АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Итоги года Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия
Тюрьма. Забытые люди. История: XVIII. СКАНДАЛ

Тюрьма. Забытые люди. История: XVIII. СКАНДАЛ

А в это время за толстыми стенами Володарки кипели нешуточные страсти. Вопрос передачи моих банковских данных белорусским властям в Польше и Литве обсуждался на высоком уровне. Премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс высказался таким образом:

«Приходится сожалеть о таком недоразумении и попросить прощения перед Беляцким и его родными».

Президент Литвы Даля Грибаускайте объяснилась перед журналистами:

«Созданная в правительстве рабочая группа должна дать оценку и обеспечить, чтобы такие события в будущем не повторились».

Парламент Литвы потребовал от МИДа и Министерства юстиции провести расследование. Спикер Сейма Литвы Ирена Дягутене заявила по этому поводу:

«Стыдно за нашу страну, что из-за небрежности, незнания, невнимательности, не знаю, что еще можно было бы перечислить, совершена непростительная ошибка… Если бы эти люди находились в моем подчинении, они бы точно не работали».

Оказалось, что Министерство юстиции Литвы передало еще информацию и о литовском счете заместителя председателя «Весны» Валентина Стефановича. Его прощупывали также тщательно, как и меня. Но «весновских» денег на его счете для возбуждения уголовного дела не хватало, и была начата административка. Суд Партизанского района 12 августа, через неделю после моего ареста, вынес определение о взыскании с Валентина неоплаченного налога и штрафа. Белорусское Министерство налогов запрашивало информацию еще по нескольким человекам из «Весны», но они ничего не получили. Очевидно, что власти таким образом хотели развалить работу нашей организации, которая резала им глаза.

В результате, через две недели после моего ареста, руководитель Департамента международного права Министерства юстиции Литвы была уволена с должности.


Не меньший скандал по этому поводу начался в Польше. МИД Польши заявил:

«Белорусские власти нашли возможность использовать систему международных процедур и договоров о финансовых трансакциях, призванную содействовать контролю над терроризмом и преступностью, для получения информации, которую они затем использовали в отношении к собственным гражданам».

Министр иностранных дел Польши написал в твитере:

«Прошу прощения от имени Речи Посполитой».

Премьер-министр Польши Дональд Туск назвал то, что произошло, «дуростью, а не некомпетентностью».

В прессе появилось открытое письмо отцов-основателей «Солидарности», в котором Лех Валенса, Владислав Фрасинюк, Збигнев Буек, Богдан Лис, Тадеуш Ядынак и Збигнев Янас заявили:

«Мы не позволим, чтобы страна восстаний и подпольного сопротивления, страна демократической оппозиции и «Солидарности», через невежество государственного органа способствовала тому, чтобы в тюрьму бросали людей, которые борются за свободу».

Они потребовали от польского премьер-министра действий по моему освобождению, подведя итог:

«Беляцкий стал узником совести польского правительства».

Оправдывался и генеральный прокурор, который заявил на пресс-конференции, что ему «по-человечески досадно за то, что произошло». В результате срочного служебного расследования из генеральной прокуратуры Польши были уволены руководитель Департамента международного сотрудничества и его заместительница.

Через неделю после ареста “Amnesty International признала меня узником совести.

В Беларуси также сразу началась компания поддержки и солидарности. По инициативе моих коллег во многих городах были заявлены пикеты с требованием моего освобождения. Начался сбор поручительств об освобождении из-под стражи. Всего более тысячи таких просьб было передано в прокуратуру.

Наиболее запомнившееся и символическое из них было ходатайство одного из авторов Всеобщей декларации прав человека Стефана Эсселя. Получить его помогли мои друзья из Международной федерации за права человека, в которой я был вице-президентом.


Правозащитники проводят акцию солидарности с Алесем Беляцким возле Володарки.

Фото Радио Свобода

Я не представлял масштабов этой общей компании за освобождение. Другие проблемы заботили меня в тюрьме.

Белорусские власти не ожидали такой негативной и острой реакции Запада. Какой-то правозащитник, которого они представили обществу как мелкого жулика, стал повседневной зубной болью, которую им доводилось терпеть.

«Совбелка» же, верный адвокат режима, с первых дней моего ареста занималась активной дискредитацией. Чего там только не писалось об этом деле:

«В стремлении лично «освоить» западные гранты Алесь Беляцкий нарушил все законы: и моральные, и юридические», «господин Беляцкий свою истинную деятельность пытался прикрыть благообразной вывеской якобы нейтральной общественной организации», и т.д., и т.п.

В это время произошло еще два значительных события. 12 августа мне предъявили обвинение за «сокрытие дохода в особо крупном размере», статья 243 часть 2 Уголовного кодекса. Неделю со дня моего ареста тянули. И где-то в моем сознании существовало далеко спрятанное ожидание, что отпустят под подписку, или же поостерегутся негативных последствий и отступят. Но – нет. Слабая надежда была легко отброшена и забыта. Стало понятно, что без суда не обойдется.

«Так, значит так», – внутренне согласился я.

В первой открытке из тюрьмы к Насте Лойке я писал по этому поводу:

«Сегодня меня из подозреваемого сделали обвиняемым. Эмоций это никаких не вызвало, так как я был к этому готов».

Так совпало, что в этот же день США ввели экономические санкции против четырех белорусских государственных химических предприятий: «Белшины», «Гродно Азота», «Гродно Химволокна» и «Нафтана». Прозвучал очередной тревожный звоночек для белорусских властей, более серьезный, чем политические санкции, которые были введены в начале 2011 года.

Произошло, казалось, невозможное. Еще несколько месяцев назад никто не верил, что Евросоюз и США включат экономические механизмы против лукашенковского режима. Но это случилось! Когда стало ясно, что дипломатические и политические пути не приводят к освобождению политических заключенных в Беларуси, мы стали везде громко говорить об экономических санкциях, как последнем средстве давления на белорусский режим.

В июне 2011 года впервые экономические санкции против нескольких приближенных бизнесменов, как их называли «кошельков» Лукашенко, и их фирм ввел Евросоюз, а вот сейчас подключились и США.  Может быть, наша настойчивость по защите политических узников после Площади-2010 и подтолкнула власти к тому, чтобы через мой арест запугать белорусских правозащитников. Но результаты ареста получились противоположными.

20.05.20 18:12
Внимание! Материалы в разделе «Блоги» отражают исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не модерирует и следовательно, не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.

Алесь Бяляцкі