Поляки подали хороший пример 03.02.2018

Пока белорусы ломают копья по поводу столетия Белорусской Народной Республики, поляки взялись за более важную и актуальную страницу своей истории. Польский Сейм принял закон о запрете «бандеровской идеологии» в стране, который также вводит уголовную ответственность за отрицание геноцида поляков со стороны украинских националистов в годы Второй мировой войны. Официальный Киев, для которого организаторы этого геноцида являются героями, может, конечно, протестовать и обижаться, но на попятную поляки не пойдут.

Польша сейчас переживает патриотический подъем, с национальной гордостью и исторической памятью там все в порядке. Для поляка украинец с символикой ОУН – УПА сродни зигующему нацисту где-нибудь в Тель-Авиве. Причем Украина, страдающая от нищеты и националистического угара, экспортирует таких молодчиков в Польшу все больше и больше. Настолько, что это уже стало восприниматься, как общенациональная проблема и потребовало принятия специального закона.

Если терпение лопнуло у поляков, почему молчат белорусы? Те же самые украинские националисты, герои нынешней Украины, виновны в массовых убийствах на территории Беларуси. В 1941, сразу после оккупации они, в союзе с местными колаборантами, добивали попавших в окружение бойцов Красной армии. Потом, вместе с гитлеровцами, в составе полицейских и эсэсовских батальонов, активно участвовали в карательных операциях, выполняя самую грязную работу. После освобождения Беларуси, они развернули настоящий террор, только за период с 1944 по 1946 годы УПА совершила на белорусской территории 2384 диверсии и теракта, в результате которых погибли 1012 человек.

Ценность Победы в Великой Отечественной войне и неприятие фашизма во всех его проявлениях – одна из основ, на которых построена современная белорусская государственность. Но, в отличие от Польши, у нас предпочитают не обращать внимания на современных бандеровцев.

Причем опасность этого зла для Беларуси – даже выше, чем для Польши. Представить себе поляка, прославляющего Бандеру, Шухевича и прочих подобных деятелей из современного украинского пантеона невозможно. Бандеровец в Польше – это понаехавший из Украины, который позволяет себе глумиться над их национальной трагедией. В белорусском обществе подобная защита от иноземной заразы уже начала разрушаться. Также, как в годы Великой Отечественной, украинские националисты прекрасно нашли общий язык с белорусскими. И вот уже белорусы сами выходят на улицы с флагами ОУН и портретами Бандеры и Шухевича, беспрепятственно работают интернет –сайты и выходят печатные издания, в которых каратели оправдываются и называются борцами за свободу.

При этом реакция власти – минимальная. В ответ на массированную пропагандистскую кампанию – тишина. А работа должна быть серьезной и системной. Должны вестись исследования, сниматься документальные и художественные фильмы о карательных операциях и послевоенном терроре, устанавливаться мемориалы на месте сожженных карателями деревень и крупных терактов, совершенных в Беларуси бандеровцами. Государство пока еще в силе сдержать эту волну, захлопнуть и накрепко заколотить открывающиеся окна Овертона. Что бывает, если этого вовремя не сделать, мы все прекрасно можем наблюдать на примере все той же Украины.

И, да, я за аналогичный законодательный запрет. Если у нас запрещена нацистская символика и нацистская идеология – почему мы должны терпеть символику и идеологию тех, кто этим нацистам активно помогал, а после войны еще десять лет терроризировал юго-запад Беларуси? Нужно быть последовательными. И никакие внешнеполитические сиюминутные интересы не должны быть препятствием. Беларусь не должна стать страной, в которой вольготно себя чувствуют наследники тех, кто сжигал белорусские деревни.

Как националисты «Чекисту» рекламу сделали 12.01.2018

За команду молодых бизнесменов, открывших в Минске барбершоп «Чекист» можно только порадоваться. Барбершопы сейчас в моде, их открывается много и рынок уже насыщен ими. Для того чтобы завоевать популярность и сделать себе имя, обычно нужно много денег и времени.     Место расположения тоже не способствовало скорому процветанию. Улица Тимирязева – из тех, которые обычно проезжают на скорости, а не гуляют по ним. Там есть частный сектор, развивающийся, но недостроенный деловой район, два спальных района – старая Веснянка и новый Лебяжий. Большинству минчан эта улица знакома, разве что, как дорога к рынку «Ждановичи». Именно посреди делового района, на первом этаже далеко не самого престижного офисного здания и открыли они свой бизнес.

   И быть бы их заведению никому не известной парикмахерской на задворках столицы, если бы не белорусские националисты, сделавшие барбершоп популярным на всю страну. Националисты давно уже известны своей нетерпимостью к чужим ценностям и убеждениям. Была масса примеров травли ими и бизнеса и простых граждан, для которых она часто заканчивалась неприятностями. Владельцам «Чекиста» удалось направить их разрушительную энергию на пользу своему делу.

   Думаю, это был спланированный маркетинговый ход, сознательная и продуманная провокация. В маркетинге просто сделать хорошую рекламу и провести удачную кампанию – это просто хорошая работа. Высший пилотаж – реклама вирусная, которая, будучи однажды вброшенной в информационное пространство, распространяется дальше самостоятельно, подобно вирусу. Команде «Чекиста» удалось сделать еще больше – прославить свой бизнес, даже не начиная рекламную кампанию. Достаточно было придумать название.

Зная привычку националистов сбиваться в стаи и кидаться на все русское или советское, предсказать их реакцию на появление парикмахерской с таким названием было не сложно. Риски при этом минимальны. Все-таки, у нас не Украина, где погромы офисов подобными молодчиками стали обычным явлением. Все-таки Беларусь в гораздо большей степени, чем южная соседка, является  правовым государством и за такую самодеятельность вполне можно надолго отправиться за решетку. Поэтому и Пальчис и Дашкевич, не понаслышке знакомые с пенитенциарной системой, вынуждены изображать интеллектуальную беседу. Поскольку с интеллектом у них не очень - получается тоже не очень. Особенно понравился пассаж кого-то из них о том, что в «правовое государство» типа Литвы нельзя въезжать с изображением пятиконечной звезды, которые используются в дизайне заведения. Любопытно тогда, что делает в Вильнюсе посольство США, на флаге которых подобных звезд аж полсотни.

Не могу себя представить на месте одного из соучредителей, которому в обмен на смену названия на полном серьезе предлагали разработку логотипа, рекламу на пропагандистских сайтах и в блогах Мотолько и Пальчиса. Как он сдерживался от смеха? Я бы не сдержался, сказав: «Ребята, да вы и так все прекрасно сделали, лучше у вас не получится». Даже гонорар бы предложил прямо перед камерами, рублей по 30. Согласен, заработали больше, но символизм суммы…

Слова о том, что Дашкевич, Пальчис и вся их тусовка будет добиваться банкротства «Чекиста» и агитировать за бойкот заведения – это просто сладкая музыка для владельцев. Бесплатная общереспубликанская рекламная кампания будет продолжена. Учитывая уровень симпатий белорусов к этой публике, стоит им вести ее в том же духе еще месяц – барбершоп станет одной из достопримечательностей улицы Тимирязева.

А что касается названия, оно, конечно, провокационно, но имеет право на жизнь. История наших спецслужб насчитывает 100 лет. Как и история любых спецслужб, она неоднозначна и имеет свои темные пятна. Но репрессии и подавление инакомыслия – не все, что с ней связано. Были еще разведка, контрразведка, организация партизанского движения в годы Великой Отечественной, огромная и часто незаметная работа по обеспечению государственного суверенитета и безопасности, отстаиванию национальных интересов. Скажу лично за себя. Мой отец был офицером погранвойск КГБ СССР. Чекист Владимир Агафонов никого не расстреливал и не репрессировал, он честно охранял неспокойную советско-китайскую границу.

Топ-10 событий 2017 года для Беларуси 30.12.2017

До конца 2017 года осталось совсем немного. Обычно в эти предновогодние дни принято подводить итоги, анализировать успехи и неудачи, делать прогнозы, вспоминать самые важные и интересные события уходящего года. Последую этому примеру и я. Итак, представляю 10 событий, которые были в центре внимания, запомнились и оказали заметное влияние на жизнь нашей страны.

1. Либерализация в экономике

2017 год был удачным для белорусской экономики. Производство росло, инфляция и учетная ставка снижались, национальная валюта оставалась стабильной. Даже слово «кризис», бывшее постоянным спутником белорусов уже почти 10 лет, стало понемногу выходить из употребления. Пусть эти успехи пока эфемерны и благодарить за них мы должны, в первую очередь, благоприятную внешнюю конъюнктуру, но фактом остается то, что наша экономика получила передышку. И в этот раз власть воспользовалась ей не для популистской саморекламы на фоне роста благосостояния, а для настоящих рыночных либеральных (в хорошем смысле этого слова) реформ, направленных на улучшение делового климата и раскрепощение бизнеса. Изменилась даже риторика главы государства – предприниматели уже не «вшивые блохи», а партнеры, которым чиновники должны помогать или, хотя бы, не мешать. Принято несколько важных документов, среди которых Декрет «О развитии предпринимательства». Резкое снижение количества административных процедур, уровня зарегулированности, упрощение налоговой нагрузки – все это серьезно улучшает положение частного бизнеса. Есть надежда, что государство, наконец, перестало видеть в частнике «классово чуждого буржуя», а повернулось к нему лицом. Хотя и в эйфорию впадать не стоит – спорных и противоречивых положений в новых декретах и указах хватает.

2. Декрет №3 и весенние протесты

Не все действия власти в экономике были столь позитивными. Иногда они напоминали поведение слона в посудной лавке. Самый яркий тому пример – пресловутый «Декрет о предупреждении социального иждевенчества». Принятый еще в апреле 2015 года, он взбудоражил белорусское общество в начале 2017, когда налоговые инспекции стали присылать гражданам платежки с внушительными суммами «налога на тунеядство». Рейтинги власти резко пошли вниз, люди стали выходить на улицы, протесты весны-2017 были самыми многочисленными за последние годы. Разумеется, ситуацией попробовала воспользоваться оппозиция, но не слишком преуспела – попытка выйти за рамки конкретной темы Декрета №3 и навязать протестующим свою радикальную повестку, а также уступки со стороны власти привели к тому, что еще в начале марта протестная активность пошла на спад.

В итоге протестующим удалось добиться своего. Декрет сначала заморозили, а затем приняли в совершенно другой форме.

3. Дело «Белого легиона»

Еще одним важным событием стал разгром праворадикалов. В марте стало известно об аресте нескольких десятков радикальных националистов, преимущественно, связанных с группировками «Молодой фронт» и «Белый легион». Обвинение было беспрецедентным для нашей страны – создание незаконного вооруженного формирования. С самого начала следствие оказалось под мощным давлением со стороны местных националистов и примкнувших к ним либералов, а также Запада. В конце концов, дело было закрыто. Однако активность ультраправых в Беларуси по итогам года сильно снизилась, а некоторые из наиболее одиозных персонажей предпочли покинуть страну или уйти из политики.

4. Учения «Запад-2017»

Если бы не поднятая шумиха, этот эпизод военного сотрудничества между партнерами по ОДКБ и Союзному государству вряд ли попал бы в рейтинг. Однако нездоровый ажиотаж вокруг совместных российско-белорусских учений «Запад -2017» царил весь год. Множество оппозиционных прозападных политиков, экспертов, аналитиков на все голоса вещали о грядущей оккупации, нагоняя страх на своих сторонников. Не менее громкий хор подпевал им с Запада. Особенно старались по части нелепых алармистских заявлений прибалты, поляки и, конечно, украинцы. А учения прошли спокойно, в полном соответствии со сценарием.

5. Сближение с Западом

Белорусская дипломатия продолжала демонстрировать свою многовекторность. И активность на западном векторе была очень заметной. Одна только сессия Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Минске чего стоит. Позади статус европейского изгоя, «последней диктатурой Европы» нас уже тоже давно никто не называет. Отношения между Минском и Брюсселем сегодня на максимуме. Однако, сравнивая документы, принимаемые в рамках ЕАЭС и ОДКБ с нашими успехами на европейском направлении, напрашивается вывод о том, что Европе нам предложить особо нечего. И разговоры о европейском выборе Беларуси остаются разговорами. Лукашенко – не Порошенко, он не только умеет считать, но и просчитывает национальные интересы.

6. Трамп

Говорить об итогах года и ни разу не назвать эту фамилию – дело неблагодарное. Самую могущественную державу мира возглавил новый, неожиданный человек. И это не могло не повлиять на всю мировую политику. В том числе, белорусскую. Если россияне уже успели разочароваться в новом хозяине Белого Дома, то для Беларуси Трамп – благо. Америка просто перестала интересоваться нашей страной. Перестали поступать миллионы на «поддержку демократии», занявший кресло в Овальном кабинете бизнесмен и прагматик просто счел инвестиции в нашу оппозицию бесперспективными. Вмешательство Вашингтона в наши внутренние дела резко сократилось. Поскольку внимание США к нашей стране никогда не было дружеским, то его сокращение пойдет только на пользу.

7. Атака на армию

Белорусской армии в уходящем году много раз приходилось отбиваться от атак на информационном фронте. Увы, приученные отражать атаки танков и самолетов, наши военные оказались безоружными против арсенала web 2.0. Пресс-службу Минобороны не критиковал только ленивый.

А атаки были серьезными. Помимо истерии вокруг учений «Запад – 2017» поводами для них становились, например, наезд танка на столб во время репетиции учений, «Список Ивашина» - странный вброс работающего на «Информнапалм» (детище украинских спецслужб) автора о 137 офицерах и генералах, якобы являющихся потенциальными предателями. При всем идиотизме критериев, Минобороны пришлось оправдываться и тут. И, наконец, трагедия в Печах. Безусловно, это был вопиющий случай дедовщины и реакция общественности пошла только на пользу – стала тем «пинком», который помог и власти и генералам начать решать проблему. Однако настораживает то, что каждый раз атаки были скоординированые, мощные, с массовыми кампаниями в соцсетях, петициями, собирающими десятки тысяч подписей, с подключением большинства оппозиционных СМИ и политиков, работающих, как единый механизм

8. Цифровая экономика

Принятый под занавес года Декрет №8 “О развитии цифровой экономики”, хоть и является частью комплекса либеральных экономических реформ, но заслуживает отдельного упоминания. Во многом мы вдруг оказались в числе мировых лидеров в плане законодательства в IT-сфере. Некоторые положения даже настораживают, как, например, «зеленый свет» криптовалютам. С другой стороны, если бизнесмены хотят инвестировать в ничем не обеспеченные высоковолатильные активы – это их проблемы. Когда-то мы начинали возрождения села, агрогородков и приоритета аграрного сектора. Сейчас Беларусь претендует на роль Силиконовой долины Восточной Европы. Прогресс налицо.

9. Наркотическое лобби

Если еще в прошлом году на парламентских выборах за легализацию легких наркотиков выступал, разве что, убежденный либертарианец Стефанович. В конце 2017 года по Минску уже ходят “Конопляные коляды”, идею снижения ответственности за преступления в сфере оборота наркотиков поддерживает не только депутат от ОГП Капопацкая, но и довольно консервативные БХД, которые во всех остальных случаях выступают за здоровую нацию и даже устраивают антиалкогольные акции.

10 Дело публицистов

Свой второй Новый год за решеткой встретят пророссийские публицисты Алимкин, Павловец и Шиптенко. Статья, по которой они обвиняются, экстремистская – разжигание межнациональной розни. Эксперт, делавшая заключение, прямо в суде признала свою некомпетентность, главный свидетель обвинения сам явный экстремист, в чем тоже признавался в сети. Но люди за решеткой. Националисты готовятся праздновать победу. Надеюсь, приговор не даст им повода для торжества.

От поражения 19 декабря оппозиция так и не оправилась 21.12.2017

19 декабря оппозиционная часть белорусского политического пространства отмечала очередную годовщину «Площади -2010» - самого массового за последние годы выступления оппозиции, окончившееся массовыми беспорядками с битьем дверей Дома Правительства, жестоким подавлением и массовыми арестами.

Отмечали по-разному. Одни предавались воспоминаниям, другие, в очередной раз, анализировали причины произошедшего и сделанные ошибки. Самой неординарной оказалась реакция тогдашнего кандидата в президенты Владимира Некляева. В свойственной ему экспрессивной манере, поэт назвал “Площадь-2010” победой. “Потому что в тот день, как ни в один другой в новейшей белорусской истории, проявился свободный дух народа. И он непокоренно над Площадью витает. Поэтому Площадь-2010 - это не поражение. Площадь-2010 - это победа. Это тысячи и тысячи свободных людей, достойных сыновей и дочерей твоих, Отечество! Тех, за кем наше будущее...”, - написал любимец оппозиционных муз у себя в “Фейсбуке”.

Какая победа? Вы о чем, Владимир Прокофьевич? События 19 декабря 2010 года были самым сокрушительным поражением белорусской оппозиции, от которой она так, до сих пор, не оправилась и, вряд ли, когда-то оправится. Десятки тысяч людей на площади были. Они пришли туда, вдохновленные желанием перемен, стремлением заявить власти свои претензии и заставить с ними считаться. Если бы они после этого остались в оппозиции – это была бы ее настоящая победа. Но они не остались. Многие посчитали себя обманутыми, брошенными на произвол судьбы, многие разочаровались в оппозиционных политиках. Как бы то ни было, ни одна из последующих акций не собирала и десятой части того количества людей, которые пришли на Площадь 19 декабря.

В чем причины поражения? В первую очередь – в разрозненности тогдашней оппозиции. Она не только не смогла объединиться, выставив единого кандидата, который воплотил бы в себе стремление к переменам и, который бы смог стать заметной политической фигурой после выборов (в очередной победе на них Лукашенко тогда мог сомневаться только самый наивный). Не смогли договориться и о сколько-нибудь широких коалициях. В итоге выставили десяток самых разнообразных кандидатов, у каждого своя команда, свой бюджет и ревность к конкурентам. В итоге, на выборах оппозиция представляла собой не кулак, а неуклюже растопыренную во все стороны пятерню.

Дальше – только хуже. Не договорившись о едином кандидате, оппозиционеры не смогли договориться и о координации действий. О том, что планируется крупная акция после оглашения результатов голосования, знали все. Но единого плана ее проведения не существовало. Отсюда и третья ошибка. Когда начались провокации, организаторы не смогли им ничего противопоставить. А, ведь для того чтобы остановить беспорядки и предотвратить насилие достаточно было одного-двух десятков крепких мужиков. Потом было много разговоров о провокации со стороны властей и даже о «агентах Путина» (тогда обвинять его во всех возможных бедах еще не было настолько модно). Но это уже чистая конспирология – власть тогда «наводила мосты» с Западом, вся предвыборная кампания прошла под знаком либерализации. Подобный финал выборов надолго поставил крест на наметившемся диалоге. Интриги Кремля тоже исключаются. Фамилии задержанных за попытку штурма Дома Правительства опубликованы, многие из них хорошо известны. И чтобы заподозрить их в работе на российские спецслужбы, нужно обладать очень специфической фантазией.

События 19 декабря обескровили и деморализовали оппозицию. На месте оживленных избирательных штабов были обезлюдевшие и зачастую разгромленные офисы. Многие лидеры, способные принимать решения, оказались за решеткой. Сама оппозиция активно ссорилась между собой, благо, взаимных претензий хватало.  

Через несколько месяцев лидеры начали возвращаться. Партии начали выходить из прострации. Но это была уже другая оппозиция – более радикальная, резкая, маргинальная. Тогда у меня создавалось впечатление, что ее лидеры стараются реабилитироваться перед своими сторонниками, показав себя настоящими «змагарами», бескомпромиссными, неутомимыми, но недалекими борцами за свои идеалы. Увы, как показало время, в эту роль многие вошли навсегда.

Еще одним поражением прозападной оппозиции стал крах диалога с Западом, который был важным трендом 2010 года. Запад готов был пойти навстречу Лукашенко, требуя взамен либерализацию и политические реформы. Лукашенко шел навстречу. Вся избирательная кампания, от начала до конца, прошла в атмосфере невиданного либерализма. Регистрировали всех, разрешали практически все. И вдруг все рухнуло. Кто знает, какой бы была белорусская политика, не потерпи оппозиция фатальное поражение на Площади? Очень даже возможно, что многие из ее лидеров были бы сейчас респектабельными политиками и уважаемыми людьми.

Демократам о свободе слова 17.12.2017

               В своем блоге на «Белорусском партизане» в статье «Демократам о правах человека» я уже обращался к этой проблеме. Сейчас принято объяснять антироссийские и антидемократические по своей сути настроения в большей части белорусской оппозиции украинскими событиями. Однако ту статью я написал пять лет назад. В Киеве тогда еще президентствовал Янукович, политической достопримечательностью украинской столицы был шумный круглосуточный пикет в поддержку Тимошенко, а Донецк и Симферополь были мирными украинскими городами. Однако люди, именующие себя демократами, уже устраивали массовую истерику в сети по поводу мирной и малочисленной акции пророссийских активистов, а небезызвестный социал-демократ Игорь Борисов еще тогда рассылал во все инстанции доносы на местных чиновников, разрешивших проведение шествия, забыв и про свободу собраний и про то, что белорусская оппозиция не первое десятилетие добивается отмены разрешительного принципа проведения массовых мероприятий.

   Сегодня снова очень подходящий момент для того, чтобы напомнить тем, кто почему-то по-прежнему продолжает называть себя «демократами» о том, что такое настоящая демократия и на каких принципах она основывается. Такое впечатление, что многие из них напрочь забыли о таких вещах, как свобода ассоциаций, свобода собраний и свобода слова.

О свободе слова и отношении к ней некоторых белорусских политиков и поговорим. Для меня символом свободы слова стали слова, приписываемые Вольтеру: «Я не согласен ни с одним словом, которое Вы говорите, но готов умереть за Ваше право это говорить». Настоящая свобода слова должна быть общим достоянием, а не лозунгом, которым удобно пользоваться для лоббирования лишь собственных интересов. Однако вольтеров среди наших «демократов» катастрофически мало.

18 декабря, начнется суд по «Делу публицистов». Три его фигуранта, авторы публикаций на российских интернет-ресурсах  Дмитрий Алимкин, Юрий Павловец и Сергей Шиптенко второй год содержатся в СИЗО только за свои публикации. В этих публикациях они критиковали, как белорусскую власть, так и белорусскую оппозицию. Были спорные мысли о государственном устройстве и роли белорусского языка. Однако не было того, что называется экстремизмом – призывов к войне, насилию, свержению конституционного строя, дискриминации граждан по национальному и иным признакам. Словом, с авторами можно и нужно было спорить, дискутировать, опровергать их, на крайний случай, обливать апельсиновым соком,  но уж точно не сажать в тюрьму.

Состава преступления по статье 130 УК РБ нет – с этим согласно большинство независимых и даже провластных экспертов. Дело очень странное, очень спорное и имеет явный политический оттенок. Однако, несмотря на это, публицисты так и не включены в список политзаключенных. Отечественные «демократы», «правозащитники» и «борцы за права человека» готовы считать политзаключенными кого угодно – от коррумпированного таможенника до футбольных хулиганов, разгромивших троллейбус во время разборки с конкурирующей группировкой «ультрас». Но это – если речь идет о своих, идейно близких. Если речь идет о людях из другого идеологического лагеря – все они предпочитают занять позу трех японских обезьянок – не вижу зла, не слышу и не скажу о нем. И это – в лучшем случае. В худшем – проклятия и грязная брань.

В известной кинопритче Марка Захарова Ланселот, победивший дракона, в итоге сам уподобляется ему. В нашем случае все еще печальнее. Ланселота нет и не предвидится. На дракона никто всерьез не покушается. Есть только странные люди, вообразившие себя рыцарями и выращивающие драконов в себе. И за последние годы они добились в этом успеха. Если в 2012 году доносы Борисова были событием, вызвавшим горячие споры, то сейчас это просто система. Демократия – для «демократов». Если ты один из них – ты герой, которому можно все и который прав почти всегда. Если ты против – ты преступник априори. Если ты чужой – написать на тебя донос за высказанное мнение – дело доблести. Если свой – можно спокойно призывать к геноциду, крича на митингах «Смерть москалям!». Тебя за это, максимум, пожурят и посоветуют не использовать «язык ненависти».

И они еще удивляются непопулярности оппозиции среди населения. Демократия не может быть только для своих, свобода слова должна оставаться таковой даже, если это слово кому-то неприятно. Оппозиция, если хочет чего-то добиться, должна продемонстрировать, что она лучше власти. Сейчас она, в большинстве своем, демонстрирует лишь готовность сменить одну диктатуру другой. Причем более грубой и жестокой.

Поэтому хочется нашим оппозиционерам дать один совет. Если уж назвались демократами – будьте ими.


P.S. Статья писалась до блокировки "Партизана". Жаль, что это произошло именно с ним. "Партизан" - одна из немногих оппозиционных площадок, где свобода слова еще сохранилась. Но после произошедшего статья стала только актуальнее.

Что нам делать с Восточным партнерством? 30.11.2017

По традиции, делюсь впечатлениями от  очередного круглого стола, который мы проводим в рамках платформы «Диалог» в своем «партизанском» блоге.

Есть с чем сравнить. Полгода назад, в конце мая мы провели наш первый круглый стол в столице. Первые шаги, как водится, были неуклюжими, интереса особого никому не известная, появившаяся из ниоткуда инициатива в пресыщенной минской политтусовке тогда не вызвала, число участников было небольшим.

Прошло полгода. Мы уже проехали почти по всем областным центрам, провели круглые столы различной тематики, приобрели определенную популярность, иногда скандальную, когда попытку наладить диалог различных политических сил некоторые политики, называющие себя демократами и патриотами назвали «вмешательством в общественно-политическую жизнь области». (До сих смеюсь над этими горе-сепаратистами, решившими отделить областную общественно-политическую жизнь от общереспубликанской). В общем, было много и разного. Но динамика была положительной. Теперь мы снова в Минске. Уже седьмой круглый стол. Время подвести некоторые итоги, оценить сделанное.

Главное – о нас знают, с нами считаются, на наши круглые столы идут с удовольствием. Состав участников растет качественно и количественно. Идут, конечно, не все. Некоторые структуры практически официально объявили нам бойкот, руководствуясь то ли личными обидами, то ли не воспринимая мою «неправильную», с их точки зрения, геополитическую ориентацию. Но и это – показатель того, что с нами считаются. Нам удалось сохранить демократическую атмосферу наших мероприятий. Убежден, что, пока представители противоположных идеологий могут спокойно собираться и без агрессии и крика общаться за дискуссионным столом, а затем за другим столом вместе пить чай-кофе в непринужденной атмосфере, у страны есть хороший шанс на мирное будущее и отсутствие политических потрясений.  Ради одного этого стоит продолжать. Еще один момент – каждое новое мероприятие приносит новые знакомства, в команду приходят новые люди. Полгода назад львиную долю работы по подготовке круглого стола провели мы с Евгением Константиновым. Сейчас уже работала команда – слаженная, не боящаяся трудностей и способная их преодолевать.

Это был самый масштабный, самый амбициозный и самый сложный круглый стол из тех, которые мы проводили. 22 участника, в том числе 4 иностранных эксперта, около 60 зрителей – скромный, но вместительный зал гостиницы «Беларусь» был почти полон. Спектр мнений – от Добротвора и Захаревича до Костяна и Гайдукевича. Впервые организовали прямой эфир, впервые пригласили иностранцев. К сожалению, не было парламентариев. Интерес с их стороны был, но не повезло с датой – оказалось, что одновременно в этом же здании проходило мероприятие Парламентского собрания Союза России и Беларуси – многих из них мы видели там.

Тему выбрали интересную и актуальную – «Восточное партнерство – перспективы, риски и вызовы для Беларуси». Не секрет, что в стране у некоторых остается романтический еврооптимизм, зачастую такой же безрассудный и иррациональный, как юношеская влюбленность. Поэтому, помимо белорусов, пригласил россиян Андрея Девяткова и Татьяну Донич, которые обладают взглядом со стороны на восточное партнерство, в которое их страна не входит, а также украинца Дмитрия Джангирова и молдованина Валерия Осталепа, для которых ассоциация с ЕС – давно уже суровая реальность. Насколько суровая – Джангиров назвал одну цифру, которой я не знал, но которая лично для меня стала решающим аргументом против фантазий отечественных еврооптимистов. За годы после подписания документа об Евроассоциации его страна увеличила на 5 процентов свое присутствие на европейском рынке и уменьшила на 70 – присутствие на российском. Нужно ли говорить, что при таком раскладе ожидает белорусскую экономику? На инвестиции тоже рассчитывать особо не стоит. Инвестор – не спонсор, его интересует прежде всего выгода. И беспошлинный вход на огромный российский рынок его привлекает больше, чем какие угодно условия на белорусском. Большинство участников дискуссии также отнеслись к участию Беларуси в Восточном партнерстве.

     

Что касается меня – то я считаю, что основой внешней политики Беларуси должен быть приоритет национальных интересов, прежде всего в экономике. Мы не настолько богаты, чтобы позволять себе внешнеполитические авантюры. Конечно, Беларусь заинтересована в сотрудничестве с ЕС. Нам нужны европейские рынки, европейские инвестиции, европейские технологии. Помощь Европы может быть полезна при модернизации нашей экономики и инфраструктуры. Беларусь должна быть открытой страной. Однако все наши отношения в рамках Восточного партнерства должны быть подчинены одному принципу – они должны развивать и дополнять отношения в рамках ЕАЭС и Таможенного союза, а не противоречить им. Мы не должны дать втянуть себя в конфликт России и Запада. Все-таки, прав Макей, Европа для нас в обозримой перспективе останется «Номером два после России. Иначе – катастрофа.

Диалог с коммунистами 10.11.2017 1

В среду, 8 ноября я принял участие в круглом столе партии «Справедливый мир» и платформы «Диалог», посвященном столетию Октябрьской революции. Тема для меня была довольно непривычной: я никогда не был поклонником этого исторического события, всегда относился к нему критически. Однако столетний юбилей – дата, насколько круглая, настолько и символичная. Прошел век. Уже практически не осталось тех, кто помнит эти события и, скорее всего, совсем не осталось тех, кто в них участвовал. Столетие Октября – хороший повод постараться рассмотреть эти события, как часть истории, отстранившись от политических пристрастий и пропагандистских штампов.

   С партией «Справедливый мир» и ее руководителями я хорошо знаком много лет. Несмотря на разницу в политических взглядах, к ним я отношусь с большим уважением. Даже сменив название, они не предавали своих идеалах, чего не скажешь о многих отечественных политиках, еще недавно твердивших о своей приверженности демократическим ценностям и называвших себя борцами за права человека и гражданские свободы. Коммунисты из «Справедливого мира» оказались большими демократами, чем многие из тех, кто так себя называет.

   Среди всех участников дискуссии я был единственным человеком с правыми взглядами. Зато левый спектр был представлен во всем своем многообразии. От хорошо знакомых Калякина, Ухналева, Возняка, Бухвостова до странных людей, призывающих к солидарности с Северной Кореей. Говорили про случайность или неизбежность революции, ее влияние на историю, «красный террор», репрессии и т.д. Лично для меня получилось довольно любопытно и познавательно.

   Мои взгляды на эти события, разумеется, сильно отличаются от тех, что доминировали во время дискуссии. Я считаю то, что происходило на территории Российской Империи в течении нескольких лет после начала Первой мировой войны, одной из величайших трагедий в ее истории, сопоставимых со Смутой начала 17 века. И окажись я в том 17-ом – с большевиками был бы по разные стороны баррикад. Я никогда не поддержал бы разгон Учредительного собрания, монополизацию власти, Брестский мир, гонения против Церкви, разрушение основных социальных институтов, ликвидацию частной собственности. При этом я понимаю, что и Февраль и Октябрь были закономерны. Увы, власть в Империи тогда была косной, непопулярной и коррумпированной, неспособной к проведению назревших реформ. Да и война против нас тогда велась, как сейчас модно говорить, «гибридная» - помимо вражеских армий, работала пропаганда, разлагавшая и общество и армию, против которой власть оказалась бессильна. В итоге – заговор, предательство и свержение монархии. Временное правительство также оказалось неспособным ни обуздать ситуацию, ни предложить что-либо конкретное своим гражданам. Подобно современной белорусской оппозиции, лидеры Февраля не смогли сформулировать четкий план действий, оставив решение основных задач на усмотрение Учредительного Собрания. Позже ту же ошибку повторило Белое движение со своим непредрешенчеством. В противовес им, большевики предложили четкие, понятные лозунги – «Землю – крестьянам», «Заводы – рабочим», 8-часовой рабочий день, нарисовали привлекательную картину светлого будущего, в которую потом верили целые поколения. Потому и победили.

  Сейчас, сто лет спустя, обладая историческим послезнанием, я не склонен так однозначно оценивать те события. Наступала эпоха тяжелейших испытаний, в которых на кону стояло само выживание России и ее народа. Вторая мировая война, гонка за обладание ядерным оружием – неудача в любом из них могла поставить на нас крест. Но мы не только выжили, но и стали одной из двух глобальных сверхдержав. Для того чтобы успешно пройти через эту эпоху, нужна была мощная мобилизация населения, основанная не только на жесткой власти, но и на общей, мессианской по своей сути идее. Смогли бы провести страну через эту эпоху Николай и его наследники, лидеры Февраля и вожди Белого движения? Не думаю. Очень может быть, что, заставив народ страдать, Октябрь спас его от гибели. К слову, говоря в этой статье о России, я говорю и о Беларуси тоже. До 1991 года мы были одним государством – и все, что имело отношение к Российской Империи и СССР, касалось и нас. А о независимой Республике Беларусь без создания БССР и говорить не приходится.

    Прошло 100 лет, мир изменился. Сейчас он стоит перед совершенно другими вызовами, которые трудно вписать в марксистско-ленинские догматы. И коммунисты, в большинстве своем, уже совершенно не напоминают тогдашних комиссаров в пыльных шлемах. Они не говорят о диктатуре пролетариата, мировой революции, экспроприации экспроприаторов. Зато они нормально относятся к правам человека, свободе слова, выступают за увеличение роли Советов и самостоятельность профсоюзов, поддерживают канонические религии, нетерпимы к национализму и ксенофобии. С ними у меня достаточно много точек соприкосновения, а идея «Гражданского согласия» - искать основания для сотрудничества, а не вражды, укреплять, а не разрушать общество. В этом мы с ними хорошо друг друга понимаем. А поспорить о налоговых ставках и регулировании экономики всегда можно в рамках демократической дискуссии.

«Демократический» донос 31.10.2017 2

«Демократия и права человека в Беларуси». Такова была тема круглого стола, который мы провели в июне в Витебске. Все прошло довольно демократично, за одним столом собрались представители власти и оппозиции, пророссийских и прозападных сил, правые и левые. Собрались, как равные. Никто никому свою точку зрения не навязывал, пропагандой не занимался. Был свободный обмен мнениями, с уважением к оппоненту. После мероприятия участники собрались в ресторане гостиницы, где выпили за единство страны, мир и согласие в обществе.

   Вдруг, неожиданно, спустя четыре месяца, четыре крупные оппозиционные политические структуры продемонстрировали свое отношение к демократии и правам человека, направив заявление в облисполком, областные управления МВД и КГБ. Язык, которым написано заявление, напоминает язык доносов тридцать седьмого. «Пророссийские марионеточные организации», «финансируемая россиянами агентура», «антигосударственная направленность», «антибелорусские действия». И все это – без каких-либо фактов и доказательств. Хорошо, хоть расстрелять, как врага народа не потребовали.

   Заявление подписали не Пальчис с Дашкевичем, не маргиналы из партии Позняка. Самый, что ни на есть правый оппозиционный мейнстрим. ОГП, БНФ, БХД и «За свободу». Несколько лет назад подобное было бы немыслимо, а сейчас я даже не удивлен.

Самое страшное – то, что материал о доносе опубликован на правозащитном сайте «Витебская весна». Правозащитном! «Правозащитников» не смущает ни сам факт доноса, ни содержащееся в нем требование политических репрессий. Напротив, они сочувствуют доносчикам. «Активизация пропаганды «русского мира» вынудила демократические организации обратиться к властям». Вынужден разочаровать «правозащитников» трижды. Во-первых, никакой пропаганды на мероприятии я, повторюсь, не проводил. Только спокойный, уважительный к любому мнению диалог, в полном соответствии с демократическими принципами. Во-вторых, никого и ни к чему я не вынуждал. Люди подождали 4 месяца, вспомнили, что я когда-то приезжал в их город и написали донос. В-третьих, демократические организации по определению не могут писать в спецслужбы доносы на оппонентов и призывать к политическим репрессиям. Либо трусы, либо крестик, как говорится.

Любопытно, что доносчики пытаются инкриминировать мне статью 193.1 Уголовного Кодекса, предусматривающую ответственность за деятельность от имени незарегистрированной организации. Ту самую статью, по которой сидел когда-то Дашкевич и которая постоянно и заслуженно критикуется оппозицией, правозащитниками и международными наблюдателями. Видимо, в моем случае они решили не брезговать никакими средствами. И не смущает их даже то, что БХД, одна из организаций, активисты которой написали донос, также не прошла государственную регистрацию и уже более десяти лет функционирует в режиме оргкомитета. Точно так же, как и «Гражданское согласие»

«Демократам» не нравится то, что я «вмешиваюсь в общественную жизнь области». Формулировка вызывает оторопь. Я – такой же, как и они, гражданин Республики Беларусь. Так же, как и они, я имею полное право на свои убеждения, их выражение, участие в общественной и политической жизни. Эти права даны мне Конституцией и Всеобщей декларацией прав человека. И не им меня этих прав лишать. То, что в обществе существуют различные точки зрения, - нормально. И разница между мной и витебскими оппозиционерами в том, что я выступаю за диалог, а они стремятся к подавлению инакомыслия.

Увы, белорусская оппозиция деградирует, перерождается. Еще не так давно, я, вместе с авторами этого доноса, боролся за те самые права человека и демократию. И вот маски оказались сброшены, обнажив тоталитарное, стукаческое нутро, готовое стереть в лагерную пыль любого, кто выступает против. Никакая демократия им, оказывается, не нужна, а гражданские права могут иметь лишь «свои».  При всех своих недостатках, в сравнении с такой «демократической оппозицией», нынешняя власть выглядит образцом либерализма и толерантности.

Зачем белорусам «Крым»? 29.10.2017

24 октября почти одновременно сразу двое знакомых прислали мне возмущенные сообщения в «Фейсбуке»: «Что случилось? Откуда эта цензура? Почему запретили фильм?». Речь шла о фильме Алексея Пиманова «Крым», показ которого, как и встреча с режиссером, должны были состояться 26 октября в Доме Москвы. Зрители его так и не увидели.

Ранее этот же фильм был исключен из белорусского кинопроката. Виновата ли в этом нота украинского посольства, отреагировавшего на показ рекламного тизера в наших кинотеатрах, или традиционное «абы чего не вышло» отечественных чиновников от кино – неизвестно. Теперь скандал получил продолжение. Если «Киновидеопрокат» - предприятие государственное, то в этот раз показ был сугубо общественной инициативой. «Русь Молодая», которая занималась организацией показа – общественное объединение. «Дом Москвы», где он должен был состояться, - и вовсе представительство Московского центра международного сотрудничества. Государство могло и должно было остаться в стороне, соблюдая принципы свободы слова и плюрализма мнений. Могло, но, похоже, не осталось. Ситуация приобрела совсем уж скверный душок.

Может быть, это действительно какой-то ужасный фильм, пропагандирующий войну, агрессию, насквозь лживый и надуманный? Именно в этом нас пытаются убедить украинские пропагандисты и их коллеги из белорусских националистических СМИ. Признаюсь, я нарушил авторское право и посмотрел фильм на одном из пиратских видеохостингов. К сожалению, по-другому это сделать в нашей стране нельзя.

Лично мне фильм понравился. Никакой пропаганды войны там нет и в помине. Фильм целиком антивоенный. Он о том, что нужно оставаться людьми даже во время политических потрясений. О лжи, манипуляциях и злобе, делающих врагами даже близких людей. И, наконец, о любви, способной преодолеть ложь и злобу.

Как бы ни пытались представить фильм лживым, он основан на реальных событиях. Майдан, девушки, разливающие по бутылкам «коктейль Молотова», боевики, кидающие его в милицейское оцепление. Милиционеры из «Беркута», стоящие под этим огнем, вытаскивающие своих обожженных товарищей, но не имеющие приказа на применение оружия, таинственные снайперы, стреляющие из занятой протестующими гостиницы «Украина», блокпосты с бандитами на дорогах по всей стране, нападение на автобусы в Корсунь-Шевченковском районе, бойцы «Беркута», встреченные в Крыму, как герои, «поезд дружбы», так и не доехавший до Крыма… Все это было. И забывать это нельзя, как бы не хотели переписать в свою сторону недавнюю историю нынешние хозяева Украины.

В современной Украине свобода слова растоптана. Журналисты бросаются в тюрьмы, писателей убивают, а их убийцы разгуливают на свободе. По количеству запрещенных книг, песен, фильмов, сайтов Украина конкурирует с самыми одиозными тоталитарными режимами. То, что творится в Украине – трагедия этой страны. Надеюсь, рано или поздно, виновные в этой трагедии понесут заслуженное наказание. Приносить сюда украинскую цензуру и украинские порядки было бы большой ошибкой.

Убежден, в Беларуси нужен не только показ, но и широкое обсуждение «Крыма». На этот фильм нужно водить студентов, членов БРСМ и профсоюзов, показать его на центральных телеканалах в прайм-тайм и обсудить в ток-шоу. Несмотря на то, что рассказывает о событиях, произошедших вдалеке от наших границ, фильм особенно актуален для современной Беларуси. Он о том, как можно потерять свою страну. Сделать это легко – достаточно разделить ее население, по принципу языка, национальности, политических симпатий, территории. И научить одну часть ненавидеть другую, подпитывая и обостряя эту ненависть. Тогда может наступить момент, когда власть падет, законы рухнут и ненависть начнет диктовать свои законы – виртуальные баррикады станут реальными, слова отольются в пули. Именно это случилось в Украине. И именно это нужно предотвратить белорусам.

Нас уже стараются разделить, заразить ненавистью, вбрасываются в интернет гаденькие мемы. Остановить это непросто. Но можно и нужно противодействовать этому процессу в информационном пространстве, формировать у людей иммунитет против этого зла. «Крым» - один из фильмов, которые этот иммунитет формируют.

Канопацкая всколыхнула болото ОГП 13.10.2017 3

11 сентября прошлого года произошла небольшая политическая сенсация. По результатам подсчета голосов в одном из избирательных округов на юге Минска депутатом Палаты представителей стала кандидат от ультраоппозиционной Объединенной гражданской партии Анна Канопацкая, в победу которой не верил практически никто.

   Канопацкая, прийдя в парламент, обещала «всколыхнуть это болото». Удалось ли ей всколыхнуть Палату представителей – вопрос спорный. Зато болото собственной партии ей удалось всколыхнуть дважды. Первый раз она сделала это самим фактом избрания. ОГП уже не первое десятилетие убеждает избирателей в тотальной фальсификации выборов. Даже своих кандидатов в депутаты эта партия называет «спикерами», намекая на то, что никаких выборов на самом деле нет. Неудивительно, что победа не самого сильного из этих «спикеров» повергла руководство партии в ступор. Тогда ему понадобилось около полутора суток на то, чтобы решить, что делать с нежданным мандатом.

   9 октября этого года ей и вовсе удалось устроить в застоявшемся болотце ОГП настоящую бурю. На инициативу Канопацкой, заявившей о создании нового движения «Вперед, Беларусь!» в партии, по выражению ее лидера Анатолия Лебедько, отреагировали «с бровями в виде покосившейся крыши». Крыше было от чего покоситься – свое движение депутат от ОГП создает без согласования с партией и будет выводить своих кандидатов на местные выборы параллельно партийной кампании. Из партии она при этом не выходит.

   Сам Лебедько руководит своей партией уже 17 лет. И результаты его руководства сложно назвать удачными. Некогда сильная и даже респектабельная оппозиционная партия либерального толка, имевшая солидный интеллектуальный потенциал, стала маргинальной популистской структурой, входящей в якобы правоцентристский блок вместе с националистами и клерикалами. Либеральный дух утерян напрочь – ценности демократии, прав человека и гражданских свобод принесены в жертву националистической охоте на ведьм, в которой ОГП участвует активно и с удовольствием. Стиль руководства – кулуарно-манипулятивный. Только благодаря интригам и отсечению сильных претендентов Лебедько удается так долго оставаться на вершине партийной пирамиды. В последнее время он не слишком популярен даже в своей партии, однако его команде до сих пор удавалось блокировать альтернативу одним доводом: партия – это расходы на офисы, агитацию, пусть минимальные, но все-таки регулярные зарплаты центрального аппарата. Словом, известная проблема пана атамана, золотого запаса и дивизии, из которой хлопцы разбегаются. Утверждается, что другие претенденты на «атаманство» не смогут найти и такого «запаса». Однако и тут не все гладко. Ольга Карач и Андрей Дмитриев, сумевшие на деле доказать, что способны привлечь сравнительно неплохое финансирование для политической организации, были из партии исключены. Неоднократно пытались исключить и известного юриста и экономиста Сергея Балыкина, который регулярно критикует партийное руководство. Очень многие достойные и талантливые люди ушли из партии сами или попросту прекратили участвовать в партийной жизни.

   И вот – очередной бунт. Депутат Канопацкая решила стать самостоятельным политическим игроком. Для Лебедько это нокаутирующий удар, который, не исключено, поставит точку в его затянувшейся карьере. Канопацкая остается в ОГП. И так просто взять и исключить ее из партии не получится, как и закрыть глаза на ее демарш. Слишком много ставок было на нее сделано. Анна за последний год стала лицом ОГП, позволив ОГП завоевать благосклонность иностранных спонсоров и привлечь западные инвестиции.

   Не берусь предсказывать дальнейшие шаги Канопацкой, как и судьбу ее движения. Однако очевидно, что Лебедько столкнулся с сильнейшим за последнее десятилетие вызовом внутри своей партии. Возможно, у Анны недостаточно политического опыта, зато у нее есть депутатский статус, которого в XXI веке не имел до нее никто из членов оппозиционных партий, своя команда, которая будет пополнена в ближайшее время и позитивный имидж, созданный, не в последнюю очередь, партийной пропагандой. К тому же, Анна более конструктивна, дипломатична, дистанцируется от националистов, старается уделять больше внимания тем проблемам, которые реально волнуют население. В сравнении с Лебедько, который давно уже до чертиков надоел и белорусскому обществу и большей части активистов ОГП, она выглядит довольно привлекательно.

Думаю, если Канопацкая выдвинет свою кандидатуру на должность председателя ОГП, у нее есть хороший шанс. Возможно, это будет последним шансом для самой партии. Если же нет – в стране будет еще одна политическая структура. Старая оппозиция деградирует, ее место занимают новые, молодые лидеры. Это – объективный процесс.

P.S. Уже после того, как я написал этот текст, выяснилось, что Лебедько все-таки пошел ва-банк. Политсовет партии под его руководством осудил действия Канопацкой и предложил ей дезавуировать свои заявления до понедельника. Жертвой заседания стал помощник депутата Денис Тихоненко, который принял удар на себя и был исключен из партии. Также Лебедько сообщил, что имеется заявление Анны о том, что она не собиралась создавать никакое движение, а добивалась лишь создания информационной войны. Не слишком правдоподобное, на мой взгляд, объяснение. Ради «хайпа» политики так не поступают. В любом случае, в ОГП разворачиваются интересные события. Доживем до понедельника

Брестский диалог. О местных выборах, демократии и политической конкуренции 10.10.2017

Вчера у меня был долгий день. Выехал из дома в половине шестого, приехал – уже заполночь. 700 километров пути, 5 часов дискуссии, общение с давними и новыми знакомыми. Брест. Еще один город, еще один круглый стол платформы «Диалог». По традиции, делюсь своими впечатлениями от него в этом блоге.

В этот раз темой выбрали местные выборы. Чего от них ждать, стоит ли на них идти, и, если да, то с чем идти к избирателю – вот вопросы, которые мы предложили обсудить участникам. Разумеется, коснулись и роли местного самоуправления вообще и местных советов в частности, прошлись по избирательной системе.

Как обычно, старались соблюсти баланс между провластными и оппозиционными участниками. Достигать этого удается не всегда. В этот раз было на удивление много оппозиции. Хотя, среди последней по поводу участия в наших круглых столах уже давно нет единого мнения, те, кто на них ходит, делает это с удовольствием. Было большое представительство «Справедливого мира» - за столом в дискуссии принимали участие руководитель областной парторганизации Майструк, который и положил начало дискуссии, как единственный из участников, имеющий парламентский опыт, и моя давняя знакомая, председатель городской организации Людмила Денисевич. Была зампред профсоюза РЭП Зинаида Михнюк, местный независимый активист Виталий Казак. Провластную сторону представляли председатель Славянского конгресса Александр Багонский и известный политический аналитик Михаил Малаш, для которого и Брест и Минск – родные города. Последние, впрочем, также не были провластными всегда и во всем, от них власти тоже иногда доставалось. Скорее, каждый – просто свободная личность, имеющая собственные взгляды и с уважением относящаяся к чужим.

О бойкоте нашего круглого стола говорили отдельно и много. Для меня такая жесткая позиция отдельных партий – далеко не новость, но для местных это было открытием. Приводили даже слова одного очень известного в городе оппозиционера. Я пригласил его лично, но мне он отвечать не стал, а одной из участниц заявил, что не сядет за один стол с теми, кто с цветами выйдет встречать российские танки. Глупые стереотипы, какие еще танки? Если на учениях – то никто их не встречал кроме тех, кому по должности положено. Если нет – хватит воевать с ветряными мельницами. Много раз говорил и еще раз повторяю. Идеология «Гражданского согласия» - гражданский патриотизм, который объединяет народ в противовес этническому национализму, который народ раскалывает. Если уже хотите называться европейцами – выучите базовое для цивилизованной Европы понятие «гражданская нация». Белорусы уже, кстати, давно таковой стали.

Впрочем, я отвлекся, вернемся к нашему круглому столу. Лично для меня был большой неожиданностью консенсус по некоторым ключевым вопросам. Абсолютно все участники выступали за увеличение роли местных советов, усиление партий, политическую конкуренцию. Эту позицию хорошо, близко к моему пониманию, выразил один из провластных участников, Михаил Малаш. «Считаю, что в перспективе у нас должен быть развит институт местной власти. Чем более крепкое, стабильное государство, тем сильнее в нем должна быть местная власть. Думаю, Беларусь уже в достаточной степени созрела для этого».

Все осознают и необходимость укрепления политических партий, но для этого они должны сосредоточиться на тех вопросах, которые в большей степени волнуют население, не изолироваться о общества, не бояться дискуссий. Вообще, любая публичная политика в демократической стране – это рынок. Рынок идеологий, идей, лидеров, которые эти идеи персонализируют. Рынок – это всегда конкуренция. Чем больше этой конкуренции – тем больше демократии. В демократической системе политик или партия, предложившая определенную программу, должны быть готовы защитить любое из их положений в открытой дискуссии с любым оппонентом, готовы к тому, что любой их прокол может быть растиражирован СМИ и обвалить их рейтинг. У нас же за последний год предложены целых две масштабные и весьма спорные программы, но партии используют их, скорее, как флаг, очень нервно реагируя на любую критику. Предлагаемый «Гражданским согласием» формат круглого стола, свободного и открытого обмена мнениями между представителями различных идеологий – это наш вклад в развитие политической конкуренции. А отдельным демократам предстоит учиться демократии на своих ошибках.

Диалог в Гродно 27.09.2017

Во вторник, 26 сентября общественная платформа «Диалог» провела в Гродно круглый стол, посвященный прошедшим недавно учениям «Запад-2017», собравший, как представителей провластных организаций, так и оппозиционеров. Это уже четвертое подобное мероприятие, которое оргкомитет движения “Гражданское согласие” проводит в рамках “Диалога”

Несмотря на это, выезжая в Гродно, я волновался больше, чем в прошлый раз, когда занимался Гомелем. Гродно – непростой город, как для меня, так и для “Гражданского согласия”. Активисты в Гродно у нас есть, но организация все-таки слабее, чем в Минске, Витебске или Гомеле. А лично я попросту открывал для себя этот город.

И, тем не менее, выбрали именно Гродно. Тема круглого стола напрашивалась сама собой – уж слишком много копий было сломано вокруг этих учений. Весь год нам на разные голоса твердили о российской угрозе, перспективе чуть ли не оккупации и превращения в очередной федеральный округ России. Идея собрать людей сразу после учений и обсудить их итоги у нас созрела уже давно. Разумеется. Ни в какую аннексию и оккупацию никто в “Гражданском согласии” не верил, зато обсудить их “по горячим следам” очень хотелось. А на Гродно выбор окончательно пал после того, как часть оппозиции включилась в эту странную, с сеператистским душком, игру под названием “Вейшнория”. Как известно, столицей этого виртуального государства провозгласили именно Гродно.

Скажу сразу, никакой Вейшнории я в Гродно не нашел. Нашел Беларусь. Очень интересный и самобытный белорусский город, который ценит и бережет свое культурное и историческое наследие. Особенность Гродно еще и в том, что это самый многонациональный и многокультурный белорусский город. Это очень чувствовалось и по составу участников – среди них были руководители трех этнических общинных организаций – официального Союза поляков, литовской “Тевине” и еврейской “Меноры”. Один из участников даже сказал: “Мы здесь в Гродно поляки, литовцы, евреи, русские, но при этом еще белорусы”. Мне кажется, что в этой фразе – дух современного Гродно. И это очень правильная позиция – такой общегражданский патриотизм всегда способствует консолидации и мирному развитию общества, чего не скажешь о набирающем популярность этническом национализме с его комплексами и обидами.

Вейшнорцем, кстати, не назвал себя никто. И отношение к этому поветрию у собравшихся было, в лучшем случае, ироничное, но большинство собравшихся это раздувание искусственной идентичности настораживает. Кто знает, куда оно может завести.

Что касается основной темы – проходящих учений – то мнения, как положено, разделились. Это и понятно – участвовали представители различных национальных общин, четырех партий (Громада и «Справедливый мир» с одной стороны и КПБ и Республиканская партия труда и справедливости – с другой), различных общественных объединений, включая такие крупные, как БРСМ. Хватало и критики – эколог из «Зеленого дозора» был недоволен тем, что наносится ущерб окружающей среде, а представитель социал-демократов настаивал на внеблоковом статусе страны и выходе из ОДКБ. Большинство, впрочем, отнеслись к ним в той или иной степени позитивно. уж точно никто не разделял тех панических настроений, которые так долго сопровождали, как подготовку к учениям, так и их проведение. В качестве примера приводились натовские учения Dragon-2017, проходящие сейчас в Польше, недалеко от Гродно. Масштаб их превосходит недавние белорусско-российские, однако паники с нашей стороны не заметно. Неужели у белорусов более крепкие нервы? К военному сотрудничеству с Россией отношения разделились примерно в той же пропорции.

Словом, мероприятие в Гродно провели достойно. Уже сейчас начали готовиться к новому – в Бресте будем обсуждать региональную политику, местное самоуправление и местные выборы. Актуальная, согласитесь, тема.

Оппонент – не враг. Ответ Янукевичу 26.08.2017

Лидер партии БНФ Алексей Янукевич призвал не давать интервью «прокремлевским» СМИ. Странная позиция. Говорю это не как редактор одного из тех сайтов, которые партия Янукевича включила в эту категорию, а, как человек, вот уже второе десятилетие вращающийся в политике и около.

Политику нужна аудитория. Это – аксиома, с которой, надеюсь никто не будет спорить. Политик должен уметь донести свою позицию до любой аудитории и быть готов к дискуссии с любым оппонентом. Тоже, в общем-то, прописная истина для любого демократического политика, который хочет добиться успеха.

Янукевич не жалеет эпитетов в отношении средств массовой информации и структур гражданского общества, не разделяющих его позицию по белорусско-российским отношениям. Это у него и «псевдоСМИ» и «псевдообщественные организации» и даже «СРЕДСТВА ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ» (именно так, большими буквами, чтобы сразу было видно, какая мысль в статье главная).

Возможно, поиск врагов и мышление в категориях военного противостояния являются чем-то естественным для партии, в названии которой есть слово «фронт», но его позицию я считаю ошибочной и вредной, прежде всего, для самого Янукевича, его партии и тех, кто решит последовать его примеру.

Уже больше двадцати лет, из которых половину был оппозиционным активистом, я слышу постоянные жалобы оппозиции на ее информационную блокаду со стороны государства, отсутствие возможности донести свое мнение до граждан. Дайте нам трибуну, говорили оппозиционеры девяностых – двухтысячных, - и мы скажем народу всю правду, народ за нами пойдет. С тех пор многое поменялось. На телевизионных ток-шоу не часто, но выступают оппозиционные политики и эксперты, сама оппозиция получила от Польши телевизионную трибуну в виде канала «Белсат». Но, главное, роль традиционных СМИ – телевидения, радио, прессы – уже совсем не та. Мы уже перешли в эпоху информационного господства Интернета. Сайты, соцсети, видеоблоги – именно они составляют информационное пространство большинства социально активных граждан.  И в Интернете все по-другому. Государственной монополии там нет и в помине, все достаточно демократично. Оппозиция там представлена неплохо, имеет несколько раскрученных сайтов, активно присутствует в соцсетях.

Казалось бы, вот она возможность. Ведите агитацию, участвуйте в дискуссиях, оттачивайте свои аргументы и громите ими оппонентов, завоевывая симпатии граждан. Именно так ведут себя политики всего мира в сети. Но нет, большинство наших оппозиционеров почему-то не спешит покидать рамки сложившегося электорального и информационного «гетто», публикуясь только на дружественных сайтах и «окучивая» устоявшуюся аудиторию в соцсетях. К участию в оффлайн-дискуссиях отношение тоже настороженное.

Я часто вижу дискуссии оппозиционных лидеров между собой – одни и те же люди, идеи, слова. Скучно это. Никакой интриги. А хотелось бы. С удовольствием посмотрел бы на дебаты Лебедько, например, с Гайдукевичем. Или того же Янукевича с Дзермантом, не понаслышке знакомым с националистическим дискурсом. Вот это была бы полемика! Сразу бы подогрела у граждан интерес и к участникам и к белорусской политике в целом.

Обществу нужна широкая дискуссия о путях, по которым должна развиваться страна. Острая, жесткая, бескомпромиссная, но именно дискуссия. И в нее нужно вовлекать самых разных людей. В такой дискуссии будут оттачиваться аргументы, возникать новые идеи. Как это ни банально, но иногда в споре действительно рождается, если не истина, то неплохие, приемлемые для многих решения. Но вместо дискуссии нам предлагается фронтовая риторика, поиск врагов и строительство баррикад. К счастью, пока виртуальных. Искать нужно не врагов, а оппонентов – такова моя позиция. Врагами они станут, если баррикады заработают не только на словах. Но свою задачу я вижу именно в том, чтобы не допустить этого. Смысл названия «Гражданское согласие» - в этом, а вовсе не в позиции кота Леопольда.

Янукевич говорит, что СМИ и общественные объединения, которые он называет «прокремлевскими» создаются не для того, чтобы расширять плюрализм в обществе. Оставлю это на его совести. Как и поддержку откровенной травли политических оппонентов, которая явно не идет на пользу этому плюрализму. Все, кто меня знает, в курсе, что я с подросткового возраста придерживаюсь демократических взглядов. И плюрализм, свобода слова, не пустой звук для меня. Именно насаждение единомыслия в ОГП стало одной из главных причин моего ухода из партии.

Я всегда открыт для журналистов. Для всех. И считаю это обязательным для политика. Сейчас я пишу эту статью на «Белорусском партизане», далеко не дружественном мне сайте. Приходилось давать интервью самым разным СМИ – от «Регнума» до «Белсата» и «Радио Свабода», даже зная, что мои слова могут быть и, скорее всего, будут использованы против меня. Что касается интервью Янукевича – каждый вправе распоряжаться своим политическим капиталом по-своему.

Убрать дятла из головы 14.08.2017

Сегодня мне пришлось участвовать еще в одном круглом столе – в Минске обсуждали предстоящие совместные с Россией военные учения, экономику и Украину. Такая вот многогранная тематика была, хотя основной темой были учения. Те самые учения «Запад-2017», про которые так часто приходилось слышать страшные слова: аннексия, оккупация, вторжение, война… Эти слова стучат в голову, как дятел.


Я не военный эксперт, не разбираюсь в военной логистике, специфике учений и прочем. Зато я неплохо разбираюсь в политике, у меня все хорошо с логикой и есть юридическое образование. Поэтому , как юрист, я спрашиваю - кому выгодно?


России? Ей мало проблем? У нее все в порядке с экономикой, с собственным экстремизмом на религиозной и межнациональной почве? У нее нет проблем в международных отношениях? Один только конфликт на востоке Украины чего стоит! А Ближний Восток? А в Центральной Азии все спокойно? Пока – более-менее да, но ожидать можно всякого. Какие из этих проблем ей поможет решить оккупация Беларуси? Зачем она России?

Некоторые, в том числе высокопоставленные европейские политики, говорят - для создания плацдарма для вторжения в страны НАТО.


Российская политика может кому-то нравиться, кому-то нет, но считать, что ей управляют неадекватные самоубийцы… Это какая-то низкосортная конспирология. Хорошая конспирология всегда логична – потому ей и верят.


Это даже не конспирология – это попытка установить белорусам дятла в голове, который долбит громко, часто, постоянно и в одном направлении. И мешает соображать. Люди, уберите вы этого дятла. Просто подумайте. Выгоды нет. Логики нет. Смысла нет.

Ничего не будет. Пройдет месяц. Пройдут учения. Не первые и не последние. Их уже было несколько и, даст Бог, будут еще. Абсолютно нормальное мероприятие по отлаживанию взаимодействия между союзными армиями. Такие учения проводятся по всему миру. Самыми разными странами. Кстати, потом россияне будут проводить учения в Кыргызстане. Может, они и киргизов оккупируют? Маршем через Казахстан?


Теперь про Украину и про экономику. Я последний раз был там в декабре 2013 года. Летал в Одессу на один из форумов гражданского общества. Тема была совершенно другая, но воздух был уже наэлектризован. Прекрасно помню споры между сторонниками и противниками евроассоциации. С одной стороны основными аргументами были рабочие места, товарооборот, экономические связи. С другой – идеи, эмоции, мечты. Кто победил – мы знаем. Мечты не сбылись, заводы остановились, рабочих мест нет, эмоции уже не те, остается надеяться, но и надежд все меньше.


Ничего не напоминает? Если говорить об экономике – у нас еще сложнее. Взаимосвязи с экономикой России и ЕАЭС еще более тесные, мы еще в большей степени зависим от союза с Россией. И виноват в этом не Лукашенко. Наша экономика такой создавалась изначально. Точнее, не создавалась, а восстанавливалась после войны. Как часть единого народно-хозяйственного комплекса. Сейчас мы имеем 51% внешнеторгового баланса только с Россией, даже без учета ЕАЭС, устойчивый рынок сбыта, технологические цепочки, отсутствие таможенных ограничений. Кто-нибудь нам это заменит? Европа? Разрушим экономику – разрушим государственность. Потеряем независимость. Причем безо всякой оккупации.


Я не знаю, что будут говорить в октябре те, кто все это время долбили про оккупацию. Может, скажут, что она не состоялась благодаря их бдительности и единству. Может, будут запускать новых дятлов. Люди, не верьте им. Не давайте отравить ваше сознание ненавистью. И помните первые слова нашего гимна – «Мы, белорусы – мирные люди».


Страницы: 1 2 След.
Читать другие новости