АКТУАЛЬНЫЯ ТЭМЫ:

Участковая комиссия требует сатисфакции

Сын-школьник бобруйчанки Юлии Фурман увлекается Интернетом (так мама заявила в суде).

Увы, это требует средств, а Юлия Анатольевна, похоже, воспитывает сына в одиночку. Во всяком случае, кольца на ее безымянном пальце правой руке я не заметил.

Денег явно не хватает и мама (имеет юридическое образование) решила отжать денег у двух крохотных девчушек. Причем сумму немалую: более пяти тысяч рублей.

Для многих белорусов это годовой доход.

17 января 2020 года суд финансовый аппетит юристки на порядок уменьшил и присудил взыскать с младенцев лишь 65О рублей. Видимо, по мнению бобруйской судьи Татьяны Короленко родители сами останутся голодными, но детишек накормят. А уж куклы мама сошьет из тряпок.

Как то было во времена моего далекого детства.

* * *

22-я участковая избирательная комиссия в третий день досрочного голосования (14 ноября 2019 года) грубейшим образом нарушила избирательную процедуру.

После утреннего досрочного голосования (в 14.00) комиссия оставила ящик для голосования без контроля, не сдав сотруднику милиции, для охраны в отдельном опечатанном председателем (заместителем) помещении.

Избирательная урна была брошена в персональном помещении, принадлежащем Юлии Фурман.

Данная юридическая дама занимала в комиссии должность секретаря. И лучше всех должна знать избирательные правила, которые никоим образом не допускают нахождение у ящика для голосования одного члена комиссии.

Требуется как минимум двое.

О противоправных действиях участковой комиссии было сообщено в окружную комиссию. Увы, председатель 78-й ОИК И.Епифанова, стала на путь соучастия в преступном деянии 22-й участковой комиссии.

Из ответа 16 ноября 2019 года четырем наблюдателям на сообщение о преступном нарушении Избирательного кодекса: "Секретарь участковой комиссии вправе находиться в помещении участка для голосования".

Но наблюдатели не утверждали, что секретарь комиссии не может находиться в помещении для голосования, они информировали ОИК, о зафиксированном ими факте нахождения возле урны лишь одного члена комиссии (в данном случае секретаря). А должно быть ДВОЕ!

Информацию, что в 14 часов урна не сдана под охрану председатель 78-й ОИК вообще не заметила — видимо читала жалобу "по диагонали". Или, что более похоже на действительность, не пожелала заметить.

Секретарь комиссии заявила наблюдателям, что будет с урной до окончания перерыва, т.е. до 16 часов. Вывод из ответа напрашивается лишь один: 22-я участковая комиссия в этот день сдавать урну под охрану милиции и не намеривалась.

Информация о вопиющем нарушении участковой комиссией избирательных правил была размещена в Интернете.

По заявлению секретаря этой участковой комиссии (должностного лица) общественное обсуждение данных противоправных деяний огорчило не только всех граждан нашей страны но, даже, представителей иностранных государств, чем ей, Юлии Фурман, причинены нравственные страдания.

Результатом страдания мамы школьника и стал иск в бобруйский суд о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Причем, со ссылкой на сына школьника, владеющим интернетовскими навыками, юристка потребовала от суда вести процесс в закрытом режиме.

Суд, естественно, в заведомо неправомерном требовании отказал.

Процесс завершился уже после окончания в суде рабочего дня (в 18.30).



20.01.20 10:04

Валерий Щукин