АКТУАЛЬНЫЯ ТЭМЫ: Забруджаная нафта Харчовыя войны Курапаты Беларусь-Расія Выбары-2019 Забойства Паўла Шарамета

Народ в Беларуси темный, как с ним быть?

«Темный» в данном случае не синоним необразованному, малокультурному, забитому.

Темный – это когда трудно или невозможно различить, что перед тобой. Темный – это когда народ темнит, утаивает что-то, не договаривает. Темный – это как средневековье, про которое мало что известно доподлинно.

И говорю я тут про беларуский народ в его современном, так сказать, политическом измерении. Побудило меня к тому слово «референдум», появившееся на странице фейсбука депутата Канопацкой. Она предложила провести референдум по «ликвидации» Союзного государства Беларуси и России.

Госпожа Канопацкая хочет «похоронить» союз, но так, чтобы ее «хотелки» реализовал народ (тот самый – темный). Однако народа-то она не знает, а вдруг он проголосует за сохранение союза, тогда что? Референдум ведь ей нужен, чтобы Беларусь и Россия расстались, иначе какой смысл его проводить. Или она рассчитывает, что референдум пройдет так же, как выборы, и в комиссиях нарисуют удовлетворяющие ее – Канопацкую – цифры?

Ораторы на Дне Воли в Минске выглядели проще: они заявляли о необходимости выхода Беларуси из союза, но о консультациях по этому вопросу с народом не упоминали. И правильно: черт его знает, что тот народ ответит. Нет, не при социологическом опросе, а в самый важный момент. Лично у меня нет доверия каким-либо данных социологов по политическим темам. Причем, если бы мне дали результаты опросов, которые проведены аналитическом центром при президенте Беларуси для служебного пользования, я к ним отнесся бы точно так же. Проценты мало о чем говорят, когда на «темный народ» вдруг начинают светить фонариком. Авторитаризм, уничтожив открытую политику и стреножив общественную активность, получил народ, который «темнит», поэтому-то и приходится полагаться на полицейское насилие и фальсификацию итогов голосования на выборах.

Кстати, о полицейском насилии… 24-го марта арестовали Дмитрия Дашкевича. 25-го составили протоколы на музыкантов, то же самое совершили в отношении журналистов Белсата. Неумны действия правоохранителей. Это явно не тот случай, когда «из искры возгорится пламя». Но привычка работать в среде «темного народа» не позволяет поступать иначе. Задержанный Дашкевич, надо отметить, тоже жертва привычки – выступать с речами для «своих». Кто из «темного народа» поймет, что же он такое говорил со сцены:

«Гэта свята нават для іх — непрыхільнікаў пераменаў, Гэта свята і для «шунявак», і для «іхтамнетаў», і для прапагандыстаў, і нават для самазванца. Бо каб не 25 Сакавіка і Незалежнасць, дзе б яны былі, дзе б зладзейнічалі? У «Трэцім Рыме», у Маскве, у Мардоры? Там размова кароткая: «навічок» у чаёк і ў пекла».

Кто такие «шунявки»? Те, кто подчиняется министру МВД Шуневичу. А сколько граждан Беларуси знает фамилию министра? «Ихтамнеты» – это про кого или про что сказано, как вы, уважаемые сотрудники БМЗ, Беларусбанка и ЖКХ г. Лиозно, думаете? А Мордор, где подливают «новичок» в чаёк и отправляют в ад, расположен в Великобритании (Скрипалей же там «травили»), поэтому и Brexit?

Помещать в изолятор за такие слова, разумеется, нельзя, скажет вам как участник Дня Воли, националист и противник Союзного государства, так и представитель «темного народа». Только что-то мне подсказывает, что последний на открытых и честных выборах все равно не проголосует ни за невинно пострадавшего Дашкевича, ни за его единомышленников.

«Новые политики», полагаю, догадываются о подобном исходе голосования, потому и хотели бы все решить до того, как «темный народ» снова выйдет на авансцену беларуской истории. В 1994 году этот народ сказал свое слово: «получился» Лукашенко. Если он опять не промолчит, то в результате получим нечто третье: не Лукашенко и не антироссийских националистов. Вот Андрей Дынько из «Нашей Нивы» и пишет у себя в фейсбуке, что беларуский язык станет по-настоящему модным только в том случае, если диктатор заговорит по-беларуски; а в другом посте называет Дмитрия Дашкевича «сильнейшим оппозиционным политиком».

Наталья Эйсмонт, пресс-секретарь Лукашенко, заявляет о «бренде диктатуры», Дынько ждет говорящего по-беларуски диктатора (ну, не Лукашенко же вдруг «переязычится»). Националисты и «труженики» государства-корпорации умеют «сближать свои позиции», пусть даже и с помощью трасянки.

Темный народ Беларуси пока на все это не реагирует… Или замечает, но виду не подает. Ну, темнит, как обычно.
26.03.19 16:56

Игорь Драко