Зачем и как нужно развивать партии 07.12.2018

Белорусские телевизионщики нечасто радуют публику острыми политическими ток-шоу. Эфир «Нашей жизни» на ОНТ, вышедший 26 ноября – одно из таких исключений. Все было по законам жанра.

Присутствовали непримиримые антагонисты. С одной стороны - лоялисты в лице представителей БРСМ, ФПБ и «Белой Руси» (жалко, что ее представлял не сам Геннадий Давыдько – с ним и шоу вышло бы ярче и сама организация смотрелась бы более выигрышно). С другой – оппозиция в виде Костусева и Короткевич, а также Олег Гайдукевич, от которого доставалось и тем и другим и который по харизме, экспрессии и эфирному времени сам стоил троих. Были эмоции, острые перепалки. Иногда даже казалось, что оппоненты вот-вот перейдут к рукопашной. Была и тема – необычная для госканала, но важная для общества – обсуждали ситуацию с политическими партиями и общественными объединениями.

То, что эта тема попала в телевизор – безусловно, знак приближающейся предвыборной «вакханалии». Запрос на политическую реформу и усиление роли партий есть и во власти и в политизированной части общества. Не зря еще год назад, накануне местных выборов, активно обсуждался проект преобразования «Белой Руси» в политическую партию. Проект так и не был реализован, но это не значит, что на нем был поставлен крест. Скорее, его просто отложили и решили проводить без спешки. Ведь само по себе такое преобразование бессмысленно – для того, чтобы оно заработало, нужна серьезная модернизация не только избирательного законодательства, но и всей политической системы.

Так исторически сложилось, что Беларусь стала «суперпрезидентской республикой», в которой принятие основных решений завязано на первое лицо государства. К этому можно по-разному относиться, но ясно одно – если в свое время такая система помогла стабилизировать ситуацию и избежать множества потрясений, то в будущем она же может стать причиной серьезных проблем. Для этого и нужно развивать политическую конкуренцию. И лучшего института для такой конкуренции, чем многопартийная система, в мировой политической практике, на мой взгляд, не придумано.

Вернемся к нашему ток-шоу. Наверное, для рядового телезрителя оно выглядело и острым и свежим. Но мне, как человеку, который не первый год в политике, хотелось бы большего. Очень хорошо, что на нем озвучивались проблемы и ставились вопросы. Для белорусского телевидения это – уже не мало. Но гораздо важнее – ответы на поставленные вопросы. Если уже заговорили о необходимости реформы – нужно не ограничиваться общими рассуждениями, а предлагать свое видение этой реформы. Чем более детальное и проработанное – тем лучше. А этого не было. Разве что Гайдукевич попытался обрисовать контуры.

Предложу, пожалуй, свое видение того, что нужно делать.

Первый шаг, который нужно сделать - это перевести, как парламентские, так и местные выборы с мажоритарной (по одномандатным округам) на смешанную систему, в которой будут и одномандатники и партийные списки. Во-первых, это даст возможность получить свое представительство тем, кто не имеет большинства голосов, но имеет достаточно много сторонников, чтобы их позиция принималась во внимание. Во-вторых, вся партийная реформа без этого рискует «зависнуть в воздухе»

Второе. Политическая конкуренция должна быть реальной. Как бы ни был велик соблазн создать очередной «ум, честь и совесть нашей эпохи» с «руководящей и направляющей ролью», нужно всегда помнить, что именно отсутствие конкуренции во-многом стало залогом деградации советской компартии – верхушка разложилась, идеалы потускнели, народ разуверился, а затем массово бросился в объятия самых разных авантюристов и демагогов. Нельзя повторить эту ошибку.

Третье. В Беларуси с начала столетия не зарегистрировано ни одной партии. Это – ненормально. Партии должны создаваться, развиваться, раскалываться, объединяться и умирать естественной смертью. Поэтому сейчас имеет смысл упростить процедуру регистрации и даже снизить пороговую численность. В наших условиях даже тысяча человек для новой партии – слишком много.

И, наконец, четвертое. Финансирование партий вызвало самые горячие дискуссии. И тут я – сторонник не самой популярной точки зрения. Я – за бюджетное финансирование партий. И вот, почему:

Есть известная пословица: «Кто платит – тот и заказывает музыку». Как бы ни отнекивался Костусев и остальные, иностранное финансирование прозападных оппозиционных партий, несмотря на прямой законодательный запрет, ни для кого секретом и является. Отсюда и позиция этих партий, имеющая мало общего с национальными интересами белорусов, зато четко отражающая интересы их спонсоров. Осторожно следует относиться и к финансированию партий крупным бизнесом. Да, для современной Беларуси это пока не актуально, но не следует забывать об опасности создания всесильных коррумпированных олигархических кланов, проплачивающих принятие нужных законов. Примеров подобного в мире хватает, в том числе в очень богатых и влиятельных странах, вроде США. Избавиться от подобного может быть ой, как непросто. Главным работодателем политиков должен стать именно народ. И от того, какая часть народа их поддержит, должен зависеть их доход и то, сколько они смогут потратить на развитие своих партий. Разумеется, речь должна идти о конкурентоспособных крупных партиях, имеющих значительное число сторонников. Механизмы такого финансирования хорошо известны и широко применяются в мире. Но и спрос за бюджетные субсидии должен быть по всей строгости – с прозрачными бюджетами и полной бухгалтерской отчетностью.

Мне могут сказать, что это дорого. Но в белорусских условиях расходы могут быть сопоставимы со стоимостью не самой крупной многоэтажки. В масштабах страны – цена умеренная. Политики, отрабатывающие иностранные или олигархические деньги могут обойтись гораздо дороже.


Марзалюк и Кравцевич – два способа убить историю 28.11.2018

Известный депутат-историк Игорь Марзалюк в очередной раз выступил с инициативой, взбудоражившей общественное мнение. Недавно он опубликовал в газете «СБ. Беларусь сегодня» пространную статью под названием «Как построить цитадель правды». Уже само название меня насторожило. Во-первых - использованием военной терминологии, во-вторых – ассоциацией с одноименным министерством из бессмертного романа Джорджа Оруэлла «1984».

   В тексте Марзалюка много красивых и, вроде бы, правильных слов про патриотизм и историческую правду, однако при этом не покидало впечатление того, что нам пытаются впихнуть очередное «единственно верное учение», с отклонениями от которого предполагается бороться. Иначе, как воспринимать его слова о необходимости создания «Института национальной памяти», который должен стать «координационным и экспертным центром, позволяющим выразительно и четко определять наши приоритеты и объективный образ нашего прошлого, постоянно отслеживать историческую политику наших соседей и оппонентов, оперативно реагировать на попытки фальсификации и искажения истории Беларуси».

   Вам не кажется, что в этой фразе есть взаимоисключающие понятия? Или объективность или приоритеты, которые, очевидно, призваны определять желательные и нежелательные темы для исследований. С проблемой фальсификаций и искажения тоже не все так просто. Конечно с попытками героизации гауляйтера Кубе и его приспешников из числа местных все понятно – период Великой Отечественной хорошо изучен, задокументирован и в их преступлениях сомневаться не приходится. С любителями нацизма нужно поступать жестко, но для этого никакие отдельные институты не нужны – есть правоохранительные органы и готовятся изменения в УК. С околоисторическимифриками вроде сторонников «новой хронологии» тоже все понятно – влияния они никакого не имеют, в обществе всерьез не воспринимаются. Что же касается периода Древней Руси или даже Речи Посполитой – эти времена изучены слабо, существует множество теорий, гипотез и подходов. Марзалюк предлагает одну из них «отлить в граните» и объявить единственно правильной? Похоже, что да. Но, о какой исторической науке тогда может идти речь?

   Смущает и название, предлагаемое депутатом. После того, как в Украине появилась одноименная структура, начавшая свою деятельность с героизации нациста Шухевича, слова «Институт национальной памяти» воспринимаются вполне однозначно. Или Марзалюк именно таких ассоциаций и добивался?

   Есть вопросы и к объективности нового института. Перекосы в отношении к нашей истории в последнее время сложно не заметить. Когда Знавец восхвалял Кубе – официоз даже не поморщился. Когда чуть ли не в каждом книжном магазине продаются книги о «забытой истории Беларуси», содержащие больше русофобской пропаганды, чем исторической науки, среди авторов которых практически нет профессиональных историков (разве что Орлов когда-то закончил истфак и даже несколько месяцев проработал школьным учителем. Деружинский, Голденков, Тарас – это всего лишь публицисты) – это также никого не смущает. Зато книга «Несвядомая история Белой Руси», разоблачающая эти фальсификации, распространяется чуть ли не нелегально.

   Но инициатива Марзалюка – это еще «цветочки». Ягодки будут, если дорвется до власти «демократическая» оппозиция. Один из ее представителей, гродненский историк Александр Кравцевич, и вовсе заявил, что его «неправильными» коллегами должен заниматься КГБ и привлекать за «деятельность против белорусского государства». Ничего удивительного, подобный поиск «врагов народа» среди тутейших«антисталинистов» давно уже стал нормой.

   Такой вот выбор между плохим и ужасным. А нужен ли вообще подобный институт? Уверен, что нет. Существует Институт истории при Национальной академии наук. Его вполне достаточно. Если нет – можно увеличить штат, расширить сферу ответственности. Но совершенно ни к чему создавать подобные монструозные структуры.

Очень хорошо, что в Беларуси сейчас на подъеме интерес к истории. Этим нужно воспользоваться для популяризации этой науки, увеличения исторической грамотности населения. Нужны живые дискуссии, круглые столы, кружки, полемика в СМИ. А превращение науки в догму, не подлежащую критике, попросту убьет и саму историю, как научную дисциплину, и интерес к ней, превратит в насаждаемый сверху и вызывающий отторжение элемент официальной идеологии.

Быть ли Беларуси американским бастионом? 14.11.2018

Главной идеей белорусской внешней политики, по крайней мере, последних нескольких лет было стремление сделать Беларусь донором безопасности в регионе, строительство своеобразного дипломатического моста между Востоком и Западом. Дело, конечно, благородное, но, оказывается, не каждой из сторон нужное. 18 октября выяснилось, что Соединенные Штаты хотят видеть здесь совершенно другое сооружение.

«Сегодня национальный суверенитет и территориальная целостность таких прифронтовых государств, как Украина, Грузия и даже Беларусь, обеспечивают самый надежный бастион против российского неоимпериализма», – заявил помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Уэсс Митчелл. Этой фразой преемник печально известной Виктории Нуланд дал четкий сигнал Минску. Времена многовекторности заканчиваются. Воля белорусского народа, высказанная на историческом референдуме 1995 года – тоже. Никакие доноры стабильности в регионе Соединенным Штатам не нужны, как и сама стабильность. Очерчена линия фронта и мы для них стали прифронтовым государством, бастионом.

За словами последовало продолжение. В Минск зачастили очень интересные визитеры из Вашингтона. Сначала 30 октября прилетел все тот же Митчелл, который был доброжелательно принят белорусским руководством и встретился сначала с министром иностранных дел Макеем и только потом – с президентом Лукашенко. Пресс-служба главы государства распространила лишь трехминутный ролик, в котором на фоне дежурных слов об укреплении партнерства и взаимном уважении (что на фоне подготовки американской стороной очередного пакета антироссийских санкций уже само по себе воспринимается неоднозначно), лично мне резанули слух слова самого Лукашенко. «Если мы с вами продвинемся в наших отношениях, я вам обещаю, что белорусы у вас будут самыми надежными, честными и искренними партнерами. По крайней мере, если мы договоримся и в Беларуси что-то вам пообещаем, даже в ущерб себе мы это исполним», - странное самопожертвование за интересы далекой, чужой и, мягко говоря, не дружественной страны. Которая, между прочим, десятилетиями финансирует противников самого Лукашенко и готовила планы по его свержению.

Потом, спустя лишь неделю в Минске высадился целый звездно-полосатый десант, который официальные СМИ застенчиво назвали «группой экспертов». Между тем, нельзя быть экспертом просто так и во всем. Понятие «эксперт» означает человека, обладающего особым опытом или познаниями в конкретной области. И, надо сказать, Вашингтон отправил сюда очень непростых людей. Визит даже одного из них уже был бы поводом задуматься, а тут – сразу пять. Рассмотрим их поподробнее:

1. Бен Ходжес, скромно обозначенный, как эксперт Центра по анализу европейской политики, имеет генеральские погоны и являлся командующим Сухопутными силами США в Европе в 2014-18 годах, активно продвигал идею военного сдерживания России, выступил инициатором «военного Шенгена» стран НАТО, позволяющего беспрепятственно перемещать воинские контингенты по всему европейскому континенту. Конечно же, активно занимался украинскими делами.

2. Майкл Карпентер, старший директор Центра дипломатии и глобальных отношений им. Дж. Байдена. В администрации Обамы он также был высокопоставленным лицом Пентагона – помощником министра обороны по вопросам России, Украины и Евразии. Должность говорит сама за себя. В 2017 году отметился предложением сделать Украину главным союзником США вне НАТО

3. Брюс Макклинток – еще один генерал, бывший военный атташе посольства США в Москве. Сейчас – эксперт RAND Corporation, стратегического исследовательского центра, имеющего солидный бюджет и обслуживающего, в первую очередь, интересы правительства и Пентагона

4. Глен Ховард. Президент Джеймстаунского фонда – той самой организации, которая в свое время создавалась ЦРУ для работы с перебежчиками из Советского Союза, а сейчас поддерживает сепаратистов внутри России. Сторонник силового решения конфликта на юго-востоке Украины.

5. Владимир Сокор – еще один представитель Джеймстаунского фонда. Специализируется на Восточной Европе и постсоветском пространстве, занимаясь «сдерживанием России».

Вот такая экспертная пятерка. Представить, что эти люди помогут «выстраивать мосты» и быть «донором стабильности» не может даже самый наивный человек. Все они давно и целенаправленно занимаются противоположным – выстраиванием антироссийской дуги подконтрольных Америке государств. Причем судьба самих этих государств и их жителей Штаты волнует мало. Упомянутые Митчеллом Грузия и Украина – яркие тому примеры. Судьба их примерно одинакова – массовые беспорядки, государственный переворот, диктатура, яростная антироссийская истерия в качестве государственной идеологии, военная авантюра, потеря территорий. Грузия уже прошла этот путь до конца и оставила в прошлом, Украине – еще предстоит.

Понятно, что белорусская государственная элита неоднородна, есть в ее среде и те, кто лоббирует, под предлогом многополюсности и выхода из изоляции, принятие подобных условий США. И, как показывает ход событий, они очень влиятельны. Страна встала на распутье – стать чужим бастионом или оставаться с традиционным союзником, заинтересованным в нашей стабильности и предсказуемости. Времени осталось немного. Окончательный выбор – за президентом.

Стоит ли белорусам гордиться польским позором? 07.11.2018

4 ноября у националистической пропаганды традиционно случается очередное сезонное обострение. Их сайты и сообщества в соцсетях не забывают напомнить аудитории, что в этот день Россия отмечает годовщину «освобождения Москвы от белорусов»

Другие пропагандисты и вовсе пишут «Помни, Москва, литвинский сапог», забывая сказать, что именно в этот день как раз «литвинские» и польские седалища должны вспоминать русский сапог, выпнувший их из русской столицы.

Тем не менее, белорусам пытаются навязать гордость за своих предков, когда-то два года удерживавших власть в ненавистной «Московии» (напомню, такого государства никогда не существовало, а Москва была столицей Русского Царства).

Что же на самом деле произошло в 1612 году и стоит ли белорусам гордиться участием своих предков в этих событиях?

Начну с того, что Великое княжество Литовское, правопреемницей которого в националистических кругах принято считать Беларусь в то время уже давно не существовало в качестве независимого государства, способного определять собственную политику. После Люблинской унии 1569 года оно стало лишь субъектом федерации в новом государстве, столица которого была в Кракове, король жил в Варшаве, да и само его название было польским – Речь Посполитая. Говорить о том, что Москву захватили предки литвины – все равно, что утверждать, что Берлин в 1945 году взяли грузины, несмотря на то, что среди советских солдат, несомненно, были представители этого достойного народа, да и сам Иосиф Виссарионович был известно кто по национальности. Государство не было ни литвинским, ни, тем более, белорусским.

Другой миф, внушаемый националистами – польский королевич Владислав был законным русским царем, а события 1612 года – гражданской войной между двумя группировками. В то время Русское Царство переживало один из самых драматических периодов своей истории. На династический кризис и пресечение древней династии Рюриковичей наложилась климатическая катастрофа – три холодных и неурожайных года привели к массовому голоду. Династия Годуновых, еще не успевшая прочно обосноваться на троне, не смогла на нем удержаться. Молодой и неопытный царь Федор II пал жертвой интриг и предательства. Но главным виновником падения Годуновых и начала Смуты стал польский монарх Сигизмунд III, приютивший, щедро профинансировавший, вооруживший самозванца и отправивший его в поход на Москву. После свержения Лжедмитрия москвичами, Польша продолжила наносить удары по Русскому Царству, поддерживая остальных самозванцев, а затем – просто объявила войну, завершившуюся разгромом русских войск в битве при Клушине. Именно военное поражение, а также измена бояр и стали причиной того, что по договору 4 февраля 1610 года между королём Сигизмундом и московским посольством, королевич Владислав должен был занять после принятия православия Русский престол. Но и этого произошло – Владислав православия так и не принял, в Москву не приехал и на царство венчан не был. Поэтому ни о каком «законном монархе» речи быть. Тогдашняя политика Речи Посполитой в отношении Русского царства может быть выражена формулой «Раненого добить и сожрать».

Кстати, о каннибализме. Если поляки и въехали в 1610 году в Москву победителями, то уже в 1611 году они не контролировали даже всей территории столицы. Народ восстал против оккупантов, силы Первого и Второго ополчений держали их в осаде на территории Кремля. Горе-интервенты съели всех собак, кошек и крыс на территории крепости. Не гнушались и человечиной. Вот как описывает это польский историк Казимир Валишевский:

«Осаждённые пользовались для приготовления пищи греческими рукописями, найдя большую и бесценную коллекцию их в архивах Кремля. Вываривая пергамент, они добывали из него растительный клей, обманывающий их мучительный голод. Когда эти источники иссякли, они выкапывали трупы, потом стали убивать своих пленников, а с усилением горячечного бреда дошли до того, что начали пожирать друг друга; это — факт, не подлежащий ни малейшему сомнению: очевидец Будзило сообщает о последних днях осады невероятно ужасные подробности, которых не мог выдумать… Будзило называет лиц, отмечает числа: лейтенант и гайдук съели каждый по двое из своих сыновей; другой офицер съел свою мать! Сильнейшие пользовались слабыми, а здоровые — больными. Ссорились из-за мертвых, и к порождаемым жестоким безумием раздорам примешивались самые удивительные представления о справедливости. Один солдат жаловался, что люди из другой роты съели его родственника, тогда как по справедливости им должен был питаться он сам с товарищами. Обвиняемые ссылались на права полка на труп однополченца, и полковник не решился прекратить эту распрю, опасаясь, как бы проигравшая тяжбу сторона из мести за приговор не съела судью»

Согласитесь, гордиться нечем. Польский король решил избавиться от исторического соперника, воспользовавшись его слабостью. Но его интриги и военный поход окончились полным провалом и поражением. Для Польши это – позорная страница истории. А уж белорусам, предки которых просто участвовали в чужой авантюре и поедали друг друга в осажденном Кремле гордиться и вовсе нечем.


Кликуши раскола 29.10.2018

Не успели в Стамбуле высохнуть чернила на решении Константинопольского патриарха по Украине и отмене решения 1686 года о передаче Киевской митрополии Московскому патриархату, как активизировались самого разного рода деятели, которые заговорили о том, что этим признается отрыв от канонической территории Русской православной церкви не только Украины, но и Беларуси.

Просто диву даюсь, сколько сейчас развелось экспертов в области канонического права из числа тех, кто в реальности ни к церкви, ни к праву никакого отношения не имеет, зато очень хочет нарушить сложившееся в стране межконфессиональное согласие, импортировать сюда соседский церковный раскол и переподчинить БПЦ хоть Киеву, хоть Константинополю, лишь бы не Москве, не спросив ни верующих, ни духовенства.

Имя таким кликушам – легион, говорят они примерно одно и то же. Возьмем, для примера, первого попавшегося – режиссера и драматурга Андрея Курейчика, который, как ни странно, имеет еще и диплом юриста. Вот, что он пишет: «Решение синода Вселенского Патриарха Варфоломея отменить действие грамоты 1686 года юридически и канонически упразднило передачу белорусских епархий под контроль РПЦ…. Понятно, что создание белорусской автокефальной поместной церкви процесс не быстрый. Но теперь никаких ни юридических, ни канонических препятствий к этому нет. Эстония, например, смогла...».

Так вот, я человек не церковный, но в законах немного разбираюсь. И точно знаю, что ни юридическое лицо под названием "Константинопольский патриархат", ни его филиалы или представительства в Беларуси не зарегистрированы, никакими правами не обладают и никакие их решения правовой силы здесь не имеют. То же самое касается любых киевских патриархатов и митрополий. Зато есть Белорусская православная церковь, являющаяся экзархатом РПЦ и обладающая всеми правами на все храмы, которые веками строили православные на Белой Руси. И все попытки захвата храмов, подобные тем, которые происходят с молчаливого согласия властей в Украине, будут рассматриваться, как обычная уголовщина со всеми вытекающими для организаторов, подстрекателей и исполнителей.

Что касается «законности» отмены грамоты 1686 года – решение это не каноническое и правовое, а политическое. Причем беспрецедентное и одиозное настолько, что наводит на мысли о каком-то мрачном средневековье. Это тогда какой-нибудь герцог мог вспомнить о том, что куском соседской земли 300 лет назад владел его предок и на этом основании заявить на него свои права. Означало это всегда одно – объявление войны. Я был уверен, что в наше цивилизованное время подобной дикости, особенно в Европе, места быть уже не может. Увы, ошибался. Но, получается, если такое решение правомерное – можно вообще все. Россия, пользуясь прецедентом, может, например, признать недействительным предоставление независимости Финляндии и Польше. Аргументов для этого предостаточно, в конце концов, Временное правительство легитимным не являлось. Но, если кто угодно может в одностороннем порядке признать недействительным любой исторический документ, который ему не по нраву – о какой законности может идти речь?

К счастью, в нашей стране средневековье закончилось давно. Мы живем в современном государстве, где церковь отделена от государственных институтов, гражданам гарантирована свобода совести и вероисповедания, а все религии и вероисповедания равны перед законом. Поэтому для тех, кому не нравится РПЦ в Беларуси и кто хочет быть под церковной юрисдикцией Константинополя или Киева есть один законный и единственно правильный путь – собирать единомышленников, регистрировать религиозное объединение, создавать приходы и строить свои храмы. Если они будут соблюдать законодательство, не будут претендовать на чужое и разжигать межконфессиональную вражду – у них есть шанс вписаться в белорусское общество и найти там, пусть небольшую, но собственную нишу. Как получилось это у других раскольников – староверов.

Как министр Климкин украинцев к террористам приравнял 28.10.2018

Оказывается, пребывание граждан Украины на территории Беларуси является потенциально опасным. И это – не мнение какого-нибудь ультраправого политика, которых в современной Украине развелось совершенно непотребное количество. Это – слова Павла Климкина, действующего министра иностранных дел Украины. Таким образом, это можно считать официальной позицией соседней, якобы дружественной, страны. В этот раз, надо отдать должное белорусским дипломатам, наш МИД не проглотил это явное оскорбление, а отреагировал достаточно резко, назвав слова украинского министра «небылицей».

О безопасности украинцев в Беларуси я могу судить по личному опыту. В 2014 году я работал юристом в одном из предприятий Славгорода. Как и во все города Беларуси, к нам хлынули те самые граждане Украины, о которых так заботится Климкин. В один только наш маленький провинциальный город приехали десятки обладателей украинских паспортов, спасающихся от собственной власти, которая уничтожала их из танков и артиллерии. Я лично занимался их трудоустройством и решением проблем с жильем. Самое активное участие в их судьбах принимал и тогдашний председатель райисполкома. Прибыв в Беларусь, они оказались не только в безопасности, но и получили защиту государства. Сейчас, когда война приостановлена, многие из них вернулись на родину, по обе стороны от линии разграничения, но есть и те, для кого новой родиной стала наша страна.

Украинцы продолжают и сейчас переезжать жить в Беларусь. Причем часто – успешные и состоявшиеся люди – айтишники и бизнесмены. Их привлекает удобная городская среда, порядок, политическая стабильность и отсутствие бандитствующих «активистов».

В большом количестве приезжают к нам и украинские туристы. Их мы тоже встречаем гостеприимно. Лично я не помню, чтобы в СМИ появлялись сообщения о том, как банды белорусов нападали на мирных украинцев, избивали их, грабили, портили автомобили. Беларусь – мирное государство с законопослушным населением. Уровень преступности у нас стабильно, год за годом, снижается уже не первое десятилетие.

Этого явно не скажешь о самой Украине. Чего стоит лишь один факт – в поисковике Google фраза «В Украине грабят белорусов» является второй по популярности среди запросов, начинающихся со слов «в Украине». Каждый месяц десятки белорусов обращаются в родное посольство за новыми документами взамен похищенных. Фоном к этой тревожной статистике может служить антибелорусская истерия, раздуваемая многими украинскими политиками. Может быть, впору уже белорусскому МИД предупредить соотечественников о небезопасности пребывания в Украине? Все основания для этого есть, но наши дипломаты не торопятся.

Но, если очевидно, что украинские туристы в Беларуси находятся в гораздо большей безопасности, чем белорусские – в Украине – о ком тогда говорил Климкин? Может быть, о кадровом сотруднике главного управления разведки Министерства обороны Украины Павле Шаройко, работавшем в Минске под журналистским прикрытием, задержанном в прошлом ноябре белорусским КГБ и осужденном на 8 лет лишения свободы за шпионаж? Или о террористе Павле Грибе, который намеревался осуществить взрыв на выпускном в Сочи, но был задержан в Гомеле и сейчас отбывает срок в России? Других громких случаев, когда украинские граждане сталкивались с серьезными проблемами в Беларуси я за последнее время не помню. Даже некто Николай Латанский, который, по данным российского ФСБ, принадлежит к террористической экстремистской вооружённой организации, осуществляющей подрывную деятельность на территории России, был на днях вежливо депортирован восвояси, а не передан российской стороне, что было бы логично в рамках Союзного государства.

Выходит, пребывание на территории Беларуси является «потенциально опасным» не для всех украинских граждан, а только для шпионов и террористов. И то не для всех. Обычные украинские граждане, никак не связанные со шпионажем, терроризмом и экстремизмом находятся в нашей стране в большей безопасности, чем у себя дома. Но министра Климкина волнуют не они, а такие, как Шаройко или Гриб. Фактически, своим заявлением министр Климкин оскорбил не только Беларусь, но и простых украинцев, уравняв их всех с террористами и шпионами.

Почему Крым - не Судеты? 13.10.2018

            Неполиткорректные мысли к 80-летию Мюнхенского сговора

11 октября мне довелось поучаствовать в научно-практической конференции «Мюнхенское соглашение 1938 года как предтеча Второй мировой войны», которая проходила в Минске в Доме Москвы. Несмотря на 80 лет, прошедшие после этого сомнительного успеха европейской дипломатии, на конференции нашлось место не только сухой исторической науке. Во многих выступлениях докладчики переходили на современные геополитические реалии, часто не скрывая эмоций. Как политику, которого заботит, в первую очередь современность, мне были интересны именно актуальные отражения Судетского кризиса и Мюнхенского сговора.

   Исторические параллели – штука обоюдоострая. Их можно использовать для того, чтобы извлечь урок и не повторять ошибок предков. Но бывает, что исторические параллели используют для пропаганды, чтобы очернить оппонента, поставить в один ряд с признанными злодеями мировой истории. Для неподготовленной аудитории такие пропагандистские приемы бывают очень убедительны, однако их слабость – в натянутости, надуманности, а порой и просто лживости аналогий.

   Отличный пример подобной пропаганды, основанной на ложных исторических параллелях – медиавирус «Крым – это Судеты сегодня», вброшенный в общественное сознание белорусов и не только для того, чтобы навязать страх перед Россией. При этом, по крайней мере, в белорусской версии этот тезис используется для того, чтобы подготовить к восприятию еще одного: «Мы можем стать следующей жертвой агрессии»

   Попробуем разобраться, что не так с этим тезисом.

   Во-первых, Чехословакия 1938 года была успешным состоявшимся и процветающим государством, в котором была законная, признанная и ее народом и мировым сообществом власть, избранная демократическим путем. В Украине 2014 года ничего этого не было в помине – законная власть была сметена во время антиконституционного переворота, легитимный президент был вынужден бежать в Россию. Не секрет, что настроения крымчан были диаметрально противоположны идеологии националистов, которые пришли к власти в результате переворота. И сейчас уже очевидно, что ни на какие компромиссы новые власти идти были не намерены, поэтому Крым также ждала гражданская война, не менее ожесточенная, чем та, которая идет на Донбасе. В этой ситуации отделение от обезумевшей метрополии было для жителей полуострова шагом к самосохранению.

   Во- вторых, в 1938 году главной дестабилизирующей силой в Чехословакии была гитлеровская Германия, которая вела среди судетских немцев агрессивную пропаганду, создавала марионеточные партии, несколько лет сознательно и целенаправленно готовила почву для захвата. Для России же переворот в Киеве в 2014 году стал неожиданностью. И действовала она, во многом, спонтанно. Если говорить о тех внешнеполитических силах, которые, действительно, ответственны за украинский кризис – это, в первую очередь, те, кто долгие годы финансировал националистов, а, затем, сдерживал президента Януковича, не позволяя ему своевременно подавить мятеж. И это – точно не Россия.

   В-третьих, Германский рейх того времени придерживался политики ирредентизма, стремясь любыми средствами объединить в одно государство все территории, населенные немцами. «Один народ. Один Рейх. Один фюрер» - таков был лозунг. В современной России ничего подобного нет. Государство на уровне конституции провозглашено многонациональным, даже не являясь таковым по критериям ООН, а лозунги наподобие «Россия для русских» официально признаны экстремистскими. Даже в том же самом Крыму, после его воссоединения с Россией граждане украинской национальности не подвергаются никакой дискриминации, а, наряду с русским, официальными языками являются украинский и крымскотатарский. Подобный языковой либерализм особенно контрастно выглядит на фоне дискриминационных украинских законов. Да и в остальном идеология современной Украины гораздо ближе к идеологии раннего нацизма, чем российская.

   И, четвертое, самое показательное и неудобное для тех, кто пытается проводить параллели между Крымом и Судетами. Гитлер в 1938 году вовсе не был мировым изгоем. Многие европейские страны имели с Рейхом договора о ненападении, заключенные еще до широко разрекламированного «Пакта Молотова-Риббентропа», с ним активно торговали, кредитовали, позволяли наращивать экономическую и военную мощь. А Польша и Венгрия – и вовсе не побрезговали увеличить свои территории за счет несчастной Чехословакии.

   В общем, не складывается картинка. Даже, если нас пытаются убедить в сходстве двух исторических событий – имеет смысл проанализировать и сопоставить их самим. А уж потом – задуматься, кому и зачем выгодно загружать в сознание белорусов подобную матрицу. А, отказавшись от этой пропагандистской матрицы, переосмыслить свой взгляд на события 2014 года, дать по-настоящему независимую моральную оценку перевороту, выбору крымчан и решению россиян. И сделать шаг к признанию Беларусью нынешнего статуса Крыма.

Двойная этика. Что готовят националисты себе и остальным 13.09.2018

Недавно в Беларуси произошли два события – не такие уж значимые, которые, хоть никак между собой и не связаны, но четко дают понять, против кого мы выступаем, что из себя представляют белорусские националисты и какую жизнь они готовы нам устроить, если, вдруг, дорвутся до власти.

Первое – это скандальные рекламные билборды магазина по продаже националистической атрибутики Symbal.by, провисевшие в центре Минска всего несколько часов, а затем снятые по требованию властей.

Скандальность этих билбордов в том, что на одном из них был изображен один из лидеров Белорусского национального комитета, кандидат в президенты на выборах 2010 года Владимир Некляев. Именно это и стало причиной того, что рекламу убрали с глаз подальше. Заодно досталось и телеведущему Юрию Жигамонту, плакат с которым составлял с некляевским одну серию. Разумеется, представители самого Symbal.by говорят, что все это произвол, репрессии и грубейшее нарушение законодательства о рекламе. Об этом же громко кричат все прозападные оппозиционные СМИ.

Так ли это? Обратимся к самому Закону «О рекламе». Статья 2 его содержит перечень правоотношений, на которые действие документа не распространяется. И среди них – предвыборная агитация, а также любая информация, размещаемая или распространяемая в политических целях. Кто такой Некляев? Да, некоторые еще помнят его, как поэта, некоторые – как раскаявшегося живодера, но в первую очередь он – действующий политик. И именно в этом качестве его, конечно же знает целевая аудитория магазина националистической атрибутики. Магазин, кстати, планировал использовать в рекламной кампании еще и образ Зенона Позняка. Этот гражданин и вовсе ничем, кроме политической деятельности не прославился, а в политике славу приобрел самую скандальную.

И мне пытаются доказать, что это – не политическая реклама? Какова могла быть цель Некляева? Попытаться напомнить о себе гражданам. Рядовые белорусы начали его уже забывать. Выборы были давно, а после них Владимир Прокофьевич несколько измельчал в политическом плане. А тут идет простой обыватель по проспекту и, вдруг, видит – жив, курилка! Стоит в модной средневековой крестьянской рубахе, улыбается. Чем не способ набрать политический вес.  С Позняком – та же история. Но тут уже было бы не обойтись без охраны билборда – уж слишком неприятный персонаж, слишком многие не удержались бы от соблазна испортить картинку.  Да и сам Павел Белоус, хоть и бизнесмен, но и политической фигурой уже стал заметной. Чего стоит один лишь тот факт, что он был одним из организаторов концерта –митинга в честь столетия БНР, прошедшего в Минске 25 марта этого года.  

Так что, с правовой точки зрения, вопрос, как минимум, спорный. Можно по-разному относиться к этой норме Закона «О рекламе», но такая норма есть, и, как любой законодательный акт, требует исполнения. Решение убрать рекламу было, как минимум, логичным. Можно, конечно, попытаться обжаловать, но, зная белорусскую правоприменительную практику, на успех обжалования я бы и рубля не поставил. А можно поступить проще – устроить вселенский галдеж о произволе и репрессиях и, тем самым, провести дополнительную рекламную кампанию с минимальными затратами. Может, на то и было рассчитано.

Второе событие имело место в райцентре Малорита Брестской области. Местную жительницу Людмилу Романович возмутило то, что священник местной православной церкви во время службы трижды призвал помолиться за убиенного воина Александра. Фамилия воина, конечно, не называлась, но было понятно, что речь шла об убитом 31 августа главе ДНР Александре Захарченко. В соответствии с православным каноном священник упомянул имя успошего в своей молитве трижды.

Отказать в поминальной молитве священник, конечно, не имел права. Это было бы грубейшим нарушением не только православных канонов, но и самой сути христианского вероучения, проявлением великой гордыни со стороны духовного лица. Но активистке БНФ, а также многочисленным комментаторам сайта «Нашей Нивы» это непонятно. Вероятно, у них другая религия – религия ненависти.

Такие разные подходы у наших «демократов» к своим и чужим. Своим можно все. Та же Романович уже однажды отличилась, оскорбив половину жителей страны, назвав их «восточнобелорусским быдлом». За это партийное руководство ей даже пальчиком не погрозило. Сомневаюсь, что погрозит и в этот раз.

Такое вот будущее готовят нам любители «национального возрождения» и «европейского выбора». Худший вид тоталитаризма, когда общество будет разделено на «свядомых», стоящих над законом, как мирским, так и церковным, и «несвядомых» - то самое быдло, которое будут принуждать к «свядомости», а, в случае сопротивления – убивать и отказывать даже в поминальной молитве.

Посол Бабич и «печеньки» от Евросоюза 31.08.2018

Сенсации не случилось. Михаил Бабич, кандидатуру которого так долго, много и эмоционально обсуждала белорусская экспертная и политическая тусовка, назначен послом Российской Федерации в Республике Беларусь. Путин соответствующий указ подписал, Лукашенко против него не возражает. В общем, остались только протокольные формальности с агреманом и верительной грамотой – и у особняка на Нововиленской официально появится новый хозяин.

Помимо посольской работы Бабич будет еще и специальным представителем российского президента по развитию торгово-экономического сотрудничества с Беларусью. Это, определенно, сильный ход. Ведь именно торгово-экономические противоречия (которые некоторые острые на язык политики и публицисты любят называть войнами), больше всего омрачали двусторонние отношения и тормозили интеграцию.

Все сходятся во мнении, что теперь Россию в Минске будет представлять сильный посол. По контрасту с губернатором-неудачником Суриковым, Бабич известен, как деятельный и эффективный управленец, находящийся на высоких постах с 26 лет, когда он возглавил оборонный концерн «Антей». С тех пор его регулярно «бросали» на самые рискованные и ответственные направления – чего стоит одно его премьерство в Чечне в неспокойные 2002-2003 годы, когда в горах еще во всю орудовали исламистские боевики, но которое было отмечено конституционным референдумом, закрепившим статус республики в составе России, говорит о нем многое.

Разумеется, о подобном референдуме в нашей стране, что бы ни говорили националисты-алармисты, речи не идет, как и о разного рода «силовых вариантах». Одно дело – разбираться на собственной территории с вооруженными бандами исламистов, захватывающими заложников в школах и роддомах и совершенно другое – разбирать завалы в отношениях с ближайшим союзником.

А завалов после себя предшественники Бабича оставили, действительно, более, чем достаточно. Главный из них – Россия теряет Беларусь. Этот процесс идет медленно, незаметно, без радикальных проявлений, подобных украинским майданам. Однако, если оглянуться назад, видно, что зашел он уже далеко. 24 года назад Беларусь была самой «советской» и пророссийской из всех бывших союзных республик. Именно белорусы в 1994 году, в подавляющем своем большинстве, проголосовали за того кандидата в президенты, который обещал наиболее тесную интеграцию с Российской Федерацией. Именно этот пункт его программы и был решающим – людям было понятно, что без снятия барьеров и восстановления хозяйственных связей на экономике страны можно было смело ставить крест.

С экономикой ничего не изменилось – глубокая взаимосвязь с экономикой России осталась и ее разрыв будет означать для страны не меньшую катастрофу, чем произошедшее в Украине. Это даже Романчуку понятно. Да и основная часть народа по-прежнему с теплотой относится к братской восточной стране. Но о необходимости сменить стратегического союзника все чаще говорят не только националисты и либералы, но и нейтральные, провластные деятели и даже государственные чиновники. Прежнего монолита нет и в помине.

Почему так происходит? Четкий визуальный ответ на этот вопрос сейчас можно увидеть на множестве минских остановок общественного транспорта. Несколько плакатов спрашивают у горожан – что Европейский союз делает для Вас? И тут же готовый ответ – вместе мы улучшаем жизнь! Создаем новые рабочие места, заботимся о вашем здоровье и т.д. И ссылка на сайт европейских грантовых программ. Если присмотреться и почитать мелкие буквы, масштабы этой заботы выглядят скромно – за 10 лет создано 900 рабочих мест, в пяти городах молодежные консультационные центры здоровья предоставляют бесплатные консультации, а в двух – образовательные центры помогают родителям предотвратить детский травматизм. Центры эти, скорее всего, в лучшем случае, представляют из себя офис из одной двух-комнат, в которых периодически проводятся какие-нибудь консультации или семинары. Бесплатное исследование на рак молочной железы – это уже более серьезно, но это лишь одна столичная поликлиника.  Если пройти на сайт – там можно найти ссылки на десятки проектов, реализуемых во множестве регионов. Но, в отличие от количества проектов, их масштаб также не впечатляет.

Но, несмотря на скромные размеры европейской поддержки, такая реклама буквально, кричит прохожим – Европа с Вами! Мы – вместе! Евросоюз, как Чип и Дейл, всегда спешит на помощь. Еще одной стороной таких проектов является то, что в них вовлекаются большое количество, как общественных активистов, представителей гражданского общества, так и представителей властных кругов самого разного уровня (об оппозиции речь в этой статье не идет, но ее тоже стараются подкармливать). У этих людей формируется личная заинтересованность в усилении контактов с европейскими структурами, а сами становятся лоббистами европейского вектора в обществе. Некоторые остроумные комментаторы даже сравнили эту серию плакатов с печально известными «печеньками Нуланд» - элементы одного из них сильно похожи на крекеры.

Разумеется, масштаб всех этих европейских программ совершенно не сравним с тем, что успешно реализуется в рамках Союзного государства, евразийских интеграционных проектах. Однако, почему-то говорить о преимуществах союза с Россией все чаще становится дурным тоном, на улицах его упоминания встречаются только в канун 2 апреля или визитов высоких московских гостей.

Надеюсь, новому главе российского посольства удастся переломить эту тенденцию, начать работать с разными слоями общества, заинтересовывать граждан, чтобы у белорусов снова возобладало мнение, что союз с Россией – это не только необходимо, но и выгодно, перспективно и даже модно

Зенон Позняк сошел с ума 30.07.2018

Все мы хоть раз встречали таких людей. Они подсаживаются к нам в электричках, заговаривают на улицах, заходят в кабинеты, стучатся в друзья в социальных сетях. Добившись внимания, они начинают горячо рассказывать о том, что на самом деле мир гораздо фантастичнее, чем нам кажется.
Их рассказы сильно отличаются в зависимости от кругозора и сферы интересов. Те, кто попроще – любят говорить о зловредных соседях, врачах и родственниках, которые, на самом деле, являются террористами, шпионами или сатанистами, желающими их отравить или, хотя бы облучить секретными лучами, разработанными в КГБ. Более продвинутые – распространяют заговор на весь город, страну или планету, часто включают туда потусторонние силы. Самые честолюбивые – сами бывают не прочь объявить себя обладателем высшего, сокрытого от остальных знания, пророком, а то и вовсе богом. Таких людей мы называем сумасшедшими, а их истории – бредом сумасшедших.
Видимо, утомившись душевно от непрекращающейся «битвы за Куропаты», Зенон Станиславович Позняк явил нам текст, который можно считать ярчайшим образцом такого бреда. В нем есть все – иностранные диверсанты, масоны, сатанисты и, конечно же, масштабный заговор с большой историей, проявления которого он находит в самых обыденных местах.
Разумеется, текст посвящен самому известному ресторану Беларуси, который, оказывается, является центральным звеном заговора против Беларуси. Заговор, разумеется, российский. Другие заговоры лидер КХП-БНФ придумывать неспособен. То, что основные действующие лица – евреи, означает лишь, что заговор еще и «жидо-масонский». Пройдусь по основным тезисам и прокомментирую. Судите сами.
1. Российский бизнес. Он – на 100 процентов связан с агентурными интересами КГБ-ФСБ. Даже за рубежом он целиком состоит из агентурной сети Кремля. Даже, если его владельцы эмигрировали лет 50 назад – они были завербованы еще тогда. Видимо, некоторые еще до рождения. В общем, если у вас в Чаусах предприниматель из Тулы купил магазин – берегитесь! В «Час Ч» оттуда полезут «зеленые человечки». А если он еще и еврей – там будут проводить черные мессы и прочие непотребства
2. В осуществлении проекта занято около 30 фирм и организаций. Это, несомненно, заговор, иначе зачем все так запутывать? Позняк, конечно, гуманитарий и от бизнеса далек. Но мы то знаем, что редко кто-то реализует сколь-нибудь серьезные бизнес-проекты в одиночку. Всегда найдутся акционеры, совладельцы, подрядчики, субподрядчики, франчайзеры, поставщики и много-много других структур – вплоть до клининговых кампаний, осуществляющих уборку помещений. Все они в заговоре!
3. Обслуга ресторана тоже небелорусская. Посетители – провокаторы, прибывшие из России, потомки расстрельщиков-нквдистов. В общем, если вы сходили поесть не в то заведение – Зенон знает о вас все.
4. Ресторан – только прикрытие. Схема нетипичная для заведения общепита – центральное здание и несколько домиков. На самом деле там развернута база для размещения российского спецназа. Видимо, Зенон Станиславович никогда не был в крупных ресторанах. Если позволяет площадь – там всегда стараются организовать небольшие обособленные залы. Мало, кому нравится отмечать уютный семейный праздник или небольшой корпоратив в присутствии десятков посторонних. Если достаточно не только площади, но и земли – строят отдельные здания. А обустраивать секретную базу спецназа в деревянных домиках за хлипким деревянным забором в месте, где постоянно толкутся десятки посторонних – это очень нестандартный ход. Уверен, его бы обязательно реализовал сам Позняк, став главнокомандующим.
5. База расположена в удобном месте и позволяет незаметно сконцентрировать силы при «обострении борьбы за Куропаты» или для захвата власти. Соседство двух оживленных трасс, одна из которых МКАД, и круглосуточной автозаправки – идеальный выбор для скрытой переброски войск. По мнению Позняка, разумеется.
6. Помимо всего прочего, к этому причастны масоны, сатанисты и некрофилы или  некроманты. Об этом свидетельствует надпись BULBASH AUTHENTIC SPIRIT в помещении и корова под потолком. Первая – скрытая масонская отсылка к богопротивному перформансу некой Марины Абрамович под названием SPIRIT COOKING DINNER (не обижайтесь за капслок – такова орфография оригинала). А в фигуре коровы Зенон усмотрел демона Бафомета, которому, якобы, поклонялись тамплиеры. На самом деле, надпись – заурядная реклама. Именно так называется одна из водок известного бренда. Никакого оккультизма, название вполне типичное для алкогольной продукции. А несчастная пеструшка на демона совсем не похожа – у того была голова козла, тело женщины, копыта, крылья и свеча на голове.  Словом, если в рекламной надписи человеку видятся оккультная тайнопись, а в раскоряченной телке демон – все знают, к какому доктору идти.

Короче, незаурядный человек – Зенон Станиславович. Обычно такие, как он – безобидны. Максимум – если человек достаточно харизматичен, то он может собрать секту из себе подобных, примеров тому достаточно. Но в истории бывают такие моменты, когда рушатся основы общества и оно само заболевают. И у нас было время, когда люди массово ставили «крэмы и мази», наблюдая пассы очередного экстрасенса на телеэкране, ходили к колдунам, вступали в секты, голосовали за Позняка. Некоторые считают, что он имел шансы на президентство – тогда бы в сумрачном мире Позняка пришлось пожить всем нам.
Хорошо, все-таки, что, даже заболев, общество всегда выздоравливает. В отличии от отдельных индивидов.


Новая петиция о табличках. Моя позиция. 29.06.2018

Весной я уже направлял петицию в Мингорисполком по поводу реализации права русскоязычных граждан на получение информации об объектах дорожно-транспортной сети на русском языке. Проще говоря, петицию о табличках – именно так она запомнилась людям. Шумихи она наделала много, но результата мы так и не добились. Городские власти тогда ограничились весьма сомнительной отпиской, поэтому теперь я вынужден обратиться в вышестоящий орган – Администрацию Президента. И, судя по первым дням сбора подписей, несмотря на кажущуюся незначительность проблемы, она остается актуальной и интерес к ней только вырос – сейчас ее подписали уже вдвое больше людей, чем за все время сбора в прошлый раз.

Кроме, собственно возвращения русского языка на улицы столицы, в петиции содержится требование о привлечении к дисциплинарной ответственности тех, кто составлял ответ на предыдущую. Уж слишком он был некорректным, а местами и просто лживым. Например, информацию о том, что «Минсктранс» принял решение перевести все на белорусский, изучив мнение граждан Республики, я проверил у самих транспортников. Оказалось, никаких опросов и общественных слушаний они не проводили, поддерживают равноправие двух государственных языков, а использование только белорусского объяснили, сославшись на Закон «О наименовании географических объектов», который тут совершенно не при чем. Хочется надеяться, что дело только в квалификации их юристов.

Разумеется, петиция снова вызвала шквал эмоций, некоторые снова обвиняют меня во всех смертных грехах, поэтому считаю нужным прояснить свою позицию.

Конечно же, обвиняют в «белорусофобии», нарушении прав белорусскоязычных граждан и вообще называют врагом мовы и всего белорусского. Полный бред и типичное шельмование нашими так называемыми «демократами» оппонентов, с которыми они не могут вести диалог нормальными средствами.

Про «белорусофобию» скажу сразу: я не встречал человека, который не любит белорусов только потому, что они – белорусы. Нацистов, да, не любят – это у нас в крови с 1941 года.  Что касается какого-то ущемления белорусского языка и прав белорусскоязычных – почитайте внимательно текст петиции. Там нет ничего против мовы, никто ваши права не ущемляет. Напротив, я даже публично поддержал аналогичную петицию в Слуцке, где русскоязычные таблички предлагали заменить белорусскоязычными. Если в стране два государственных языка – они должны использоваться оба и никто не должен подвергаться дискриминации.

Но, да, я против того, чтобы государство проводило белорусизацию, хоть мягкую, хоть жесткую. Главное, что оно должно сделать – обеспечить то, чтобы все граждане в достаточной степени владели обоими государственными языками. С этим наша система образования, в целом, справляется. В остальном государство должно обеспечивать достойную жизнь и равные права всех своих граждан. Короче, господа демократы, читайте Конституцию и Всеобщую декларацию прав человека – там все написано. Не должны права представителей одной национальности ограничиваться по сравнению с правами другой, а носителей одного государственного языка – по сравнению с носителями другого. Это уже апартеид какой-то, если не сказать хуже.

Вашу позицию еще как-то можно было понять, если бы белорусский язык был единственным государственным. Но проблема в том, что русскоязычных больше и они свое слово уже сказали на референдуме 1995 года. Хотите белорусизацию – продвигайте ее. Как граждане, представители гражданского общества. Но без агрессии, возбуждения ненависти и попыток дискриминации. Привыкайте жить как гражданская нация, уважая своих сограждан. Так, как живут в большинстве цивилизованных стран. Уверен, только в этом случае у Беларуси может быть достойное будущее, без потрясений и гражданского противостояния.

Между Крестом, радугой и правами человека 27.05.2018

Никогда прежде не писал про нетрадиционный секс. Не мое это. Слишком далеко от сферы моих интересов. Однако вывешенный 17 мая английским посольством радужный флаг и последовавшие за этим события все-таки заставили высказаться. По словам посла Фионы Гибб, на этот шаг дипломаты пошли, чтобы «содействовать продвижению прав ЛГБТ-сообщества и обратить внимание общества на ЛГБТ-людей и дискриминацию, с которой они сталкиваются».

Потом было много чего – громкое заявление МВД, которое, если честно, залезло «не в свою епархию», дипломатичные слова Макея, петиция, одиночный пикет ЛГБТ-активистки. В общем, если английские дипломаты желали «хайпануть» - им это, без сомнения, удалось – страсти кипят уже вторую неделю. Однако, если отбросить словесную мишуру, реальное значение этого демарша неоднозначно. Он однозначно недружественный по отношению к Беларуси и не пошел на пользу двусторонним отношениям. Да и репутация Великобритании в глазах основной части белорусского общества лучше не стала – многие сразу вспомнили стереотипные фразы про «Гейропу».

- Вывешивая флаг, мы содействуем продвижению прав ЛГБТ-сообщества и обращаем внимание общественности на ЛГБТ-людей и дискриминацию, с которой они сталкиваются, — объяснила свое решение посол Великобритании в Беларуси. Есть ли основания для таких обвинений ил, все-таки прав министр Шуневич, говоря о том, что иностранное государство создает проблемы там, где их не существует? Думаю, при всей недипломатичности своего заявления, глава МВД все-таки лучше разбирается в белорусских законах и реалиях белорусской жизни.

Дело в том, что законодательство Республики Беларусь практически полностью гендерно нейтрально. Единственными правовыми нормами, которые можно назвать дискриминационными в отношении лиц с нетрадиционной ориентацией являются ст. 32 Конституции и ст. 12 Кодекса о браке и семье, которые устанавливают брак только, как союз мужчины и женщины. Но это вопрос принципиальный. Мы – христианская, преимущественно православная страна, с уважением относящаяся к своим традициям. Ни православие, ни католичество, никакая из традиционных конфессий страны однополые браки не признает, поэтому их признание государством стало бы проявлением его неуважения к верующим. Если государство, делая выбор между желаниями геев и лесбиянок и уважением к Церкви и традициям белорусского народа, выбрала Церковь и Традицию – я такой выбор могу только одобрить. Если нужно выбирать между Крестом и гейской радугой – я однозначно выбираю Крест.

В остальном же люди с нетрадиционной ориентацией в нашей стране пользуются абсолютно теми же правами, что и остальное население. Государство попросту не лезет в постель к своим гражданам, не делая между ними разницы по этому параметру. Разве в этом есть какая-либо дискриминация? Или геям и лесбиянкам нужны какие-либо дополнительные права и привилегии? Отдельным категориям граждан такие права предоставляются, например, никто не будет отрицать, что в дополнительной защите нуждаются инвалиды. Но какие основания претендовать на них тем взрослым и здоровым людям, чье отличие от остальных заключается лишь в способе получения оргазма?

Говорят, они нуждаются в защите от гомофобии. Вопрос очень щепетильный и требует ответственного подхода. С одной стороны, такая защита существует. В уголовном и административном праве существует ответственность за оскорбление, есть возможность подачи исков о защите чести и достоинства, есть богатый инструментарий защиты гражданами своих прав. И, разумеется, этим инструментарием может пользоваться любой гражданин, независимо от пристрастий в интимной жизни.

С другой стороны, криминализация гомофобии, введение дополнительных санкций за правонарушения против ЛГБТ делает их привилегированным слоем. Даже простая критика будет сопряжена с риском. Верующие будут с опаской следовать канонам своей религии, ученые - не смогут объективно изучать вопросы, связанные с гомосексуальностью – всегда придется оглядываться на мнение ЛГБТ-сообщества. Даже на работе «радужные» граждане будут поставлены в более выгодные условия. Работодатель попросту трижды подумает, прежде чем отказать такому работнику в трудоустройстве, объявить дисциплинарное взыскание или, упаси Господи, уволить. Ведь потом наверняка придется доказывать в суде, что проблема именно в работнике, а не в собственной гомофобии. В такой перспективе можно сомневаться. Как только появляются такие законы, сразу находится куча юристов, активистов и правозащитников. Примеров тому – море. Именно поэтому я против подобного изменения законов. Действующее законодательство в этом отношении нашло золотую середину между уважением к традиции и обеспечением равноправия граждан.

Да, наше общество консервативно. Да, оно настороженно относится к подобным новым веяниям. Но оно таково, какое есть. И меньшинство, если оно хочет к себе лучшего отношения, должно научиться с ним мирно уживаться, а не противостоять ему, пытаясь «прогнуть» под себя, навязав свои правила. Ничего невозможного в этом нет. Именно так и живут большинство белорусских гомосексуалов – просто не выставляя свою интимную жизнь напоказ и не требуя особого к себе отношения.

Итоги «Бессмертного полка» в Минске 11.05.2018

9 мая по минскому проспекту Независимости прошел Бессмертный полк. Да, его масштаб не шел ни в какое сравнение с нескончаемыми миллионными шествиями Москвы и Петербурга – большинство склоняется к цифре в полторы тысячи участников, что очень мало для двухмиллионной столицы. Да, путь его был недолгим – всего километр-полтора от филармонии до площади Победы. Но, тем не менее, я горжусь тем, что прошел эти полтора километра.

Против шествия в Минске в этот раз объединились и оппозиция и власть. Первая традиционно кричала о «победобесии» и «инструменте имперского влияния Русского мира», у второй попросту был свой сценарий, в котором нашему шествию места не нашлось. Хотя, кто знает, может быть, иные ответственные чиновники идеологического управления Мингорисполкома и разделяют мнение националистической оппозиции насчет «Русского мира» - их недавний ответ на петицию о русскоязычных табличках наводит и на такие мысли. Как бы то ни было, их отказ санкционировать шествие, вызвал нешуточный скандал, вышедший далеко за пределы Беларуси. В конце концов, оскандалившийся исполком, все-таки, разрешил шествие. В последний момент, за час до окончания рабочего дня время и маршрут были согласованы.

В результате шествие получилось полуподпольным – времени на то, чтобы известить людей о том, что оно санкционировано, практически не оставалось. Кто успел – тот прочитал. Многие из тех, кто пришел, так и считали, что идут на запрещенное мероприятие. Разумеется, это очень сильно повлияло на явку. На такие мероприятия, как «Бессмертный полк» ходят не профессиональные уличные смутьяны и митинговые крикуны, а законопослушные и патриотично настроенные граждане. Но люди пришли все равно. И прошли свой путь, неся портреты тех о которых могли сказать: «Помню! Горжусь!»

Это было целиком альтернативное и независимое шествие. Оно не было оппозиционным, протестным, но проходило не благодаря, а вопреки властям. Это было в чистом виде гражданское общество – самоорганизовавшиеся ради общей цели и общих ценностей граждане. Самые разные граждане: были представители левых, патриотических, христианских, консервативных и пророссийских движений, были люди аполитичные, но дорожащие памятью предков, была молодежь и люди старшего поколения. Разношерстность публики подчеркивалась разношерстностью символики – красные, красно-зеленые, георгиевские и комбинированные ленты, самые разнообразные флаги, включая довольно креативные. Мы шли вместе, несмотря на все словесные баталии в интернете, призванные нас расколоть и рассорить. Мы шли, как победители. Победители собственной инертности и чиновничьего формализма. Нас приветствовали аплодисментами прохожие, нам махали флагами с балконов. Это был не день скорби и примирения – это был День Победы, а победители в такой день не скорбят. Слегка испортила настроение лишь чересчур дотошная проверка при входе на площадь, вызвавшая серьезную заминку. Но понять можно и представителей спецслужб – на площади выступал глава государства, за жизнь которого они несли особую ответственность.

В результате, мы, своим путем, но пришли для того, чтобы соединиться с официальным мероприятием. И это тоже символично. У каждого может быть свой путь к Победе, но сама Победа – одна на всех. А уже там произошло и вовсе символичное и даже историческое событие. На одной площади соединились президент Лукашенко, официальный митинг и участники альтернативного шествия. За все 24 года правления Александра Григорьевича это случилось впервые. И ничего страшного не произошло. Все вместе радовались светлой дате и хорошей погоде. Надеюсь, это послужит примером и станет хорошей традицией. Тем более, что сам глава государства в своем выступлении пообещал в следующем году все-таки провести шествие.

И еще об одном итоге хочется сказать в заключение. Мне часто приходилось слышать от националистов, что мы не способны вывести людей на улицы. 9 мая мы расставили точки над «i» в этом споре. В полуподпольном шествии, разрешенном в последние часы, альтернативном официальному мероприятию, приняли участие столько людей, сколько сами националисты не выводили очень давно, даже имея заранее согласованное разрешение (бесплатный концерт, разумеется, не в счет). А в регионах людей было еще больше.

Страницы: 1 2 3 4 След.
Читать другие новости

Артем Агафонов