета».

Проблема, с которой столкнулось руководство Беларуси, заключена в отсутствии внешней угрозы. «Наклонять» (воспользуемся одним из любимых слов Александра Лукашенко) нашу страну некому и незачем. Да, украинское и польское пойло, которое мы экспортируем в Россию под видом произведенного в Беларуси молока, Россельхознадзор к себе в страну не пустит, но в этом его действии даже при всем желании невозможно рассмотреть покушение на беларусский суверенитет.

Или Александр Лукашенко Польшу имел в виду, когда говорил про «жить в составе другого государства»?

Национализм, одолевающий Лукашенко 13.03.2018

Президент Беларуси, реагируя на материалы российских СМИ, в которых ему «инкриминируется» беларусизация, раздраженно сказал: «Слушайте, мне что, германизацию здесь устроить?!»

С российскими СМИ в общем все понятно: авторы обеспокоены тем, что такие шаги беларусского общества на пути обретения национальной идентичности непременно приведут к ревизии прошлого (т.е. истории отношений Беларуси и России), а также изменят характер связей между странами в будущем.

А чего нервничает Лукашенко? Логика ведь у него железная: беларусизация в Беларуси. Почему это не сказать спокойно? Может, просто не любит, когда в России о нем плохо говорят?.. Конечно, куда приятнее, когда о тебе пишут как о надежном военном союзнике и разумном руководителе государства, сохранившем советское индустриальное наследие. Или Александр Григорьевич боится следующих упреков из тех же СМИ: «А не выступает ли беларусизация началом новой истории, дальнейший ход которой потребует выхода Беларуси из интеграционных объединений с Россией и некоей формы союза с ЕС и НАТО?»

На последний вопрос президент Беларуси, вероятно, ответил бы в своем излюбленном стиле: «Чушь! Мы всегда были с нашей братской Россией. Только человек, который хочет принести беду на беларусскую землю, может мечтать о разрыве связей – культурных, социальных, экономических, политическим, военных – между нашими странами. Не знаю, что случится после моего ухода с поста президента, но пока я президент, лучшего друга, чем Беларусь, у России нет и не будет».

Подобных спичей мы слышали много. Только раньше в российских СМИ не говорили о «национальном повороте» в Беларуси применительно к действиям руководства страны, а Лукашенко клялся в дружбе к России, как правило, по экономическим поводам (чтобы не потерять «союзнические» преференции). Я думаю, что не одни «голоса из России» раздражают президента Беларуси, но и его собственная «неудобная» позиция: чтобы «противостоять» России, он соглашается с беларусизацией (пусть «мягкой»), но беларусизация как идея принадлежит националистам. Выходит, что фраза «Лукашенко идет на поводу у националистов» не лишена правдивого содержания.

Беларусь как страна, родившаяся внутри советского проекта, т.е. Беларусь Лукашенко, повзрослев, решает стать националисткой. Да, пока не парламентское большинство партии БНФ формирует правительство, его по-прежнему назначает Лукашенко. Личная власть еще в его руках, зато идеология и рассказы о том, какой должна быть Беларусь завтра, пишутся (частично написаны) другими людьми. Строить Беларусь наперекор националистам и построить ее для них – раздражение президента легко понять.

Если Лукашенко действительно предан советской идее и не считает себя старым для «исторических свершений», ему придется «идти на Москву», чтобы содействовать ресоветизации в России, там самым продлевая жизнь и советской Беларуси (ресурсы на такой проект, будем честны, есть только у России).

В сегодняшней России велик запрос на левую политику. Борец с олигархами, сторонник сильного социального государства, антизападник и друг России – этот имидж президента Беларуси хоть и потускнел с годами, но не выцвел окончательно. Путин слишком «повязан» своими друзьями из либерального правительства и бизнес-сообщества, чтобы взять серьезный крен влево, а уж тем более отважится на ресоветизацию (он сказать-то этого не сможет, не то что начать делать). К тому же Путин больше белый, чем красный, больше имперский и русский, чем советский.

Лукашенко надо воспользоваться будущими шестью годами президентства Путина. Вместо «русского мира» и беларусского национализма возрождение советского проекта (Украину тоже придется в него «заманивать»).

Допустим, Лукашенко и вправду решит таким образом «отомстить» националистам и всем тем, кто помешал ему в 90-х годах стать главой Союзного государства. «Поход на Москву» означает, прежде всего, пропаганду – пропаганду возможности и необходимости ресоветизации. Но есть ли у Лукашенко специалисты для борьбы на информационном поле? Не знаю, может, и припрятаны на черный день. Нужны организаторы процесса, сочинители/упаковщики контента и распространители пропаганды среди широких народных масс. С учетом имеющейся в распоряжении государства базы для «информационных атак» и рупора в виде интернета затраты будут сравнительно невелики.

Сколько денег было выброшено на идеологов, а националисты значительно меньшими средствами из западных фондов сделали свою идеологию главенствующей. Государственные газеты и телевидение, бесконечно нахваливая лично Лукашенко, тоже не напрягались в создании идеологии альтернативной национализму, зато бюджет «доили» с наслаждением.

В небольшой и небогатой стране, которая не отгорожена от мира «железным занавесом», и нельзя выдумать некую «свою», непохожую ни на какую другую идеологию. Национализм для бывшей части империи вполне естественен. Только в нашем случае есть один нюанс: Беларусь «сбежала» из российской или советской империи? Ответ Лукашенко, противника националистов: «Из советской, но не сбежала, ее буквально вынудили принять независимость предавшие государство СССР и советскую идею Горбачев, Ельцин, Кравчук, Шушкевич со своими подельниками». Значит, национализм как идеологию следует отбросить в пользу проекта ресоветизации, который наднациональный и не мыслится в категориях метрополия/провинция, почему и возможна сама формулировка «поход на Москву» (не настойчивые просьбы поделиться с союзником ресурсами и деньгами, а реальное сотрудничество, направленное на возрождение советского социально-экономического уклада).

Дзень Волі ў гіпермоле 28.02.2018

Хоць бы адзін сказаў: “Мо лепей зусім нічога не рабіць?” Не з прычыны стомленасці ад спрачэк сказаў бы, а з той, што адна трасца: шэсце па праспекце ці музыкі ля Опернага тэатра.

Для “свядомага кола”, гэтых вечных палітычных тынэйджараў, Дзень Волі ёсць адным з мацнейшых эратычных перажыванняў. Дужа любяць яны смакаваць падзеі 25 сакавіка 1918 году, калі нараджэнне Беларусі абвесцілі, а нарадзіць яе не здолелі. Такой бяды, здаецца, пазней усё адно якая-ніякая Беларусь з’явілася, з 1991-га дык і незалежнай стала, прычым у межах значна большых, чымся ў 1918-м.

Мяркую, збольшага нелюбоў да ўсяго “савецкага” з боку адраджэнцаў і прыязнае стаўленне да гэтага ж “савецкага” ранняга Лукашэнкі надавалі даце 25 сакавіка палітычную моц. Сёння ж, калі Лукашэнка да сваёй ідэнтыфікацыі “праваслаўнага атэіста” дадаў “рускамоўнага беларускага нацыяналіста” і пра незалежнасць краіны згадвае нават падчас каментавання працы Белгідрамета, у Дня Волі няма палітычнага джала. Альбо яно ёсць вельмі слабое, ніхто не адчувае яго дотыку.

Улады, абраўшы шлях на прыватызацыю пэўнай часткі нацыяналізму, не забываліся і на адміністрацыйна-паліцэйскія сродкі “заспакаення” апазіцыі. Таму сёння яны і могуць прапаноўваць пляцоўку ля Опернага тэатра для святкавання: маўляў, хочаце спяваць беларускія песні і нешта дэклараваць пра незалежнасць – калі ласка, вось вам месца. У шырокага ж кола грамадства скура тоўстая – ніякія спевы і выступы “25.03” яго палітычную свядомасць не абудзяць, нават калі дзея будзе транслявацца ўсімі незалежнымі СМІ ды папулярнымі блогерамі.

Каб тыя ж самыя людзі, што звярнуліся ў Мінгарвыканкам з нагоды 25-га сакавіка, папрасілі пляцоўку для дэманстрацыі беларускасці/беларушчыны ў другі дзень, сталічныя чыноўнікі, мяркую, не былі б супраць: “Нам усё роўна, калі Вайцюшкевіч з Вольскім спяваць будуць: 25 сакавіка ці 8 красавіка”

Спадар Статкевіч з яго патрабаваннем, каб абавязкова было шэсце (якое не стане шматлюдным), не тое што прайграе маладзейшым, “крэатыўным і прасунутым”, калегам, а падкрэслівае аульную нямогласць Дня Волі як з’явы. Спявай, мітынгуй, хадзі па праспекце – любы рух выключна для цябе самога і такіх, як ты, тых, каго ўжо не трэба агітаваць. У праекце “25 сакавіка” для грамадства няма захапляльнай ідэі пераўтварэння жыцця. Без такой ідэі масавыя канцэрты, мітынгі і шэсці магчымыя, калі за іх арганізацію бяруцца ўлады. Вось стануць “чыстыя” нацыяналісты кіраваць краінай, тады і "прывучаць" беларусаў да святкавання 25 сакавіка, як Лукашэнка прывучыў да 3 ліпеня.

Калі ж любоў да Дня Волі з нацыяналістычнага сэрца не выгнаць, то з гэтай любоўю трэба сунуцца туды, дзе мінчукі і госці сталіцы нядзеляй (сёлета 25-га сакавіка прыпадае якраз на нядзелю) час бавяць – у гіпермол. У такіх будынках заўсёды ёсць вялікая пляцоўка, там можна паставіць гукаўзмацняльную апаратуру. Вайцюшкевічу, калі яму заплацяць, няма розніцы, дзе спяваць: ля тэатра ці ў гіпермоле. А я не заплацяць – тым больш няма розніцы (у гіпермоле яшчэ і цяплей). Таксама застануцца з прыбыткам іншыя хлопцы і дзяўчаты, дзядзечкі і цётачкі, якія зарабляюць грошы на беларушчыне (сама арганізацыя мерапрыемства плюс продаж розных тавараў з нацыянальнай сімволікай і такім самым зместам).

І не трэба пераймацца наконт колькасці ўдзельнікаў: народ, што ходзіць па крамах, пачуўшы спевы, спыніцца і паслухае. СМІ і блогеры зробяць цудоўныя рэпартажы ды стрымы, бо атрымаюць магчымасць чапляцца да “простых беларусаў”. А гіпермолу дадатковыя некалькі сотняў пакупнікоў і падзяка ад Мінгарвыканкама (прыватна-дзяржаўнае партнёрства ў дзеянні).

25 сакавіка: Дзень яднанне дробнабуржуазнай, спажывецкай свядомасці беларускай нацыі са свядомасцю нацыянал-дэмакратычнай меншасці.

А спадар Статкевіч, як ён упісваецца ў мерапрыемства?

Спадар Статкевіч са сваім тузінам адэптаў будзе мець магчымасць хадзіць вакол будынка гіпермола, на паркоўцы каля яго і на чысцюткай беларускай мове гучна казаць: “Liberté! Égalité! Fraternité!”

БНФ как наше всё 26.02.2018

Давно не проводилось исследований касательно узнаваемости партий в Беларуси, но я не думаю, что произошли кардинальные изменения и партия БНФ потеряла лидерство.

Этими тремя буквами многие граждане именуют всю оппозицию Беларуси, и БНФ как «страшилка из 90-х» в некоторой степени мешает работе других партий по привлечению к себе внимания избирателей.

В настоящее время БНФ переживает не лучшие времена как организованная структура. Расслабились партийцы. Объяснение этому не только в личностях, ответственных за текущие дела в партии. Общественно-политическая обстановка в стране не позволяет БНФ зазвучать с прежней силой. Во-первых, отсутствуют условия для конкуренция между «держателями» власти и их оппонентами , а во-вторых, эти держатели сами стали в известном смысле БНФовцами, присягнув на верность независимости, своей истории, «мягкой беларусизации» и пр.

Если бы вдруг сегодня появилась реальная политическая конкуренция, то БНФ «громил» бы оппонентов из действующей власти за то, что они: а) поздно начали дрейф в сторону «беларуской суверенности»; б) даже сейчас не решаются на такую линию в политике, чтобы ни у кого не осталось сомнений, что Беларусь действительно распрощалась с зависимостью от России.

Представим ситуацию, что Александр Лукашенко больше не баллотируется в президенты (умер или просто устал и предлагает народу преемника). Все кандидаты, как оппозиционные, так и перенимающий эстафету от Лукашенко, будут говорить банальности о том, как без потрясений внутри страны и резких шагов на внешнеполитической арене сделать Беларусь сильнее, а жизнь ее граждан – богаче, здоровее и веселее. Чтобы понравиться массовому избирателю, они будут соревноваться на поле электоральных предпочтений, описываемых шутливо-серьезной формулой: «Такой же, как Лукашенко, только лучше».

И только кандидат от БНФ будет ярко отличаться от конкурентов. Потому что будет говорить конкретные вещи, буквально вколачивая их в сознание избирателей. Выход из всех интеграционных объединений с Россией, граница с Россией, белорусский язык – единственный государственный, борьба с российской пропагандой, вступление Беларуси в НАТО (с описанием социальных, экономических, культурных, юридических и политических преимуществ от таких действий).

Принято считать, что кандидат от БНФ (то есть националист) не может победить на всеобщих выборах (допускаем, что голоса на них считают). Но это исходя из реалий дня сегодняшнего, а что там будет в двадцатых годах?..

Победит или придет вторым, сейчас не так важно. Разговор идет о понятности кандидата и о наличии у него целевой группы. Националист понятен, и если он не собирается никого карать за «недостаточную беларускость», то и не так страшен. Остальные кандидаты будут биться за тех, за кого и кандидат от власти (и частично националист). Третьей силы – не националисты и не власть – пока нет, потому что не предъявлена идея вкупе с несколькими конкретными вещами, которые уведут избирателя из сетей власти и не отпустят к националистам.

Возможно, у партий и есть необходимый для заманивания избирателя набор, но до ушей избирателя он не дошел. Или дошел, но не приклеился к партии как ее идентификатор. Третья сила должна иметь имя. И только когда избиратели массово станут говорить: «Этот от власти, этот от БНФ, а вот этот от…» – мы сможем констатировать ее появление.

«Европейский выбор» от Милинкевича в 2006-м и «мирные перемены» от Короткевич в 2015-м были попытками оппонировать власти, не скатываясь к национализму и традиционной оппозиционной риторике, но третьей силы из этих попыток не родилось. Дальше личностей дело не пошло. Руховец и говориправдовец не потеснили бээнэфовца в сознании избирателей. А его надо потеснить.


Власть не берут на выборах 21.02.2018

Как только в Беларуси приходит время, связанное с тем, что для краткости все еще называется выборами, обязательно возникают споры относительно оправданности участия в них оппозиционных кандидатов.

Спорщиков три вида: одни уже давно против участия, другие давно «за», третьи то «за», то «против» в зависимости от общей политической ситуации и внутрипартийных нужд (говорящих «за выборы» от власти не включаем в число спорщиков вообще, потому что у них другие проблемы, например, кого назначать депутатом: врача или бизнесмена).

Аргументы у всех трех сторон не сказать что железные, но и не так уж слабы, чтобы оппоненты не прислушивались к ним. Возможно, несколько уязвимее позиция у тех, кто участвует в очередных выборах, хотя призывал к бойкоту предыдущих. Но подобные тактические «колебания» не всегда говорят о непоследовательности политической силы, ведь выборы в нашей ситуации лишь инструмент для «делания» политики, но никак не процедура превращения из оппозиции во власть.

Прошедшие в воскресенье 18 февраля местные выборы показали, что власти даже не озабочены тем, чтобы делать хорошую мину при плохой игре. Спорщикам словно бы сообщают из высоких кабинетов: «Хотите – участвуйте, не хотите – не участвуйте, нам все равно. Мы же не для вас выборы проводим, а для себя. Можно было бы и для себя не проводить, но пусть хотя бы часть народа думает, что их голоса что-то значат». Да и сами спорщики, как мне кажется, могли бы прийти к консенсусу: 300 (или меньше) кандидатов от оппозиции на 18100 округов – тут, и правда, участвуй, не участвуй, избиратель в масштабах страны ничего не заметит.

На парламентских выборах другие числа принимаются в расчет, но и при них принцип «мы проводим выборы для себя» сохраняется, поэтому и явка будет, и проценты нужные будут, несмотря на то, есть оппозиционные кандидаты в списках или их там нет.

Более или менее серьезно граждане Беларуси относятся к президентским выборам, но мало, очень мало кто из них верит, что если в бюллетене есть фамилия Лукашенко, то президентом все равно может стать человек с другой фамилией. И не важно, настоящий оппозиционер этот человек или «сочиненный» в администрации действующего президента. Не будь в бюллетене такого соперника Лукашенко – граждане Беларуси лишь обреченно скажут: «Вот и все, теперь даже не делает вида, что с кем-то соревнуется».

Последние настоящие выборы у нас прошли в 1994 году, и теперь весь административно-полицейский аппарат работает на то, чтобы таких выборов больше не было. Если бы отсутствие выборов чрезвычайно злило общество, тогда были бы уместны жаркие споры об участии/бойкоте. Однако массовый избиратель смирился с таким положением дел, и он, быть может, дождется поры, когда отличие кандидатов будет заключаться в одном или двух пунктах программы, и голоса будут считать, но побеждать будут все равно те, кого сидящие в высоких кабинетах (шикарных офисах, ректорате БГУ) будут признавать своими (чтобы обдурить избирателей, эти деятели договорятся между собой). Зато никаких фальсификаций.

Ну а сегодня… А сегодня, впрочем, то же самое, что и в будущем, когда будут считать голоса, – взять власть на выборах нельзя. Выборы проводятся не для того, чтобы ее отдавать. Бывают сбои, как у нас в 1994 году, тогда организаторов выборов подвела неопытность, да и время было революционное. Есть в Беларуси силы, способные взять власть помимо выборов? Нет.

Вот такая незадача: на фальшивых выборах власть не отдают те, кто ей владеет, а в обход выборов брать власть некому (стоит ли игра свеч во втором случае, это вопрос другой, и лично я уверен, что не стоит, потому что королевство маловато, разгуляться негде).

И на фоне столь удручающего бессилия общества перед произволом властей спорить относительно участия/неучастия в выборах оппозиционных кандидатов… Мелко как-то.


Страницы: 1 2 3 4 5 След.
Читать другие новости

Игорь Драко