Памяти первого состава Конституционного суда

Памяти первого состава Конституционного суда


28 апреля 1994 г. 25 лет назад был образован Конституционный суд. Его «апостолами» стали 9 юристов, избранных Верховным Советом Республики Беларусь. Среди них волею случая и судьбы оказался и я – посланник из России на белорусской земле.


Кто они, первые судьи Конституционного суда? Не отдавая предпочтение кому-либо из судей, перечисляю их в порядке алфавита: Василевич Григорий Алексеевич, Кеник (Хома) Ксения Ивановна,  Пастухов Михаил Иванович, Подгруша Валентина Васильевна, Середа Николай Михайлович, Тихиня Валерий Гурьевич, Тишкевич Станислав Иванович, Фадеев Валерий Алексеевич, Филипчик Римма Ивановна.


Наиболее заметной фигурой среди первого состава Конституционного суда был Тихиня Валерий Гурьевич. Он снискал уважение юристов, занимая ответственные должности:  Министра юстиции Республики Беларусь,  заместителя Председателя Высшей аттестационной комиссии (ВАК), депутата Верховного Совета. Не удивительно, что на первом заседании судей, которое состоялось в здании Верховного Совета, В.Тихиня был избран на должность заместителя Председателя Конституционного суда и одновременно исполняющим обязанности Председателя  суда (кандидатуру на должность председателя Конституционного суда вносил президент республики. Как известно, первый президент вступил в должность 20 июля 1994 г.- Авт.).


Для меня должность судьи оказалась весьма неожиданной, хотя и закономерной. В то время я находился на военной службе в органах государственной безопасности и преподавал на Высших курсах КГБ СССР (позднее они были преобразованы в Институт национальной безопасности Республики Беларусь). Выйти из этой закрытой системы в «открытый мир» было почти невозможно, разве что «под прикрытием».


Но у меня было «хобби» - разрабатывать законы. В силу стечения обстоятельств я сблизился с председателем комиссии Верховного Совета по законодательству Дмитрием Петровичем Булаховым. Он пригласил меня поработать в составе группы юристов над проектом Концепции судебно-правовой реформы, и мы ее «сделали». Нас представили к званиям заслуженных юристов Республики Беларусь. Потом я участвовал в подготовке проекта Конституции. Мне довелось поработать над проектом закона о Конституционном суде, который предполагалось принять в развитие Конституции.


Без ложной скромности скажу: я подготовил основу этого законопроекта. Д.Булахов его дорабатывал и согласовывал с депутатами и разными органами власти. В результате у Конституционного суда отняли ряд полномочий. Но закон приняли быстро. Он вступил в силу вместе с Конституцией – 30 марта 1994 г.


Вспоминаю знаковый день в моей судьбе, в марте 1994 года, когда я получил диплом доктора юридических наук и на радостях зашел в Верховный Совет, к Д.П.Булахову.  Тот,  посмотрев мой диплом, предложил включить меня в список претендентов на должность судьи КС. Так моя фамилия оказалась в заветном списке.


Мне «повезло». Не иначе, как с Божьей помощью, я прошел все преграды, которые встали на моем пути, и стал членом (судьей) Конституционного суда в 36 лет. Правда, дальше меня ждала череда разочарований, начиная с трудностей освобождения от военной службы, с переходом на «смешную» зарплату судьи Конституционного суда и кончая знакомством с судьями.


Как оказалось, состав Конституционного суда не был готов к тем испытаниям, которые ему подготовила история. С приходом к власти первого президента спокойная жизнь суда была нарушена, поскольку приходилось раз за разом признавать неконституционность указов президента. Это вызывало ответную реакцию. Конституционный суд превратился в мишень критики и дискриминации. Среди судей стали искать «заговорщиков», которые мешают работать президенту.


К ноябрю 1996 г. суд признал неконституционными 16 указов президента и одно служебное распоряжение от 29 декабря 1995 г., которым органам управления предписывалось не исполнять решения Конституционного суда. В своем послании президенту и парламенту по итогам 1995 года суд оценил состояние конституционной законности в стране как неудовлетворительное, возложив ответственность за это во многом на президента и его администрацию.


Конституционный суд поставил перед Верховным Советом 13-го созыва вопрос о введении уголовной ответственности за неисполнение решений суда. В июне 1996 г. такая ответственность была введена в УК. Правда, решения Конституционного суда по-прежнему не исполнялись.


Перед референдумом 1996 г. по предложению председателя Верховного Совета Республики Беларусь С.Шарецкого Конституционный суд вынес решение о рекомендательном характере голосования по вопросу о принятии поправок в Конституцию 1994 года. Отметка об этом решении была сделана в бюллетене для голосования. Однако, несмотря на эти явные знаки и ответственность за неисполнение решения суда, новая редакция Конституции введена в действие.  В результате Верховный Совет 13-го созыва был досрочно распущен. Печальная судьба ждала и Конституционный суд. Шесть судей подали заявления об отставке, а автор статьи был освобожден от должности с формулировкой «в связи с окончанием срока полномочий судьи».


После референдума 1996 года был сформирован другой Конституционный суд, с иным составом судей и иным статусом. С того времени он продолжает тихое существование, напоминая о себе посланиями о состоянии конституционной законности в стране (с последним из них можно ознакомиться на сайте Naviny.by (https://naviny.by/article/20190325/1553513900-mihail-pastuhov-de-yure-poslanie-kak-mirazh).


В эти наполненные светом дни, вспоминая образование первого состава Конституционного суда, я благодарю Всевышнего за испытания, за уроки мудрости, за прозрение. Теперь я знаю, как возродить Конституционный суд в новых условиях. Я уверен, что он возродится как Христос, распятый на кресте темными силами.


Впереди нас ждет много интересных дел. Это будет время возрождения Беларуси!



27.04.19 19:40