АКТУАЛЬНЫЯ ТЭМЫ:

Кастусёў: Гарантаваць Лукашэнка недатыкальнасць не магу

«Мы гатовыя пачаць з беларускімі ўладамі перамовы. Менавіта перамовы - мы не ўжывалі слова «дыялог».


Кастусёў: Гарантаваць Лукашэнка недатыкальнасць не магу
Если они выполнят два предусловия переговоров: освобождение всех политических заключенных и расследование всех фактов насилия, особенно по фактам гибели людей». Председателем Партии БНФ избран Григорий Костусев, четыре его заместителя: Юрась Меляшкевич, Алексей Янукевич, Вадим Саранчуков и Змитер Салошкин. В новый состав Сойма вошел 51 человек. Новое руководство Партии БНФ одновременно возглавило и общественное объединение БНФ «Адраджэньне». Григорий Костусев поделился с «Белорусским партизаном» своим сценарием выхода из политического кризиса.

- Как вы оцениваете нынешнюю политическую ситуацию в стране?

- В Беларуси сложился политический кризис, в котором пока не видно перспектив разрешения. 

- Какие главные задачи стоят перед БНФ в условиях затяжного политического кризиса?

- О целях и задачах Партии БНФ лучше всего говорят постановления, принятые съездом. Беларусь – европейская нация, о принципах БНФ взаимоотношений с другими политическими силами демократической оппозиции, позиция БНФ по вопросам конституционного строительства, экономическая и стратегическая необоснованность БелАЭС. Два знаковых заявления съезд принял до отчета руководства: требуем безусловного освобождения всех политзаключенных и прекращение политических репрессий. И еще одно заявление, которое рассматривалось среди первых – белорусский язык гарантии безопасности и независимости государства. Позиция Партии БНФ по языковому вопросу остается неизменной. 2019 год мы объявили годом белорусского языка, сделали это сознательно именно накануне переписи населения, и, как видим, это дало результат: белорусский язык назвали родным более половины населения страны – больше, чем по итогам предыдущей переписи. И нас это очень радует. Естественно, мы не обошли стороной еще одну круглую дату: столетие Слуцкого збройного чына. 27 ноября 1920 года начался Слуцкий збройны чын, наши предки выступили за свое государство, за Белорусскую Народную Республику.

- Каким вам представляется выход из политического кризиса?

- Власти наконец должны понять: без переговорного процесса с гражданским обществом, с политическим обществом Беларуси выхода из кризиса не будет. Но с нашей стороны есть требования: переговоры могут начаться только после освобождения всех политзаключенных, после начала расследования насилия над людьми (в соответствии с заявлениями, поданными пострадавшими в следственные органы). Если белорусские власти готовы и выполнят два эти условия, мы готовы начать с ними переговоры. Именно переговоры – мы не употребляем слово «диалог». Два предусловия 
переговоров: освобождение всех политических заключенных и расследование всех фактов насилия, особенно по фактам гибели людей.

 - Но идею «диалога» продвигает только недавний политзаключенный Юрий Воскресенский, а власть в качестве главного переговорщика с народом делегирует ОМОН.

- Понятно, что начало расследования по фактам насилия означает безусловное прекращение дальнейшего насилия на улицах. Граждане Беларуси должны получить права на свободу мирных шествий, на свободу слова – все это прописано в Конституции. В Беларуси должна соблюдаться Конституция, а белорусские власти пытаются заболтать процесс, навязывая обществу разработку новой Конституции. Нас это никаким образом не затрагивает: если не работает нынешняя Конституция, то нет никаких гарантий, что заработает новая. Белорусское государство содержит силовые структуры, которые обязаны защищать народ от преступлений, а не совершали над ним преступления. У нас Конституция поставлена с ног на голову.

- Как вам кажется, кто должен выступать сторонами переговоров? Каков предмет переговоров?

- Сторону власти должны представлять чиновники, способные гарантировать выполнение наших требований. И которые способны выполнить наши требования. Если на переговоры делегируют чиновников, которые не могут принимать решения, а способны лишь фиксировать наши требования, - нам эти чиновники будут не интересны. Решения должны приниматься и выполняться, тогда возможны встречные шаги. Пока нет положительных движений со стороны власти, о каких переговорах можно говорить? Кто такой для нас «переговорщик» Воскресенский? Я видел его заявления с многократными повторами «мы предлагаем». Знаете, в свое время царь Николай второй: мы, Николай второй... То же я услышал и в фразе Воскресенского «мы предлагаем»: царь Воскресенский предлагает... Не знаю, кого он подразумевает под местоимением «мы», я слышу только «ты». А он для меня не представляет никакого интереса, не представляет никакую структуру; если он представитель Бабарико, тогда пусть хоть Бабарико подтвердит, что он представляет его интересы. Пока что Воскресенский (политиком его не хочу называть) человек-одиночка. Существуют два предусловия переговоров: освобождение политзаключенных и расследование фактов насилия. А уже потом, после выполнения предусловий, можно начать переговорный процесс по реформированию политической системы, по реформированию Конституции или даже по возвращению к Конституции 1994 года (для нас это более приемлемый вариант). Но здесь придется искать компромиссы; как сказал один мой друг, уменя хотелок очень много, и у меня, как у председателя Партии БНФ. Тоже много хотелок. Но свои хотелки мы должны соизмерять с возможностями их реализации.

- Есть ли в реформированной политической системе место для Лукашенко?

- Обещать Лукашенко неприкосновенность я не могу, в отличие от Канопацкой. Я всегда стою на позиции, что в стране должен работать закон; какую бы должность гражданин ни занимал – то ли президент, то ли дворник, то ли доярка, то ли инженер – любой гражданин страны равен перед законом.
К сожалению, в нашей стране происходит обратное: одни пишут законы для других. Я знаю многих людей, которые сидят в тюрьме за мешок картошки или литр молока, условно говоря, а воры, присвоившие миллионы долларов, отсидели год-полтора – и получили амнистию. Я разговаривал с одним таким человеком (фамилию называть не буду), который сказал: ладно, год я отсидел, половину украденного я вернул. Но ведь половина осталась у меня! Пока законы не заработают для всех одинаково, в Беларуси останется система, по которой одни пишут законы для других. Именно это и вызвало политический кризис, который, к сожалению, повлек за собой и экономический кризис, который мы пока остро не ощутили. Но очень скоро белорусы прочувствуют и экономический кризис: обвал белорусского рубля, падение уровня жизни, обвал ВВП. К сожалению, как результат – массы трудоспособного населения устремятся за пределы Беларуси в поисках работы, а в стране останутся люди, которые нуждаются в поддержке государства: пенсионеры, инвалиды, дети. Для бюджета страны их содержание станет неподъемной нагрузкой, что вызовет и социальный кризис.

- Уход Лукашенко позволит выйти из кризиса?

- Самый лучший выход для страны – уход Лукашенко с должности президента, которую он сейчас занимает незаконно. Но тут возникает ряд вопросов. Рассматривая вопрос об уходе Лукашенко, мы задаемся вопросом: кто придет после него? Если после него к власти придут представители пророссийских сил, которые активизировались в Беларуси, мы становимся перед угрозой получить чисто прокремлевского кандидата в президенты, который продолжит интеграцию с Российской Федерацией и завершит это инкорпорацией Беларуси в состав РФ. Для примера я могу зачитать несколько цитат: «Беларусь как самостоятельная страна все равно проиграет – либо в политической сфере, либо в экономической. Как она может выиграть? Я не вижу перспектив, а люди выиграют однозначно.С позиции обыкновенного человека, любая история, объединяющая жизнь с точки зрения переездов, единых норм и правил, использования инфраструктуры и так далее, однозначно за. И что необходимо понимать? Мне кажется, став частью России, большинство их них скажет радостно: да! Скажет, поверьте!» Чьи это слова?
- Бабарико.
- Правильно. Не хочу сейчас критиковать этого человека, потому что он находится в тюрьме – несолидно. Но такие высказывания меня очень и очень беспокоят. Поэтому для нас очень важно: кто придет на место Александра Лукашенко? С какими полномочиями этот человек придет к власти? Если придет с нынешними полномочиями президента, то такая угроза вырастает еще больше.
Если нам удастся начать переговорный процесс, то мы должны задуматься: а кто после Лукашенко? Каким образом – через открытые выборы или через выборы Верховного Совета? Или это будет временный президент, который проведет честные выборы? Очень и очень много вопросов. Единственный вопрос, который не подлежит обсуждению, - необходимость сохранения суверенитета и независимости Беларуси. То, о чем говорил Бабарико, для нас однозначно неприемлемо, а для меня, кто полжизни положил за суверенитет и независимость страны, - смерти подобно. 

- На новых выборах Партия БНФ готова выставить своего кандидата в президенты?

- Если мы увидим перспективу настоящих выборов, без фальсификаций, без подтасовок при подсчете голосов, то однозначно будет рассматривать возможность участвовать в президентских выборах либо самостоятельно, либо в коалиции с близкими по взглядам политическими силами. Решение придется принимать исходя из конкретной ситуации, которая сложится в стране. А возможно, нам придется формировать партизанские отряды, чтобы противостоять угрозе с востока. Возможно и такое.



14:35 08/11/2020