АКТУАЛЬНЫЯ ТЭМЫ:

Атомные «карусели» для литовцев в Островце 18.08.2013 34

17 августа литовцев из бывшего городка атомщиков в Висагинасе вкупе с представителями белорусских трудовых коллективов и журналистами прокатили по Островцу. Белорусские власти устроили очередные атомные «карусели», в очередной раз имитируя «общественные слушания по ОВОС белорусской АЭС», чтобы пустить дым в глаза комитету по осуществлению конвенции Эспоо.

Официальная Литва и представители литовских общественных организаций, партий заявили о своем неучастии в этом шоу, по причине его несоответствия принципам конвенции Эспоо.

Но белорусские власти пошли своим привычным путем и привезли в Островец автобус бывших работников Игналинской АЭС и автобус неизвестных специально организованных людей с литовскими паспортами. Автобус из Вильнюса шел в Островец пустым.

На так называемых слушаниях представители белорусских трудовых коллективов – женщины средних лет и старше молчаливо занимали часть зала Островецкого кинотеатра.

Спектакль прошел по накатанной: чиновничьи фразы о «самой современной системе качества», перспективах трудоустройства на Островецкой АЭС для жителей Висагинаса, «безопасности» Островецкой площадки и «самых современных технологиях» слово в слово повторяли свои аналоги годичной, двух и трехгодичной давности, были абстрактны и никак не вязались с реальными хорошо известными фактами.

На вопросы из зала отвечали не вдаваясь в детали, с издевкой, надувая щеки, отбрасывая неудобные, мол, не говорите ерунды! В общем, это был набор типовых односложных заготовок: «все рассчитано», «все безопасно», который официальному Минску стоило бы просто записать на фонограмму и промывать ими мозги по радио, как это делают в Северной Корее.

Очень прискорбно констатировать тот факт, что официальная Беларусь именно так представляет себе общественные слушания – как собрание специально подобранных людей с целью их зобмирования и осмеивания с трибуны.

Слушания в демократических странах мира используются для учета мнения общественности, для ответа на ее вопросы по существу. Но официальной Беларуси, к сожалению, этого не понять, как и не понять того, что нельзя есть радионуклиды и кормить ими своих детей.

Чиновники создают ручных экологов 06.07.2013 21

Кто такие общественные экологи? На этот вопрос с недавнего времени отвечает утвержденное 20 июня этого года Совмином Положение «о порядке деятельности общественных экологов».

Ответ предельно простой – общественные экологи назначаются и действуют под руководством государственных чиновников аппарата Минприроды и Минского городского комитета природных ресурсов. «Бляху» «общественного эколога» претенденту дают после изучения его деловых и моральных качеств.

Сразу поясню – если вы выступаете за защиту окружающей среды и против АЭС, против освоения загрязненных Чернобылем земель, то вряд ли сможете стать общественным экологом, поскольку очевидно, что у вас проблемы с моральными качествами. Признавать альтернативу АЭС аморально, так как это свидетельствует о том, что вы не любите власть. А не любить власть, это как не любить свою законную жену – аморально. Вы должны любить власть, отдавать ей всего себя, не относиться к ней критично, ни с кем ей не изменять, во всем ей потакать. Иначе какой же из вас общественный эколог? Общественный эколог должен светить всегда и везде инкорпорированными цезием, стронцием и плутонием исключительно в знак полного доверия к отечественным ПДК и системе так называемого государственного радиационного контроля.

Если вы за деревья, но против уплотнительной застройки, то вы, скорее всего, также не станете общественным экологом, поскольку с деловыми качествами у вас, вероятно, проблемы. Ведь вы не понимаете, ЧТО «городу» (читай, отдельным чиновникам и близким к ним бизнесменам) нужнее – деревья, спасающие от сумасшедшей жары и загазованности, или инвестиции, которых город все равно не получит. Жаре тоже нет альтернативы, а инвесторы на дороге не валяются!

Что же будут делать общественные экологи? Думаю, рассказывать о якобы пользе атомной энергетики и происках Литвы, которая АЭС не строит и другим не дает. Кроме того – займутся истреблением интродуцентов и вредных видов – борщевика, волка, медведя, кабана, енотовидной собаки и бобра. Работы хватит на всех – приходите записываться, кому еще нет 30 лет, корки БРСМ не забудьте.

Будете хорошо работать в качестве общественного эколога, вас смогут слегка поощрить, но на новенький Мерседес не рассчитывайте – их дают не всем, а только родственникам и близким особо продвинутых «людей системы». Постановлением предусмотрены в качестве меры поощрения благодарность и почетная грамота.

А если серьезно – то я совершенно не понимаю, зачем властям понадобилось это постановление и эти "общественные экологи". Противопоставлять «проводников вертикального импульса» реальным экологам и общественным деятелям, стравливать их? Боюсь, с одной стороны поздно, с другой – неэффективно. С третьей – для мирового сообщества это еще одно свидетельство антидемократических преобразований, затрудняющих реализацию Орхусской конвенции в Республике Беларусь.

Как при совке 04.07.2013 2

«Совок» - знакомое не всем слово, сконцентрировавшее в себе презрение к той советской бытности, что была особо нелюбима гражданами эсэсэсэр. Жили при совке не все из живущих в современной Беларуси, как и не все вкусили сладость, которую несло в себе слово «блат». По блату было не для всех, блатные не ходили в места для плебса, а отоваривались в особо привилегированных местах, скромно отворявших свои двери не с парадного, а с другого входа, известного особо посвященным. Тогда за деньги купить можно было далеко не все, и не важно, сколько у тебя денег и какой ты человек – образованный, начитанный, умный, профессор, а важно твое реальное положение в обществе, измеряемое связями и корками.

Никакой умный человек при совке не решался штурмовать казенный дом, предварительно не разузнав, кто же из знакомых знает того, кто там работает, каковы подходы и подъезды к чиновнику, принимающему главное решение, не коррумпировав любым другим образом заведение – будь то местный исполком или обычная поликлиника.

Вчера мне привиделся совок в весьма укрупненном виде прямо в центре белорусской столицы, как реликт, как музейный экспонат в действии.

Некоторые размышления привели меня к выводу, что совок существует в нашей жизни, и причем захватил приличную часть ее.

Мы забыли про совок, мы думаем, что живем в другом мире, но при этом жестоко ошибаемся.

Вчера зашла выпить стакан воды и чашку эспрессо в центральный новый маленький ресторанчик, недалеко от завода «Кристалл». Время было дневное, и я скоро поняла, что в этом месте не просто обедают или пьют кофий, а ведут серьезные переговоры. Громко и бесцеремонно.

Мужчина, смуглый, темноволосый сидел ко мне спиной. Женщина, округлая, крупная, с чиновничьим прищуром в глазах – лицом. Женщина долго и громко объясняет мужчине, что она работает исключительно по закону, что у проектной организации есть репутация, которой дорожат, что проект застройки обязательно должен пойти на экспертизу, по правилам, по закону. Она говорит громко, повторяет свои слова. Собеседник ей возражает с азиатским акцентом. Ее это выводит из равновесия, она повышает голос, пытается аргументировать свою позицию: репутацией организации, своей «молодостью» и желанием не иметь проблем, правилами и прочим. Мужчина настойчив. Она называет цену услуг – несколько миллиардов рублей. Он делает паузу, затем ссылается на какую-то фамилию, мол де, от него к Вам пришел. И вдруг говорит ей: «Ви знаете, ви очень красивая!». Дама так себе, заурядной внешности. Но две последние фразы действуют на нее безотказно: «Да, знаю, я очень красивая!». И разговор приобретает совсем другой характер – он ей рассказывает о стрижке, о волосах. Она, сменив гнев на милость – о том, что хочет отрастить длинные волосы, что она не выспалась и, наверное, плохо выглядит, о том, что хочет встретить по-настоящему достойного человека и поэтому еще не замужем. Резкая смена настроения дамы даже оттянула мой уход из заведения – я смотрела на нее как зритель на циркового акробата и не верила своим глазам. «А Вы женаты?», - кокетливо задает она ему вопрос. «Хотя понятно, что женаты», - столь же кокетливо отвечает сама себе. «А Вы случайно лесом не занимались?», «Мы с Вами найдем общий язык, хотя не все сразу, не так быстро», - нежно и многообещающе завершает она разговор.

Я уходила из ресторанчика в легком недоумении – а как же лицо проектной организации? А как же закон и экспертиза? Неужели «лицо» позволяет принимать вот такие незатейливые комплименты от клиента? И как человек, принимающий заказы от имени серьезной проектной организации, может так наивно позволять собой манипулировать? Но именно так было и при совке – перед тем, как войти с тобой в доверительные отношения, ответственное лицо на тебя орало и риторически восклицало: «Вы меня хотите скомпрометировать! Вы что себе позволяете?!», но через минуту гнев его сменялся на милость, едва были произнесены ключевые слова, где фигурировал какой-нибудь петр евсеевич или другая, приближенная ко двору персона. Так было и при Гоголе, правда, его Чичиков не говорил с восточным акцентом…

Мы много говорим о процессе принятия решений, о том, что этот процесс должен быть демократичным и прозрачным. Прозрачность я уже лицезрела в ресторанчике… Но вот насчет демократичности… Пока одни, привязывая себя к деревьям и разворачивая палаточные лагеря, безуспешно отстаивают свои права, защищают деревья, парки, окружающую среду, другие – просто и элегантно решают вопросы при помощи двух фраз. Одна из них: «я от петра петровича», а вторая – «ви знаете, ви очень красивая»….

О Чернобыле нельзя молчать 26.04.2013

Как сказал известный чешский публицист, с молчаливого согласия равнодушных в мире происходят самые ужасные вещи.



Думаю, что с равнодушными ничего нельзя сделать, равнодушие – это что-то вроде врожденного порока. Но часто бессилие или страх заставляют молчать неравнодушных.



И ужасные вещи продолжают происходить: у чернобыльских ликвидаторов отобрали удостоверения, лишили льгот, загрязненные чернобыльскими радионуклидами земли вводят в оборот, выращивают на них пищу, разносят радиацию и дальше, строят АЭС на чистой, незатронутой Чернобылем земле, строят, нарушая закон, технические нормы, без архитектурного проекта, не спросив жителей Беларуси.



Сегодня мы лишены многих возможностей, но у нас есть возможность выйти завтра на Чернобыльский шлях, чтобы сказать свое «нет» Чернобылю и Островцу на белорусской земле. Это в наших силах. И мы будем услышаны – хотя бы СМИ, хотя бы другими неравнодушными людьми, хотя бы международным сообществом.



Мы выходим завтра на Чернобыльский шлях, но это не все, что мы сможем сделать. И после этой даты мы хотим действовать – в рамках действующего закона, последовательно, убежденно, постоянно.



Мы выражаем не просто наше несогласие, но говорим свое «нет» спокойно и аргументированно, для того, чтобы встретить понимание других людей. Присоединяйся!

Фукусима еще не закончилась 11.03.2013

11 марта - годовщина Фукусимской радиационной аварии. Эта дата страшна тем, что Фукусима еще не закончилась. Аварийная АЭС продолжает загрязнять окружающую среду, делает постоянные сбросы радиоактивной воды в океан. Но последствия этой аварии не ограничатся временем выбросов - человечество будет переживать Фукусиму еще необозримо долго, столько, сколько будут приходить в безопасное состояние выброшенные радионуклиды.



В этот день экологи, участники Белорусской антиядерной кампании: Белорусская партия "Зеленые", Общественное объединение "Экодом", общественная кампания "Островецкая атомная - это преступление!" напомнили о последствиях Фукусимы и призвали остановить строительство Островецкой АЭС, которое Россия и Беларусь ведут, игнорируя Фукусиму, законы и технические нормы. Ниже привожу весь текст обращения, без купюр.





Президенту Республики Беларусь Президенту Российской Федерации Совет Министров Республики Беларусь Совет Министров Российской Федерации Средствам массовой информации Открытое обращение по поводу годовщины Фукусимы

11 марта мы переживаем трагическую годовщину Фукусимы. Но наши переживания, увы, не ограничиваются воспоминаниями о событиях того мартовского дня, о сотнях беженцев и пострадавших. Мы переживаем последствия этой радиационной катастрофы сегодня – фукусимские радионуклиды остаются опасными в окружающей среде, продолжают поступать туда из аварийной зоны и будут представлять угрозу для здоровья еще многих поколений людей в Японии и во всем мире.



В этот день мы хотим напомнить правительствам Беларуси и России о страшных последствиях радиационных катастроф, а также о том, что не бывает безопасной атомной энергетики.



В этот день мы хотим еще раз сказать НЕТ строительству атомной электростанции в Беларуси.



Фукусима еще раз показала, что:



· Современная цивилизация, даже технически высокоразвитая, не может справиться с последствиями тяжелых аварий на АЭС. Такие аварии протекают по сценарию, который специалисты могут предугадать, но не могут управлять им.

· Фукусимская и Чернобыльская катастрофы сопоставимы по масштабам и будут ощутимы на протяжении неопределенно длительного периода времени. Фукусима привела даже к более серьезным последствиям, поскольку выбросы радиации, загрязнение океана и воздушного пространства продолжаются до настоящего времени. Так на прошлой неделе TEPCO заявила об очередном масштабном выбросе радиоактивной воды фукусимского происхождения в океан. По данным TEPCO, аварийная Фукусима производит ежедневно около 400 тонн радиоактивной воды, а на мероприятия по приведению ее в относительно безопасное состояние понадобится более 40 лет.

· Япония, отключив от сети все свои реакторы после Фукусимской катастрофы, в мае 2012 года, показала, что может отказаться от атомной энергии, несмотря на то, что она составляла около 30% от всей ее электрогенерации!



Мы крайне обеспокоены тем, что власти Беларуси и России не сделали должных выводов ни после Чернобыля, ни после Фукусимы, и приступили к строительству атомной электростанции в Островецком районе Беларуси, игнорируя мнение жителей, ускоренными темпами, без лицензии, без архитектурного проекта, с нарушением законодательства, технических норм, по экспериментальному проекту, не реализованному еще нигде в мире! Мы уже знаем, к какой трагедии может привести подобная безответственность и требуем немедленной остановки строительства АЭС в Беларуси!



Мы за безопасную возобновляемую энергетику, энергосбережение и энергоэффективность!



11 марта 2013 года








Очередная идея Тозика приведет к вымиранию белорусов 08.01.2013 33

С ужасом прочитала об очередном законопроекте, предлагаемом Тозиком – заставить граждан, находящихся в алкогольном опьянении самостоятельно оплачивать свое лечение.



Я представила себе белорусскую глубинку после внедрения этого законопроекта. Тозик в курсе, ЧТО там сейчас происходит, СКОЛЬКО людей пребывают единомоментно в состоянии алкогольного опьянения, КАКАЯ их часть нуждается в БЕЗОТЛАГАТЕЛЬНОЙ медицинской помощи?



Задумывался ли Тозик над тем, что будет, если заставить этих людей платить за медпомощь? Ответ простой – они вымрут. Люди, которым государство продает «чернило» дешевле хлеба, подсевшие на этот галюциногенный и высокотоксичный напиток, не имеют лишних средств, даже те, кто пьет нерегулярно, запойно, по выходным.



В сельской местности пьют женщины. Одна такая живет в 3-х километрах от моего дома. Добрая, слабая, пьющая, по причине того, что ей достался выпивоха муж. Часто не в силах идти, она сидит возле дороги и жалуется на боль в сердце. Я вызываю ей скорую и скорая быстро приезжает, даже несмотря на то, что дама в сильном подпитии. Что будет, если ее заставят платить за услуги скорой? Она начнет отказываться от посторонней помощи и просто погибнет.



Мой сосед, впавший в запой, длительностью в несколько лет, был спасен скорой помощью, милицией и местными врачами, госпитализировавшим его по нашей просьбе. Он провел в стационаре после запоя около 2-х лет. Бедный крестьянин, на которого сейчас не нарадуется вся деревня, вряд ли смог бы оплатить свое содержание в стационаре и противотуберкулезную терапию!



Если Тозику не интересна глубинка, советую посетить минские городские больницы и отделения травматологии после больших праздников. Посмотреть на женщин и мужчин с топорами в головах. Все они были нетрезвыми доставлены в больницы и у многих совсем нет денег. Что им делать, если нужен рентген мозга? В какую сумму может вылиться лечение ЧМТ, например? А производственные травмы в подпитии? Тозик был на предприятиях Минска? Он видел КАК там пьют на рабочих местах?



Почему вообще нужно продавать дешевое спиртное и драть за медицинскую помощь? Это разве позиция социально-ориентированного государства? Неужели нельзя исключить дешевое плодовоягодное из оборота? Об этом не один раз говорили врачи-наркологи.



Законопроект приведет к тому, что бедные и беспомощные пьющие люди, которых не так уж и мало в стране, просто вымрут. Среди них окажутся те, кого, как нашего соседа, еще можно было спасти, вразумить и закодировать. Те, кто еще мог бы стать на ноги и быть поддержкой для своих близких, для общества в целом. Но бедные пьющие люди не интересны государству, ему подавай богатых пьющих, вроде Депардье.



P.S. Для непьющих этот законопроект – тоже неприятная новость. Поскольку он косвенно будет содействовать распространению туберкулеза. Этой болезнью страдает бедное и, как правило, пьющее население. Если эти люди не смогут получать лечения - а оно дорогое, то Беларусь очень быстро станет рассадником устойчивого к терапии туберкулеза. Как это может произойти? Пьющий и небогатый заболевает туберкулезом, попадает в диспансер, получает терапию, затем, по причине отсутствия средств и временного облегчения, недолеченный, уходит из стационара. Результат – он становится носителем устойчивого к терапии туберкулеза, источником заболеваний для других, непьющих граждан, в том числе состоятельных.

Последствия Чернобыля через призму экономического интереса 29.12.2012 116

«Заболеваемость раком никак не связана с аварией на ЧАЭС» - такое шокирующее заявление сделал позавчера председатель Национальной комиссии по радиационной защите при Совете Министров Беларуси, профессор Яков Кенигсберг. "Доказательства заметного увеличения риска заболеваемости лейкозами и другими видами рака после аварии на ЧАЭС не обнаружены. Это же касается и нераковых заболеваний", - цитирует его слова порталtut.by.



Свое утверждение профессор ничем не подкрепил, а дозу, которую население Беларуси получило после Чернобыля, Кенигсберг назвал мизерной. «После того, как произошла авария, Минздравом была установлена допустимая доза облучения для населения – 100 миллизивертов в первый год. Эта доза не оказывает вредного влияния на организм людей», - прокомментировал он журналистам на пресс-конференции в этот четверг. Как наличие этого норматива связано с фактом реальной дозовой нагрузки на жителей Беларуси, Кенигсберг не сказал. Умолчал он и о факторе внутреннего облучения органов и жизненно важных систем населения после Чернобыля – о действии радиойода, разрушающего щитовидную железу, о цезии-137, накапливающемся в мышечной массе и разрушительно действующем на сердце, о стронции-90, замещающем кальций в костной ткани.



На КОГО рассчитывал Яков Эммануилович, делая подобные заявления? На персонажа, хлопающего себя по лбу после подобных откровений с криком «Ба!». Может быть, это врач, роняющий свой новенький лазерный или ультразвуковой скальпель на кафель операционной? Или сотрудник дозиметрической лаборатории, в сердцах разбивающий дорогой прибор, предназначенный для измерения радиационного загрязнения продуктов питания? Или родители больного ребенка, решившие больше не оздоровлять его в Италии или Германии? Или чиновник, смахнувший нервный пот со лба со словами: «Ну вот нашелся крайний. Теперь не я в ответе за людей, которых вернули на загрязненные чернобылем земли»? «Ба!», - закричат они все вместе – «Оказывается ничего не было! Никаких последствий! А если что и было, то виноваты в этом только мы сами!».



Очень хотелось бы верить в то, что Чернобыль – это сон или недоразумение. Но к огромному сожалению, Чернобыль, продолжающий уносить жизни людей, - правда. А недоразумение – это то, что говорит Яков Эммануилович Кенигсберг. Свое мнение по поводу последствий Чернобыля профессор меняет с легкостью флюгера, вращающегося под действием экономических факторов.



В июле 2000 года Кенигсберг заявил журналисту БелаПАН  совершенно противоположное: «не следует преуменьшать опасность последствий Чернобыльской катастрофы», «о сложности и долговременности порожденных Чернобылем медицинских и экологических проблем свидетельствуют, в частности, материалы, подготовленные в мае этого года Научным комитетом по действию атомной радиации при ООН». Заключает его интервью двенадцатилетней давности короткое сообщение о том, что положения документа, принятого Управлением по координации гуманитарной деятельности ООН, принятого в Женеве, в марте 2000 года, предусматривают реализацию проектов по закупке оборудования для клиник и создания центров для реабилитации детей общей стоимостью около 3 миллионов долларов США.



Сейчас Росатом выбил из российского бюджета для Беларуси деньги под другое – под строительство АЭС, под «борьбу с чернобыльским синдромом и лояльность населения к атомной энергетике».



No money, no honey! Браво, Яков Эммануилович!


«Настоящие» экологи про белорусскую АЭС или о чем молчит Соловьев. 15.12.2012 196

Не так давно в эфире белорусских государственных СМИ появился Соловьев, руководитель малоизвестной организации «Экологическая инициатива».



Свой дебют в эфире он начал с нападок на экологов, критикующих строительство белорусской АЭС. Но основным его коньком стала похвала строительству белорусской атомной. Похвала бездоказательная и лишенная всяких аргументов.



Примечательно то, что Соловьев начал заполнять белорусский государственный эфир только после того, как Россия начала финансировать строительство Белорусской АЭС.



Впервые мне довелось встретить Соловьева в Национальном пресс-центре в 2008 году на круглом столе, посвященном строительству АЭС в Беларуси. Выступление его представляло собой набор лозунгов. «АЭС безопасна!», «Мы, экологи, за АЭС» - заявил он, не вдаваясь в подробности. Затем общественник проговорил общие тезисы из телевизионных выступлений бессменного белорусского руководителя, делая упор на «диверсификации энергоресурсов» и «национальной безопасности», не связанных с экологией. Никому из экологов, не одобряющих идею строительства АЭС в Беларуси, тогда не дали слова. Чиновников было много – хорошо одетых, читающих речи, заученные наизусть и по бумажке. Среди них Соловьев выглядел своим. Когда это собрание в духе брежневского застоя закончилось, я села в свою немытую малолитражку и увидела Соловьева, бодро стартующего на новеньком черном внедорожнике, кстати, Мерседесе. Это несоответствие формату общественной организации шокировало еще тогда. Еще более дикой эта роскошь показалась, когда я узнала, что Соловьев – племянник бывшего министра природных ресурсов и БПРСмовец. Таким людям по статусу полагается проездной на метро, но никак не автомобиль бизнес-класса.



Вторая встреча с Соловьевым прошла в Минприроды. Она была более позитивной. Мы тогда обсуждали общественную экологическую экспертизу проекта белорусской АЭС, и Соловьев не проявил к ней особого интереса. На оплату «экспертного труда» проатомных экологов у Минприроды тогда денег не было. С той поры – зимы 2010 года Соловьева не было слышно.



И только в августе этого года он появился с заявлением о создании некоего общественного центра по так называемому экологическому мониторингу строительства, которое, по его словам, будут вести «настоящие» экологи, те, которые за АЭС. А те, которые не приветствуют идею строительства атомной электростанции, по словам Соловьева, - ненастоящие экологи.



Я не претендую на высокое звание эколога, а тем более, настоящего. Мне доводилось видеть в своей жизни настоящих экологов, высокопрофессиональных, честных, работавших когда-то, кстати, в Минприроды. Именно эти люди научили меня пониманию важности экологических проблем, именно они говорили об этих проблемах правду… Мне как и моим коллегам будет совершенно не обидно, если придут настоящие экологи и ответят нам на все наши вопросы, которые мы задаем уже несколько лет подряд, дадут исчерпывающую информацию, как они обещают, про строительство белорусской атомной.



Но ответов на вопросы как не было, так и нет. Вместо них Соловьев зомбирует электорат односложными высказываниями о том, что АЭС безопасна. Ни он, ни его центр, не предоставили белорусской общественности информации о том, почему реакторное здание строится без архитектурного проекта белорусской АЭС, без соответствующей лицензии, почему высказывания чиновников противоречат друг другу – одни из них заявляют, что работы в бетоне под реакторным зданием уже начались, другие опровергают это. Молчит Соловьев и о том, кто разработал проект котлована и той самой бетонной плиты, под зиму залитой в котловане реакторного здания. Вместо него по-сельски простодушно отдувается Эудард Свирид, Островецкий чиновник, далекий как от экологии, так и от энергетики, несущий откровенную несуразицу.



Последнее заявление Соловьева на БЕЛТА озадачило еще больше: «Работа белорусских экологов отвечает самым современным международным стандартам, не зря мы получаем соответствующие оценки со стороны Международного агентства по атомной энергетике и других авторитетных организаций, работающих в области ядерной безопасности».



Какие белорусские экологи получают оценки МАГАТЭ? Какое отношение МАТАТЭ, организация, в уставных целях которой – содействие развитию атомной энергетики, имеет к экологии? Как МАГАТЭ может давать оценки работе экологов?



Ужасает та небрежность, с которой работает Соловьев и его организация, та откровенность, с которой он выставляет напоказ свою ангажированность.



Похожий процесс начался в России гораздо раньше. Там псевдообщественные организации, пропагандирующие мирный атом, создавались на деньги Росатома. Росатом не скупился на туры и фуршеты для "конструктивной общественности". Но даже в России проплаченные Росатомом экологи не блистают паркерами и мерседесами, не дают интервью на главных телеканалах страны и ведут себя как то поскромнее что ли.


Что получают строители АЭС? 28.11.2012 1

Не так давно прогосударственные средства массовой информации начали тиражировать очередную пропаганду строительства Островецкой АЭС. Вполне в духе советского агитпропа: «вся страна засучив рукава» «водители получают по 7 миллионов в месяц», «условия – красота», «на стройку АЭС как на БАМ» и в том же духе. Населению внушают – не боритесь с АЭС, а лучше на ней заработайте!



В этом году мне несколько раз удавалось побывать как на месте строительства АЭС, так и в селах поблизости, поговорить с жителями и рабочими.



Никакой красоты я там не находила, а видела условия от кошмарных до сносных, то есть переносимых, как, например, деревенский дом в Ворнянах с удобствами на улице. То, что писали про условия строительства независимые СМИ со ссылкой на репортаж на Bellona.ru – правда.



Летом в районе строительства я видела своими глазами оборванных и чумазых водителей самосвалов – кто топлесс, кто в «прострелянных майках» и штанах. Условия работы летом, по их словам, когда копали котлован были чудовищными, во время дождя люди месили грязь, стоя в ней по колено, в зной – глотали пыль и не знали где укрыться от палящего солнца. На площадке не было ни места для отдыха, ни места для приема пищи, только пара «биотуалетов».



Первые зарплаты строители начали получать летом. И по словам одного каменщика, местного жителя – он получал около 4-х миллионов в месяц на строительстве зданий инфраструктуры. Для деревенского жителя, живущего поблизости это не так и плохо, но для тех, кто едет за длинным рублем – на стройках России выгоднее и интереснее.



Из Лынтупов, на приличное расстояние ездит автобус, подвозящих местных рабочих строить АЭС, но молодежь как ездила подрабатывать в Москву, так и ездит! А водители, работавшие на стойке летом, говорят, что платят меньше обещанного.



Я не хочу разочаровывать тех, кто хочет подработать на строительстве, кому некуда деваться и дома плачут голодные дети. В конце концов, это вина белорусской власти, что люди работают на строительстве АЭС, а не на строительстве биогазовых комплексов или на установке ветряков и солнечных батарей. Но если рассуждать о том, что получают строители белорусской АЭС, можно уверенно сказать – ничего того, из-за чего можно было бы бросить свой дом, работать в тяжелых условиях, но самое главное, заработать себе, как сейчас говорят, «карму» или проклятия на свою голову. Строят основание фундамента для реактора белорусской АЭС без архитектурного проекта атомной электростанции. И ответственность за происходящее лежит на всех его участниках – и заказчиках, и исполнителях. От этой ответственности никуда не уйдешь, даже если ты оболваненный БТ местный житель, и думаешь, что в Германии работают сто АЭС.



Кстати, Германия отказалась от атомной энергетики и в прошлом году закрыла 9 АЭС. Япония целый год прожила без всех своих 54-х атомных электростанций и не торопится их открывать.



Людям, которым все равно, ЧЕМ зарабатывать на жизнь и КАКИЕ от этого будут последствия, хочу сказать – есть много разных унизительных и вредных для людей и окружающей среды работ и профессий, но ни одна не принесет ТАКОГО количества вреда, который приносит одна атомная электростанция даже в безаварийном режиме работы.


Почему нельзя рисовать радиацию? 23.11.2012 15

Одна моя подруга рассказала мне на днях интересную историю. Ее дочь принесла из школы домашнее задание – нарисовать плакаты экологического содержания. Школа – продвинутая центральная. Детям объявили тему домашнего задания и очень серьезно предупредили – только ни в коем случае нельзя рисовать радиацию и вообще, НИЧЕГО ПРО РАДИАЦИЮ! Дети – старшеклассники, поэтому им объяснили, ПОЧЕМУ нельзя про радиацию. Потому что СТРАНА СТРОИТ АЭС!

Это очень хорошая задача для психоаналитика. Но будучи даже неискушенным в этом занятии, можно с уверенностью сказать, что вертикаль власти, подпираемая системой образования постоянно выдает себя, проговаривается. Вот и сейчас – объясните, уважаемые педагоги, какая связь между радиацией и новой АЭС? Ведь официальная пропаганда утверждает, что не будет от новой АЭС никакой радиации!

Но учитель не насколько глуп, и не настолько глупы дети, чтобы не понимать того, что производство атомной электроэнергии напрямую связано с производством  радионуклидов, которые так или иначе – через вентиляционные трубы, фильтры, в процессе эксплуатации АЭС, а также при авариях различной тяжести ПОПАДАЮТ в окружающую среду. Да это и написано в официальной ОВОС АЭС – оценке воздействия на окружающую среду.

Но официальная пропаганда говорит: «Радиации нет». Или: «Радиация есть, но она безопасна!» Тезис о безопасности радиации недоказуем, поскольку доказано обратное. Даже малые дозы радиации вокруг безаварийно действующих АЭС, по данным американских и немецких официально признанных исследований, вызывают проблемы со здоровьем – у детей лейкемию, у женщин проблемы с рождением детей.

Но хорошо, давайте закроем глаза и для вящей уверенности в нашей светлой «стабильнасци» просто поверим на слово великому кормчему – и скажем: «радиация безопасна!» Но ТОГДА ПОЧЕМУ ЕЕ НЕЛЬЗЯ РИСОВАТЬ?

Где там товарищ Гигин? Он как-то вещал в «Советской Белоруссии» про сакральность белорусской власти, впору ему теперь возвести радиацию на престол, объявить ее сакральной, запретить упоминать всуе и ходить молиться на воображаемый бетонный купол саркофага несуществующей АЭС!
чытаць іншыя навіны

Татьяна Новикова