АКТУАЛЬНЫЯ ТЭМЫ: Забруджаная нафта Харчовыя войны Курапаты Беларусь-Расія Выбары-2019 Забойства Паўла Шарамета

Відавочнае і неверагоднае: адзін супраць усіх у пагонах

Гэтая гісторыя цягнецца ўжо шосты год, у яе ёсць пачатак, але няма канца ...

Відавочнае і неверагоднае: адзін супраць усіх у пагонах
Днём 19 ліпеня 2013 года на аўтамабільнай стаянцы на трасе М5 (Мінск-Гомель) каля Жлобіна загінуў 25-гадовы дальнабойнік Андрэй Скрыпнік. З тых часоў яго бацька віцяблянін Аляксандр Скрыпник не можа здабыць супакой, ён не па разу ўжо прайшоў усе колы сістэмы ў пошуках правасуддзя. Аднак беларускае правасуддзе аказалася падобна заржавеў механізму: пакуль яго не таўкнешь - круціцца не будзе ...

Самае жудаснае ў гэтай гісторыі тое, што знявечанае цела хлопца чацвёра сутак знаходзілася ў жлобінскім моргу, але ні адно афіцыйная асоба не пажадала паведаміць бацькам, што іх сына больш няма.

О гибели Андрея мы узнали 23 июля случайно, -- рассказывает Александр Николаевич. --  Жена вышла в Интернет, прочитала в новостях. Позвонили в Жлобин, да, говорят, лежит в морге. Я до сих пор не понимаю, как такое могло быть! Следователь на месте ДТП работал несколько часов, у него была вся информация и возможности: мобильный телефон, документы сына, адрес проживания. 

Но, оказывается, у следователей нет такой обязанности – сообщать родственникам. О несчастных случаях на производстве должен сообщать наниматель. Позже я узнал, что 20 июля директор гомельского ЧТУП «Плауэн-Транс» Сергей Кононович приезжает в Жлобин, узнает, что мой сын в морге, разворачивается и уезжает. Он работодатель, сын работал у него официально, но директор не счел нужным нас уведомить».

Возможно, именно это странное поведение руководителя стало основанием для проведения отцом собственного расследования. В официальную версию, что парень погиб «по собственной неосторожности», Скрыпник не поверил и не верит до сих пор. А когда в его руках оказалась видеозапись с камеры наблюдения, зафиксировавшей последние мгновения жизни сына, то его сомнения только укрепились. 

Андрей Скрыпник

Все случилось в час дня. На записи видно, что водитель выполнял некий ремонт фуры Renault Magnum, на которой ехал в Минск загружаться отходами пластмассы, чтобы потом отправиться в Брянскую область. Он поднял кабину, и машина начала самопроизвольное движение. Андрей пытался остановить фуру, но она, набирая скорость, врезалась в стоящий на пути рефрижератор. Молодой человек оказался зажат между двумя большегрузами и умер до приезда скорой.

Правда, главная версия отца о том, что машина вышла в рейс технически неисправной по вине работодателя -- директора ЧТУП «Плауэн-Транс» Сергея Кононовича, который и несет ответственность за состояние автомобиля, из-за экономии не содержавшего в штате не только автомеханика, но и автослесаря, официального подтверждения не получила. 

Скрыпник был уверен, что собственник незаконно переоборудовал Renault Magnum: на старое шасси была установлена новая кабина от другой модели, что и могло привести к трагедии. Однако официально эту версию никто не проверял. Во всех инстанциях отца футболили отписками. 

Многочисленные проверки следователей Жлобинского РОСК завершались отказами в возбуждении уголовного дела. По их выводам, молодой водитель погиб по собственной неосторожности, потому как проигнорировал требования техники безопасности при ремонте автомобиля. Всего следователи вынесли 7 таких постановлений. 

Скрыпник руки не опустил и в итоге добился возбуждения уголовного дела по ч.2 ст.306 УК («по факту нарушения правил охраны труда должностным лицом, ответственным за их соблюдение (нарушение правил охраны труда, повлекшее по неосторожности смерть человека)»). Однако следователи УСК по Гомельской области дважды дело прекращали «за отсутствием в действиях Кононовича С.Н. состава преступления».
В конце 2017 года Скрыпник совершил очередной круг хождения по кабинетам и сумел убедить Генпрокуратуру в том, что следователи СК были, мягко говоря, неправы. В результате по инициативе Генпрокуратуры уголовное дело возобновили и направили его прокурору Гомельской области для организации производства предварительного следствия - редкий случай - прокурорским работником. Кононовичу предъявили обвинение. 

Следствие пришло к выводу, что он «допустил 19 июля 2013г. к выполнению работы водителя автомобиля Скрыпника А.А., принятого на работу в ЧТУП водителем на основании приказа директора от 26.09.2012г., не прошедшего проверку знаний по вопросам охраны труда… Своими действиями Кононович совершил нарушение правил охраны труда должностным лицом, ответственным за их соблюдение (нарушение правил охраны труда), повлекшее по неосторожности смерть человека, то есть преступление, предусмотренное ст.306 ч.2 УК РБ».

До суда дело довела прокуратура Жлобинского района. Приговор был вынесен 8 июня 2018 года судом Жлобинского района, который Кононовича оправдал. Вторая судебная инстанция решение райсуда подержала и отказала в удовлетворении апелляционных жалоб потерпевшего, его адвоката и протеста прокуратуры.

Обвиняемый, к слову, вину не признал, а свою защиту строил на том, что Андрей Скрыпник 20 мая 2013 года в Гомеле прошел проверку знаний по охране труда: тянул билет, отвечал на вопросы, о чем есть соответствующий протокол комиссии и его собственноручная подпись. В ходе следствия и судебного процесса кроме Кононовича еще четыре человека это подтвердили: отец директора, инспектор по охране труда и два водителя.

Однако, вот парадокс, в приговоре райсуда эти показания опровергаются: 

«Суд пришел к выводу о том, что 20 мая 2013 года проверка знаний работников ЧТУП «Плауэн-Транс», в том числе и Скрыпника А.А., по вопросам охраны труда Кононовичем С.Н. не проводилась, что подтверждается доказательствами, в частности, сведениями о телефонных соединениях Кононовича С.Н., Кононовича Н.А., Коноваленко В.Н., Котова и Скрыпника А.А. за 20 мая 2013 года, согласно которым Кононовичи и Коноваленко 20 мая в течение дня одновременно не находились в зоне действия одной базовой станции, а мобильный телефон Скрыпника А.А. 20-21 мая работал в зоне действия различных станций Витебска и Витебской области. Кроме того, из переписки Скрыпника А.А. в социальной сети «ВКонтакте» видно, что он находился в Витебске и не мог находиться в Гомеле».

Эти доказательства лжи были получены при активном участии отца парня. Андрею исполнилось 25 лет, и он в эти числа специально поехал в Витебск, чтобы 20 мая подать документы на обмен паспорта. Этому есть документальное подтверждение, полученное задолго до возбуждения уголовного дела одним из следователей, на этот факт внимания почему-то не обратившим.

Налицо факты подделки документов и дача ложных показаний свидетелями, которые были предупреждены об уголовной ответственности. Отец обращается в правоохранительные органы с заявлением о привлечении лжецов к уголовной ответственности по ст.401 УК (дача ложных показаний). И его снова футболят: проверки по его заявлению проводятся, но завершаются они отказами в возбуждении уголовного дела. 

«Из областной прокуратуры мое заявление направляют в городскую прокуратуру, -- рассказывает Скрыпник. --Зампрокурора города Сталович переправляет его в прокуратуру Жлобина. Из Жлобина прокурор Яхновец возвращает его как «необоснованно направленное» обратно в городскую прокуратуру. 

#BANNER_BOTTOM#

Откуда заявление для проведения дополнительной проверки направляют во 2-й ГОМ РОВД. Проводить поручают оперуполномоченному ОБЭП Железнодорожного РОВД Гомеля лейтенанту Скачкову, который отказывает в возбуждении уголовного дела».

Витебчанин снова пишет жалобы, мечется между Гомелем и Минском, доказывает очевидные факты и в итоге добивается возбуждения уголовного дела по ст. 401 УК. Дело возбудила прокуратура Гомельской области 5 апреля текущего года и направила его для расследования в УСК по Гомельской области. 

Об этом Скрыпник узнает из письма  областной прокуратуры, но к его удивлению среди фигурантов нет двух человек, в том числе и самого заинтересованного в этом деле -- Сергея Кононовича. 


«Я не понимаю, как такое может происходить, -- говорит отец погибшего парня. – Пять человек нагло врали, рассказывая подробности, как мой сын в Гомеле якобы тянул билет, отвечал на вопросы, расписывался в протоколе, хотя он в это время находился в Витебске, а уголовное дело возбудили лишь против троих!». 

Не менее удивительно и то, что из другого письма прокуратуры отец узнал о назначении «повторной почерковедческой экспертизы для установления, Скрыпником А.А. или иным лицом выполнена подпись в протоколе проверки знаний по вопросам охраны труда №1 от 20.05.2013 г., производство которой поручено экспертам УГСЭ Республики Беларусь (г. Минск)». 

«Сомневаюсь, что такие экспертизы вообще назначались, -- говорит Александр Скрыпник. – Письмо Генпрокуратуры датировано 18 марта 2019 года. В нем сообщается, что «в связи с неготовностью заключения указанной экспертизы 24 января 2018 года проверка по материалу приостановлена». Получается, что экспертам года не хватило, чтобы сделать вывод? Я в такое не верю!».

…На этой неделе Александр Николаевич снова приезжал в столицу, был в Генпрокуратуре, где оставил очередную жалобу. 


12:37 24/04/2019


ссылки по теме