АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Эпидемия Единый кандидат оппозиции Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис
Тюрьма. Забытые люди. История: XI. ПРОВЕРКА. ЗАНЯТИЯ, ГАЗЕТЫ ПРОВЕРКА

Тюрьма. Забытые люди. История: XI. ПРОВЕРКА. ЗАНЯТИЯ, ГАЗЕТЫ ПРОВЕРКА

В восемь утра – проверка. К этому времени мы уже позавтракали, прибрали стол, который здесь называют “общаком”, кое-как позастилали свои нары, сидим на нижних шконках, ждем. “Общак” наш покрашен в желтый цвет, с открытыми шуфлядками под столешницей. Там – посуда, алюминиевые ложки, пластмассовые тарелки, такие же кружки, “камазы” и камазики” – добро хаты, принесенное нами или же оставленное здесь предыдущими сидельцами. Туда же – под столешницу – прячем хлеб, печенье, кофе и чай.

Иллюстративное фото

В «хате», рассказывает Володя, в прошлом году делали ремонт: выкрасили желтым цветом стены, помазали белой эмульсией потолок. Камера смотрится довольно по-новому. Во время ремонта, говорит Володя, они с Грамовичем на две недели выезжали в другую камеру. Грамович этот –бывший адвокат, задержанный, как будто бы, за передачу взятки, уже на свободе. Дело против адвоката прекратили, и Володя любит рассказывать про него.

Я также заочно знаю Грамовича. Знакомая адвокатка, с которой мы работали вместе не один год по уголовным делам политических заключенных, из той же адвокатуры, что и Грамович. Она рассказывала про его задержание, сочувствовала ему, говорила, что дело заказное и что его подставили, и была очень рада, когда он вышел на свободу, покалеченный ментами при задержании, которые жестоко и целенаправленно избивали его, но оправданный.

Я молчу, ничего не говорю про то, что хоть что-то знаю про Грамовича, так как Володя, старший камеры, как пить дать, стопроцентный камерный стукач. Сидит на Володарке уже не один год, на зону не едет. Поэтому никаких разговоров про знакомых мне людей на свободе, или здесь, на Володарке, в камере я не веду. Только слушаю да киваю головой.

Вот наконец клацнул замок, зашел старший контролер – проверка. Мы сидим, не встаем. Обычно поднимается один Володя и коротко говорит: «Шесть!» Прапорщик всматривается в свой кондуит, молча кивает головой и выходит. Проверка окончена. Вечером это действие повторяется.

ЗАНЯТИЯ, ГАЗЕТЫ

Начинается обыкновенный будний день. Зэки лежат на своих шконках, Володя, как правило, сидит. Кто-то читает книжку или газеты. Меня быстро подписали со свободы на периодику, и почти каждый день в камеру приносят «Народную Волю», «Нашу Ниву», «Белорусы и рынок», «Белгазету», «Комсомолку», «Совбелку», «Республику» (вот уже пустая газета!), «Культуру», «ЛИМ». Занятие на целый час.

Я смотрю, написано ли что-нибудь про мое дело. Мне это интересно по разным причинам. Скандал разгорается, поэтому пишут много. Протестует Евросоюз. За границей громко возмущаются мои коллеги-правозащитники. Политики в Литве и Польше обескуражены этой новостью. Никто из европейцев на политическом уровне не ожидал такой вероломности белорусских властей, как и бюрократической глупости своих чиновников.

Председатель комитета по иностранным делам Литвы Эмануэлис Зингерис:

«Выдача Литвой банковских счетов белорусских демократических активистов это позорный факт, который требует внимательного разбирательства… Литовские чиновники не старались узнать хотя бы через Google, кто такой Беляцкий, и выяснить, не является ли заказ из Минска политическим… Говоря про лукашенковскую формулировку обвинения Беляцкого, интересно узнать, какие налоги платили литовские партизаны сталинскому режиму, сидя в окопах в лесах?.. К сожалению, это экзамен, насколько западной стала страна и люди».

Руководитель литовского МИДа Аудронюс Ажубалис:

«Этот случай – предупреждение о том, какие негативные последствия может иметь формальное решение о предоставлении информации иностранным государствам, которое принималось без политической рекомендации МИД».

Заместитель министра юстиции Литвы Томас Вайткявичус:

«Мы считаем неприемлемым то, что механизм правовой помощи по договору между Литвой и Беларусью был использован в неправовых политических целях».

Кстати, через несколько дней после моего задержания, Литва вообще перестала делиться информацией, которую запрашивали белорусские власти по налоговым вопросам. Через какое-то время, когда нас выводили на прогулку и мы встретились с заключенными из других камер, мне передали горячую благодарность от бизнесменов, которые сидели по 243-й статье и дела которых остановились, так как белорусские власти не могли получить информацию о их финансовых «преступлениях» у литовцев. В скором времени многие из них были отпущены на свободу.

«Народная Воля»:

«Посол Литвы в Беларуси Эдминс Багдонас передал жене руководителя Правозащитного центра «Весна» Алеся Беляцкого Натальи Пинчук извинения Литвы в связи с недоразумением, которое привело к аресту ее мужа».

Кэтрин Эштон, руководительница внешнеполитического ведомства ЕС призвала белорусские власти срочно объяснить причины задержания Алеся Беляцкого:

«Верховный представитель вновь заявляет о своем глубоком сожалении по поводу многочисленных актов запугивания и притеснения мирных правозащитников в Беларуси».

«Алесь Беляцкий защищал других, а кто теперь защитит его?» – спрашивает «Народная Воля» и дает подборку следующих заявлений.

Валентин Стефанович, юрист, заместитель председателя «Весны»:

«Эти средства собирались не в качестве личного дохода».

Уполномоченный Федерального правительства Германии по правам человека Маркус Лёнинг от имени правительства «резко осуждает применение уголовного законодательства для того, чтобы по политическим мотивам заставить замолчать еще одного активного представителя белорусского гражданского общества. Федеральное правительство требует остановить репрессии относительно оппозиционных неправительственных организаций и их активистов и опять повторяет свое требование об освобождении всех политзаключенных в Беларуси».

Британский министр по делам Европы Дэвид Лидингтон заявил:

«Я глубоко озабочен известием об аресте известного белорусского правозащитника Алеся Беляцкого, председателя уважаемой правозащитной организации «Весна» и вице-президента Международной организации за права человека. Мы рассматриваем это как еще один возмутительный случай преследования правозащитников в Беларуси. Призываю белорусские власти обеспечить должное уважение к правам и свободам правозащитников в соответствии с международными договорами, ратифицированными Республикой Беларусь. Великобритания будет поднимать вопрос об ухудшении ситуации с правами человека в Беларуси во время переговоров с партнерами по Евросоюзу».

«Мы будем требовать немедленного освобождения нашего коллеги и доброго партнера Алеся Беляцкого, используя все соответствующие средства, которые у нас есть, – заявил генеральный секретарь Норвежского Хельсинкского комитета Бьорн Энгесланд. – Мы наблюдали за драматическими событиями в Беларуси со времени последних выборов 19 декабря… Сейчас мы видим, что арест Алеся и обыски на офисе «Весны» показывают гражданскому обществу и неправительственным организациям, что пришло их время. Международное сообщество должно немедленно отреагировать и потребовать освобождения Алеся Беляцкого, как и всех политзаключенных. Должны быть использованы все возможности для давления: от дипломатических до точечных экономических санкций».

«Задержание руководителя Правозащитного центра «Весна» Алеся Беляцкого вызывает огромную обеспокоенность и является еще одним достойным сожаления признаком самоизоляции Беларуси и ее дальнейшего отхода от европейских норм и принципов, – заявил Временный Поверенный в делах США в Беларуси Майкл Скэнлан. – В демократическом обществе неправительственные организации, такие как «Весна» (которой власти продолжают отказывать в регистрации), играют ключевую роль в значительной системе сдерживания и противовесов. Признавая эту роль, государства законодательно обеспечивают условия, необходимые для работы и процветания третьего сектора, а не стремятся маргинализировать гражданское общество через отказ в регистрации, преследования и задержания активистов».

Я привожу эти длинные цитаты, чтобы показать, насколько серьезно западные страны восприняли, казалось бы, очередной арест общественного активиста в Беларуси. И когда летом 2011 года принимались точечные экономические санкции против нескольких бизнесменов – «кошельков» Лукашенко, и в Евросоюзе не ощущалась полная уверенность, что это было необходимо сделать, то мой арест стал последней каплей, которая окончательно убедила европейских политиков, что с белорусским режимом следует говорить с позиций силы.

Представляю себе реакцию белорусского МИДа, да наверно и самого Лукашенко, на все эти заявления. Уверен, что они не ожидали такой острой критики в свою сторону. Но Лукашенко не любит отступать. Это в 1995 году Борис Ельцин заставил его отпустить арестованных Юрия Хадыко и Славу Сивчика. С того времени много воды утекло, Лукашенко заматерел.

Я воспринимал эту информацию довольно теоретически и отдаленно, как бурю, которая шумела где-то высоко над головой. Как будто бы разговор шел не обо мне, а о ком-то другом. Потому что здесь, в камере, жизнь шла своим чередом, по своим законам, а внешние споры и эмоции неслышно разбивались о толстые стены Володарки и тонули в ее мрачных коридорах.

Из демократических газет доходили скупые известия о других политических осужденных. Все суды в основном уже прошли, и политических – по несколько человек – разбросали по разным лагерям для «первоходов». Новополоцк, Витебск, Могилев, Шклов, Бобруйск, «Волчьи Норы» под Ивацевичами – везде поехали политические. Вычитал, что Пашу Северинца, осужденного еще в мае на три года «химии», наконец отправляют отбывать наказание в деревню Куплин Пружанского района. Первая «химия» у его была на севере Беларуси, сейчас поедет на юго-запад.

Из прессы я узнал, что 16 августа в суде Первомайского района в закрытом заседании было рассмотрение жалобы адвоката Дмитрия Лаевского по избранной следствием в отношении меня меры пресечения. Как и следовало ожидать, судья Сергей Бондаренко отклонил жалобу. Я еще не знал, что этот судья уже закреплен за мной кем-то сверху и, как тот тупой и безжалостный меч лукашенковского правосудия, в скором времени будет судить меня в процессе.


26.03.20 14:26

Алесь Бяляцкі

Change privacy settings