АКТУАЛЬНЫЯ ТЭМЫ:

Кіраўнік амбасады ЗША: Я не сустракала беларуса, гатовага адмовіцца ад незалежнасці

Больш за дзесяць гадоў у амэрыканскай амбасадзе ў Беларусі няма амбасадара. Яго месца займае часовы павераны ў справах ЗША. Ужо крыху больш за год на гэтай пасадзе працуе Джэніфер Мур.

Кіраўнік амбасады ЗША: Я не сустракала беларуса, гатовага адмовіцца ад незалежнасці
У інтэрв'ю TUT.BY яна распавяла пра тое, калі можа прыехаць пасол, ці патаннеюць амерыканскія візы, чаго яна чакае ад выбараў у беларускі парламент і чым, акрамя працы, займаецца.

«В лучшем случае посол приедет в Беларусь весной»

— Как вы себе представляли нашу страну до того, как приехали сюда работать?

— Это очень интересный момент. Недавно исполнилось 20 лет моей службе в Госдепартаменте. Я помню, что, когда пришла работать (а мне тогда было 24 года), нам дали список возможных назначений за рубежом. И я хотела поехать в Минск. Но так сложились обстоятельства, что меня направили в Индонезию. И когда по истечении многих лет у меня появилась возможность работать в Минске уже в качестве временной поверенной в делах США, я очень обрадовалась. Естественно, как дитя эпохи холодной войны, я считала Минск городом-загадкой, terra incognita.

— Были ли какие-то ожидания?

— Мои ожидания совсем не оправдались. Американцы в целом очень мало знают о Беларуси, и до последнего времени ей очень мало уделялось внимания в прессе. Примечательно, что в последнее время интерес растет: появились статьи в The New York Times, The Wall Street Journal, журнал Lonely Planet внес Беларусь в список наиболее интересных туристических направлений в 2019 году.

Не только я, но и все американцы, которые приезжают в Минск, приезжают сюда с какими-то своими стереотипами, и, как правило, в первые 15 минут пребывания здесь они разрушаются. Они видят красивый город, тепло общаются. Они осознают, что здесь немало успешных людей.

Я думаю, что менять представление о Беларуси американцам помогают несколько моментов. Во-первых, то, что американцы сейчас могут приезжать и находиться здесь на протяжении 30 дней без визы. Во-вторых, растет интерес американцев белорусского происхождения к своим корням. Мы страна эмигрантов, и нам очень интересно возвращаться в те места, откуда родом наши деды.

Я заметила, что большое количество подписчиков страницы посольства в Facebook — американцы белорусского происхождения. Многие из них ищут на этой страничке информацию о своей исторической родине. Я лично сопровождала двух таких американцев, которые навещали в Беларуси города и деревни своих предков. Это был трогательный опыт.

— Вы в Беларуси уже год. Что для вас было самым сложным за это время?

— Это был замечательный год. Беларусь отменила ограничения на количество американских дипломатов в стране. Состоялись несколько визитов американских официальных лиц высокого уровня в Минск, и мы продвинулись вперед в наших двусторонних отношениях. При этом у меня была возможность попутешествовать по стране и тепло пообщаться с людьми.

Совсем недавно я участвовала в открытии системы навигации для людей с ослабленным зрением — проекте, осуществленном Центром успешного человека при поддержке программы малых грантов посольства США. Этот проект работает в Минске, Бресте, Гомеле и Витебске. В Минске благодаря нему студенты колледжа электроники с ослабленным зрением имеют возможность свободно передвигаться и учиться.

Также я недавно была в Бресте на праздновании 1000-летней годовщины города и там общалась с партнерами Агентства США по международному развитию — с женщинами, которые организовали горячую линию по вопросам безопасного трудоустройства и пребывания за границей. Побывала на открытии первого в Бресте ресторана McDonald’s. Это было мне интересно по двум причинам. 

Во-первых, я увидела общее в семейных традициях Беларуси и США. Помню, как в детстве мы очень любили всей семьей ходить в McDonald’s после футбольных матчей или других семейных мероприятий, и я то же самое увидела в Бресте. И во-вторых, каждый новый ресторан McDonald’s — это два-три миллиона иностранных инвестиций в экономику города, где он открывается, и новые рабочие места. 

При этом с открытия своего первого ресторана в Беларуси McDonald’s потратил около двух миллионов долларов на благотворительные цели. Как я люблю говорить, американские компании становятся очень хорошими соседями.

Вы спросили о том, что было для меня самым сложным в течение этого года? Первое, чего не удалось добиться, — это увеличить рост американских инвестиций в Беларусь. 

Как заявляли господин Болтон и господин Хэйл (бывший советник по нацбезопасности США Джон Болтон и заместитель госсекретаря США Дэвид Хэйл. — Прим. TUT.BY), для Америки очень важны суверенитет и независимость Беларуси. А политическая независимость всегда связана с экономической. И добиться ее можно благодаря привлечению частных инвестиций из-за рубежа.

Если говорить о том, почему больше американских инвестиций не приходит в Беларусь, то первая причина — санкции. Хотя они и не направлены против частных компаний, но когда американские компании рассматривают возможности для инвестирования за рубежом и знают о существовании санкций в отношении Беларуси, это часто становится моральной преградой и фактором, влияющим на их решение.

Есть и вторая причина — необходимость равных условий для всех игроков на экономическом рынке. В Беларуси есть прекрасный пример Парка высоких технологий, где правительство приняло четкие, понятные, прозрачные правила, которые выгодны для всех участников рынка. И мы видим рост в этой сфере. 

Но Парк высоких технологий остается маленьким островком, где правительство приняло прогрессивные меры регулирования в экономике. Такого рода подходов и экспериментов должно быть больше, и они должны быть и в других сферах экономики.

— Вы упомянули господина Хэйла, и я бы хотела вернуться к его визиту. Во время него и стало известно, что Минск и Вашингтон возвращают послов, которых у нас не было с 2008 года. Есть ли предположения, когда может приехать посол и кто им может быть?

— Я очень рада, что господин Хэйл объявил о том, что мы обменяемся послами. Еще только приступая к работе в Беларуси, я говорила вашим коллегам, что надеюсь стать последней поверенной в делах США и что вместо меня приедет посол. И сегодня, спустя год, я уже уверена, что так и будет.

Что касается сроков, то все зависит от того, как сработает бюрократическая машина в Вашингтоне. Белый дом номинирует послов, затем их должен утвердить конгресс. Это может занять абсолютно разный промежуток времени. Самое меньшее — один месяц. И тогда в лучшем случае новый посол — она или он — приедет в Беларусь весной. Но это самый оптимистичный прогноз, возможно, все займет больше времени.

— Как вам кажется, что конкретно может измениться в отношениях США и Беларуси после того, как дипмиссия будет работать в полном составе?

— Самое главное, что наши двусторонние отношения расширятся. Из-за того, что у нас неполный штат (в посольстве только десять американцев), я, например, не могу часто ездить по другим городам Беларуси и мы не можем расширить наше сотрудничество на другие сферы. Программы, которые проводят Агентство США по международному развитию и отдел культуры, информации и образования посольства, идут в усеченном варианте, потому что не хватает людей, которые бы ими занимались.

Я надеюсь, что, когда приедет посол и количество сотрудников вырастет (а я думаю, что оно вырастет как минимум в два раза), расширятся и наши возможности.

«Наши двусторонние отношения не зависят от отношений США с Россией»

— Что может измениться во взаимоотношениях Беларуси и США, учитывая нынешний процесс белорусско-российской интеграции?

— Мы понимаем, что у Беларуси очень тесные политические, экономические и исторические связи с Россией. Как сказал господин Хэйл, мы не заставляем Беларусь выбирать между Западом и Востоком или разрывать эти связи. 

При этом США — сторонник независимости, суверенитета и территориальной целостности Беларуси, как и всех остальных постсоветских республик. В 1991 году (когда распался Советский Союз. — Прим. TUT.BY) США были одной из первых стран, которая признала белорусскую независимость. Наши двусторонние отношения не зависят от отношений США с Россией или Беларуси с Россией.

Нынешний этап в наших отношениях начался после решения правительства Беларуси об освобождении политических заключенных в 2015 году. И мы считаем, что у белорусского народа есть право выбирать свой путь и свою судьбу. 

Я с радостью во время поездок по Беларуси смотрю на то, как среди белорусов растет самосознание, как они гордятся тем, что они белорусы, гордятся своей историей и своим языком. Что касается наших двусторонних отношений, то еще хватает тем для обсуждения. Это и тема безопасности границ, и права человека, и вопросы демократии.

— Как вы оцениваете политику Кремля относительно Минска и не видите ли угрозы белорусскому суверенитету?

— Я не вижу угрозы для белорусского суверенитета, потому что еще ни разу не встречала белоруса, который был бы готов отказаться от независимости.

— Насколько известно, планируется расширить военный контингент США в Польше. Вы не опасаетесь, что после этого Россия может каким-то образом надавить на Беларусь, чтобы разместить здесь свои войска?

— Увеличение американского контингента в Польше носит оборонительный характер и не ставит целью кого-то спровоцировать. Это нужно для того, чтобы заверить наших союзников по НАТО, что мы придерживаемся пятой статьи Североатлантического договора. Более того, расширение военного контингента в Польше не представляет никакой угрозы для Беларуси, и я надеюсь, что Россия также не расценит это как угрозу.

США приветствуют готовность Беларуси к сотрудничеству по теме вооружений, соблюдения Венского договора об обычных вооруженных силах в Европе. Я надеюсь, что присутствие в посольстве военного атташе, постоянно проживающего в Минске, позволит расширить диалог между нашими военными. И речь в том числе идет о сотрудничестве в вопросах правоохранительной сферы. 

В этом году управление по борьбе с наркотиками США подписало меморандум о взаимопонимании с пятью белорусскими госорганами, ранее подобный меморандум подписало ФБР. Идет многостороннее сотрудничество в борьбе с терроризмом и с торговлей наркотиками…

«Хотелось бы увидеть большее количество независимых голосов в белорусском парламенте»

— Недавно в Беларусь приезжал Джон Болтон, который в тот момент был советником по нацбезопасности США. Какой из сторон был инициирован этот визит?

— Конечным пунктом поездки гоподина Болтона была Варшава, где он должен был принять участие в мероприятиях, посвященных юбилею начала Второй мировой войны. В этих мероприятиях также должен был участвовать и президент Трамп, но он отменил поездку из-за стихийного бедствия в США. Господин Болтон хотел во время этой поездки лучше изучить регион, и поэтому в программу поездки были включены Украина, Беларусь и Молдова.

— Можно ли расценить эту американскую инициативу как ответ Москве на ее желание еще более глубоко интегрироваться с Минском?

— Нет.

— Будут ли продолжаться подобные визиты высокого уровня в Беларусь и, может быть, вы знаете, кто приедет следующим?

— Я думаю, что такие визиты продолжатся, потому что есть высокий интерес к двусторонним американо-белорусским отношениям. Я рассчитываю, что будет больше приезжать конгрессменов, торговых делегаций. При этом важно не забывать о расширении контактов между обычными людьми — американцами и белорусами. Например, к нам приезжают представители организаций из Детройта, штат Мичиган, которые принимали у себя участников программы обмена Агентства США по международному развитию. У них сложились очень хорошие отношения с белорусами, и они захотели увидеть страну, граждане которой у них гостили.

— В этом году белорусские власти отказали в проведении Дня Воли в центре Минска. Активистов, которые туда пришли, несмотря на запрет, задерживали. Я правильно понимаю, что из-за таких ситуаций послаблений в плане санкций со стороны США не будет?

— Изначально санкции ввели в 2006 году на основании Акта о демократии в Беларуси. Мы приостановили и смягчили санкции в 2015 году после освобождения политических заключенных, а в прошлом году в ответ на мирное и успешное проведение Дня Воли продлили срок приостановки санкций с шести месяцев до двенадцати.

Мы увидели определенный прогресс в сфере прав человека и в аспекте открытости правительства для гражданского общества. Но, как сказал господин Хэйл во время своего визита в Минск, еще остались вопросы, обозначенные в Акте о демократии в Беларуси, по которым правительству вашей страны предстоит работать, и предстоящие парламентские и президентские выборы дают Беларуси возможность продемонстрировать еще больший прогресс по проблемным вопросам Акта демократии.

Мы будем очень пристально следить за предстоящими в ноябре выборами, и если прогресс будет, то готовы обсуждать дальнейшее смягчение санкций.

К сожалению, рекомендации ОБСЕ по итогам предыдущих выборов по изменению законодательства не были приняты во внимание. Но даже при текущем законодательстве есть шанс провести выборы честно и прозрачно. 

Это касается и свободы предвыборной агитации, и доступа к прессе для всех кандидатов. Безусловно, по итогам выборов хотелось бы увидеть большее количество независимых голосов в парламенте.

«22 тысячи заявлений с начала выдачи виз всех типов в 2018 году»

— С прошлого года ваш консульский отдел выдает все типы виз. Хотя до этого на протяжении 10 лет за визами белорусы ездили и в Москву, и в Варшаву… Сколько виз выдало ваше консульство с прошлого года?

— Я считаю расширение возможностей по оказанию визовых услуг в Минске одним из самых важных шагов в улучшении наших двусторонних отношений. С того времени мы рассмотрели 22 400 визовых заявлений. Абсолютное большинство из них было одобрено. Думаю, что когда количество наших сотрудников увеличится, мы сможем принимать и большее количество заявок.

— Вы говорите, что большинство заявителей получают визу, но какой процент отказов?

— Публично мы эти цифры не озвучиваем.

— Какие ошибки чаще всего делают белорусы при заполнении анкеты?

— Думаю, основная задача заявителей быть открытыми и честными перед консулом. Очень легко начать волноваться во время визового интервью. Я это сама ощутила, когда впервые подавалась на визу в Бразилию. Я удивилась, насколько была взволнована, хотя много раз была на таких интервью, хотя и на стороне рассмотрителя. Некоторые люди склонны под воздействием волнения что-то недоговаривать или додумывать. Я призываю всех быть честными и рассказывать обо всем во время интервью открыто. Это поможет получить визу.

— Визовый сбор за американскую туристическую визу сегодня 160 долларов. Есть ли надежда, что американские визы подешевеют?

— Визовые сборы и сроки действия виз основываются на принципе взаимности. Например, если страна ограничивает срок действия своей визы для граждан США тремя месяцами, то и США будут выдавать гражданам этой страны визы такого же срока действия.

160 долларов — это базовый тариф сбора за туристическую визу США. Он устанавливается законом и не может быть ниже. (Визовый сбор за годовую белорусскую визу для американцев составляет 70 долларов, если документы рассматривают в течение пяти рабочих дней, и 140 долларов, если документы рассматривают один-два рабочих дня. — Прим. TUT.BY).

«Мой рабочий день длится гораздо дольше положенного. Но это по любви»

— Могли бы вы рассказать о семье, в которой выросли?

— Мой отец служил в Военно-воздушных силах США, именно поэтому я в детстве жила и в Италии, и в Западной Германии. От отца — тяга к переездам и приключениям. Любознательность — это еще и мамина черта, она была школьным учителем искусства. Мой родной город — Атланта, штат Джорджия. Там я ходила и в детский сад, и в школу и изучала международные отношения в университете.

Мои родители приезжали ко мне во все те страны, где мне приходилось работать, кроме Ирака. И две недели назад, одновременно с визитом господина Хэйла, они приезжали в Минск, и им здесь очень понравилось. 

Хотя сначала я повезла их посмотреть ГУМ, который, возможно, не всегда славится своим уровнем обслуживания. И они сказали: «Это не та Беларусь, о которой ты нам рассказывала». Но после того как мы пошли прогуляться по паркам и пообщались с людьми, их впечатление изменилось.

Семья мужа моей тети родом из Пинска, они приедут этой весной, и я поеду туда вместе с ними, потому что мне хочется быть рядом, когда они прикоснутся к семейной истории.

— Вы единственный ребенок в семье?

— Нет, у меня есть сестра. Она на 11 лет младше меня. Мы очень разные. Я люблю путешествовать по миру, мне тяжело оставаться долго на одном месте, а моя сестра, у которой двое прекрасных детей, давно обосновалась в Бруклине в Нью-Йорке и не хочет никуда оттуда уезжать.

— В штате Джорджия, откуда вы родом, изобрели Coca-Cola. Ее вкус в Беларуси отличается от американского?

— Я училась в Атланте, а одна из главных достопримечательностей этого города — музей Coca-Cola. В музее есть зал, где можно попробовать Coca-Cola из разных стран. Когда мы были бедными студентами, то сидели там часами.

Я не отличу белорусскую Coca-Cola от американской. Компания Coca-Cola в Америке и Беларуси — одна и та же. Я училась в технологическом институте штата Джорджия, и мы говорили, что он находится в тени штаб-квартиры Coca-Cola. В буквальном смысле — тень от штаб-квартиры падала на территорию университета. Многие здания в Атланте носят имя основателя компании Вудрофа. Мое общежитие на территории кампуса названо в его честь.

Для любой дочери или сына Атланты есть несколько очень важных вещей: Coca-Cola, книга «Унесенные ветром» и авиакомпания Delta Air Lines. И Delta Air Lines — единственный из этих пунктов, которого пока нет в Беларуси.

— Есть мнение об американцах, что они трудоголики. Считает ли вы себя трудоголиком?

— Я думаю, что американцы — энтузиасты. Они страстно относятся к своей работе, и, возможно, это выглядит как трудоголизм. Что касается меня, то мой рабочий день длится гораздо дольше положенного, впрочем, как и у других моих коллег. Но это происходит потому, что мы любим свою работу, она нам интересна, и мы сейчас находимся на очень интересном этапе американо-белорусских отношений. И это именно то, что заставляет нас работать еще больше. Но это все по любви.

— А в свободное время чем вы здесь занимаетесь?

— Я немного интроверт, и поэтому люблю гулять по городу и наблюдать за людьми. Хожу в музеи, например в Национальный художественный музей, мне очень нравится, что там есть примеры традиционного и современного искусства. Но я бы хотела иметь больше свободного времени на все это.

Возможно, то, что я говорю, что люблю наблюдать за людьми, звучит странно, но мы, дипломаты, очень много времени отдаем общению с людьми, поэтому наблюдать за ними — это как для кого-то смотреть телевизор.

— Что бы вы отметили в белорусах в результате таких наблюдений?

— Душевность и теплоту.

— А что делает вас счастливой?

— Ощущение того, что я делаю то, что имеет значение, что впереди новые возможности, приключения и путешествия.

16:50 03/10/2019


Загрузка...
Загрузка...