Идеология "Гражданского согласия" 17.06.2019

Прошел съезд «Гражданского согласия»

15 июня «Гражданское согласие» провело свой первый съезд. Теперь у нас есть единое руководство, четкая структура и единая идеологическая платформа, за которую проголосовали делегаты съезда.

Наша идеология, что бы не говорили оппоненты – патриотизм, демократия и защита гражданских прав. Мы не делим белорусский народ по языковому, религиозному и этническому признаку и не разжигаем вражду. Мы – единый народ. Гражданская нация. В которой русскоязычное большинство имеет не меньше прав, чем белорусскоязычное меньшинство.

Ниже я привел 15 пунктов нашей идеологической платформы. Судите сами.

1. Нашей идеологией является гражданский патриотизм. Наша задача – способствовать процветанию Республики Беларусь и мирной, благополучной жизни её народа.

2. В своей деятельности мы руководствуемся законодательством Республики Беларуси, не призываем к противозаконным и насильственным методам борьбы и отказываемся от участия в действиях подобного характера.

3. Мы рассматриваем народ Беларуси, как единое целое и не делим его по этническому, языковому и конфессиональному признакам, признавая за каждым гражданином равные с другими гражданами права.

4. Мы не позиционируем себя, как оппозиционную силу, но в то же время не берем на себя обязательств поддерживать любые инициативы власти. Свою позицию по текущим политическим событиям мы формируем самостоятельно, основываясь на положениях настоящей Платформы.

5. Мы последовательно выступаем против любых форм ксенофобии и считаем русофобию самым распространенным и опасным проявлением ксенофобии в белорусском обществе.

6. Мы признаем референдум 14 мая 1995 года в части двуязычия, курса на интеграцию с Россией и государственной символики судьбоносным выбором белорусского народа, предопределившим его мирное развитие на протяжении более 20 лет и осуждаем любые попытки пересмотра результатов этого референдума.

7. Признавая белорусский язык национальным достоянием белорусского народа и одним из двух равноправных государственных языков, мы выбираем своим приоритетом защиту прав русскоязычного большинства и равного статуса русского языка в любых проявлениях общественно-политической жизни. Считаем недопустимым использование языковых отличий в политических целях, ведущих к разобщению общества.

8. Признавая статус Республики Беларусь как светского государства и поддерживая религиозные свободы граждан, мы с уважением относимся ко всем традиционным конфессиям, исторически существовавшим на белорусской территории. Но при этом мы признаем Русскую православную церковь основной конфессией белорусов, на протяжении тысячелетия являющейся духовным стержнем белорусского народа, выступаем против политически мотивированных нападок на неё, а также попыток организации церковного раскола.

9. Выступаем против искажения и переписывания истории. Считаем недопустимым противопоставление различных исторических периодов. Историю нашей земли считаем единым потоком свершившихся событий от древнеславянских поселений, от древнерусских княжеств до нынешней независимости Республики Беларусь. Также мы выступаем против конструирования и навязывания белорусскому народу искусственной идентичности, основанной на фальсификации исторической памяти.

10. Выступаем против любых попыток пересмотра итогов Второй мировой и Великой отечественной войны, реабилитации и глорификации нацистских преступников и их пособников. Считаем необходимым сохранение единства исторической памяти о Великой отечественной войне и символики Победы на пространстве Союзного государства.

11. Поддерживаем выбор белорусского народа и курс белорусского государства на строительство Союзного государства Беларуси и России, как единого политического, экономического, военного, таможенного, валютного, юридического, гуманитарного и культурного пространства. Считаем союз Республики Беларусь и Российской Федерации цивилизационным выбором наших стран и народов.

12. Выступаем в поддержку социального развития государства. Считаем недопустимым превращение социально значимых сфер в бизнес-пространство. Выступаем за сохранение бесплатной медицины и бесплатного образования, при этом считаем крайне необходимым перманентное улучшение их качества.

13. Поддерживаем государственную политику, направленную на продвижение идеалов здорового образа жизни, противодействие распространению наркомании и алкоголизма.

14. Выступаем в поддержку традиционных семейных ценностей. Считаем, что поддержка семьи, материнства и детства должна быть одним из приоритетных направлений государственной политики. Осуждаем любые инициативы, направленные на разрушение института семьи.

15. Выступаем за создание концепции Будущего, основанной на принципе социальной справедливости и гражданского согласия. В концепции Будущего – экономический рост государства, духовный подъём и улучшение качества жизни граждан. Призываем всех разделяющих наши ценности и устремления объединить усилия для совместной созидательной работы ради светлого Будущего нашей страны.

Победа политтехнологий над здравым смыслом 01.05.2019

Сегодня в белорусской оппозиции, даже несмотря на то, что совсем недавно большинство ее представителей активно «топили» за Порошенко, принято восхищаться победой Зеленского в Украине. Дескать, победа демократии, о которой нам только мечтать.

И, вроде бы, все так. Огромное количество кандидатов, два тура голосования, драматичные дебаты, победа оппозиционного кандидата над непопулярным президентом… Но есть, как говорится, нюанс.

Как вы думаете, актер, сыгравший Бэтмена, сможет в реальной жизни летать, как птица и выходить без единой царапины из любой, смертельной для обычного человека передряги? Ответ очевиден. А как насчет актера, сыгравшего однажды роль хорошего президента, но не имеющего не только реального опыта в политике, но и вообще за всю свою жизнь управлявшего только компанией по производству развлекательного контента для телевидения? Несмотря на очевидность ответа и на то, что всю избирательную кампанию он провел довольно уклончиво, избегая конкретики, без четкой программы, за этого актера проголосовало более 70 процентов избирателей. Да, Порошенко еще хуже. Да из этих двух я бы сам выбрал Зеленского. Но ведь в первом туре были еще три с лишним десятка кандидатов.

Для меня главный итог этих выборов – не демократия, а ее вырождение. Торжество манипуляционных политтехнологий, благодаря которым удалось посадить комедианта в президентское кресло и деградация всей политической системы, оказавшейся не в состоянии этому комедианту что-либо противопоставить. В общем, явно не объект для мечтаний. И эти самые политтехнологии уже начали проникать в Беларусь, популярные сайты уже присматривают, кто из артистов мог бы стать белорусским Зеленским. Шутки-шутками, но идея пошла в массы и молодой харизматичный кандидат, пошедший против системы и победивший ее будет пользоваться в Беларуси немалой популярностью. Запрос на такого человека в обществе есть. Особенно, если ему удастся показать удачный пример реформ.

Вот только вряд ли удастся. Нелегко ему будет. При всем своем рейтинге, это очень слабый и неопытный политик, не имеющий проверенной команды, на которую может положиться в любых обстоятельствах, собственных административного, финансового и медийного ресурса. Для местных элит он – чужак и выскочка. Может быть, Зеленскому удастся стать украинским Саакашвили или Пашиняном? И тут есть проблема – в Украине после 2014 года насилие перестало быть монополией государства. И националистические боевики, закаленные в боях на Донбассе и разборках по всей Украине – далеко не сторонники новоизбранного президента. А своих сторонников, готовых им что-то противопоставить, у него нет. Да, если бы и нашлись – это означало бы лишь новый виток гражданской войны.

Единственная серьезная внутриукраинская сила, на которую сейчас может опереться Зеленский – это олигарх Игорь Коломойский. Ну и, конечно, сюзерен из Вашингтона. Вот только в отношении Коломойского ФБР уже ведет расследование. Как известно, компромат – поводок надежный. Так что получается новый президент Украины стопроцентной американской марионеткой.

Что это будет означать для нас? Во-первых – Минский процесс. Будущая власть много говорила о желании довести его до конца. Но Порошенко обещал и не такое, а в реальность этого верится с трудом. Пока в Украине не будут железно гарантированы права русскоязычных, а зачинщики госпереворота 2014 года не будут наказаны по всей строгости – никакой реинтеграции на условиях Киева непризнанные республики не примут. А другого варианта Зеленскому не позволят сюзерены и собственные националистические боевики. Поэтому будут тянуть дальше. Зеленский будет бесконечно демонстрировать свое желание завершить войну, а Лукашенко – наслаждаться лаврами миротворца и площадкой для коммуникации с западными лидерами прямо в своей резиденции.

Хоть Зеленский и оскорблял (критикой это назвать сложно) белорусского президента в своих шоу, но дружить мы с ним будем. Экономика, ничего личного. Хотя и тут будет один личный фактор – Коломойский, который контролирует львиную долю украинской нефтепереработки и для которого белорусские НПЗ – прямые конкуренты, «войну» нашим поставкам он уже пытался объявлять. Так что, как бы не хотелось побольше заработать (особенно после российских санкций) на поставках нашей нефтянки южным соседям – с этим могут быть сложности.

Есть у Зеленского еще один стимул с нами дружить – желание втянуть Беларусь в антироссийский блок. Для сюзеренов это прямой интерес и представитель команды Зеленского Александр Данилюк сказал об этом уже практически прямым текстом.

Транзит власти и постправда 23.03.2019

Назарбаев больше не президент. Пожалуй, выступление казахстанского лидера 19 марта произвело даже более сильное впечатление, чем знаменитое ельцинское «Я устал, я ухожу», сказанное за несколько часов до нового, 2000 года. В конце концов, Ельцин был болен, непопулярен и не имел никаких шансов на сохранение власти. Назарбаев же – аксакал постсоветской политики, последний из президентов, заставший на своем посту еще советские времена. У него не было никаких проблем ни с популярностью, ни с контролем элит и он мог беспрепятственно переизбираться сколько угодно. И все-таки он ушел.

Почему? Видимо потому, что решил, что лучше запустить и проконтролировать транзит власти, чем сидеть в кресле до конца, после которого, как это часто бывает в авторитарных государствах, может начаться жестокая и непредсказуемая битва за власть, которая может очень дорого обойтись, как всей стране, так и его родным и близким. Думаю, принимая это решение, Назарбаев думал о судьбе своего южного соседа и коллеги Ислама Каримова, такого же всевластного и бессменного правителя Узбекистана, после смерти которого произошел бескровный, но жестокий передел власти и, в результате, клан Каримова потерял все. У него был выбор – править пожизненно с риском повторить судьбу соседей по региону Каримова или Ниязова или рискнуть, поделиться властью и постараться сделать то, что получилось у других азиатов – китайца Дэн Сяопина и сингапурца Ли Куан Ю – уступить формальную власть, но сохранить влияние, опираясь на которое продолжить масштабные реформы.

Разумеется, уход Назарбаева не мог не вызвать новую волну разговоров о транзите власти в разных странах постсоветского пространства. И не в последнюю очередь это касается Беларуси. Причем некоторые эксперты настолько вдохновились примером Нурсултана Абишевича, что заговорили о том, что Александр Григорьевич сможет последовать его примеру чуть ли не через месяц.

Конечно, все не так просто, ни через месяц, ни через два ничего не изменится. Но понятно и то, что сейчас обитатели больших кабинетов во властных коридорах Минска будут пристально смотреть в сторону Астаны (точнее, теперь Нур-Султана) и внимательно изучать казахстанский опыт. Интерес к таким сценариям у белорусского президента есть. Он это сам подтвердил 1 марта, когда подтвердил планы конституционной реформы и сказал, что не намерен ни править пожизненно, ни передавать власть по наследству. Но уйти в никуда, не обеспечив стабильность власти, не обезопасив себя и свою семью он не может. А инструментов, которые могут это обеспечить, у него нет.

Назарбаев ушел со своего поста. Но ушел недалеко. У него сохранился далеко не символичный статус Елбасы – лидера нации, Должности председателя Совета безопасности, руководителя правящей партии «Нур Отан». Да и Токаев, став во главе государства, первым же делом продемонстрировал свою лояльность бывшему шефу, переименовав в его честь столицу – это тоже дорогого стоит. Но даже у него есть год на то, чтобы окончательно стать полноценным преемником Назарбаева. В противном случае Елбасы вполне может выдвинуть другого кандидата.

Ничего из этого у Лукашенко сейчас нет. Ни статуса, дающего серьезные полномочия даже после официального ухода с президентского поста, ни правящей партии, через которую можно диктовать свои условия, ни человека, подобного Токаеву – в достаточной степени верного, компетентного, пользующегося уважением и доверием, как народа, так и элит. Без всего этого ни на какой добровольный транзит власти наш президент не пойдет. На то, чтобы это появилось у нас есть в запасе несколько лет.

Другую тему, связанную с проблемой транзита власти, вбросило влиятельное американское издание Bloomberg. Причем выглядел этот вброс довольно жалко. Как будто респектабельный джентльмен в дорогом костюме и с благородной проседью берет микрофон и вместо ожидаемой высокоинтеллектуальной аналитики произносит несмешной и бородатый анекдот. Авторитетное издание в очередной раз повторило старую и уже изрядно поднадоевшую байку о том, что Путин собирается решить проблему сохранения власти после 2024 года путем «принуждения Беларуси к союзу с Россией» и создания таким образом нового государства. Я комментировал этот бред какой-то польской газете больше года назад и он уже тогда был не первой свежести.

Сначала это был креатив российской оппозиции, предназначенный для внутреннего пользования. Потом его заметила наша оппозиция, которой он тоже пришелся по душе, как очередная антироссийская страшилка, придуманная, что немаловажно самими россиянами. Потом очередь дошла до поляков, теперь – до американцев. Понятно, что до самой Беларуси им дела нет, но в очередной раз попугать обывателей зловещим Путиным, готовым аннексировать очередную территорию – почему бы нет. Все равно тамошняя публика в наших делах не разбирается.

Проблема этого вброса – в его нелогичности. Такое впечатление, что он рассчитан на людей, выросших на комиксах и дешевом фентези. Почему суперзлодей делает гадости? Конечно потому, что он – суперзлодей. Других объяснений не требуется, никого не интересует мотивация и логика поступков очередного Доктора Зло. Так и тут. Но в жизни так не бывает. Реальный Путин – живой и весьма неглупый человек, а не рисованный монстр. У реального Путина, если тот захочет остаться после 2024 года, есть тысяча и один гораздо более простой и менее рискованный способ это сделать, чем создавать новое государство.

Короче, очередной пример любимой западной пропагандой «постправды», журналистики построенной не на фактах и логической их интерпретации, а на страхах и эмоциях. Но, между тем, в эту «постправду» охотно верят даже некоторые белорусы, для которых ее абсурдность должна быть очевидной.

Язык должен стать средством общения, а не разобщения 22.02.2019

21 февраля мы отметили Международный день родного языка.

Для меня родным языком является русский. Я говорю на нем с младенчества, я воспитывался на русских народных сказках, великой русской литературе. Я – часть того самого Русского мира, о котором сейчас так много глупых разговоров. Таких, как я в стране очень много. Очень много у нас и тех, кто считает своим родным языком белорусский, кому ближе культурное наследие белорусского этноса. Есть в стране немало поляков, украинцев, евреев, татар, литовцев, армян, представителей множества других национальностей, у каждой из которых есть свой язык. И я не хочу их разделять, я поздравляю весь наш народ, всю нашу многоязычную белорусскую гражданскую нацию во всем ее разнообразии и призываю беречь и развивать свои языки и уважать соседей, которые говорят на других языках.

К сожалению, сейчас тема языка стала слишком политизированной. Безответственные политики пытаются расколоть общество, посеять вражду между гражданами, говорящими на разных языках. Некоторые доходят до того, что под предлогом заботы о родном языке опускаются до пропаганды международных террористов или угроз депортировать или лишить гражданства тех, кто выступает против принудительного насаждения единственного языка в ущерб остальным. Реакцией на мое, вполне нейтральное по своему духу, обращение к Министерству транспорта и коммуникаций обеспечить равное использование русского и белорусского языка на вокзалах и прочих объектах транспортной инфраструктуры с их стороны была крайне злобной. Один такой деятель назвал меня ненавистником белорусского языка, второй – обвинил в работе на ФСБ. Причем с такими серьезными, но глупыми обвинениями выступили руководители областных структур двух партий, которые считают себя либеральной и социал-демократической, люди далеко не юные и имеющие дипломы неплохих ВУЗов – что уж говорить об активистах попроще. Это совершенно недопустимо, это шаг к гражданской войне, этнократической диктатуре или и тому и другому.

Что нужно делать? Всем нам – вспомнить, что мы – один народ, граждане одного государства, вместе в нем живущие, работающие в нем и развивающие его. Прекратить слишком политизировать языковой вопрос, создавать проблему там, где ее нет. В конце концов, подавляющее большинство из нас прекрасно понимает оба государственных языка и барьера в общении нет. Нужно искать не врагов, а друзей. Язык должен быть средством общения, а не разобщения и в белорусском государстве созданы все условия, чтобы так и было.

Что касается роли государства – самым лучшим вариантом я считаю политику, при которой оно просто не мешает людям спокойно общаться, работать, учиться, вести бизнес на том языке, на котором им удобно и обеспечивать комфортную языковую среду для всех своих граждан. Но оно ни в коем случае не должно ограничивать использование каких-либо языков, вводить какие-то квоты, искусственно создавать дисбаланс. Не должно быть никакой белорусизации или русификации, ни мягкой, ни жесткой. Конечно, мы должны на государственном уровне развивать и поддерживать белорусский язык. Ведь мы – единственная страна, в которой он является государственным. Но при этом государство ни в коем случае не должно опираться на радикальных политиков и сомнительные организации, запятнавшие себя поддержкой террористов. И также ни в коем случае поддержка белорусского языка не должна быть в ущерб развитию русского и других языков, на которых говорят наши граждане.

Принцип языковой политики государства должен быть один – обеспечивать соблюдение прав своих граждан. Если мы хотим построить демократическое государство – мы должны принять главный постулат такого государства – оно должно обслуживать интересы общества, а не пытаться перекроить его под собственные идеологические догмы. Языковой политики это касается в первую очередь. Националистам, пытающимся навязать народу единоязычие, неплохо бы вспомнить слова своего кумира Калиновского: «Не народ для ўрада, а ўрад для народа».

Зачем откопали труп Верховного Совета? 14.02.2019

9 февраля в Минске прошло странное мероприятие – встреча депутатов Верховного Совета Беларуси 12 и 13 созывов. Формальным поводом для него стала приближающаяся 25-я годовщина принятия Конституции 1994 года, которую часть оппозиции до сих пор считает легитимной. Мероприятие в своем роде уникальное. До сих пор, по крайней мере с начала текущего столетия массово в одном месте эти экс-депутаты не собирались.

Формат мероприятия лично мне не совсем понятен. Учитывая его специфику, можно было ожидать что-то вроде встречи парламентских выпускников или вечер воспоминаний. Разумеется, раз уж собрались, хоть и бывшие, но парламентарии, а сама встреча приурочена к юбилею Конституции – вполне было уместно какое-то совместное заявление по этому поводу. Оно и было принято – депутаты призвали всех отстаивать независимость и бороться за демократическое устройство страны.

Казалось бы, на этом повестка должна быть исчерпана, а участники – последовать в бар, чтобы отметить встречу и юбилей на «неофициальной части». Но не тут-то было. Те, кто собирал этих политических мастодонтов из прошлого века, явно хотели большего. Похоже, проект затевается долгоиграющий. Собравшиеся уже заявили о создании оргкомитета по созданию депутатского клуба – общественного института, который призван объединить экс-депутатов на постоянной основе. В планах -создание рабочей группы, которая будет разрабатывать проект новой Конституции.

Зачем? На этот вопрос, пусть и в слегка завуалированной форме, ответил экс-председатель ОГП и экс-депутат Анатолий Лебедько: «Депутаты свое слово сказали. Особенность тех людей, которые сегодня собрались, в их легитимности. Могут быть разные сценарии развертывания событий, даже самые неожиданные и самые пессимистические (не дай Бог, конечно). Если вдруг сегодняшнее руководство начнет сдавать суверенитет и независимость, то первое, что мы все начнем делать, - искать людей и структуры с легитимностью, чтобы противостоять сдаче независимости. И здесь как раз вырастет политический спрос на депутатов Верховного Совета 12 и 13 созыва».

Сначала разберемся с легитимностью, раз уж Лебедько столь настойчиво, несколько раз в течении короткого интервью, пытался навязать читателю тезис о том, что участники клуба экс-депутатов ей обладают. На самом деле, это абсолютный бред. Бред хотя бы потому, что депутаты ВС 13 созыва были избраны в 1995 году, а 12-го – еще при советской власти, в 1990-ом. Никакие депутатские полномочия не могут длиться так долго. За них голосовало совершенно другое поколение и в совершенно иных условиях, а за представителей 12 созыва – еще и граждане другой страны. Многие из их избирателей уже попросту мертвы, а из тех, кто жив, вряд ли многие отдали бы за них свой голос в 2019 году. Самые молодые из этих депутатов еще продолжают оставаться в политике, хотя и на ее обочине, а большинство – являются в политическом отношении бесполезными ископаемыми.

Но даже, если, основываясь на юридической казуистике, сделать допущение, что их полномочия все еще действуют, есть еще один фактор, против которого что-либо возразить невозможно. Кворум. В любом парламенте решения принимаются, как минимум простым большинством голосов, не говоря уже о решениях по Конституции. Верховный Совет 12 созыва состоял из 360 депутатов. 13 созыва – из 260. Итого 620 парламентариев. Учитывая то, что некоторые успели позаседать в обоих созывах, не вдаваясь в поименный подсчет, примем, что всего речь идет о полутысяче человек. Но в собрании 9 февраля участвовали лишь около пятидесяти. Всего 10 процентов, ничтожное меньшинство! О какой легитимности этого меньшинства можно говорить, кого они вообще представляют?

Каков смысл этих манипуляций с политическим трупом, скончавшимся еще в прошлом веке? Если перевести слова Лебедько с либерально-оппозиционного, получается, что западные кураторы, если их неоднократно озвученный план по превращению нашей страны в еще один бастион в геополитическом противостоянии с Россией потерпит поражение и страна сделает выбор в пользу более тесной интеграции в рамках Союзного государства, они не намерены сдаваться. Вместо этого будет сделана ставка на дестабилизацию страны и оспаривание принятых решений под предлогом «сдачи суверенитета» (термин можно трактовать очень широко, в качестве такой «сдачи» может быть выставлен и такой, широко практикуемый в самом ЕС, подход, как передача части суверенных функций надгосударственным органам). Именно в качестве носителя альтернативной легитимности на такой случай и рассматривается группа депутатов давно почившего в бозе парламента.

О свободе слова. Предвыборное 10.02.2019

В конце января я отправил обращение в Управление культуры Мингорисполкома. Поводом для начала переписки со столичными чиновниками от культуры стало объявление о концерте в Минске группы «Дзецюки». Это – те самые любимцы «нацыянальна-свядомай» публики, которые воспевают «хлопцев-балаховцев», «лесных братьев» и исполняют хит со словами: «Когда наши танки приедут в Минск – мы много, кого повесим»

К сожалению, ответ был ожидаемым. Несмотря на откровенно погромные тексты самых известных песен этой группы, концерт отменять никто не собирается. Организаторам выдано концертное удостоверение на проведение мероприятия в формате «18+», была представлена и согласована программа концерта, в заявленных музыкальных произведениях отсутствует ненормативная лексика, пропаганда насилия, наркотиков и алкоголя. Вроде все по закону, все ради свободы слова и творчества, но осадочек, как говорится, остался.

Была на мое обращение в Мингорисполком и другая реакция – в социальных сетях. Помимо поддержки сторонников, мне пришлось прочитать немало критических комментариев в свой адрес. В основном мои критики твердили все про ту же свободу творчества. Мол, ребята творят искусство, тексты постмодернистские, а я просто во всем этом не разбираюсь и не имею права призывать к ограничению их свобод. Согласен, диплома искусствоведа или музыкального критика у меня нет, в постмодерне я разбираюсь слабо. Но я писал как гражданин. И я больше чем уверен: подавляющее большинство аудитории «Дзецюков» составляют вовсе не искусствоведы, а простые граждане, часто довольно маргинальные и асоциальные, как и сами исполнители. И слушая песню про танки, они думают вовсе не об эстетике постмодерна, а, скорее, о том, кого бы повесили лично они.

Возможно, на минском концерте ничего такого не будет. Возможно, выйдя на сцену, они будут петь исключительно про любовь, цветы и бабочек. Но даже в этом случае концерт будет местом сбора радикальных националистов, сам концерт будет представлен как их очередная победа, которых и так в последнее время скопилось непозволительно много, а сама группа получит мощную рекламу в националистических СМИ. И после такой рекламы многие полезут в Интернет, чтобы ознакомиться с их творчеством. А там – не цветочки и бабочки, а балаховцы, лесные братья и массовые повешения в Минске. Думаете, это будет способствовать укреплению мира и согласия в обществе?

Второе письмо, которое я получил за эту неделю – от депутата Елены Анисим, которая также объясняет публикации, воспевающие чеченских террористов в газете «Новы Час» своей приверженностью принципу свободы слова. Правда, почему-то этот принцип вовсе не помешал ей совсем недавно называть своих критиков врагами белорусского государства и почему-то языка, хотя ни о том, ни о другом речи вовсе не шло.

В общем, вся эта переписка – хороший повод высказаться по поводу свободы слова.

Я – сторонник демократической модели государственного устройства и считаю свободу слова благом для общества. Более того, люди моего поколения и старше прекрасно понимают, к чему приводит ее отсутствие. Власть, защищенная от публичной критики, превращается в закрытую касту, перестает быть ответственной перед народом и быстро вырождается. Идеология, объявленная единственно верной и избавленная от конкуренции, превращается в бесплодную догму, в которую перестают верить. И результат – крушение идеалов и люди, отвыкшие думать и анализировать самостоятельно и готовые пойти за любым демагогом. Свобода слова и политическая конкуренция не только делают жизнь человека более комфортной и раскрепощенной, но и приучают самостоятельно думать, анализировать и выбирать, обеспечивая обществу иммунитет от социальных потрясений. Конечно, это в идеале, но к такому идеалу и нужно стремиться.

Вместе с тем, свобода слова – не панацея. Ее нельзя абсолютизировать, доводя до абсурда, злоупотреблять ей. Не может быть общества, построенного на абсолютной свободе. Отсутствие законов и запретов, ограничивающих свободу, попросту приведет к господству самых сильных, богатых и беспринципных. То же самое со свободой слова.

У свободы слова должны быть границы. Какими они должны быть? Понятными, логичными, естественными и едиными для всех. Во-первых – элементарные нормы этики. Нельзя лгать, нельзя оскорблять. Лжец и хам должны отвечать за свои слова. Во-вторых, эти границы должны защищать общество от саморазрушения. Нельзя призывать к насилию, войне, прославлять террористов и военных преступников, разжигать рознь и ненависть, стравливая между собой граждан по признаку национальности, языка, религии, пола и т.д. В-третьих – эти принципы не должны иметь исключений. Не должно быть социальных групп, защищенных от критики, будь то чиновники или национальные и сексуальные меньшинства.

К сожалению, сейчас я не вижу в Беларуси крупных политических сил, выступающих за такую свободу слова. Возможно, ближе всего к этому ЛДПБ и «Справедливый мир». Что касается «демократической» оппозиции – для них свобода слова лишь удобный политический лозунг. Когда нужно устроить травлю политических оппонентов, они о ней не вспоминают.

И раз уж для моей оппонентки, Елены Анисим, недавний скандал стал мотивацией для того, чтобы заявить об участии в президентских выборах, я тоже заявляю сегодня об участии в выборах. Парламентских. И законодательное закрепление в Беларуси именно таких принципов свободы слова будет одним из пунктов моей программы.

«Гражданское согласие» защитило от травли 29.01.2019

Нетерпимцы к чужому мнению чаще всего встречаются в среде прозападной оппозиции, которая именует себя демократической. Увы, это факт. И именно оппозиция печально прославилась случаями массовой и организованной травли неугодных граждан. Ни провластные, ни, тем более, пророссийские активисты ничем подобным просто не занимаются. Жертвами таких облав становились обычные люди – учителя, таксисты, водители общественного транспорта. Некоторые из них, как например мозырьская учительница Екатерина Кашо, даже теряли работу.

Очередной случай такой организованной травли заставил меня в понедельник устроить многокилометровую поездку в Витебск

Жертвой травли в этот раз стала Светлана Щербакова – преподаватель по классу фортепиано Новкинской детской школы искусств, что в пригороде областного центра. Змагары определенно питают слабость к педагогам, пользуясь их уязвимостью и зависимостью, как от прямого начальства, так и от идеологической вертикали. Вот и Светлану утром вызвали «на ковер» к начальнику отдела по идеологической работе, культуре и по делам молодежи Витебского райисполкома Наталье БУЛАНЧИКОВОЙ.

Там мы и встретились. Кроме меня поддержать Светлану в разговоре с чиновницей подключилась активистка «Гражданского согласия» Эльвира МИРСАЛИМОВА.

"Причиной" травли стала активность Светланы в соцсетях.

Действительно, я видел распечатанные листы со скриншотами достаточно грубых, а иногда и нецензурных высказываний, подписанных "её" именем. Но проверить подлинность этих скриншотов у чиновницы не было никакой возможности – гиперссылки на соответствующие посты в обращении попросту отсутствовали.

И не удивительно – сама Светлана показала мне, что же было на самом деле. Многие скриншоты попросту обработаны в фотошопе и хамские фразы принадлежат совсем ДРУГИМ людям.

Более того, другие участники дискуссий и вовсе не подбирали выражений, допуская слова, предусматривающие даже не дисциплинарную, а уголовную ответственность, открыто призывая, например, к вооруженному свержению конституционного строя. Это я тоже показал начальнице идеологического отдела.

Вообще, разговор с начальником отдела культуры получился достаточно позитивным. Наталья Владимировна оказалась нчеловеком, вполне разделявшим наши взгляды на националистов вообще и на тех, кто развязал эту травлю – в частности. Общались мы примерно полчаса – говорили о настроениях в регионе, активности местных оппозиционеров, важности патриотического воспитания подрастающего поколения. Нас она поблагодарила за гражданскую позицию и поддержку попавшей в непростую ситуацию женщины.

Атака националистов на беззащитную учительницу музыки успешно отбита. По-другому и быть не могло – доказательства вины оказались неподтвержденными и сфальсифицированными, а сам донос был анонимным.

Автор анонимки постеснялась указать свои подлинные фамилию, имя, отчество и адрес, как того требует Закон «Об обращениях граждан». Вместо всего этого письмо подписано «Коллектив родителей», хотя лично у меня уже есть информация, что его писал один человек – женщина, живущая на другом конце страны и уже в силу этого не могущая быть родительницей кого-либо из учеников Светланы.

Благодаря нашей поддержке и наличию умного человека во главе идеологического отдела, ее проблемы остались позади.

Теперь уже у некоторых из участвовавших в травле Светланы националистов есть основания для беспокойства. В поисках управы на них, она обратилась в Комитет госбезопасности.

Теперь некоторым из них придется рассказывать наследникам «Железного Феликса», что именно они собирались делать с алюминиевой пудрой, бензином и маслом и зачем им почта, телефон и телеграф. Как говорится, не рой другому яму.

Своей поездкой в Витебск я остался доволен. Получилось не только сделать доброе дело, но и пообщаться с друзьями и пополнить ряды «Гражданского согласия» - к нам присоединилась Светлана и её подруги-единомышленницы.

В заключение хочу обратиться к своим читателям. Если вы или кто-то из знакомых столкнулся с подобной травлей – обращайтесь ко мне или другим активистам «Гражданского согласия». Мы обещаем правовую, организационную и информационную поддержку в каждом подобном случае. Нужно объединяться и не давать радикалам терроризировать граждан.

Козлов, Довгучиц и пустота 06.01.2019

В новогодние дни принято подводить итоги уходящего года и строить планы на год наступающий. Политические партии в этом отношении – не исключение. Те, кто меня знает, знает и то, что особое внимание я уделяю Объединенной гражданской партии. Зла я на них не держу. Разошлись пути – значит разошлись. Пришел туда сознательно, чтобы поддержать гражданские свободы и экономические реформы, а ушел от прогрессирующего популизма и дикого национализма. Но, как бы то ни было, равнодушным к судьбе организации, которой посвятил 9 лет жизни, не получается. Вот и захожу периодически на их сайт. Новости сайта, как правило, не радуют – деградация продолжается.

Вот сейчас, отметив Новый год, партийное руководство в лице нового председателя Николая Козлова и его заместителя Нины Довгучиц провели пресс-конференцию по итогам 2018 и планам на 2019 год. Уже самое название статьи на сайте партии: «Основная цель ОГП – предложить обществу альтернативу!», - говорит о том, что говорить было не о чем. Ведь подобная фраза – тот самый минимум, который может сказать о себе абсолютно любая партия и политическая организация любой страны, не являющаяся правящей. Успешные политики, правда, ставят перед собой цели поамбициознее – прийти к власти, повлиять на государственную политику или, на худой конец, привлечь новых сторонников и увеличить рейтинг. Но тут – хотя бы предложить. Не до жиру. Читая такое, сразу представляешь себе лидеров ОГП в роли торговцев – неудачников, разложивших на прилавке вышедшее из моды, потерявшее товарный вид и поэтому никому не нужное барахло. При более детальном рассмотрении становится понятно, что, при всей образности, сравнение верное. И в остальной оппозиции ситуация немногим отличается.

Пройдемся по пунктам, что же бывшие либералы ставят себе в заслугу?

1. Узнаваемость программы «Миллион новых рабочих мест» в стране составила 17 процентов. Что это значит? Программе разработана Ярославом Романчуком для своей президентской кампании в 2010 году. Хоть сам Романчук и остался без партбилета, партия, не внося существенных изменений, выставляла эту программу на все выборы. Вот уже девятый год партия носится с одним и тем же, довольно спорным и популистским документом, как с писаной торбой – и лишь каждый шестой избиратель хоть что-то про этот документ слышал. Тех, кто способен соотнести название программы с названием партии – явно меньше. Количество же тех, кто ее читал и способен внятно изложить хотя бы общие положения – и вовсе в пределах арифметической погрешности. И вовсе не факт, что многие из читавших с программой согласны. Считать ли это успехом? Не уверен.

2. Власти отменили статью о лжепредпринимательстве и либерализовали налоговое законодательство. А при чем здесь ОГП? Насколько я знаю, Александр Григорьевич партбилета с лошадью не имеют. То же самое можно сказать о тех, кто сейчас принимает решения в области экономики. Да, сейчас влияние либеральной команды во власти усилилось, но это – заслуга совсем других людей, к которым ни Лебедько, ни, тем более, Козлов не имеют никакого отношения.

3. ОГП – один из организаторов празднования столетия БНР, в котором приняло участие порядка 50 тысяч человек. Во-первых, в цифре есть большие сомнения, но дело не в этом. Какой вклад сделала партия? Я был на мероприятии и видел весьма скромную палатку ОГП, не пользовавшуюся особой популярностью. Основную работу сделали совершенно другие люди

4. ОГП инициировала и объединила усилия с 11 партиями и движениями по разработке и продвижению проекта закона о внесении изменений в избирательный кодекс. Если мне не изменяет память, с идеей таких изменений выступает вся оппозиция уже, по меньшей мере, лет 20. И каких-либо прорывов за последний год сделано не было. Сейчас тезис о честных выборах в оппозиции – это уже что-то само собой разумеющееся, о чем можно лишний раз не напоминать. Честные выборы? Ну да, конечно…. А еще?... В общем, и тут незачет

5. ОГП создала дееспособную коалицию политических и общественных организаций по подготовке и продвижению проекта закона «О равных правах и равных возможностях женщин и мужчин». Оказывается, что-то такое было. Google, хоть и с трудом, но  находит. Скромно собрались, провели круглый стол, написали пресс-релиз. Профит! Только событием в белорусской политике это не стало. Честно говоря, мне не приходилось слышать, чтобы в Беларуси, например, за одну и ту же работу женщинам платили на 20 процентов меньше. И, судя по отсутствию резонанса внутри страны, таких, как я – подавляющее большинство. Но такой резонанс, по большому счету, и не нужен – ведь продвижение гендерной тематики – то немногое, за что еще можно получить какие-то деньги.

6. Местная избирательная кампания показала, что даже в ситуации отказа от ставки на количественные показатели ОГП выдвинула самое большое количество представителей в комиссии и кандидатов в депутаты. С охватом более 700 тысяч избирателей. Все кандидаты прошли обучение и провели акцентированные, эффективные кампании. Слова об эффективности проведенных кампаний оставим на совести их авторов, но по факту можно говорить о 42 кандидатах в депутаты, из которых значительная часть представляла незарегистрированную БХД. И это – на более, чем 18 тысяч избирательных округов.

7. Фандрайзинг: ОГП – одна из немногих политических организаций, которые изыскивают средства для работы у местных спонсоров, пожертвования членов партии и сторонников. Здесь и вовсе лучше было промолчать, особенно после того, как партия осенью попросту впала в ступор и речь даже заходила о закрытии центрального офиса. И вообще, если ОГП еще как-то умудряется изыскивать средства в Беларуси, то что можно сказать об остальных? Ай-ай-ай, а как же закон, который запрещает иностранное финансирование партий?

В наступившем году планы все те же. Непонятно только, как в несистемной и не имеющей никакого влияния на происходящие в стране политические процессы собираются реализовать положения программы «Миллион новых рабочих мест» или добиться внесения изменений в избирательное законодательство. Но об этом нам лидеры партии бодро отрапортуют через год. Если, конечно, будет, кому рапортовать.

Беларусь на распутье 27.12.2018

На исходе 2018 года Союзное государство России и Беларуси, о котором все уже почти успели забыть, вновь оказалось одной из главных тем в белорусском политическом пространстве. Несмотря на то, что договор о его создании был подписан и успешно ратифицирован уже почти 20 лет назад, документ, предполагавший беспрецедентную для постсоветского пространства степень экономической и политической интеграции, так и не заработал. Союзное государство долгое время оставалось в большей степени виртуальным проектом, местом для трудоустройства не самых востребованных чиновников и символом того, что оба государства все-таки не отказались окончательно от идеи интеграции.

Теперь все поменялось. Главы государств и правительств России и Беларуси встречаются с небывалой частотой, идут непростые переговоры, стороны делают громкие заявления. За прошедшие с момента подписания Союзного договора годы в отношениях между двумя государствами накопилось множество проблем и противоречий, но есть надежда на то, что в ближайшее время процесс сдвинется с мертвой точки.

У Союзного государства сейчас оказалось немало врагов внутри Беларуси. Причем, речь идет не только о националистах-русофобах и прозападной оппозиции, для которых все, что связано с Россией – зло по определению. Среди противников интеграции оказалась и немалая часть белорусской элиты. Многих устраивает ситуация, когда страна имеет значительные преференции и практически неограниченный доступ к огромному рынку партнера по союзному строительству, но при этом не несет каких-то серьезных обязательств. Поэтому, когда российская сторона вспомнила о том, что партнерство хорошо тогда, когда является взаимовыгодным, реакция в Минске оказалась довольно нервной.

Главный аргумент противников Союза – то, что Беларусь, якобы, утратит собственную независимость. Но договор был подписан в 1999 году, причем с белорусской стороны его подписывал все тот же Александр Лукашенко, который возглавляет страну по сей день. Все эти годы суверенитету страны ничего не угрожало. Более того, в тексте документа прямо сказано, что каждое государство-участник сохраняет суверенитет, независимость, территориальную целостность, государственное устройство. Конституцию, государственный флаг, герб и другие атрибуты государственности.

Да, ряд полномочий добровольно передается на надгосударственный уровень. Но это является нормальным в современном глобализированном мире. Разного рода международные союзы и организации играют все большую роль. И каждая из этих структур всегда построена на делегировании части тех или иных функций со стороны государств-участников. Наиболее близким к нам международным союзом является Евросоюз, в котором уровень интеграции и полномочия наднациональных органов гораздо выше, чем предполагается в Союзном Государстве. Но, почему-то, никто из тех, кто выступает против белорусско-российского союза и кричит «Беларусь – в Европу!», не вспоминает об угрозе суверенитету в случае резкого разворота на Запад и переориентации с евразийской интеграцию на европейскую.

На самом деле, по моему глубокому убеждению, в современном мире основной задачей внешней политики государств, не являющихся сверхдержавами и не имеющих имперских амбиций должно быть построение такой системы отношений с ключевыми геополитическими партнерами и участие в таких международных объединениях, которые в большей степени отвечают интересам граждан этих государств.

Поэтому сейчас лучше прекратить паниковать и оставить в стороне эмоции. Ничего катастрофического не происходит. Просто страна сейчас стоит на распутье и ей предстоит сделать выбор. И, если отбросить идеологическую зашоренность и рассуждать в категориях национальных интересов, то выбор очевиден. На Запад пойти – значит потерять и экономику и население. Запад попросту не может предложить нам ни рынок сбыта, ни серьезные инвестиции в нашу экономику, а открытые границы обеспечат не процветание, а лишь отток наших граждан в поисках лучшей жизни. Причем, самых активных и квалифицированных – в первую очередь. После такого страна, в лучшем случае, будет обречена на десятилетия прозябания на задворках Европы. Топтание на месте в наших условиях будет означать отставание от соседей, самоизоляцию и ухудшающиеся отношения с соседями. И только развитие союзных отношений с Россией может обеспечить сохранение рынков сбыта, рабочих мест и защиту белорусских интересов со стороны сверхдержавы.

Зачем и как нужно развивать партии 07.12.2018

Белорусские телевизионщики нечасто радуют публику острыми политическими ток-шоу. Эфир «Нашей жизни» на ОНТ, вышедший 26 ноября – одно из таких исключений. Все было по законам жанра.

Присутствовали непримиримые антагонисты. С одной стороны - лоялисты в лице представителей БРСМ, ФПБ и «Белой Руси» (жалко, что ее представлял не сам Геннадий Давыдько – с ним и шоу вышло бы ярче и сама организация смотрелась бы более выигрышно). С другой – оппозиция в виде Костусева и Короткевич, а также Олег Гайдукевич, от которого доставалось и тем и другим и который по харизме, экспрессии и эфирному времени сам стоил троих. Были эмоции, острые перепалки. Иногда даже казалось, что оппоненты вот-вот перейдут к рукопашной. Была и тема – необычная для госканала, но важная для общества – обсуждали ситуацию с политическими партиями и общественными объединениями.

То, что эта тема попала в телевизор – безусловно, знак приближающейся предвыборной «вакханалии». Запрос на политическую реформу и усиление роли партий есть и во власти и в политизированной части общества. Не зря еще год назад, накануне местных выборов, активно обсуждался проект преобразования «Белой Руси» в политическую партию. Проект так и не был реализован, но это не значит, что на нем был поставлен крест. Скорее, его просто отложили и решили проводить без спешки. Ведь само по себе такое преобразование бессмысленно – для того, чтобы оно заработало, нужна серьезная модернизация не только избирательного законодательства, но и всей политической системы.

Так исторически сложилось, что Беларусь стала «суперпрезидентской республикой», в которой принятие основных решений завязано на первое лицо государства. К этому можно по-разному относиться, но ясно одно – если в свое время такая система помогла стабилизировать ситуацию и избежать множества потрясений, то в будущем она же может стать причиной серьезных проблем. Для этого и нужно развивать политическую конкуренцию. И лучшего института для такой конкуренции, чем многопартийная система, в мировой политической практике, на мой взгляд, не придумано.

Вернемся к нашему ток-шоу. Наверное, для рядового телезрителя оно выглядело и острым и свежим. Но мне, как человеку, который не первый год в политике, хотелось бы большего. Очень хорошо, что на нем озвучивались проблемы и ставились вопросы. Для белорусского телевидения это – уже не мало. Но гораздо важнее – ответы на поставленные вопросы. Если уже заговорили о необходимости реформы – нужно не ограничиваться общими рассуждениями, а предлагать свое видение этой реформы. Чем более детальное и проработанное – тем лучше. А этого не было. Разве что Гайдукевич попытался обрисовать контуры.

Предложу, пожалуй, свое видение того, что нужно делать.

Первый шаг, который нужно сделать - это перевести, как парламентские, так и местные выборы с мажоритарной (по одномандатным округам) на смешанную систему, в которой будут и одномандатники и партийные списки. Во-первых, это даст возможность получить свое представительство тем, кто не имеет большинства голосов, но имеет достаточно много сторонников, чтобы их позиция принималась во внимание. Во-вторых, вся партийная реформа без этого рискует «зависнуть в воздухе»

Второе. Политическая конкуренция должна быть реальной. Как бы ни был велик соблазн создать очередной «ум, честь и совесть нашей эпохи» с «руководящей и направляющей ролью», нужно всегда помнить, что именно отсутствие конкуренции во-многом стало залогом деградации советской компартии – верхушка разложилась, идеалы потускнели, народ разуверился, а затем массово бросился в объятия самых разных авантюристов и демагогов. Нельзя повторить эту ошибку.

Третье. В Беларуси с начала столетия не зарегистрировано ни одной партии. Это – ненормально. Партии должны создаваться, развиваться, раскалываться, объединяться и умирать естественной смертью. Поэтому сейчас имеет смысл упростить процедуру регистрации и даже снизить пороговую численность. В наших условиях даже тысяча человек для новой партии – слишком много.

И, наконец, четвертое. Финансирование партий вызвало самые горячие дискуссии. И тут я – сторонник не самой популярной точки зрения. Я – за бюджетное финансирование партий. И вот, почему:

Есть известная пословица: «Кто платит – тот и заказывает музыку». Как бы ни отнекивался Костусев и остальные, иностранное финансирование прозападных оппозиционных партий, несмотря на прямой законодательный запрет, ни для кого секретом и является. Отсюда и позиция этих партий, имеющая мало общего с национальными интересами белорусов, зато четко отражающая интересы их спонсоров. Осторожно следует относиться и к финансированию партий крупным бизнесом. Да, для современной Беларуси это пока не актуально, но не следует забывать об опасности создания всесильных коррумпированных олигархических кланов, проплачивающих принятие нужных законов. Примеров подобного в мире хватает, в том числе в очень богатых и влиятельных странах, вроде США. Избавиться от подобного может быть ой, как непросто. Главным работодателем политиков должен стать именно народ. И от того, какая часть народа их поддержит, должен зависеть их доход и то, сколько они смогут потратить на развитие своих партий. Разумеется, речь должна идти о конкурентоспособных крупных партиях, имеющих значительное число сторонников. Механизмы такого финансирования хорошо известны и широко применяются в мире. Но и спрос за бюджетные субсидии должен быть по всей строгости – с прозрачными бюджетами и полной бухгалтерской отчетностью.

Мне могут сказать, что это дорого. Но в белорусских условиях расходы могут быть сопоставимы со стоимостью не самой крупной многоэтажки. В масштабах страны – цена умеренная. Политики, отрабатывающие иностранные или олигархические деньги могут обойтись гораздо дороже.


Марзалюк и Кравцевич – два способа убить историю 28.11.2018

Известный депутат-историк Игорь Марзалюк в очередной раз выступил с инициативой, взбудоражившей общественное мнение. Недавно он опубликовал в газете «СБ. Беларусь сегодня» пространную статью под названием «Как построить цитадель правды». Уже само название меня насторожило. Во-первых - использованием военной терминологии, во-вторых – ассоциацией с одноименным министерством из бессмертного романа Джорджа Оруэлла «1984».

   В тексте Марзалюка много красивых и, вроде бы, правильных слов про патриотизм и историческую правду, однако при этом не покидало впечатление того, что нам пытаются впихнуть очередное «единственно верное учение», с отклонениями от которого предполагается бороться. Иначе, как воспринимать его слова о необходимости создания «Института национальной памяти», который должен стать «координационным и экспертным центром, позволяющим выразительно и четко определять наши приоритеты и объективный образ нашего прошлого, постоянно отслеживать историческую политику наших соседей и оппонентов, оперативно реагировать на попытки фальсификации и искажения истории Беларуси».

   Вам не кажется, что в этой фразе есть взаимоисключающие понятия? Или объективность или приоритеты, которые, очевидно, призваны определять желательные и нежелательные темы для исследований. С проблемой фальсификаций и искажения тоже не все так просто. Конечно с попытками героизации гауляйтера Кубе и его приспешников из числа местных все понятно – период Великой Отечественной хорошо изучен, задокументирован и в их преступлениях сомневаться не приходится. С любителями нацизма нужно поступать жестко, но для этого никакие отдельные институты не нужны – есть правоохранительные органы и готовятся изменения в УК. С околоисторическимифриками вроде сторонников «новой хронологии» тоже все понятно – влияния они никакого не имеют, в обществе всерьез не воспринимаются. Что же касается периода Древней Руси или даже Речи Посполитой – эти времена изучены слабо, существует множество теорий, гипотез и подходов. Марзалюк предлагает одну из них «отлить в граните» и объявить единственно правильной? Похоже, что да. Но, о какой исторической науке тогда может идти речь?

   Смущает и название, предлагаемое депутатом. После того, как в Украине появилась одноименная структура, начавшая свою деятельность с героизации нациста Шухевича, слова «Институт национальной памяти» воспринимаются вполне однозначно. Или Марзалюк именно таких ассоциаций и добивался?

   Есть вопросы и к объективности нового института. Перекосы в отношении к нашей истории в последнее время сложно не заметить. Когда Знавец восхвалял Кубе – официоз даже не поморщился. Когда чуть ли не в каждом книжном магазине продаются книги о «забытой истории Беларуси», содержащие больше русофобской пропаганды, чем исторической науки, среди авторов которых практически нет профессиональных историков (разве что Орлов когда-то закончил истфак и даже несколько месяцев проработал школьным учителем. Деружинский, Голденков, Тарас – это всего лишь публицисты) – это также никого не смущает. Зато книга «Несвядомая история Белой Руси», разоблачающая эти фальсификации, распространяется чуть ли не нелегально.

   Но инициатива Марзалюка – это еще «цветочки». Ягодки будут, если дорвется до власти «демократическая» оппозиция. Один из ее представителей, гродненский историк Александр Кравцевич, и вовсе заявил, что его «неправильными» коллегами должен заниматься КГБ и привлекать за «деятельность против белорусского государства». Ничего удивительного, подобный поиск «врагов народа» среди тутейших«антисталинистов» давно уже стал нормой.

   Такой вот выбор между плохим и ужасным. А нужен ли вообще подобный институт? Уверен, что нет. Существует Институт истории при Национальной академии наук. Его вполне достаточно. Если нет – можно увеличить штат, расширить сферу ответственности. Но совершенно ни к чему создавать подобные монструозные структуры.

Очень хорошо, что в Беларуси сейчас на подъеме интерес к истории. Этим нужно воспользоваться для популяризации этой науки, увеличения исторической грамотности населения. Нужны живые дискуссии, круглые столы, кружки, полемика в СМИ. А превращение науки в догму, не подлежащую критике, попросту убьет и саму историю, как научную дисциплину, и интерес к ней, превратит в насаждаемый сверху и вызывающий отторжение элемент официальной идеологии.

Быть ли Беларуси американским бастионом? 14.11.2018

Главной идеей белорусской внешней политики, по крайней мере, последних нескольких лет было стремление сделать Беларусь донором безопасности в регионе, строительство своеобразного дипломатического моста между Востоком и Западом. Дело, конечно, благородное, но, оказывается, не каждой из сторон нужное. 18 октября выяснилось, что Соединенные Штаты хотят видеть здесь совершенно другое сооружение.

«Сегодня национальный суверенитет и территориальная целостность таких прифронтовых государств, как Украина, Грузия и даже Беларусь, обеспечивают самый надежный бастион против российского неоимпериализма», – заявил помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Уэсс Митчелл. Этой фразой преемник печально известной Виктории Нуланд дал четкий сигнал Минску. Времена многовекторности заканчиваются. Воля белорусского народа, высказанная на историческом референдуме 1995 года – тоже. Никакие доноры стабильности в регионе Соединенным Штатам не нужны, как и сама стабильность. Очерчена линия фронта и мы для них стали прифронтовым государством, бастионом.

За словами последовало продолжение. В Минск зачастили очень интересные визитеры из Вашингтона. Сначала 30 октября прилетел все тот же Митчелл, который был доброжелательно принят белорусским руководством и встретился сначала с министром иностранных дел Макеем и только потом – с президентом Лукашенко. Пресс-служба главы государства распространила лишь трехминутный ролик, в котором на фоне дежурных слов об укреплении партнерства и взаимном уважении (что на фоне подготовки американской стороной очередного пакета антироссийских санкций уже само по себе воспринимается неоднозначно), лично мне резанули слух слова самого Лукашенко. «Если мы с вами продвинемся в наших отношениях, я вам обещаю, что белорусы у вас будут самыми надежными, честными и искренними партнерами. По крайней мере, если мы договоримся и в Беларуси что-то вам пообещаем, даже в ущерб себе мы это исполним», - странное самопожертвование за интересы далекой, чужой и, мягко говоря, не дружественной страны. Которая, между прочим, десятилетиями финансирует противников самого Лукашенко и готовила планы по его свержению.

Потом, спустя лишь неделю в Минске высадился целый звездно-полосатый десант, который официальные СМИ застенчиво назвали «группой экспертов». Между тем, нельзя быть экспертом просто так и во всем. Понятие «эксперт» означает человека, обладающего особым опытом или познаниями в конкретной области. И, надо сказать, Вашингтон отправил сюда очень непростых людей. Визит даже одного из них уже был бы поводом задуматься, а тут – сразу пять. Рассмотрим их поподробнее:

1. Бен Ходжес, скромно обозначенный, как эксперт Центра по анализу европейской политики, имеет генеральские погоны и являлся командующим Сухопутными силами США в Европе в 2014-18 годах, активно продвигал идею военного сдерживания России, выступил инициатором «военного Шенгена» стран НАТО, позволяющего беспрепятственно перемещать воинские контингенты по всему европейскому континенту. Конечно же, активно занимался украинскими делами.

2. Майкл Карпентер, старший директор Центра дипломатии и глобальных отношений им. Дж. Байдена. В администрации Обамы он также был высокопоставленным лицом Пентагона – помощником министра обороны по вопросам России, Украины и Евразии. Должность говорит сама за себя. В 2017 году отметился предложением сделать Украину главным союзником США вне НАТО

3. Брюс Макклинток – еще один генерал, бывший военный атташе посольства США в Москве. Сейчас – эксперт RAND Corporation, стратегического исследовательского центра, имеющего солидный бюджет и обслуживающего, в первую очередь, интересы правительства и Пентагона

4. Глен Ховард. Президент Джеймстаунского фонда – той самой организации, которая в свое время создавалась ЦРУ для работы с перебежчиками из Советского Союза, а сейчас поддерживает сепаратистов внутри России. Сторонник силового решения конфликта на юго-востоке Украины.

5. Владимир Сокор – еще один представитель Джеймстаунского фонда. Специализируется на Восточной Европе и постсоветском пространстве, занимаясь «сдерживанием России».

Вот такая экспертная пятерка. Представить, что эти люди помогут «выстраивать мосты» и быть «донором стабильности» не может даже самый наивный человек. Все они давно и целенаправленно занимаются противоположным – выстраиванием антироссийской дуги подконтрольных Америке государств. Причем судьба самих этих государств и их жителей Штаты волнует мало. Упомянутые Митчеллом Грузия и Украина – яркие тому примеры. Судьба их примерно одинакова – массовые беспорядки, государственный переворот, диктатура, яростная антироссийская истерия в качестве государственной идеологии, военная авантюра, потеря территорий. Грузия уже прошла этот путь до конца и оставила в прошлом, Украине – еще предстоит.

Понятно, что белорусская государственная элита неоднородна, есть в ее среде и те, кто лоббирует, под предлогом многополюсности и выхода из изоляции, принятие подобных условий США. И, как показывает ход событий, они очень влиятельны. Страна встала на распутье – стать чужим бастионом или оставаться с традиционным союзником, заинтересованным в нашей стабильности и предсказуемости. Времени осталось немного. Окончательный выбор – за президентом.

Страницы: 1 2 3 4 5 След.
Читать другие новости