АКТУАЛЬНЫЯ ТЭМЫ: Закон аб адтэрміноўках Выбары-2019 Змяненне Канстытуцыі Курапаты Беларусь-Расія Забойства Паўла Шарамета

Алег Гулак: Мы не ведаем пра маштабы маніпуляцый

"Беларускі партызан" папрасіў старшыню Беларускага Хельсінкскага камітэта Алега Гулака пракаментаваць некаторыя моманты рэзананснай нарады Аляксандра Лукашэнкі па пытанні якасці працы праваахоўных органаў.

Алег Гулак: Мы не ведаем пра маштабы маніпуляцый
– Олег, на вчерашнем совещании речь шла о довольно страшных вещах. На ваш взгляд, будут ли наказаны те, кто фальсифицировал доказательства по уголовным делам? Услышит ли публика про эти истории? Будут ли пересмотрены приговоры по делам, где обнаружены фальсифицированные доказательства?

– Мне кажется страшным то, что президент говорил о фактах, но мы о них ничего не слышали. И, судя по тому, как он рассказывал, это не судебная практика, не дела, по которым вынесены приговоры и которым дан законный ход. Значит, все это происходит до сих пор. И они это видят.

– А те, кто совершает подобные преступления, по-прежнему на своих должностях.

– Да. Идет фальсификация доказательств, но никого за это не привлекли. Эти доказательства не были надлежащим образом оценены судами. Люди должны быть оправданы по таким делам, а в отношении тех, кто допустил фальсификацию, надо автоматически запускать уголовный процесс. Но поскольку нам об этом не говорят, очевидно, этого не было сделано.

– И вчера, кстати, никто не дал команду надеть наручники на тех, кто занимался фальсификацией доказательств.

– Это то, что должна делать система, а не президент. И если кто-то из контролеров видит эти нарушения, они должны сразу эту систему запускать, а не докладывать президенту и ждать, пока он даст соответствующую команду.

– А почему эта система не работает? Ведь прокуратуру наверняка заваливают жалобами, где пишут, в том числе, и про притянутые за уши доказательства.

– На мой взгляд, президент должен был сказать: мне доложили о таких вопиющих фактах, почему по ним не было своевременной реакции соответствующих органов? Почему не были приняты соответствующие меры? 

Здесь не нужно принимать специальный закон. Просто у нас система выстроена таким образом, что указания на этот счет может давать только президент. 

Да, на этом совещании говорилось много правильных слов. Но вопрос в том, почему до сих пор система нормально не работает.

– Меня удивили слова председателя Верховного суда Беларуси Валентина Сукало о давлении на судей. Почему сразу такие факты не предаются огласке? Мне кажется, публичность в подобных вопросах – самая эффективная мера. Нужно моментально реагировать!

– Почему Сукало впервые об этом заговорил? Ведь процесс по делу главного инженера МЗКТ шел несколько лет. Но даже если бы это было и месяц назад...

– И это лишь один п колько было других громких дел и приговоров! Не исключено, что судьям тоже выкручивали руки.

– Страшно, что выстроенная система не имеет внутренних механизмов самоочищения и саморегуляции. И об этом никто не говорит. Всё пытаются исправлять в ручном режиме. Но это неправильно. 

Система должна работать автоматически, должны быть отлаженные внутренние механизмы, которые позволяют не допустить подобных ситуаций. Ясное дело, проблемы будут всегда, люди ошибаются. Но система должна работать!

– Как думаете, после этого совещания что-то глобально изменится?

– Я пока не вижу установок на это.

– Почти десять лет назад на всю страну гремело дело следователя генпрокуратуры Светланы Байковой, которую обвинили в превышении служебных полномочий. После этого, если не ошибаюсь, показательных процессов в отношении следователей не было...

– Были процессы в отношении разных сотрудников милиции, которых обвиняли в злоупотреблении властью и превышении служебных полномочий. Но они, как правило, всегда закрытые и детальную информацию о них получить невозможно.

Руководители правоохранительной и судебной систем – это так называемый кадровый реестр главы государства. Это значит, что уголовное дело в отношении этих лиц может быть возбуждено только с санкции главы государства. И это тоже один из элементов, почему система не может нормально работать сама по себе.

На совещании у Лукашенко звучали правильные вещи. Например, о том, что система показателей для следователей провоцирует работу для галочки. Но об этом говорится уже 20 лет! И вот попробуйте узнать показатели, по которым оценивается работа следствия, прокурора, судьи, милиционера. Тайна за семью печатями, служебная информация, почти госсекрет! 

Но если это так важно, давайте эти показатели обсудим и сделаем прозрачными. И это будет лекарство от того, что сегодня происходит.

– В соцсетях пишут: мол, все было прогнозируемо еще тогда, когда всех повально гнали откатывать пальчики. И сегодня по-прежнему нет уверенности в том, что отпечатки из базы данных не будут использоваться в качестве фальсифицированных доказательств по уголовным делам...

– Принудительная дактилоскопия – это еще и вмешательство в личную свободу каждого человека. Но если мы говорим про возможность манипуляций с доказательствами, то вообще большой вопрос со всеми средствами технической фиксации, начиная от камер слежения. 

Вся информация, что собирается о человеке во всех базах данных, может быть использована против него. Но мы не знаем о масштабах этих манипуляций и их механизмах. Потому что это был секретный доклад президенту.

– А можно ли этот секретный доклад рассматривать как противостояние между спецслужбами, – КГБ, МВД, Следственным комитетом?

– Мне кажется, у нас для этого столько спецслужб и существует, чтобы они не дружили между собой. Это к вопросу сдержек и противовесов, которые должны быть. Но другой вопрос, почему возникают секретные доклады. И должны ли они такими быть. 

Если КГБ или любой другой орган, наделенный правом оперативной деятельности и возбуждения уголовного дела, выявил проблему, он должен не докладывать об этом президенту и ждать его отмашки, а возбуждать дело, запускать все законные процедуры. 

Ненормально, когда делаются такие секретные доклады президенту, и он лично решает, чему давать ход, а чему – нет.

– Меня удивил еще один момент. На совещании речь шла о вещах, от которых холодок по коже. Но говорилось об этом как-то так буднично, без эмоционального градуса, как будто это все в порядке вещей и сто лет происходит, и к этому уже все привыкли. Вам так не показалось?

– Мы понимаем, что сейчас был просто триумф одних спецслужб над другими. И кто-то кого-то победил.

– А людям что от этого? В том числе и тем, в отношении которых были фальсифицированы доказательства?

– Мы имеем ситуацию, когда одни спецслужбы добежали первыми до президента и дали ему свое видение на ситуацию. И он оперировал их данными и их выводами. Но через какое-то время, не исключено, мы увидим обратный процесс. И другой доклад. 

Но и первое, и второе – не нормально. Это, как в той поговорке: паны дерутся, а у мужиков лбы трещат. Это все не про законность.

Я уже не говорю о том, что президент дает указания о том, как расследовать преступления, какие доказательства собирать... И что, сейчас все на основе его рекомендаций начнут по-другому формулировать доказательства? Ну это же бред! 

Лучше уж пусть ничего не меняется, чем все побегут выполнять такие указания...

– Как думаете, стоит ли ждать каких-то отставок на ключевых должностях, например, в том же Следственном комитете, МВД?

– Конечно, просятся эти отставки. Но в данном случае я не сторонник таких прогнозов...Кстати, сейчас идет дискуссия по поводу справедливости, о которой в последнее время много начали говорить на подобных совещаниях с участием главы государства. 

Мол, мало одной законности, нужно действовать по справедливости. Уже статьи научные появляются по этому поводу, их обсуждают. Безусловно, есть право на справедливый суд. Есть справедливость как максимальный уровень разумной законности. 

Суды могут действительно выносить решения не только исходя из буквы, но и духа закона. И из этого складывается справедливость как высшая законность. Но то, как это звучит в том числе из уст президента... 

Справедливость как повод не выполнять закон, как повод что-то из закона опустить... 

Запущены очень сложные процессы, но при этом речь не идет про судебную реформу, про какую-то проблему в правоприменении... На мой взгляд, это опасные вещи. Я буду рад ошибиться, если это не так...

Мне кажется, нужно не изобретать велосипед, а идти по пути повышения законности. Потому что когда президент озвучивает подобные проблемы, то напрашивается логичный вывод: только благодаря его контролю мы еще не скатились в пропасть. 

Это говорит о том, что ни о какой самостоятельности, ни о каком построении независимой судебно-правовой системы речь не идет. А ручное управление приведет только к усугублению проблем. 

Нужно создать такую систему, которая работала бы автоматически, а не тогда, когда президенту кто-то принесет секретный доклад.


15:08 21/08/2019


Загрузка...
Загрузка...