Г-да Лукашенко и Румас, нас «наклонили», да?

Согласитесь, странный какой-то саммит прошел в Сочи 21 сентября: встречались президенты и премьеры стран, находящихся в нескольких интеграционных объединениях, а информации о договоренностях в беларуских СМИ меньше, чем с арбузной бахчи Лукашенко.

Что российские СМИ мало освещали событие, так это нормально: никаких важных документов (например, о размещении российской военной базы в Беларуси) не подписывали, имеет ли смысл заполнять печать, эфир и сеть «чисто технической» нудятиной, когда потребителей информации интересуют Сирия,  Скрипаль-Петров-Боширов, выборы в Приморье, Хабаровском крае и Хакасии, футбол и Трамп.

Но наши хлопцы (что геи, что контрабандисты, что спецслужбисты) на денек-другой в Солсбери не мотаются, наши военные в Сирию воевать не едут, а все мы такой чепухой, как выборы губернаторов и мэров, не занимаемся, потому что губернаторов и мэров нам дает президент, – то есть обсуждать нечего. Думали, что вот вернутся Лукашенко и Румас из Сочи и сочно, в красках и подробностях, расскажут народу, как они этих кремлевских уделали, и тогда беларуская медиасфера  просто распухнет от интервью-анализов-прогнозов-статей-мнений.

Однако оба, что президент, что премьер, оказались скупы на слова и эмоции. Ну, Румасу еще простительно,  он и по долгу службы должен бормотать ту самую техническую нудятину. Но Лукашенко, любитель похвалиться даже тем, чего никогда не будет,  – он-то чего лишь уныло говорит, что «отторжения нет»? Нам что, кричать от восторга, что у руководства двух союзных (!!!) стран такие вот отношения?! Нет отторжения… Что за невероятная чушь! Нет, союзники обычно отторгают, извергают, изрыгают друг друга!..

Кажется, желаемого (в живых деньгах и в пересчете на них) у кремлевских выбить не получилось. И более того, проклятые русские империалисты-шовинисты, полагаю, предложили нашим кое о чем крепко подумать. Это кое-что политического свойства. И беларуское руководство, по-видимому, сразу начало думать. В противном случае мы бы уже услышали от Александра Лукашенко, что «наклонить нас ни у кого не получится». Уже «наклонили», что ли? Ну, если «нет отторжения», такой вывод напрашивается сам собой.

Шутить, язвить и скабрёзничать, цитируя президента Беларуси, можно долго, но я не стану лезть на территорию известного лукашенковеда Владимира Подгола. Несмотря на то, что информации  с саммита ничтожно мало (и это при том, что Лукашенко и Путин говорили один на один шесть часов), серьезно оценить «скупость слов и эмоций» беларуского руководства после саммита все-таки придется.

И моя серьезная оценка такова. Беларуские большие начальники не хвалятся успехами на «восточном фронте», не называют отдельных граждан России и всех русских отморозками, идиотами и варварами, не пугают нас, рядовых беларусов, планами Кремля по включению Беларуси в состав России до следующей годовщины БНР, по той причине, что до них – вы не поверите! – наконец, дошло: так, как раньше, уже не будет.  Их предупреждали о таком повороте событий, причем не только из Москвы (которую они предпочитали не слушать, сами себя успокаивали:  союзник ей нужен, раскошелится на миллиард, другой, пятый, шестой). Их предупреждали отовсюду; нет, не какие-то специальные советники из Вашингтона, Варшавы или Пекина; ход мировой истории, экономические, политические, социальные процессы прямо криком кричали: «Господа тугодумы из беларускиой власти, срочно определяйтесь, с кем вы и что можете предложить действительно ценного и весомого, чтобы ваш уход из альянса был потерей для других его участников. Если же вы хотите жить «сами по себе», то сообщите об этом с национальной политической трибуны и подтвердите свое намерение конкретным действием, после которого ни у кого не будет сомнений, что вы на самом деле выбрали такой путь. Иначе ваше государство ждут большие трудности. Поймите, никто никому ничего не обязан в этом мире».

И вот думают наши большие начальники…

Только что они придумают?

Боюсь, как бы их думы не ограничились тем, где и как достать денег на текущие нужды.  И тогда о переговорах с Москвой Лукашенко, сильно опечаленный и своим выражением лица этой печали не скрывающий, будет повторять: «Переговоры тяжелые, но результативные». Однако все в стране поймут его так: «Переговоры раз от разу все тяжелее и все менее результативные». Нет, результаты, разумеется, проявятся, только не такие, к каким привыкли большие беларуские начальники. Беда еще в том, что переговоры с другими «партнерами» будут идентичны переговорам с Москвой. И заклинания о «многовекторности» не помогут.

24.09.18 9:44

Игорь Драко