Лагодны атэізм беларусаў і блюзнерства верніка 12.12.2015

Неяк у мяне запыталіся, што я – беларус – мог бы запісаць у несумнеўны плюс беларусам як нацыі-народу, я адказаў: “Нерэлігійнасць”. Таго меркавання пра суайчыннікаў трымаюся да гэтае пары.

Апошнімі гадамі сталі трохі "псавацца" жыхары заходняй часткі Беларусі – праз актыўнасць каталіцкага касцёла. Але і там не так усё блага: даюць ксяндзам грошы на адпяванне ці імшу, а пасля кажуць: “Калі ж гэтая жмінда ўжо нажарэцца?!” Нармалёвыя людзі, што гатовыя ахвяраваць на культурны феномен, якім ёсць царква, калі культурны феномен не патрабуе зашмат выдаткаў. І не толькі матэрыяльных, але і псіхалагічных. Ну, ёсць царква і ёсць, руйнаваць не будзем і агітаваць супраць святароў таксама не будзем, але й збаўляць/ратаваць нікога (апроч мо сябе) не станем.

Сціплыя беларусы, не місіянерскага тыпу людзі. Ці то шматканфесійнасць ВКЛ іх такімі зрабіла, ці то савецкая ўлада так тут пашчыравала, не ведаю, не ў кароткім блогу глыбакадумна разважаць пра вытокі тых ці іншых асаблівасцяў нацыянальнага характару. Праўда, так лічу я, відаць, таксама выступаючы ў ролі сціплага беларуса. Затое іначай лічыць спадар Павел Севярынец, сустаршыня партыі БХД, які з нагоды атрымання Святланай Алексіевіч нобелеўскай прэміі кінуўся ў сапраўдны месіянскі шал.

Цытую: “Для мяне Алексіевіч — у адным шэрагу з такімі беларусамі, якія намагаліся збавіць Расею ўвесь час — як Мялецій Сматрыцкі, Сімяон Полацкі, Фёдар Дастаеўскі, Уладзімер Высоцкі, Валерыя Навадворская.

Ёсьць у беларусаў такая місія (на мой погляд, гэта проста закладзена звыш) яны проста імкнуцца збавіць Расею, прасьвятліць яе, паказаць самой Расеі, якая яна ёсьць. Зрабіць яе лепшай, зрабіць яе больш духоўнай, больш культурнай. І я думаю, што сэнс гэтай Нобелеўскай лекцыі быў якраз у гэтай тысячагадовай беларускай місіі”.

Вы ведаеце сярод сваіх блізкіх такіх людзей, якія лічаць сваёй місіяй збавіць Расію? Сярод маіх родных, сяброў, знаёмых і калег такіх няма. Мабыць, я маю стасункі з нейкімі неправільныміі беларусамі?.. Ёсць у нас адзін чалавек, які завецца Аляксандр Лукашэнка, прэзідэнт Беларусі, дык ён, паводле яго ўласных словаў, ужо колькі гадоў ратуе Расію ад голаду: цяпер вось разам з мясам і малаком адпраўляе туды крыветкі ды ананасы. Але ж ён ўсё пра страўнік расійскі клапоціцца, а спадар Севярынец бярэ глыбей і вышэй – душу расійскую ледзьве не з пекла выцягвае.

Пачытайце гэтыя пафасныя радкі: “Сапраўдны беларускі прарыў на Усход — гэта не вынаходніцтва кампутаровых стралялак, а хрысьціянскія інтэрнэт-праекты, выдавецтвы ды дабрачынныя служэнні. Замест сённяшніх беларусачак для Цвярской ды стрыптыз-бараў — цуды прыгажосці, вобразы цнатлівасці і сямейнага шчасця. Беларускае Радыё Вера, Тэлевізія Любоў, біблейскае асветніцтва, міжканфесійныя сацыяльныя сеткі, новыя духовыя рухі на ўзор “Чыстых сэрцаў”, міжканфесійнае хрысціянскае трыадзінства — усё гэта Расея можа ўспрыняць хіба толькі ад братоў-беларусаў.”

Толькі ад беларусаў... Чаму толькі ад нас? Таму што Севярынец лічыць сябе асабіста “афігіцельна” хрысціянскім персанажам? Не, я сапраўды не разумею, чаму гэтае “Севярынцава дабро” расіяне павінны ўспрыняць ад нас? Знайшоў мне носьбітаў духоўнасці з “чаркай-шкварка-іншамаркай”.

Дый увогуле дзіўна, што хрысціянін Севярынец, заклікаючы збаўляць/ратаваць Расію, карыстаецца, так бы мовіць, паганскімі мыліцамі. Усё нагадвае нам, што многія вядомыя дзеячы рускай культуры былі з паходжання беларусамі:

“Беларусь малілася за сваіх забойцаў вуснамі геніяў. Паміраючы на крыжы, усё імкнулася збавіць Расею сабой. Хрысьціянскі прарок Дастаеўскі, нашчадкі ліцвінскіх шляхецкіх родаў Грыбаедаў, Грын і Бунін, аўтар расейскага гімну Глінка, Стравінскі, Барадзін, Рымскі-Корсакаў, Шастаковіч пераплаўлялі расейскае грамадства пранізліва евангельскай культурай”.

Дык што: вера ці зямля – робіць прарока прарокам? Калі вера, тады якая розніца, дзе нарадзіўся (тым больш праз стагоддзі пасля прыходу хрысціянства). Калі ж зямля, тады пры чым тут хрысціянства.

Ну й фінал артыкула “Фенаменалогія Беларусі. Святлана Алексіевіч і беларуская місія”:

“Праз Беларусь пад бел-чырвона-белым сцягам Расею збаўляе Ісус”.

Што ж вы, спадар сустаршыня партыі БХД, такую лухту верзяце?! Гэта з той жа оперы, што і “танкі НАТО”, якія пад Смаленск не прапускае асабіста Аляксандр Лукашэнка. Аднак добра хоць Ісус у вас яшчэ не ходзіць на дэмастрацыі і мітынгі пад тым самым бел-чырвона-белым сцягам.

Якое шчасце, што беларускі народ нерэлігійны, а то б наслухаўся такіх прапаведнікаў, як спадар Севярынец, і паверыў бы ў сваю місію збавіцеля Расіі. Апакаліпсіс быў бы забяспечаны: святая Русь збаўляе/ратуе свет, а Беларусь збаўляе/ратуе саму збавіцельку-Русь. Ісламская дзяржава на абедзве вашыя хаты!..

Укроп-белорус, не стучи на земляка-ватника! 19.11.2015 15

Главный милиционер Беларуси, министр внутренних дел Игорь Шуневич сказал, что граждане Беларуси, принявшие участие в вооруженном столкновении на Донбассе, могут быть привлечены по статье «наемничество».

Воевал на стороне сепаратистов или в составе сил, подконтрольных Киеву, – значения не имеет, все равно «наемник».

Ну, что ждать от Шуневича? Он белорусский милиционер, который опасается понюхавших пороху парней: и тех, что за «Русь-матушку» и против «бандеровцев», и тех, что за «европейскую Украину» и против «маскальской Орды». Его опасения можно понять: пару тысяч таких парней из любого лагеря, приехавших сюда, – и нет министра МВД Беларуси Шуневича, как и нет «режима», который Шуневич охраняет. Пока из «прошедших Донбасс» в разработку МВД попало всего лишь человек двадцать, поэтому Шуневич смело говорит о «возможных» уголовных делах.

Однако дело не в Шуневиче. Он говорит то, что и должен говорить человек, занимающий такую должность.

Гораздо интереснее, как отреагировали на его слова белорусы, принимавшие участие в боевых действиях на стороне вооруженных сил Украины.

На странице в Facebook «Згуртаванне патрыётаў» они утверждают, что, сражаясь сегодня за Украину, защищают и Беларусь от имперской Москвы. Также просят власти дать отпор московской пропаганде, под влиянием которой белорусы идут в ряды ополченцев ДНР/ЛНР. А еще требуют, чтобы все граждане Беларуси, воюющие на стороне сепаратистов, были привлечены к уголовной ответственности.

Да, у каждого свои убеждения: для кого-то Русь-матушка, а кому-то ненавистная Орда. Но воин, как мне кажется, не должен стучать на врага ментам. Причем ментам, служащим государству, которое за лишний миллион баксов продает любого вчерашнего партнера.

Ты (из АТО) – воин, и он (из ДНР/ЛНР) – воин. Зачем в ваших разборках вам нужен мент, который даже не знает, чем «пахнет» вот эта – ВАША – война? Разберитесь между собой, но там, на полях сражений, а не здесь, где тысяча трусливых ментов умеет-таки справиться с одним отважным парнем.


Оппозиция в парламенте: список коллаборационистов 13.11.2015 15

Во время и после президентских выборов ходило немало разговоров о том, дойдет ли «либерализация» выборного процесса в Беларуси до такой степени, что по итогам парламентской кампании 2016 года в Палате представителей появятся оппозиционеры.

Одни говорили, что Короткевич и Ко за «правильное поведение» (зазывали на избирательные участки и не звали на Плошчу) дадут пару-тройку мест в парламенте. Другие утверждали, что режиму нет необходимости имитировать демократию: сама оппозиция слаба, народ не бунтует, Запад настаивает только на «прогрессе», а не на настоящих выборах, - ну зачем из спокойного парламента делать место, где два-три человека будут чего-то против Совмина или – боже упаси! – против Лукашенко говорить?!

Я присоединяюсь ко второму мнению. Если в стране социально-экономическая ситуация будет примерно такой же, какая она есть сейчас, то ни одному «коллаборационисту» в парламент не попасть.

Но давайте пофантазируем. Экономика трещит по швам, Россия давит (мол, либо продавайте все предприятия нам, либо не получите ни копейки, да и вообще перестанем покупать ваши МАЗы, БелАЗы и т.д.), граждане все чаще устраивают локальные бунты, а тут Запад: «Хотите финансовой поддержки – пропускайте оппозиционеров в парламент».

Понятное дело, на честные выборы режим пойдет только тогда, когда смирится с мыслью о самоубийстве. Значит, будем иметь «ограниченно честные» выборы». И перед Лукашенко, ОАЦ, КГБ (кто там еще за все эти фальсификации отвечает?) встает вопрос, кого пропускать в парламент? Договорились с Западом на малое число возмутителей спокойствия. Какое малое? Ну, три-четыре персоны. Меньше двадцатой части от всех депутатов парламента. Чепуха какая! Давайте список.

Первый номер в списке, как ни крути, Татьяна Короткевич. Ее сейчас вообще проще пустить в парламент, чем не пустить. Назовите мне фамилию человека, который может выиграть у нее в минском парламентском округе? Таких фамилий нет. Только нерегистрация Короткевич или фальсификация итогов могут не позволить ей стать депутатом парламента.

С Короткевич все понятно. Кто еще?

Если бы я отвечал за пропуск в парламент, я бы остановился на трех фамилиях: Алесь Логвинец (Рух «За свабоду!»), Алесь Михалевич (Партия БНФ), Виталий Рымашевский (БХД).

Не знаю, согласятся ли они быть депутатами в результате «ограниченно честных» выборов, но предполагаю, что парни с полной отдачей отработали бы в своих округах и могли победить. Из когорты новой генерации оппозиционеров они мне кажутся наиболее целеустремленными политиками, у которых, думаю, получится наладить диалог с теми, кто уже сейчас занимает важные посты во власти. Есть еще такие же среди людей не столь известных, но властям для продажи Западу будут нужны все-таки первые-вторые из партий/движений или более-менее засветившиеся на политическом поле.

Почему эти трое?

Логвинец очень хорош для всяких разговоров с Западом (не зря же он заместитель Милинкевича).

Михалевич вообще находка для властей. Сразу вел свою президентскую кампанию а-ля Короткевич, только за пять лет до Короткевич. Потом рассказывал про всякие ужасы в тюрьме КГБ, уехал за границу, будучи под следствием, теперь вернулся, тем самым показав, что в эту ужасную «дикторскую» страну могут без особенных проблем возвращаться даже такие разоблачители режима, как Михалевич.

А энергию Рымашевского, наконец, можно будет направить в полезное русло. Я не иронизирую. БХД занимается (или, по крайней мере, пытается заниматься) очень важными социальными проектами. Алкоголизм, матери-одиночки, аборты и т.д. и т.п. Такого вот «движка», вередящего социальные болячки на законодательном уровне, нам очень не хватает.

Ну, это я – примеривший на себя роль ответственного за пропуск в парламент – выступал бы за этих людей. Реальные ответственные, разумеется, имеют свои предпочтения.

Если же я обидел Татьяну, двух Алесей и Виталия тем, что «втиснул» их в «лукашенковский» парламент, прошу меня простить. Хотя, как мне кажется, ничего обидного я не сказал.

Две белорусские бабы: Ермошина и Короткевич 22.10.2015 15

За месяц до выборов председатель ЦИК Лидия Ермошина, выдавив из себя сочувственный тон, сказала: «Уж и не знаю, выдержит ли эта баба».

Бабой она назвала кандидата в президенты Татьяну Короткевич. А выдержать Короткевич нужно было наезды «демократических сектантов», для которых в политике существует только одно решение – их собственное; все остальные решения – опасные для Беларуси и ее народа, так как произведены в администрации Лукашенко или профильном отделе КГБ.

Баба Короткевич выдержала. Причем не особенно напрягаясь. Выдержала и стала одной из самых популярных женщин Беларуси. Домрачева, Ермошина, Короткевич – такая у меня тройка лидеров. Думаю, по фото или фамилии этих дам сегодня признает большинство белорусов. Дарья тут как бы сама по себе, но и ее «политика» задела, уж больно Александр Лукашенко со своей дружбой к ней навязывается. Лидии и Татьяна вроде бы из разных «категорий» популярности, первая – чиновник, вторая – политик, но идут в одной упряжке. Когда в стране на протяжении двадцати лет уничтожается политика как таковая, то даже счетовод Ермошина может восприниматься неискушенным избирателем как «фигура политическая».

Итак, баба и политик Короткевич выдержала.

А вот как со своей работой справилась баба и «фигура» Ермошина?

Отвратительно!

Ведь чего ее начальник – бессменный президент Беларуси А.Г.Лукашенко – хотел? Хотел признания выборов в ЕС и США. А что получил? Получил независимых наблюдателей и наблюдателей ОБСЕ, которые сообщили белорусской и международной общественности: «Это черт знает что, а не выборы! С таким составом избирательных комиссий и таким подсчетом голосов «за Лукашенко» можно рисовать все 99 процентов».

Как следовало поступить Ермошиной, когда она услышала от Лукашенко, что ему нужно не меньше 80 процентов? Взбунтоваться. Либо открыто, либо втайне. И выдать, ну, скажем, 67 процентов. Дальше расклад такой: Короткевич – 24 процента, Гайдукевич – четыре процента, Улахович – полтора процента, против всех – 3,5 процента.

Конечно, убедить Лукашенко в том, что ему хватит и 67 процентов, Лидии Михайловне было бы трудно (старик-то упрямый: 80 и все тут). А что бы он сделал в том случае, если бы ЦИК просто объявил эти самые 67 процентов? Да ничего бы уже не сделал. Согласился бы с процентами. Настаивать на пересчете голосов, когда ты победил, – даже эксцентрик Лукашенко воздержался бы от подобного шага. Зато с таким результат снискал бы «респект» во всех концах мира. И проценты вроде настоящие, и репрессий нет, и даму-конкурентку не обидел. Однако Ермошина не взбунтовалась…

Баба Короткевич умно провела кампанию (нашла противоядие от укусов «демократических сектантов» и «влюбила в себя» многих-многих белорусов) и 12 октября выступила с заявлением, что признавать итоги выборов нельзя.

А баба Ермошина сглупила. Не важно, кто автор глупости о «83,5%». Но утверждалась-то она под председательством Л.М.Ермошиной. Сглупила баба, сглупила…

Вот такие они разные, эти две известные белорусские бабы.


Новая депутат Короткевич и обновленный Гайдукевич 06.10.2015 11

Данные последнего (сентябрьского) опроса НИСЭПИ могут согреть душу трех белорусских политиков: Татьяны Короткевич, Сергея Гайдукевича и… Александра Лукашенко.

Да, Лукашенко тоже. Он же не первое десятилетие во власти, знает, что данные НИСЭПИ и данные (те, что не предназначены для обнародования) «его собственных» социологов обычно совпадают, ну плюс-минус, в пределах ошибки выборки. Поэтому 45,7 процента «за» на двадцать первом году правления, да в ситуации экономического кризиса – это очень хорошо для действующего президента. Не должны избиратели так любить Лукашенко, не должны, а вот любят!.. Наскрести процентов семь-восемь-девять для победы в первом туре ничего не стоит, пусть хоть оппозиционеры голоса считают.

Сергей Гайдукевич на протяжении своей долгой политической карьеры никогда не имел такого высокого «президентского» рейтинга – 11,4 процента. Полагаю, чрезвычайно приятно, преодолев шестидесятилетний рубеж, почувствовать, что у тебя как у политика еще есть шанс. Мне бы тоже было приятно, если бы я имел похожую биографию. Но откуда взялся такой рейтинг?

Разумеется, не из воображаемой каждодневной работы партии, которую возглавляет Сергей Васильевич и о многочисленности которой он не устает повторять. Узнаваемость Гайдукевича во много раз выше, чем узнаваемость его партии. А рейтинг ему обеспечила, как мне кажется, часть вчерашнего электората Лукашенко. Для них Гайдукевич сегодня – это улучшенная версия Лукашенко. Александр Григорьевич хороший, но в 2015 году и на следующие пять лет Сергей Васильевич чуть лучше. Второй обещает дать то, о чем первый уже не говорит, понимая, что прошлых обещаний не исполнил. Вполне номенклатурный Гайдукевич (был депутатом, работал в правительстве) замещает в политическом мировоззрении группы избирателей номенклатурного Лукашенко.

В стремительном росте рейтинга Татьяны Короткевич нет ничего удивительного, хотя в цифрах прогресс впечатляет: 2,2 процента в июне до 17,9 процента в сентябре. Новое лицо, молодая женщина, не единый, но единственный кандидат от оппозиции (что бы ни говорили о ней в самой оппозиции), политический образ заботливой и деятельной хранительницы очага, ставка не на «умничанье» и управленческий опыт, а на искренность и умение слушать людей, – все это вместе (плюс умелая работа команды по продвижению кандидата и работоспособность самого кандидата, несмотря на ее некоторую неподготовленность вначале) стало основанием для рождения «феномена Короткевич».

Кого огорчили данные НИСЭПИ, так это всех оппозиционных лидеров, которые отказали Короткевич в оппозиционности. За исключением, быть может, Николая Статкевича, и не потому, что он набрал больше всех из «правильных оппозиционеров» – 3,5 процента, а потому, что для человека, проведшего почти пять лет тюрьме по несправедливому обвинению, все эти проценты представляются такой чепухой, которую и замечать не имеет смысла. Остальные бойкотчики/игнорщики уместились совокупно в 4,5 процентов. Оно и понятно: в выборах не участвуют, президентами стать не хотят, чего их фамилии народ называть станет.

Опрос был проведен до выступлений кандидатов по телевидению (возьму на себя смелость сделать НИСЭПИ замечание: надо было опрашивать народ ближе к выборам, в последнюю неделю сентября, тогда к 11-му октября мы бы имели более точное представление о том, какой расклад будет на выборах). С учетом того, что интерес к выборам увеличивается по мере приближения к финальной дате, рискну предположить, что Короткевич и Гайдукевич заберут себе 25 и 15 процентов электората, соответственно. То есть после выборов мы получаем 40 процентов тех, кто не поддерживает Лукашенко. А в 2016-м парламентские выборы… Это что ж надо сделать, чтобы люди с таким рейтингом не прошли в парламент?! Даже если за Короткевич и Гайдукевича 11 октября проголосуют так, как показал опрос (17,9 и 11,4 процента), то все равно – только административные препоны и/или фальсификации не позволят им стать депутатами Палаты представителей.

Допустим, они попадают в парламент. Возможно, для игр с Брюсселем и Москвой власть «пустит» туда еще и по одному их единомышленнику. С властью все понятно в этой ситуации, а вот как будут себя чувствовать парламентарии Гайдукевич и Короткевич? Гайдукевич, полагаю, «оттянется» всласть на оппозиционерах, многие годы не воспринимавших его всерьез: мол, у Гайдукевича и рейтинг, и партия численностью в 50 тысяч человек, а вы, политическая мелюзга, не имели, не имеете и не будете иметь шанса руководить страной (в этом он будет убеждать не только белорусов, но и зарубежных политиков, дипломатов и чиновников).

Короткевич, уверен, будет реальным депутатом для своих избирателей (ходоки и жалобщики вовсю попользуются ее открытостью). Однако в «экспортном» варианте ее депутатство, в отличие от Гайдукевича, будет куда менее приятным для нее самой. Как оппозиционный кандидат она будет встречаться с представителями ЕС или отдельных европейских стран. С ними же будут встречаться те, кого Сергей Гайдукевич считает «политической мелюзгой», которая, в свою очередь, считает Короткевич «продавшейся режиму аморальной личностью» (сама же Короткевич, в отличие от Гайдукевича, никогда не назовет Александра Милинкевича, Владимира Некляева, Анатолия Лебедько, Сергея Калякина или Павла Северинца политической мелюзгой, ведь при всей разности подходов к этой электоральной кампании она на одной стороне со всем демократическим активом Беларуси). Значит, на таких встречах Татьяна, член БСДП (Грамада) и гражданской кампании «Говори правду», так сказать, оппозиционерка в квадрате, не будет «своей» для остальных переговорщиков с белорусской стороны. В парламенте она тоже не станет «своей», потому что – политик, а прочие попали туда просто потому, что было принято решение: должны попасть. Если к этому прибавить независимых журналистов, которые будут требовать от Короткевич «геройства» оппозиционного депутата, то депрессия и нервные срывы ей гарантированы. Татьяна Николаевна, вам это надо?

Впрочем, все это мои фантазии. А также фантазии многих злых языков, уже сегодня говорящих, что Короткевич своим участием в выборах помогает «режиму Лукашенко» улучшить отношения с Западом и за свои «услуги» ждет благодарности в виде депутатского мандата. Не удивлюсь, если уже весной 2016 года по белорусскому телевидению мы услышим, что в парламент хотят проникнуть деструктивные элементы, которые отчего-то уверены в своей востребованности белорусским избирателем, хотя даже самый раскрученный их кандидат – «Ну эта, молодая женщина, не помню фамилию, психолог или выдающая себя за психолога» – набрала на президентских выборах каких-то семь процентов… по протоколам ЦИК.

Закрытие СМИ-проектов КГБ: начинаем с Калинкиной 17.09.2015 29

Шеф-редактор «Народной воли» Светлана Калинкина в интервью сайту UDF.BY сказала, что у Татьяны Короткевич и всей кампании «Говори правду» остается один путь: сняться с выборов.

Сняться, сообщив избирателям, которым Татьяна симпатична как кандидат, что никаких выборов в Беларуси в действительности нет, поэтому фамилии Короткевич не будет в избирательных бюллетенях. Если Короткевич так не поступит, то у «демократической общественности» не останется более сомнений в том, что и сама Татьяна, и кампания «Говори правду» – проекты, разработанные в КГБ.

Но, «подтанцовывая» на выборной сцене, Короткевич навредит не только себе и своей команде, говорит Калинкина, она также дискредитирует всю оппозицию. Во-первых, тем, что будет заманивать людей на участки, словно бы выборы у нас настоящие, а во-вторых, получит мизерные проценты по протоколам ЦИК, и пропагандисты от власти будут потом кричать из телевизора, на сайтах и газетных страницах: «Вот какой поддержкой пользуется оппозиции в народе!»

Так сложилось, что интервью с Калинкиной вышло в день, когда Короткевич проводила пикет возле Министерства информации. Он был приурочен к двадцатилетию БАЖ, тема пикета – свобода слова в Беларуси.

Вот такой вопрос: «Есть ли свобода слова в Беларуси?»

Журналисты говорят, что ее нет.

Нет выборов – нет свободы слова. Нет свободы слова – нет выборов.

Нет выборов – потому Короткевич должна сняться. Нет свободы слова – поэтому «Народная воля», где Калинкина работает шеф-редактором, должна совершить акт самоликвидации. Какая к черту независимая пресса в стране, где нет свободы слова?!

Короткевич напишут малые проценты, говорите?.. Так у «Народной воли» тираж по сравнению с «СБ. Беларусь сегодня» совершенно ничтожен. И доносит она свои «крамольные» мысли микроскопической части избирателей, которым уже давно все ясно насчет Лукашенко и Ко. Зачем вообще существует «Народная воля»? Чтобы у министра информации была отмазка: «Вот, пожалуйста, альтернативный взгляд на Беларусь. Газета распространяется и по подписке, и в киосках»? Да еще редакция находится в сотне метров от Администрации президента. Демократия!.. Свободы слова нет, а «Народная воля» есть.

Выходит, что независимые СМИ дурят народ и еще дают козыри власти для разговора с западными политиками, дипломатами и прочими важными особами.

«Посмотрите сколько у нас независимых СМИ, работающих с политической проблематикой!» Что делать независимым СМИ, чтобы власть их не использовала?

Они должны доказать и народу, и «западу», что вся эта свобода слова в Беларуси только имитация свободы, как и выборы – имитация выборов: замолчать. Всем: «Народной воле», Радио Свобода, Еврорадио, "Нашей ниве", "Свободным новостям", Белорусскому партизану, Навинам вместе со всем БелаПАНом, UDF.BY – замолчать и заговорить только тогда, когда власти согласятся с тем, что свобода слова стране необходима.

На БТ и ОНТ каждый день в прайм-тайм оппозиционеры и другие критики власти, «СБ. Беларусь сегодня» не получает ни копейки из бюджета, парк Горького превращается в Гайд-парк, бедный Лукашенко потеет и краснеет на дебатах с оппонентами, потому что он не мог не прийти, иначе бы заклевали журналисты, а пришел – не легче, клюют не только журналисты, но и претенденты на его президентское кресло.

И долго промолчат независимые СМИ? Дождутся эры свободы слова в Беларуси?

А независимые СМИ не ждут, не ждали и ждать не собираются. Говорят, показывают и пишут тогда, когда свободы слова нет. Однозначно проекты КГБ. Их даже штрафуют, лишают лицензий, прикрывают на год-другой, чтобы показать: типа идет борьба с независимой журналистикой. А потом эти «побитые» властью журналисты едут в Страсбург (или куда там), рассказывают, как им тяжело в авторитарной Беларуси исполнять свои профессиональные обязанности, и разные западные фонды сразу спешат помочь им. И обе стороны довольны: у журналистов есть гранты, а у власти есть «карманные» независимые СМИ для демонстрации свободы слова.

Сильные размышления, да?

У Светланы Калинкиной и всех, кто связывает поход Татьяны Короткевич на выборы «до конца» с работой КГБ, они такой же силы.

В России как-то появился диагноз: православие головного мозга. У нас в среде «демократической общественности» стремительно развивается «гэбизм головного мозга». Надо лечить. Процесс выздоровления, по-видимому, будет долгим. А вот снятие Короткевич с выборов болезным никак не поможет. Снимется она за неделю до выборов – болезные скажут: «Власть не хочет терять свою агентуру внутри оппозиции». Повторюсь: такое быстро не лечится.

Как Короткевич «наезжать» на Лукашенко 11.09.2015 9

Получив удостоверение кандидата в президенты, Татьяна Короткевич не забыла тут же «пнуть» своего конкурента: «Лукашенко устал, ему пора отдохнуть», и еще «ущипнула» фактом: «Где обещанные 1000 долларов средней зарплаты к 2015 году?»

Александра Лукашенко в зале не было, а руководитель его инициативной группы Михаил Орда на провокацию не повелся, не зря же должность «главного профсоюзника» занимает, знает, сколько надо платить работающему человеку, чтобы ни его, ни президента не обидеть.

«Устал, пусть идет на отдых», – такое можно сказать один-два раза. Больше – перестанет цеплять слушателя: «Ну что заладила: устал, устал? Ты его убедить хочешь или избирателей? Он всем своим видом показывает, что не устал. Обрати-ка свое внимание на нас. Нам, а не ему объясни, почему имеет смысл тебя вместо него на царство».

Впрочем, Татьяна уже обратилась к нам, вспомним про «1000 долларов к 2015 году». Хотя сама обличительная конструкция «обещал и не выполнил» не шибко сильно бьет по такому противнику, как Лукашенко, потому что он столько всего обещает, что избиратели и запомнить не могут (бывает, что обещает прямо противоположное, как же тут запомнить).

По-моему, Татьяне лучше говорить о том, что Лукашенко сделано, но сделано им плохо.

Ну, например.

Александр Лукашенко, касаясь темы семьи и материнства, говорит, что на территории Беларуси могло бы жить 20 миллионов человек, но за время его правления население нашей страны сократилось на миллион.

Он говорит о социальной защите, но у стоящих на бирже безработных пособие 150 000 рублей. Говорит, что у нас  самый низкий в Европе уровень безработицы, но не добавляет: потому что семьсот тысяч наших работников трудится за границей.

Он говорит о стабильности национальной валюты, но только за последний срок его президентства белорусский рубль обесценился в шесть раз.

Он говорит о миролюбивой Беларуси, но дает добро на создание иностранной военной базы, тем самым превращая Беларусь в мишень для НАТОвских войск.

Он говорит о том, что в Беларуси не разрушена промышленность, но на заводах идет сокращение, зарплаты мизерные, а произведенная продукция пылится на складах.

И т.д., и т.п.

Можно свое выступление построить иначе:  описывать проблему, указывая на некомпетентность власти вообще, а завершать чем-то таким: «Вот что бывает, когда страной более двадцати лет руководит один человек» или «Конечно, виноваты чиновники на местах и в министерствах, но кто назначает министров, кто назначает руководителей исполкомов, кто назначает председателя Нацбанка? Лукашенко. Значит, он назначает не тех. Или не дает им работать. Некомпетентен».

Словом, нужно соблюсти баланс между знанием положения дел в стране и критикой в адрес Лукашенко. После критической части (или параллельно с ней, это уж как Татьяна и ее советники решат речь выстраивать), разумеется, должна идти позитивная, т.е.  рассказ кандидата Короткевич о том, что нужно сделать, чтобы ситуация исправилась.

Понимаю, что в моем предложении нет ничего такого, чего не делали или не делают другие  кандидаты и у нас в стране, и за ее пределами, но в случае с Татьяной Короткевич все-таки есть один нюанс, связанный с тем, что она – первая женщина-кандидат в Беларуси, а ей противостоит опытный автократ.

«Наезды» Короткевич на Лукашенко – это не то же самое, что «наезды» на него Лебедько, Калякина (2015 год), Санникова, Некляева или Романчука (2010 год). «Чисто мужские разборки» предполагают следующую фигуру речи: «Он плохой и не знает, а я хороший и знаю». И дело тут не в «гендере», простите, а в том, как все кандидаты ранее противопоставляли себя Лукашенко. Даже в 2006 году мягкая риторика Милинкевича «за европейский путь развития» была жесткой оппозицией условно «пророссийской» риторике Лукашенко.

Короткевич может себе позволить другую позицию: «Посмотрите, что он сделал со страной за двадцать лет. Такого наворотил, что и сам понять не может, как нам жить дальше». Важный момент, как мне кажется: Татьяна должна не пугать избирателей (случится то-то и то-то, если останется Лукашенко), а вызывать в них злость, которую они будут направлять в адрес Лукашенко: «Ага, так вот ты, голубчик, чего натворил!.. Ну, всё, хватит, терпели мы тебя достаточно. Уволен!»

Сама кандидат тоже злится, и становится голосом разозлившихся. Но злится она «культурно», потому что особа публичная, а еще потому, что хочет донести следующую мысль: «Просто меняем президента, никаких революций, обычая работа по улучшению дел в стране». Мирные перемены – так это называется у Короткевич. Слова вроде уже есть, осталось их произнести с такой интонацией, чтобы избиратель подумал: «А что, эта дама вполне может быть вместо Лукашенко».

Рух «За свабоду!»: измораленный и нелогичный 03.09.2015 5

Юрий Губаревич написал пост под названием «Размывая границы».

О размытии каких границ пишет первый заместитель председателя (заметьте: не просто заместитель, а первый) Руха «За свабоду!»? Моральных. И кто их размыл? Вы уже догадались – кто. Конечно, Татьяна Короткевич.

Я знаком с Татьяной без малого четыре года и даже не подозревал, что имею дело с такой аморальной особой. Не дала Губаревичу с его авторитетнейшей :-) «Общественной комиссией» проверить подписи, собранные в ее поддержку, все 107 тысяч не дала.

Татьяна, как ты могла так низко пасть? Теперь встречу тебя, будем разговаривать, а в голове у меня будет вертеться: «Она отказала "Общественной комиссии", с какой же гадкой женщиной я сейчас беседую!»

И как все просто: проверяет комиссия подписи – Татьяна получает шанс быть моральным политиком, не проверяет – такого шанса Татьяна лишается.

Ну, а зачем Губаервичу и Ко эта проверка? Они утверждают: для того, чтобы сторонники оппозиции были уверены, что их политические лидеры не уподобляются мошенникам от власти. Так пусть и требуют «отчета в честности» от своих лидеров, а не от Короткевич. Сам же Губаревич пишет: Короткевич не выглядит реальным соперником Лукашенко в глазах демократического электората, и после выборов оппозиция вокруг нее не объединится.

Проверка подписей «Общественной комиссией» изменила бы положение вещей? Нет. Короткевич бы осталась для «демократов» ненастоящим соперником Лукашенко, и оппозиция не считала бы ее своим лидером. Так для чего подписи проверять, если Короткевич к оппозиции ни с боку ни с припеку? Чтобы показать, что Рух «За свабоду!», не участвуя в выборах, участвует в них?

У самих с логикой проблемы, потому к другим лезут с моральными наставлениями. Даже обращение к вопросам «Народного референдума» не помогает, все равно рациональное мышление хромает. Выбирают вопрос об ограничении президентских полномочий двумя сроками и делают вывод, что Короткевич, будь она оппозиционером и демократом стальной закалки, требовала бы отставки Лукашенко. А на каком основании? Конституция Республики Беларусь позволяет Александру Лукашенко стать президентом в пятый раз. Да, такой конституцию сделали специально для Лукашенко. Не должно так быть? Не должно. Вот станет Короткевич президентом – и вернется норма о двух сроках. Добьется этого, не став президентом, тоже хорошо, но пока Лукашенко такой же кандидат, как и Короткевич.

Еще один логический кульбит: по мнению первого заместителя председателя Руха «За свабоду!», Виктор Терещенко выглядел более привлекательно (нежели Короткевич) для протестного электората, за что поплатился нерегистрацией. Откуда Губаревичу известно про «более привлекательно», трудно сказать, наверное, Виктор Иванович привлек самого Губаревича и первого (просто первого) заместителя председателя Руха «За свабоду!», вот потому-то Терещенко и лучше Короткевич, ведь и первый зам и просто зам плоть от плоти и кровь от крови протестный электорат и наделяют себя правом говорить от его имени. Ну, а подписи Терещенко собрал? ЦИК сообщил, что около 7000 действительных. Отчего бы Губаревичу не проверить остальные 120 тысяч, которые забраковал ЦИК, – может, спасет честь кандидата, за которого он во главе протестного электората собирался голосовать?

Моральному воинству под предводительством Губаревича надо было полгода назад «доломать» своего шефа Милинкевича, чтобы тот согласился стать кандидатом от «Народного референдума» и пойти на конгресс по выбору «единого» (Некляев, тогда еще лидер «Говори правду», готов был поддержать его кандидатуру), и теперь кандидат Короткевич не являлась бы им в кошмарных снах в виде самого рейтингового (если не считать Лукашенко) белорусского политика. Но не «доломали». Могли между собой первый зам и просто зам жребий бросить: кому из них идти кандидатом, – не рискнули, и теперь подписи хотят пересчитывать. Не политики, а конторские служащие какие-то.


ЦИК согласился со мной на 75 процентов 02.09.2015 4

Результаты проверки подписей дают основание назвать имена кандидатов в президенты Республики Беларусь (разве что декларации о доходах внесут некоторые коррективы).

В алфавитном порядке: Сергей Гайдукевич, Татьяна Короткевич, Александр Лукашенко, Николай Улахович.

18 августа в рубрике «Особое мнение» была опубликована моя статья «Советы ЦИКу и Короткевич», в которой я демонстрировал невероятную наглость, объясняя ЦИКу, кого надо регистрировать, а кого нет.

Шутка оказалась не очень удачной, и ЦИК выполнил два из трех моих пожеланий.

Для экономии бюджетных средств оставляет четырех кандидатов. Это пожелание, так как оно касается всех кандидатов, я оцениваю в 50 процентов.

Зарегистрирует Татьяну Короткевич – еще 25 процентов мне в плюс.

Между Терещенко и Улаховичем ЦИК выбрал последнего – минус 25 процентов.

Выходит, у меня 75 процентов или ¾ согласия от ЦИКа (хотя оценивать Улаховича так же, как и Короткевич, в 25 процентов, когда есть Гайдукевич, это значит пятикратно увеличить вес казачьего атамана).

ЦИК ужасно предсказуем. Скучный он, несмотря на попытки Лидии Ермошиной оживить его. Будь я ЦИКом и узнай, что какой-то публицист Драко дает мне советы, я бы сделал так, чтобы у меня было 100 процентов, а у Драко – нуль. Зарегистрировал бы трех кандидатов: Гайдукевича, Лукашенко и Улаховича. Но я выдумщик, а нынешний ЦИК – чиновник без фантазии.

Да и вся наша система-вертикаль-режим без фантазии. Буквально вцепилась зубами в Короткевич (еще до того, как Калякин и Лебедько не стали сдавать подписи), чтобы Западу и заодно народу показать, что у нас не только оппозиция, но и гендер на выборах.

В Беларуси что, других женщин нет? Отчего система-вертикаль-режим не отправила в президентскую гонку свою дамочку: из Минфина, парламента или Минского горисполкома? Молодую, симпатичную, продвинутую (facebook, twitter и все такое прочее) да еще говорящую почти то же самое, что и Короткевич: про мирные перемены, новые возможности для страны и каждого белоруса, про то, что власть должна уважать граждан, про безопасность и про необходимость определенных экономических преобразований при сохранение социальных гарантий. Избиратели бы запутались, какая из дам за что выступает, и никакой НИСЭПИ не показал бы, что у оппозиционной кандидатки рейтинг достиг 10 (или скольких он там достигнет?) процентов. Больше гендера, больше демократии!..

Нет, системе-вертикали-режиму лень заниматься таким сложными играми. Мозговые штурмы – это не для нее. Сила есть (милиция, КГБ, телевизор и правильный подсчет голосов) – ума не надо, и без него победа обеспечена. И как им – сидящим на чертовски важных должностях в системе-вертикали – самим не становится тошно от своей примитивной полицейско-фальсификаторской практики?!

Ну, можно же все гораздо искуснее оформить, даже с учетом желания получить от разуверившегося в государстве народа чуть ли не стопроцентную поддержку по протоколам ЦИК, а от ОБСЕ/Запада – похвалу за шаги навстречу демократическим стандартам избирательного процесса. Хотя скучные выборы – тоже «креативное» решение: мол, не было и не будет политики в этой стране, расслабьтесь, граждане.

В результате кандидатский фоторяд выглядит несколько нелепо: три усатых господина и одна леди. Усы главные, усы уже светившиеся на выборах, усы новые и ни на что не претендующие, и среди них безусая Татьяна Короткевич. Пусть бы Сергей Гайдукевич усы сбрил, что ли, хоть какое-то разнообразие.

БНФ не вытрываў і згубіў Караткевіч 30.08.2015 38

Старшыня партыі БНФ Аляксей Янукевіч растлумачыў прычыны, з якіх партыя вымушаная адмовіць Таццяне Караткевіч у падтрымцы.

Агулам яны ўпісваюцца ў такую фармулёўку: Караткевіч не мае выразнай пазіцыі па пранцыповых для БНФ пытаннях і “хоча падабацца ўсім”.

Што да выразнай пазіцыі, то Янукевіча клапоцяць, найперш, нацыянальныя сімвалы, беларуская мова і адносіны з Расіяй. Так, Караткевіч не кажа,што, стаўшы прэзідэнтам, адразу ж верне “Пагоню” і БЧБ. Так яна не кажа, што беларуская мова будзе адзінай дзяржаўнай. Так, яна не кажа, што Беларусь ужо сёння павінна выйсці з ЕАЭС і пабудаваць з Расіяй сапраўдную мяжу.

Яна кажа: “Асабіста мне больш падабаецца “Пагоня” і БЧБ, а якімі будуць нашыя сімвалы – вырашыць дэмакратычна абраны парламент” (нагадаю, што пікеты па зборы подпісаў за Караткевіч праходзілі пад БЧБ і Таццяна не прасіла, каб іх паздымалі, таму што не баялася атаясамлення з БНФ).

Яна кажа: “Ніякога моўнага прымусу, але як прэзідэнт буду размаўляць па-беларуску і падтрымліваць больш шырокае ўжыванне беларускай мовы ў розных сферах”.

Яна кажа: “Новыя ўлады павінны прызнаваць усе папярэднія міжнародныя дамоўленасці, але пры гэтым пакідаць за сабой права іх рэвізіі, і калі нейкі дагавор не адпавядае нацыянальным інтарэсам, то выходзіць з яго ці ўносіць туды такія праўкі, якія б задавальнялі Беларусь”.

А яшчэ яна кажа: “У Беларусі не павінна быць ніякіх замежных ваенных аб’ектаў. Беларусь – нейтральная дзяржава, таму яна не ўваходзіць ні ў якія ваенные блокі”. Апошняя азначае развітанне з АДКБ і немагчымасць ўступлення ў НАТО. У праграме БНФ, калі я не памыляюся, ёсць пункт пра тое, што Беларусь мусіць увайсці ў НАТО. Так, спадар Янукевіч, такое сказаць сваім выбарцам Таццяна Караткевіч не можа, бо нейтралітэт і НАТО – рэчы несумяшчальныя.

Што да “хоча падабацца ўсім”, то няпраўда ваша, спадар Янукевіч. Яна хоча падабацца большасці, у якую, калі меркаваць па выніках галасавання на Сойме, трапляюць і многія сябры вашай партыі. За выхад з кампаніі Караткевіч было 18 чалавек, супраць – 11 (два ўстрымаліся). Выходзіць, больш за траціну вашых папалечнікаў не лічаць, што “сувязь” з Караткевіч негатыўна адаб’ецца на іміджы партыі.

Шкада, што партыя БНФ прыняла такое рашэнне, бо сам факт супрацоўніцтва “галоўных нацыяналістаў” краіны і “Гавары праўду” быў сведчаннем таго, што кампрамісы ў беларускай апазіцыі магчымыя.

Ну, здарылася тое, што здарылася. Ёсць у гэтым і плюс: цяпер і самой Таццяне, і сябрам яе каманды не давядзецца адказваць на пытанне: “Дык вы што, бээнэфаўцы?” Адным пытаннем меней.

Страницы: Пред. 1 ... 8 9 10 11 12 ... 16 След.
Читать другие новости

Игорь Драко