АКТУАЛЬНЫЯ ТЭМЫ: Дзень волі-2019 Беларусь-Расія Выбары-2019 Праграма ураду Мінздраў: карупцыя Забойства Паўла Шарамета

Страшно быть независимыми, жуть как страшно! 16.01.2019

Назначая 15 января новых «вертикальщиков», глава государства, кроме всего прочего, сказал, что Беларусь «и слева, и справа, и на Западе, и на Востоке, подвергнута серьезной ревизии на предмет суверенитета и независимости».

В 2019 и 2020 годах выборы, потому по-государственному мыслящим людям следует понимать: «Никто нас не сдвинет с места, если мы будем работать эффективно. Белорусы заслужили нормальной жизни. И мы обязательно должны, сохранив независимость и суверенитет, улучшить жизнь наших людей. В противном случае никому этот суверенитет будет не нужен».

Еще неделю назад на наш суверенитет «покушалась» исключительно Россия, сегодня уже и Запад. Интересно было бы уточнить, в данном случае Запад – только ЕС или еще и США? Если и США, зачем тогда Владимир Макей зазывает в Минск американских дипломатов? А если один ЕС, то нельзя ли назвать конкретные страны или имена политиков, которые хотели бы лишить Беларусь независимости?

Складывается впечатление, что тут пугает обратное: не утрата независимости, но перспектива получить ее в большем объеме. Столько лет твердили о «многовекторности» белорусской политики, мечтали о диверсификации экспорта-импорта, теперь появляется возможность попробовать, что это такое на самом деле. Так одно слова и мечты и совсем другое – реальная работа и жизнь в новом формате. В новом, то есть неизвестном, оттого страшном.

А ведь еще ничего не началось, всего лишь минус 300 млн долларов в этом году по причине «налогового маневра» в российской нефтянке. Ничтожные деньги даже для небогатой Беларуси, но уже страшно. «Разборки» с Россией пугают не столько суммами денежных потерь, сколько следующей за ними неизбежностью контакта с «большим миром», который информирован о том, что за твоей спиной уже нет никакой России.

Можно сколько угодно говорить о слабости России как мировой и даже региональной державы (не СССР, конечно, спорить с очевидным не стоит), но что Беларусь, став по-настоящему «многовекторной», предложит хотя бы ЕС, причем так, чтобы, в соответствии с требованием президента, жизнь белорусов стала лучше? Да ни черта она не предложит! Если только заморозку АЭС. Правда, и с этим беда: станция гарантированно не взорвется, но кредит России отдавать все равно придется, потому богаче не станем. Потребителями без российских дотаций мы будем никудышными (Европе такое не надо), зато дешевую рабочую силу на «черные работы» (это в той же Польше примут с удовольствием) дадим в размере трех армий тунеядцев (500 тысяч * 3 = 1,5 млн человек). Сельское хозяйство ляжет (надо ведь европейского производителя поддержать, иначе кредитов на структурные реформы экономики нам не видать). Про судьбу белорусского машиностроения вообще думать боязно. Ну никак настоящая «многовекторность» не сделает жизнь белорусов лучше!..

Разумеется, я утрирую, рисуя столь печальные последствия курса нашего руководства, вдохновленного идеей независимости (хотя, возможно, последствия будут еще печальнее). Однако сама риторика независимости, вызванная к жизни исключительно денежными «разборками» с Россией, свидетельствует о том, что белорусские власти и хотели бы положить Беларусь на депозит в какой-нибудь «политический банк» (ЕС, скажем, или Китай) и жить с процентов, но вдруг поняли, что никто «такую валюту» не возьмет (США, так те вообще попросят заплатить за хранение). Или поняли это давно, но надеялись, что будут и дальше проводить «независимую многовекторную политику», а Россия, занятая Украиной, Сирией, санкциями и пр., не станет осложнять себе жизнь еще и ссорой с «единственным союзником». Просчитались.

Просчет относительно России можно понять: столько лет получалось «обдуривать» Кремль, думали, что и в этот раз номер пройдет (или еще не все потеряно?). Но вот если они и впрямь рассчитывали, что криком «помогите, независимости лишают» привлекут благотворителей, которые возьмут Беларусь на содержание, то… боюсь, как бы стране не свалиться в глубокую депрессию, с такими-то руководителями и стратегами.

Понятно, комфортно жить (попутно считая себя великими деятелями современной истории Европы), когда благополучие страны в значительной степени обеспечивается союзными отношениями с Россией, а отношения с «западными партнерами» выстраиваются на демонстрации политической самостоятельности (нередко подчеркнуто антироссийской). Но вот обстоятельства меняются, как быть?

Независимость, суверенитет и сопутствующий им набор? Хорошо. Но ведь вы не умеете быть независимыми. Надо учиться. Правда, уже не в лаборатории, а в политэкономической реальности, где сплошь акулы капитализма и никаких братских народов. Страшно? Сильно страшно? Еще бы! Но ничего не поделаешь, выбор сделан. Или все-таки надежда умирает последней – надежда на то, что будет, как раньше?

Александр Григорьевич, лайк и респект! 30.12.2018

Президенты Лукашенко и Путин о чем-то пошептались 29-го числа, но нам про это не рассказали.

Видимо, ничего воодушевляющего народам Беларуси и России они сообщить не имели.

Но вот поздравили же друг друга с Новым годом и Рождеством – значит, не разругались окончательно или хотя бы не утратили выдержку и соблюли дипломатические приличия.

Ну, Путин не особенно удивил, он даже после неудачных для него и России переговоров сдержан, а уж когда он на коне или ничего не теряет, то тем более. Лукашенко более эмоциональный человек и, кроме того, очень любит на своей территории, т.е. находясь в Беларуси, пройтись крепким словцом по российским министрам и политике России вообще.

Сегодня у Александра Григорьевича, возможно, и есть повод в очередной раз плохо сказать о руководстве соседней страны. Похоже, что своего он в Москве не добился. Ну, там компенсации за налоговый маневр без встречных уступок, или чего-то в этом роде. Однако президент Беларуси в поздравлении говорит: «В наступающем году мы отмечаем знаменательную дату – двадцатилетие со дня подписания договора о создании Союзного государства. Республика Беларусь и Российская Федерация прошли непростой путь, но сегодня с уверенностью можно говорить о том, что союз двух народов состоялся».

Очень хорошо, Александр Григорьевич!

Да что эти несчастные 400 миллионов долларов в следующем году или даже несколько миллиардов в последующие годы? Тьфу, плюнуть и забыть. Я серьезно. Тут именно тот случай, когда не в деньгах дело. Или, наоборот, как раз в них. Хотя нет, еще иначе: как в деньгах, так и не в деньгах.

Понятное дело, что по-настоящему рассориться с Россией себе дороже, эта хитрость просчитывается на раз, а всякие там рабочие группы по интеграции можно мурыжить годами. Но ведь есть еще и идеалы политической молодости, которые тяжело забыть и которые сообщают о том, что ты, Саша, недоработал, ой как недоработал! Хотел возглавить Союзное государство, но вот не получилось. История, она такая, часто наши хотелки обламывает.

Однако совсем уж изменять мечте молодости тоже нехорошо, противно душе, потому за Союзное государство нужно держаться. Ведь кто знает, как та история поведет себя в будущем. Быть может, Беларуси еще придется помогать российскому народу избавляться от… нет, лучше скажем, помогать с… Словом, быть другом, а не врагом и не сторонним наблюдателем.

Александр Григорьевич, выдержки вам и в Новом году! В ваших же интересах оставаться политиком, к которому в России по-прежнему неплохо относятся (тут имеется в виду народ в целом, но не политикум вместе с экспертократией). И вправду, если вы говорите, что «союз двух народов состоялся», зачем, чтобы какие-то непродуманные слова или действия опровергали это?..

Надо было в Кремль креветок привезти 26.12.2018

Более «тесной» интеграции с Россией наше руководство, я так понимаю, не хочет.

А чего хочет?

Денег.

Ну, как обычно. А почему не просит их у тех, с кем у нас «теплеют» отношения (Евросоюз или Запад в целом), или у тех, кто построил в Светлогорске завод беленой целлюлозы и травит там народ (китайские партнеры)?

Видимо, знает, что и там, и там просто так столько не дадут. Так вот и русские повели себя точно так же: «Вам деньги, а нам чего?»

Не знаю, чем эти переговоры, вызванные налоговым маневром в нефтяной отрасли России, закончатся, и мне, по правде говоря, все равно. Меня больше интересует другой вопрос: «Как Путин и Лукашенко вообще могут вести переговоры?» Мне кажется, им нечего сказать друг другу. Они озабочены настолько разными вещами, что вряд ли способны услышать собеседника. Эта многолетняя разность забот повлияла на личности двух мужчин.

Путин «собран» из советского функционера высокого уровня, смотрящего за олигархами, императора, соперника Запада, руководителя все еще значительного государства (как бы он сам и его друзья-подчиненные иной раз ни старались избавиться от такого статуса России). А Лукашенко выглядит мелким лавочником в политике. Не потому, что Беларусь слаба экономически или не имеет ядерного оружия для доказательства своего величия. Дело в отсутствии идей и, как сейчас принято говорить, проекта. Мелкий лавочник бежит от всего, что его вырывает из повседневного опыта «добывания копейки». Понятно, что деньги нужны и конкретному человеку, и государству. Однако идеология мелкого лавочника должна оставаться в лавке или доме лавочника. В высоких государственных кабинетах и думы должны быть высокие.

Ставшие в 2015 году мемом «белорусские креветки», по-моему, нагляднее прочих вещей доказывают, что с политикой в Беларуси большие проблемы. Под политикой я тут понимаю более или менее отчетливую перспективу дальнейшего развития Беларуси как общественного организма и государства. Можно, разумеется, сказать, что бизнес есть бизнес: могли перепродавать креветки в Россию, вот и перепродавали, мы ни на какие санкции не подписывались. Так-то оно так, но если с другой стороны заговорят в стиле «бизнес есть бизнес»? И даже это не важно. Важно, что «креветки как явление» не дают нам каких-либо конкурентных преимуществ и не обещают нам политических, экономических, социальных бонусов.

Наша беда, полагаю, в том, что мы никак не согласимся с очевидным: Россия может быть иногда хорошей для нас, иногда плохой, но бесконечно винить ее в том, что Беларусь переживает трудности, нельзя не только потому, что это неправда, но и потому, что при таком подходе мы никогда не избавимся от тех самых трудностей.

Но мелкий лавочник, видимо, иначе не может. Я не только одного Лукашенко имею в виду, а весь наш политический и управленческий класс. Здесь мелкий лавочник зачастую представлен заурядным клерком, который каким-то образом оказался на высокой должности. Вот, к примеру, глава Нацбанка Павел Каллаур, говоря о курсе белорусского рубля в 2019 году, заявляет: «Риск того, что мы столкнемся с импортом инфляционно-девальвационых процессов из России, велик».

Тот случай, когда выступающему хочется выглядеть куда более весомее и убедительнее, чем он есть на самом деле. Потому такая формулировка вместо простого признания: «Убожество нашей экономики заключается в том, что если в России будут инфляция и девальвация, то белорусский рубль тоже упадет и цены значительно поднимутся». И если ты такой весь супер-профессионал, чего импортируешь всякую дрянь вроде инфляции и девальвации? Импортируй укрепление национальной валюты и падение цен.

Ладно, все зло из России. Деньги ведь тоже зло, правда, мелкие лавочники?

Ну, а сами из себя какое добро «выжать» можете?

Мантры про суверенитет/независимость от Макея и болтовню о стратегическом партнерстве с Китаем от Рудого не предлагать.


Помогите, Кремль независимости лишает! 14.12.2018

Какие же противные люди заседают в российском руководстве, что Медведев, что Силуанов, что Козак (и Путин, наверное, такой же): вдруг о какой-то интеграции между Беларусью и Россией заговорили!

Больше двадцати лет вроде как и не было никакой интеграции, а тут на тебе: валютный союз, единые таможня, суд и счетная палата… Куда это годится, честное слово! Мы же тут, в Беларуси, всегда думали, что интеграция – это когда нам перепадают всякие ништяки от «союза», типа нефть и газ подешевле, кредиты (которые можно не возвращать), рынок для белорусских товаров в России и наши гастарбайтеры там, а Россия и ее граждане пусть удовлетворяются иллюзией Беларуси как единственного союзника.

И с чего эти русские так оборзели, что заикаются о реальной интеграции? У них же война со всем Западом, потому должны быть тише воды, ниже травы и платить нам за то, что мы….что мы…. А что мы?

Может, мы и так интегрированы в Россию донельзя?

А если так, то одна валюта и одна таможня не представляют ли собой исключительно технические процедуры?

Если сегодняшние колебания курса белорусского рубля легко предугадываются по вечернему курсу российского рубля на московской бирже, то неужели один эмиссионный центр Союзного государства столь сильно угрожает независимости Беларуси?

Если общее материальное благополучие нашей страны зависит от добытых в России нефти и газа, то имеет ли вообще смысл словосочетание «белорусская экономика»?

Если шестая часть трудоспособных граждан Беларуси работает в России без каких-либо правовых и финансовых ущемлений, то почему «реальная интеграция» так страшна?

Вот наши соседи, ставшие членами ЕС, они ведь тоже «интегрированы»: и через рынок труда, и через таможенные правила, некоторые через эмиссионный центр (Польша сохранила злотый, но Литва и Латвия перешли на евро), – но при этом они остались государствами на карте мира. Или ЕС, он «жрет» страны иначе, не так, как Россия?

Но кого Россия «сожрала» за последние четверть века?

Крым? Да, но Крым не проходил под рубрикой «интеграции», тут имел место совсем другой расклад.

Нам не грозит аннексия или захват, более того, нам даже не выставили жестких условий или конкретных сроков, просто напомнили, что Союзное государство создавалось с целью… Неужели такого напоминания достаточно, чтобы и президент страны, и его политические оппоненты завопили о том, что независимость Беларуси под угрозой? Как по мне, эти вопли унижают государство и его граждан.

Но президент со своими подчиненными и его/их политические оппоненты вопят, причем вопить они начали не сегодня.

Кто их должен услышать?

Граждане Беларуси, быть может, и услышат, но массово против «российского наезда» не выступят, потому как их давно исключили даже из минимального участия в принятии политических решений (которое так или иначе еще сохранилось в том же ЕС). Попросту говоря: большинству беларусов все равно, какими рублями расплачиваться, какую таможню проезжать и в какой суд обращаться.

Выходит, что вопят друг другу, то есть внутри круга политически «озабоченных»? Ну, не совсем так. Еще вопят на приемники смотрящих за Беларусью и Россией в Европе и США: мол, не сдаемся Москве. Убожество нашей внешней политики…

Впрочем, не важно, кому этот дежурный набор слов про суверенитет адресован. Печально, что на 28-м году независимости встает вопрос о независимости. Как герои чеховских пьес, произносят что-то, а потом либо они сами, либо другие персонажи говорят: «Нет, не то, не то». Ну, время другое, другие слова и другие поступки нужны, а вы все независимость мусолите.


Себе в ущерб? Плевать! Зато США довольны 31.10.2018

Президент Беларуси чрезмерно разговорчивый человек, факт известный. Заносит его обычно в двух случаях: когда он на кого-то гневается или кому-то льстит. В этот раз Александр Лукашенко льстил – на встрече с помощником государственного секретаря США по европейским и евразийским делам Аароном Уэссом Митчеллом.

Цитата: «Если мы с вами продвинемся в наших отношениях, я вам обещаю, что белорусы у вас будут самыми надежными, честными и искренними партнерами. По крайней мере, если мы договоримся, и в Беларуси что-то вам пообещаем, даже в ущерб себе мы это исполним».

Это вообще что такое? Как президент суверенной страны может обещать какому-то чиновнику из другой страны, что он готов нанести ущерб своей родине, только бы начальники этого чиновника погладили его по голове: «Молодец, исправился «последний диктатор» Европы»?

Или если перед президентом посланник из США, то обещать можно что угодно? Осуждения со стороны местных экспертов, журналистов и «политиков» не будет, ведь нам «жизненно необходимо» налаживать диалог с американскими партнерами, пусть для начала и посредством  публичного расшаркивания со стороны президента, Лукашенко – тип эксцентричный, ему простителен некоторый перебор с гостеприимством.

На Мюнхенской конференции по безопасности президент Беларуси еще раз «прогнулся»: по его словам, без США конфликт на юго-востоке Украины не будет улажен. Такая вот странная дипломатия: на конференции, названной в честь немецкого города Мюнхена, Лукашенко сообщает, что немцы беспомощны в качестве миротворцев. А несколько дней назад в Гомеле во время встречи с президентом Украины он такими же беспомощными считал и американцев и предлагал решать «украинский вопрос» на троих, т.е. силами России, Украины и Беларуси.

На той же конференции он заявил, что Беларусь и Россия непременно дадут адекватный ответ на строительство «форта Трампа» в Польше. Ну, Россия пусть сама за себя говорит, а вот Беларусь…  Беларусь, как утверждает Лукашенко, готова содействовать США в ущерб собственным национальным интересам. А если США «попросят» нас не реагировать на строительство форта и, более того, каким-либо образом мешать «адекватному ответу» России на «углубление сотрудничества США и Польши в военной сфере»? Как мы перенесем ущерб, который в таком случае нам обеспечит разъяренный Кремль?

Болтать о «многовекторности», конечно, не запрещено, но продать ее, если ты ничтожен в экономическом, политическом и военном отношении, невозможно. И плевать хотели в Вашингтоне на расшаркивания беларуского президента перед их чиновником. У США уже есть «отдавшиеся» им Польша, Литва, Латвия, Эстония и настойчиво «предлагающая себя» Украина, потому услуги Беларуси в Восточно-Европейском регионе стоят не больше коммунальных платежей диппредставительства США в Минске.  

А ведь как начинал Лукашенко: весь из себя антиамериканский лидер молодой страны и просоветский «интегратор». Теперь же мы видим безыдейного стареющего автократа, который, желая удержаться в президентском кресле, заискивает даже не перед госсекретарем США, но перед его помощником.

Может, одумается все-таки на старости лет и снова идейным станет, а то, боюсь, его многовекторность нас до добра не доведет…

Г-да Лукашенко и Румас, нас «наклонили», да? 24.09.2018

Согласитесь, странный какой-то саммит прошел в Сочи 21 сентября: встречались президенты и премьеры стран, находящихся в нескольких интеграционных объединениях, а информации о договоренностях в беларуских СМИ меньше, чем с арбузной бахчи Лукашенко.

Что российские СМИ мало освещали событие, так это нормально: никаких важных документов (например, о размещении российской военной базы в Беларуси) не подписывали, имеет ли смысл заполнять печать, эфир и сеть «чисто технической» нудятиной, когда потребителей информации интересуют Сирия,  Скрипаль-Петров-Боширов, выборы в Приморье, Хабаровском крае и Хакасии, футбол и Трамп.

Но наши хлопцы (что геи, что контрабандисты, что спецслужбисты) на денек-другой в Солсбери не мотаются, наши военные в Сирию воевать не едут, а все мы такой чепухой, как выборы губернаторов и мэров, не занимаемся, потому что губернаторов и мэров нам дает президент, – то есть обсуждать нечего. Думали, что вот вернутся Лукашенко и Румас из Сочи и сочно, в красках и подробностях, расскажут народу, как они этих кремлевских уделали, и тогда беларуская медиасфера  просто распухнет от интервью-анализов-прогнозов-статей-мнений.

Однако оба, что президент, что премьер, оказались скупы на слова и эмоции. Ну, Румасу еще простительно,  он и по долгу службы должен бормотать ту самую техническую нудятину. Но Лукашенко, любитель похвалиться даже тем, чего никогда не будет,  – он-то чего лишь уныло говорит, что «отторжения нет»? Нам что, кричать от восторга, что у руководства двух союзных (!!!) стран такие вот отношения?! Нет отторжения… Что за невероятная чушь! Нет, союзники обычно отторгают, извергают, изрыгают друг друга!..

Кажется, желаемого (в живых деньгах и в пересчете на них) у кремлевских выбить не получилось. И более того, проклятые русские империалисты-шовинисты, полагаю, предложили нашим кое о чем крепко подумать. Это кое-что политического свойства. И беларуское руководство, по-видимому, сразу начало думать. В противном случае мы бы уже услышали от Александра Лукашенко, что «наклонить нас ни у кого не получится». Уже «наклонили», что ли? Ну, если «нет отторжения», такой вывод напрашивается сам собой.

Шутить, язвить и скабрёзничать, цитируя президента Беларуси, можно долго, но я не стану лезть на территорию известного лукашенковеда Владимира Подгола. Несмотря на то, что информации  с саммита ничтожно мало (и это при том, что Лукашенко и Путин говорили один на один шесть часов), серьезно оценить «скупость слов и эмоций» беларуского руководства после саммита все-таки придется.

И моя серьезная оценка такова. Беларуские большие начальники не хвалятся успехами на «восточном фронте», не называют отдельных граждан России и всех русских отморозками, идиотами и варварами, не пугают нас, рядовых беларусов, планами Кремля по включению Беларуси в состав России до следующей годовщины БНР, по той причине, что до них – вы не поверите! – наконец, дошло: так, как раньше, уже не будет.  Их предупреждали о таком повороте событий, причем не только из Москвы (которую они предпочитали не слушать, сами себя успокаивали:  союзник ей нужен, раскошелится на миллиард, другой, пятый, шестой). Их предупреждали отовсюду; нет, не какие-то специальные советники из Вашингтона, Варшавы или Пекина; ход мировой истории, экономические, политические, социальные процессы прямо криком кричали: «Господа тугодумы из беларускиой власти, срочно определяйтесь, с кем вы и что можете предложить действительно ценного и весомого, чтобы ваш уход из альянса был потерей для других его участников. Если же вы хотите жить «сами по себе», то сообщите об этом с национальной политической трибуны и подтвердите свое намерение конкретным действием, после которого ни у кого не будет сомнений, что вы на самом деле выбрали такой путь. Иначе ваше государство ждут большие трудности. Поймите, никто никому ничего не обязан в этом мире».

И вот думают наши большие начальники…

Только что они придумают?

Боюсь, как бы их думы не ограничились тем, где и как достать денег на текущие нужды.  И тогда о переговорах с Москвой Лукашенко, сильно опечаленный и своим выражением лица этой печали не скрывающий, будет повторять: «Переговоры тяжелые, но результативные». Однако все в стране поймут его так: «Переговоры раз от разу все тяжелее и все менее результативные». Нет, результаты, разумеется, проявятся, только не такие, к каким привыкли большие беларуские начальники. Беда еще в том, что переговоры с другими «партнерами» будут идентичны переговорам с Москвой. И заклинания о «многовекторности» не помогут.

Опять россиянка гадит! 12.09.2018

Было время, в российских политизированных кругах говорили «англичанка гадит», подозревая или прямо обвиняя Англию в действиях во вред России.

Между тем, Россия часто выступала на стороне Англии или в ее интересах. Вынужденно, исходя из сложившихся обстоятельств, или сознательно, имея расчеты в свою пользу, не так важно. Это и не удивительно в условиях внутриевропейской конкуренции, ведь и Англия, и Россия как бы не совсем Европа. Континентальную Европу англичане именуют the Continent. Жители Москвы и Петербурга называли и называют Европу Европой, словно бы их столицы находятся в Азии.

Противостояние с Европой не делало Англию и Россию союзниками (а если и делало, то на короткое время, например, во 2-й Мировую войну), и «гадила англичанка» таким образом, что натравливала Европу (Францию, Германию) на Россию или подталкивала Россию к неким недружественным действиям по отношению к Европе.

Сейчас она гадит иначе: напрямую целит в Россию, потому что последняя входит в когорту стран, которые каждая по своему нарушают глобальный миропорядок. Сохранять такой порядок, когда Лондон является финансовой столицей мира, Англия должна, что называется, по определению. Получается, теперь гадит, причем всему миру (тому, что так дорог сердцу англичанки), уже россиянка.

Правда, до 2014 года (уход Крыма из Украины) Россия как-то не особенно гадила, сильный возмущений в ее сторону не было слышно. Или все-таки гадила? Гадила, гадила! Только не англичанам, не континентальным европейцам и не прочим адептам глобального «либерального» миропорядка. Беларуская власть и беларуская оппозиция не дадут соврать: и до 2014 года все беды исходили от России.

Беды эти своей причиной имеет то, что Россия позволяет себе – наглость несусветная! – что-то требовать от Беларуси в качестве «благодарности» за многолетнюю ресурсную поддержку. Вообще говоря, Беларусь и «цивилизованный мир» (в лице ее и его правителей, властителей дум и разного рода дельцов из большого бизнеса) уверены, что Россия начинает «гадить» им в тот момент, как только задумывается о своих национальных интересах.

Россия не гадит, когда не мешает НАТО бомбить Югославию. Но вот она вступается в Сирии за Асада и «мочит» там террористов всех мастей – сразу гадит. Покупают граждане России недвижимость и футбольные клубы в той же Англии до эпохи «Крымнаш» – это они покупают на хорошие русские деньги. Но наступает «Крымнаш» – и русские вложения в Англию уже дурно пахнут, а русские олигархи из уважаемых инвесторов превращаются в хапнувших чужое бандитов, против которых необходимо вводить санкции.

Россия не гадит Беларуси и беларускому правящему классу, пока прикрывает политически и помогает экономически «последнему диктатору в Европе» Александру Лукашенко. Но вот Крым становится российским, Донбасс не соглашается с претензиями майданного Киева – Лукашенко демонстрирует нейтралитет по отношению к российско-украинскому конфликту, и он уже не «последний диктатор» для Европы, потому на предложение Кремля разместить на территории Беларуси военную базу отвечает: «Нет!» Конечно, нет, ведь база – это «гадить» на поле едва наметившегося позитивного диалога между Беларусью и Европейским союзом.

И действительно, Беларусь – суверенное государство с независимой внешней политикой, и обязанность союзной России заключается в обеспечении этого суверенитета и этой независимости деньгами и разными экономическими преференциями. Если Россия свою обязанность не исполняет в должной, определенной беларуской стороной мере по той причине, что Беларусь всячески увиливает от следования союзническому долгу и не соблюдает даже элементарных приличий союзника, это значит: Россия гадит Беларуси!

Отношение беларуской оппозиции к России честнее, нежели у беларуского правящего класса; оппозиция убеждена: Россия гадит Беларуси всегда, вне зависимости от того, направляет ли в ее сторону реки дешевой нефти или, напротив, прикрывает нефтяной офшор.

Ну, и как нам жить с таким соседом? Ответ на этот вопрос нужно давать обязательно, потому что Россия и дальше будет «гадить». Если не будет, то ее как серьезной державы просто не станет, и тогда нам тоже несдобровать (мы хоть сколько-нибудь интересны Западу ровно до тех пор, пока имеем особые отношения с Россией). По линии Россия/Запад (тут не надо разделять США, Англию и Европу) все ясно: «гадкие» поступки России Запад не забудет, не простит.

А наше мнение о России, оно претерпит трансформацию или законсервируется? Как по мне, так использование формулы «опять россиянка гадит» надо прекращать. Уже сегодня (хотя следовало сделать это еще позавчера). Нельзя бесконечно винить того, кто тебе помогает, в том, что он помогает недостаточно. На житейском уровне так вести себя неприлично и недальновидно. На политическом уровне о приличиях много не думают, но выгоду не упускают. Мы же рискуем потерять «помощника».

Мне кажется, даже антисоветчики и русофобы из беларуской оппозиции понимают: если помощник станет тратить на себя самого силы и средства, которые раньше он тратил на нас, то беларуская независимость будет выглядеть не ахти. Бедные, но гордые – это не про нас; антисоветчики и русофобы знают народ, который они хотят возглавить, потому и они выберут (но до поры до времени не признаются) Россию, которая «гадит» Беларуси дотациями, торговыми преференциями, рефинансированием долгов и прочими приятными вещами.

Почему Румасу не нужно слушать Романчука 22.08.2018

Если ты «работаешь» экспертом по экономике, то ты просто вынужден давать рекомендации правительству, иначе какой ты эксперт.

Ярослав Романчук это знает, потому много лет с упорством рекомендует и рекомендует. Молодец! Новое правительство уже получило от него 20 идей. Как по мне, так красивее было бы дать 25, а не 20, но это дело личного вкуса.

Однако господин Романчук, хоть и эксперт, он не нудный прагматик, он еще и «философствует»;  его 20 идей – это не какое-то банальное исправление дел в хозяйстве страны, это путь к преображению государства и общественного организма. Потому перед презентацией идей эксперт говорит:

«Современное государство в мире, где всё течёт, всё изменятся очень быстро, обязано обеспечить максимальную гибкость институтов, организационно-правовых структур и инструментов для людей в принятии ими экономических решений (инвестиционных, производственных, потребительских, кадровых, финансовых и т.д.). Не само государство должно выступать в функции коммерсанта, производителя, инвестора, инноватора и потребителя. Оно должно быть таким, чтобы люди его не замечали, чтобы оно им не мешало.

Не мешало экспериментировать, пробовать, совершать ошибки, набивать шишки, нести за них ответственность и с учётом полученного ценного опыта провалов пробовать ещё и ещё.

Гибкость в принятии решений – это свободный выбор валюты, источника и формы получения кредита/инвестиций. Это малые налоги, стабильное, одинаковое для всех налоговое законодательство. Это уверенность в том, что суд независимый, частная собственность священна, конкуренция и торговля свободны, а каждый, буквально каждый шаг и действие распорядителей чужого сканируется и мониторится по-настоящему независимым парламентом, гражданским обществом и СМИ.

В современном мире путь в клуб богатых, динамично растущих стран не заблокирован некими внешними силами, масонами, богачами или спецслужбами. Главное – самому не сворачивать с пути свободы, частной собственности/ответственности, открытой конкуренции и малого государства».

Поняли, как жить надо? Никаких государственных инвестиций. Запретить институтам Академии наук и университетам работать над инновациями. Лишить государство права превращать нефть в бензин на заводах в Мозыре и Новополоцке. Зачем так? Затем, чтобы вы, сегодняшние занятые на госпредприятиях, сами себе построили заводы и завели всякие бизнесы. А не построите и не заведете, так хоть поймете, чего стоите, получите бесценный опыт неудачника и безработного и узнаете, что в вашем жалкой доле виноваты не масоны и не какие-то внешние силы, но только вы лично, норовящие свернуть с пути свободы и открытой конкуренции.

Ах, да, еще вы получите независимый парламент и независимый суд. Зачем они вам, безработным и пакующим чемоданы для отъезда на заработки? Наверное, для того, чтобы ваша хреновая жизнь была накрепко защищена законами малого демократического государства.

Теперь, собственно, к идеям. «Оценим» лишь некоторые, чтобы не злоупотреблять вниманием читателя.

Нет ни одного прецедента за всю историю человечества, чтобы страна с размером госбюджета 45 – 50% ВВП и госсектором в 75 – 80% активов и ресурсов обеспечивала быстрый (6 – 9% в год), долгосрочный (минимум 20 лет), инклюзивный (выгоды получают все) экономический рост. Значит, Совмин должен сократить госрасходы в течение ближайших 2 – 3 лет, как минимум, до 30 – 33% ВВП с соответствующим сокращением налоговой нагрузки. Для начала надо распродать ~500 убыточных промышленных госпредприятий, 850 убыточных с/х организаций (без господдержки они не в состоянии свести концы с концами), а также все организации строительного сектора. За январь – май 2018г. весь строительный сектор получил чистые убытки в BYN106,9 млн. (годом раньше была чистая прибыль в BYN66,5 млн.).

Господин Романчук знает госбюджеты, ВВП и размер госсектора всех стран за всю историю человечества. Ну, не верю! А с/х организации, сельское хозяйство вообще, фермеров, не фермеров, не важно, дотируют во многих странах. И кому продавать колхозы? Иностранным частным агрохолдингам, которые засеют поля соей либо рапсом, который «выжрет» почву? И почему продавать все строительные организации, если в прошлом году они были прибыльными, может, в будущем году они снова выйдут в плюс?

Ввести и узаконить мультивалютность, отказаться от практики дедолларизации […] привести законодательство по банкам и финансовым организациям в соответствие с требованиями ВТО.

Конечно, конечно, сегодня, когда протекционизм шагает по планете, нужно срочно подтянуться к требованиям ВТО, ну хотя бы по части банков.

Ввести обязательные нормы и стандарты международного корпоративного управления на всех средних и крупных госпредприятиях .[…] Прекратить порочную практику вмешательства исполкомов, министерств и ведомств в коммерческую деятельность госпредприятий.

А своими стандартами нам никак не обойтись? И странное дело: если в коммерческую деятельность госпредприятий не будут вмешиваться некие госорганы, то перед кем будут держать отчет директора этих предприятий? Это же не их заводы и фабрики, а государственные, и продаваемая ими продукция тоже принадлежит государству.

Повысить пособие по безработице до $100 – 120 в месяц с предоставлением права коммерческим организациями оптимизировать рабочую силу.

Повышения пособие – дело хорошее (если не поддерживать явно издыхающие предприятия, то деньги на это найдутся). Но что значит «предоставление права коммерческим организациям оптимизировать рабочую силу»? Вместо восьмичасового рабочего дня десятичасовой, а несогласных увольнять с формулировкой «не оправдал надежд», чтобы другой работодатель знал, что этот «фрукт» для нормальной капиталистической эксплуатации потерян?

Ликвидировать конфликт интересов в министерствах и исполкомах. […]

Вот уж нет, пусть конфликтуют. Хоть какое-то противостояние, хоть какая-то демократия, пусть и среди чиновников только, раз уж нет ни реального разделения властей, ни местного самоуправления.

Ликвидировать практику импортозамещения как атавизм и проявление полностью провальной экономической теории.

А если чего-то действительно стоящее создадут, вполне конкурентное, все равно не пускать в производство?

Думаю, достаточно критики идей. Критиковать, и часто не по делу, специалистов у нас много, и я со своими замечаниями не далеко от них ушел. К тому же у Ярослава Романчука есть хорошие – причем неэкономические – предложения. Например, вести запрет на заключение под стражу подозреваемых в нарушении экономического законодательства руководителей и собственников коммерческих организаций до вынесения судебного приговора. И правда, взяли подписку о невыезде и хватит. Эконмические предложения тоже есть хорошие. Хотя бы такое: прекратить практику корректировки таможенной стоимости задним числом.

Как и полагается философствующему эксперту по экономике, Ярослав Романчук завершает свое обращение к новому правительству призывом:

«По делам будут оценивать и судить обновленный состав Совета Министров, работу премьера С. Румаса и его заместителей. Давайте, ребята! Смело, инновационно, с уверенностью в том, что народная экономика эффективнее, качественнее, социальнее, чем номенклатурная».

Сразу говорит, что государство не должно выступать в роли инноватора, а потом призывает «ребят» из нового правительства действовать инновационно, словно бы те не государство представляют, а вместе с самим Романчуком Центр Мизеса, у которого с инновациями уже много лет проблемы (может, поэтому эксперт-либертарианец обозвал экономику.своей мечты «народной» и уверовал в ее социальную сущность).

Ну да ладно, не буду цепляться к мелочам. Философствующему эксперту следует отвечать на соответствующем уровне.

Социально-экономические взгляды Ярослава Романчука прямо противоположны (или в значительной мере противоречат) социально-экономическим взглядам человека, который назначил в правительство Сергея Румаса и его замов. Возможно, сам премьер или молодой  министр экономики Дмитрий Крутой согласятся с некоторыми предложениями нашего эксперта и даже применят их на практике. Но сделано это будет так, чтобы государство по-прежнему оставалось большим, а не становилось по-либертариански малым. Задача у нового правительства следующая: положительно реформировать экономику, не нанося ни малейшего вреда властно-государственной системе.

Кто-то скажет, что в нашей ситуации это невозможно. Не уверен. Возможно, вместе с экономическими преобразованиями будет происходить и реформирование властно-государственной системы, но не в направлении «уменьшения» государства, а по пути «карьерных перспектив». Государственный сектор не захиреет благодаря тому, что амбициозные специалисты и управленцы на своих предприятиях будут чувствовать себя не нанятыми временно работниками, а полноправными и ответственными участниками большого и важного дела. В противном случае через некоторое время нам придется продать/уничтожить не только токсичный набор заводов в 500 штук, о котором говорит Ярослав Романчук, но и вообще забыть об индустриализации, а без нее нам как государству, полагаю, «крышка».

Беларусь и новый СССР 31.07.2018

Скоро 27 лет, как Беларусь стала независимым государством. Александр Лукашенко сохраняет за собой пост президента уже 24 года.

Срок достаточный, чтобы «пропитаться» идеей и практикой суверенной Беларуси. Потому удивительно, что от бессменного президента и его подчиненных из разных институций (от министерств и парламента до СМИ), а так же от оппозиционеров мы часто слышим настороженные рассуждения о независимости: мол, не ровен час, нас захватят, аннексируют, включат с состав другого государства.

Почему так мыслит оппозиция, понятно: действующая власть многие годы была недостаточно национально-ориентированной, оттого Беларусь до сих пор находится под сильным влиянием России, которая настолько к этому привыкла, что не потерпит дрейфа Беларуси на Запад, причем не потерпит с такой страстью и решительностью, что ликвидирует беларусскую государственность.

Не знаю, верят ли сами оппозиционеры в такую грустную перспективу для Беларуси, скорее нет, чем да, но они слишком долго говорят об угрозе независимости с востока и, по-видимому, просто не могут остановиться. Ведь в противном случае, т.е. если угрозы с востока не существует и Беларусь остается суверенной, надо выдумывать новый «политический рассказ». О чем он будет? О вступлении в ЕС? Нет, давайте уж лучше 51-м или 52-м штатом в США.

У критиков Лукашенко удобная позиция: Россия-империя не отпускает Беларусь-колонию, а действующий режим не может должным образом противостоять таким ее действиям; вот если бы мы, теперешние оппозиционеры, были во власти, то непременно бы сделали (верьте на слово, патриот-националист в таких делах не врет) Беларусь по-настоящему независимым государством (читай: отдаленной от России политически, экономически и культурно).

Оппозиционеры делятся представлениями о другой Беларуси, но пока не имеют возможности соединить их с практикой, потому их нельзя назвать ни фантазерами, ни реалистами, и уточняющих вопросов к ним нет: в своей критике Лукашенко и отрицательном отношении к союзничеству с Россией они последовательны в течение многих лет.

Но вот к Александру Лукашенко и его команде есть вопрос: «Как так: вы же 24 года руководите страной – и теперь сообщаете народу, что страны может и не быть, что она войдет в состав другой страны?» Складывается впечатление, что некая часть беларусского руководства просто устала от независимости даже в ее усеченном формате. Не оттого, что хочется подчиниться кому-то, но оттого, что в проекте независимости не осталось созидательного потенциала. Беларусь как государство достигло предела роста. Не надо думать, что это исключительно наша вина, внешние обстоятельства оказывали и продолжают оказывать серьезное воздействие на становления нашего государства. Проблема в том, что на современном этапе ни один из более или менее значительных мировых игроков не горит желанием вкладываться в развитие Беларуси.

Разговор не столько об инвестициях в индустриальные, логистические и прочие предприятия (какие-то средства так или иначе в страну поступают), разговор, скорее, о Беларуси в целом, ее роли в отношениях между теми самыми более или менее значительными мировыми игроками. Условного «плана Маршалла» не предвидится. Более того, уже совсем скоро мы не сможем получать ощутимую экономическую выгоду от участия в Союзном государстве и Евразийском союзе. Вообще-то, первое вкупе со вторым и было для Беларуси своеобразным «планом Маршалла». Но план на то и план, чтобы иметь конечную стадию реализации.

Нам следует исходить из убеждения, что Беларусь как независимое государство состоялось и ее суверенитету не угрожает ни одно государство и ни одно межгосударственное объединение в мире. Лукашенко и его антироссийски настроенные единомышленники из оппозиции все пугают народ потерей независимости, тогда как сам народ свыкся с мыслью о суверенной Беларуси и практикой жизни в ней. Вот не бывает в Беларуси минус 50 по Цельсию, потому никто не готовит жилище к такой зиме. Примерно то же самое с независимостью: она будет плюс-минус прежней, как и зимы. Россию устраивает союзная Беларусь (впрочем, равно как и не очень союзная, но в этом случае без российской ресурсной поддержки), а Польше Беларусь просто не по зубам.

Но чтобы развитие государства не остановилось, мало убежденности в незыблемости суверенитета, нужно еще расстаться с навязчивой и вредной идеей сделать из Беларуси «мост» между Россией и ЕС или «восточноевропейскую Швейцарию». Вне интеграционных проектов Беларусь ожидает перспектива экономического упадка и фактического исключения из исторического процесса в его политическом измерении.

Правда, «интегрироваться» мы пока хотим и умеем исключительно в следующем формате: вы (другие участники интеграции) дайте нам то-то и то-то, а мы потом подумаем, имеет ли смысл хоть что-то давать вам взамен. Разумеется, такой вывод делается на основании попыток интеграции Беларуси с Россией. Попыток в другом направлении Беларусь не делала, проверить, как бы она себя вела, стремясь стать «своей» для ЕС, невозможно. Беларусь уже никогда не станет членом ЕС. Не буду повторять слова о кризисе ЕС (я не уверен, что нынешние проблемы так уж опасны для единства ЕС), просто скажу, что расширения ЕС в ближайшем будущем не предвидится и брать на содержание очередную польшу-литву-латвию-болгарию-румынию в Брюсселе, Берлине и Париже точно не собираются.

Итак, хотим выглядеть приличной европейской страной – необходима тесная кооперация с другими странами. Какими? Не с Китаем во всяком случае, что бы там ни трубили госСМИ о нашем стратегическом партнерстве с ним. Сейчас Китай, в известном смысле, повторяет действия транснациональных корпораций, которые инвестировали в создание производств по всей Юго-Восточной Азии. Китай ищет, куда выгодно вложиться. Но кроме этого, еще и привозит своих рабочих работать на построенные им за границей предприятия. А не хотите так – получите связанные кредиты: купите на них наше же оборудование и потом верните с процентами, небольшими, но все равно, кредит ведь.

Если у теперешнего руководства Беларуси цель одна: продержаться у власти как можно дольше, – то и Китай в качестве главного экономического, политического и военного партнера подойдет. Однако целью государства Беларусь не может быть превращение в провинцию далекого Китая (как и любого другого государства).

Что ни выдумывай, но интегрироваться нам придется на постсоветском пространстве, и лучше бы не в рамках безыдейного Евразийского союза, а в проекте нового СССР. Ясно, что СССР сегодня не расшифруешь, как прежде, где те советские социалистические республики?! Но зато есть их правопреемницы, они же учредительницы ООН: Беларусь, Россия, Украина, – они же основательницы того, старого СССР (такого старого, что ему и 100 еще бы не исполнилось, не «распусти» его три неумных персонажа: Ельцин, Кравчук и Шушкевич).

Нет советских социалистических республик, что же, давайте расшифровывать аббревиатуру «СССР», например, так: Союз Суверенных Социальных Республик. Или как-то иначе (Россия и Украина официально вроде и республиками не именуются), но четыре буквы СССР необходимо оставить., и чтобы в английском варианте получалось USSR. Имя обладает невероятной силой. Представляете, какой будет медийный выхлоп: создается новый СССР! Как затараторят в мировых столицах! Все либертарианцы и антисоветчики захлебнутся желчью, доказывая, почему ничего подобного не должно быть в современном мире и что нужно делать, чтобы не допустить второго пришествия СССР. И сколько крику мы услышим от националистов в Беларуси и Украине, а также шовинистов, «белогвардейцев» и адептов «русского мира» в России!

Даже по предполагаемой реакции многих граждан трех стран понятно, что работа только на пропагандистском поле предстоит трудная, нудная и долгая, а уж как дело дойдет до реальной «спайки» экономики, политики, социальных и культурных аспектов, то сердечные приступы при согласовании договоров станут массовыми среди разработчиков оных.

Мне кажется, что именно Беларусь с ее «остатками советского» должна вбросить в информационное пространство идею создания нового СССР. Ждать этого от нынешней Украины в высшей степени нелепо (хотя Союз ей жизненно важен, будущее подтвердит): ладно Киев отчаянно бьется за поставки газа, принадлежащего России-агрессору, но идти на союз с агрессором… Нет, всякому абсурду есть предел.

Россия, выдвигая инициативу создания нового СССР, тоже будет выглядеть хуже Беларуси, потому что интеграционные предложения России всегда интерпретируются за ее границами как желание снова стать империей с прицелом на ликвидацию суверенитета союзников.

Но и Беларусь не идеальный перводвигатель нового СССР, прежде всего в силу своей репутации у российского истеблишмента: мы слишком многого требовали от Москвы в рамках Союзного государства и Евразийского союза и были чересчур скупы на отдачу. Поэтому нам придется доказать, что мы действительно заинтересованы в СССР (как проекте, который обещает технологический, экономический, социальный, политический и культурный рывок), а не в очередной порции российских дотаций.

К слову сказать, в советский период Беларусь и Украина, в отличие, скажем, от Грузии или Литвы, хорошо работали на союзную копилку (РСФСР, разумеется, была лидером по отчислениям в эту копилку). Следовательно, нет ничего удивительного в том, что строительство нового СССР начнут именно эти три страны: они имеют опыт ответственного сотрудничества в проекте, который способствовал развитию каждого из участвовавших в нем.

И да, новый СССР опять будет левым. Без большевистских перегибов, но все-таки левым. Другого СССР быть не может. А если может, то это не СССР вовсе, это всего лишь некая международная организация, участники которой, с примеру, подписали соглашения, гарантирующие свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы между странами. Такого в мире хватает. А нового большого левого проекта нет. Надо, чтобы появился.

Прочитав всю заметку или только взглянув на ее заголовок, кто-то подумает, что автор либо оригинальничает: мол, видите, о чем позволяю себе писать, – либо и вправду, будучи недалеким человеком или ностальгирующим мечтателем, не понимает, что нынешнее состояние дел в политике, экономике, идейной сфере и обществе в целом не предполагает в обозримом будущем такого проекта, как новый СССР. Оставим в стороне «цивилизованный мир», который обязательно будет мешать становлению СССР-2, и посмотрим на тех, кто предположительно будет создавать новый союз.

Россия: «белогвардейщина», помноженная на «русский мир»; олигархи и антисоциальная политика правительства; плюс тотальное доминирование антисоветчиков в СМИ.

Беларусь: государственно-бюрократический капитализм, который с уходом Лукашенко «усугубится» открытой олигархией, станет «подкармливать» националистов (чтобы не только материальные ресурсы и госуправление, но также идеология была в его руках) и «крепить» дружбу с Западом (иначе ведь нельзя, если не хотите быть «поглощены», «аннексированы» или «удушены в братских объятиях» Россией).

Украина: официальная политика и национальная идентичность строятся на антироссийском фундаменте – и тут от Беларуси поступает предложение создавать союз с Россией!.. Украинские политики и журналисты лишатся дара речи, услышав такое предложение, а потом, переведя дух, скажут: «В Беларуси, видимо, коллективно сошли с ума!»

Все так… Но сто лет назад отношения между этими республиками (в том их виде) были не проще. Сегодня нет большевиков, т.е. идейных революционеров, захватывающих и удерживающих власть с целью коренного «переформатирования» социально-экономических отношений. Новый СССР с самого начала будет создаваться политиками, бюрократами и экспертами, уже сегодня так или иначе включенными в процессы госстроительства трех стран. Плюс этого в том, что в одночасье не случится ломки всего жизненного уклада.

Ну, а без нового СССР, по моему мнению, всех нас: и Беларусь, и Россию, и Украину – ждет печальное будущее. Мировая (или западная, не так важно) буржуазия, что глобалистская, что протекционистская, нет, голодом нас не уморит (сейчас морить невыгодно, выгодно сохранять разный уровень потребления для разных регионов и разных слоев населения), но с периферии мира в мир центральный не пустит. Потому проект нового СССР, он не только о материальном благополучии (которое немыслимо без развития науки и технологий), он еще и о реальной независимости. Ведь как хорошо, когда не надо заискивать ни перед МВФ, ни перед Всемирным банком, ни перед какой бы то ни было иной кредитной организацией или страной, которая обещает помочь вам с тем-то и тем-то. Когда не просишь денег, тогда и в политике (что внешней, что внутренней) становишься удивительно самостоятельным.

Коврик для ног, made in/of Belarus 04.07.2018

Сперва президент говорит, что в случае серьезных экономических проблем Беларусь либо войдет в состав другого государства, либо станет ковриком, о который будут ноги вытирать. Потом министр иностранных дел сообщает, что о вхождении в состав другого государства не может быть и речи, однако перспективу страны «стать ковриком» не опровергает.

Надо полагать, господин Макей отреагировал только на первую часть высказывания Александра Лукашенко по той причине, что именно она вызвала широкое обсуждение в политизированных кругах. Но почему общественность не раскрутила и тему «коврика»? Неужели она согласна с тем, что лучше уж ковриком, чем в составе другого государства? Или общественность просто не представляет себе, как это страна может быть ковриком для вытирания ног? Что другие страны должны сделать, чтобы Беларусь превратилась в «коврик»? И зачем им это делать?

Александр Лукашенко вообще любит «выговориться» при своих. В присутствии чужих он куда сдержаннее. Потому что он «домашний» политик. Ну, мы тоже при женах, мужьях, родных и друзьях позволяем себе произносить вещи, которые обычно не произносим в мало знакомой компании и уж тем более публично. Президент Беларуси, в отличие от нас, «выговаривается» публично, но публику при этом представляют не политики из других стран, а его подчиненные и журналисты.

И вот в кругу «своих» он, строго говоря, признается, что а) в экономике страны дела обстоят далеко не лучшим образом, б) такое положение дел грозит нам утратой суверенитета или полной потерей уважения со стороны… кто там ноги о нас будет вытирать? «Интерпретаторы» мыслей Лукашенко уверены, что президент имел в виду Россию. Хотя стоит заметить, интерпретаторы мусолили тему вхождения Беларуси в состав другого государства, а не тему «коврика». Потому можно допустить, что «ноги о нас будут вытирать» все, кто захочет, если мы, утратив хорошее расположение к нам России, уйдем в экономическое пике.

Как для беларусской оппозиции (подавляющего большинства ее представителей), так и для беларусского правящего класса Россия выступает главным препятствием на пути Беларуси к «настоящему» суверенитету (насколько это вообще возможно в современном мире в случае небольшой страны). Оппозиция, в отличие от правящего класса, честна и последовательна в своем «антироссийском» мнении: «особые» отношения Беларуси с Россией мешают первой стать европейской демократической страной и выстраивать свою экономическую модель в условиях гораздо меньшей зависимости от хозяйственной и политической конъюнктуры второй. Никакими союзниками мы быть не должны, говорит оппозиция, просто две соседние страны, которые мирно торгуют между собой по общим правилам рынка, в большей или меньшей степени «попорченным» протекционизмом.

Правящий класс обращается к ненавистной России так: «Мы хотим и дальше быть во власти и обеспечивать лояльность населения к нам за счет «особых» отношений с Россией. Да, нам нужны ваши дешевые энергоносители, нам нужен беспрепятственный доступ на ваш рынок наших товаров и всего того, что мы отправляем вам под видом наших товаров, нам нужно участие наших производителей и продавцов в вашей системе госзаказа и госзакупок, нам нужны ваши кредиты, которые мы сможем покрывать новыми вашими кредитами, нам нужны различные проекты в рамках Союзного государства или Евразийского союза, финансирование которых будет осуществляться исключительно вами.

Мы осознаем высочайшую степень экономической зависимости Беларуси от России, но, во-первых, никогда в открытую не скажем об этом гражданам Беларуси (будем до последнего врать, что Россию без беларусских поставок ждет неминуемый голод), а во-вторых, не будем исполнять двусторонние договоренности, которые будут идти в плюс интеграции, но не отдельно Беларуси. Во внешнеполитической ориентации мы не можем совершить резкий разворот и уже завтра стать «большими друзьями» Европы (ни мы не готовы, ни Европа), пока мы играем в игру «отдаляемся-приближаемся»: отдаляемся от вас, приближаемся к ним. Разумеется, в настоящий момент только политически, потому что экономическая поддержка от них такая мизерная, что и говорить о ней неудобно.

Мы понимаем, что Россия не в восторге от того, что мы, будучи зависимыми от нее экономически, ищем политического противовеса ей на Западе (прежде всего в Европе), но соображения укрепления нашей независимости вынуждают нас придерживаться именно такого стиля поведения. И России придется принять это как данность. Сокращение ресурсной поддержки Беларуси будет крайне негативно оценено российской общественностью, так как станет свидетельством того, что Россия теряет союзника и просто дружественную страну. Фантомный имперский зуд России проплатит наш истинный суверенитет и постепенную вестернизацию. Но в НАТО мы вступать не будем, обещаем твердо, нам ближе нейтралитет, ведь и теперь мы в ОДКБ чисто формально».

Ну а если беларусский правящий класс ошибается и Кремль убедит российскую общественность, что столь щедро помогать материально такому союзнику бессмысленно? Тогда дела в беларусской экономике станут еще хуже и… И далее предсказание президента Лукашенко становится реальностью: мы либо входим в состав другого государства, либо о нас будут вытирать ноги. Но Владимир Макей утверждает, что о потере суверенитета не может быть и речи. Я согласен в этом с господином министром иностранных дел: кто ж позарится на такое добро?! Значит, судьба быть ковриком.

Остается надеяться, что наши соседи окажутся интеллектуально и морально выше представлений о них беларусского президента, не станут вытирать о нас ноги, а только спокойно скажут: «Всяко бывает в жизни, ваш расчет не оправдался, пробуйте что-то другое. Только нас за дураков не держите, хорошо?»

Отчего вы не хотите нашего суверенитету? 25.06.2018

До чего же иногда похоже ведут себя руководители бывших советских республик: на независимость их стран никто не покушается, но они призывают и своих сограждан, и международное сообщество защитить эту самую независимость.

Даля Грибаускайте в 2014 году придумала агрессию со стороны России и так надоела рассказами о ней НАТОвскому генералитету, что тот, чтобы госпожа президент успокоилась, разместил-таки в Литве потешный контингент (где-то же его надо размещать, почему бы не в Литве).

Теперь беларусский президент пугает районных бюрократов, что если экономика у нас будет работать плохо, то мы станем частью другого государства. Какого государства, Александр Лукашенко не уточнил, но мне кажется (и полагаю, что не только мне), он имел в виду Россию, которая еще в 2014 году, по убеждению Дали Грибаускайте, должна была захватить Литву. Но не захватила – так, может, и Беларусь останется суверенной, и зря господин Лукашенко намекает на аннексию?

Или он и не про аннексию вовсе, а про добровольное вхождение Беларуси в состав Российской Федерации? Если верно второе, то выходит, что сам президент держит в уме такой поворот в истории Беларуси. Он лично и его окружение не осилили управление независимой страной, потому задумались о присяге на верность московскому царю с расчетом на то, что он обеспечит им безопасную старость.

По моему убеждению, утрата Беларусью независимости возможна только через «добровольное вхождение», другой формат «слияния» России просто-напросто не нужен. И действительно: руки и мозги и так текут из Беларуси в Россию, множество предприятий и целые отрасли экономики Беларуси целиком зависят от российского рынка, а газ и нефть, поставляемые Россией по «приятным» ценам, вообще являются основой благополучия как всей страны, так и каждой беларусской семьи. Беларусь выглядит «почти российским регионом», только прямой ответственности за него Кремль не несет, и всем хорошо. Поэтому очень сомнительно, что России шибко интересен формат «добровольного вхождения», но если будем сильно проситься, то, наверное, примут.

Смею предположить, что Лукашенко и Ко раздражает/пугает именно такой подход России к Беларуси: «Ваше будущее в ваших руках. Мы со своей стороны ждем от вас только соблюдения союзнических обязательств и приличий. Если же вы будете все время искать повод уклониться от этого, мы будем действовать в отношении вас исходя из собственных национальных интересов. Последнее ни в коем случае не предполагает лишение Беларуси суверенитета».

Проблема, с которой столкнулось руководство Беларуси, заключена в отсутствии внешней угрозы. «Наклонять» (воспользуемся одним из любимых слов Александра Лукашенко) нашу страну некому и незачем. Да, украинское и польское пойло, которое мы экспортируем в Россию под видом произведенного в Беларуси молока, Россельхознадзор к себе в страну не пустит, но в этом его действии даже при всем желании невозможно рассмотреть покушение на беларусский суверенитет.

Или Александр Лукашенко Польшу имел в виду, когда говорил про «жить в составе другого государства»?

Беларусь на обочине 13.06.2018

По большому счету, в том, что нынешняя Беларусь в политическом отношении как ни пришей кобыле хвост, виноваты создатели и ликвидаторы ВКЛ. Ну, какого лешего строить государство от моря до моря, потом сдавать его Польше, чтобы та, в свою очередь, проиграла сначала Российской империи и затем Советскому Союзу?!

Правда, Польша, в конечном счете, кое-как выкарабкалась (хотя от раны, полученной в конкурентной борьбе с победившей ее Россией, оклематься не может до сих пор). Современная Литва, принявшая в дар от «кровавого тирана Сталина» Вильно и присвоившая наследие ВКЛ (отчего не присвоить, если другие наследники поздно очнулись), со всей антисоветской и антироссийской страстью прибилась к «семье европейских народов» в надежде продлить свой исторический век. Не уверен, что это у нее получится (депопуляция в Литве идет страшными темпами: 3,5 млн человек жило в стране в 1990 году – в 2017-м осталось 2,7 млн), но выбор: ЕС и НАТО – сделан, причем осознанный, с расчетом на лучшее во всех отношениях будущее.

Украина (еще одна наследница территорий ВКЛ) мучительно определяется между разделом (словно по образцу «братской» Речи Посполитой) и возвращением в эпоху правления Леонида Кучмы, когда «Украина – не Россия», но от этого всем, всем, всем что в Европе, что в России, что в самой Украине ни жарко ни холодно. Крым при любом исходе остается российским. И третий, совсем уж фантастический, но столь желанный для многих заседающих в Раде, вариант: единая Украина без Крыма и части Донбасса; Украина, которая тянется к Европе, но вечно до нее не дотягивается. В отличие от Польши и Литвы, политическая перспектива Украина кажется неопределенной. Однако признание ее таковой дает возможность так или иначе описывать будущее страны.

А что Беларусь, четвертый выходец из ВКЛ и Речи Посполитой, она-то как дальше жить собирается? Я имею в виду внешнеполитический или, если угодно, цивилизационный выбор. Второе определение предпочтительнее в силу того, что позволяет отбросить пустопорожние рассуждения о «многовекторности» и суверенитете и сконцентрироваться на основной проблеме Беларуси как государства: «Мы привержены союзу с Россией (тут не важно, какому конкретно) или берем курс на выход из него?»

Хитрость беларусского политического разума отвечает на этот вопрос так: «Остаемся в союзе с Россией, чтобы получать материальную и социальную выгоду, но уклоняемся от выполнения союзнических обязательств и даже от соблюдения приличий, которые предписаны союзнику, если такое поведение дает плюсы для выстраивания отношений с коллективным Западом». Или же хитрость свидетельствует о следующем: «Так сложилось после распада СССР, что независимая Беларусь сохранила тесные экономические, политические и социальные связи с Россией, но в перспективе наша страна должна быть равноудаленной как от России, так и ЕС, и в равной степени приближенной к ним».

Хитрость в политике – вещь сама собой разумеющаяся, даже в договорах между партнерами и союзниками. Только в нашем случае она ведет к отказу от союзничества. Какой смысл второму союзнику (России) способствовать реализации рожденного этой хитростью плана?

Справедливости ради стоит отметить, что Россия многого от нас не ждет. Но ЕС или НАТО тоже не ждут от Литвы того, чего страна не может дать в силу своего экономического или демографического потенциала. И для благополучия Беларуси России сделала не так уж мало. Почему же беларусский правящий класс, удержавшийся у руля государства в том числе благодаря экономической и политической поддержке со стороны России, так тяготится даже номинальным союзническим долгом?

Ответ, мне кажется, лежит в мировоззренческой плоскости: нашему правящему классу очень хочется быть «западнее». Словосочетание «независимая внешняя политика» призвано убедить западных «партнеров», что Беларусь – не Россия никак не меньше, а то и больше, чем Украина. Хорошо, но как быть с почти тотальной экономической зависимостью Беларуси от России? Чтобы избавиться от нее, слов министра иностранных дел (Макея или любого другого) об интересах суверенной Беларуси явно недостаточно.

Хитрость беларусского политического разума воображает, что она сможет бесконечно долго «продавать» коллективному Западу «особые беларусско-российские отношения», словно бы Россия не замечает факта «продажи».

Как только Россия перестает видеть в Беларуси союзника, последняя превращается в своеобразный дотационный регион первой (социально-экономического коллапса в Беларуси России не допустит, зачем ей находящаяся в столь плачевном состоянии соседка, когда границы между странами фактически нет). Будет и после этого беларусский политический класс упорствовать в своем стремлении быть «западнее», Россия мешать ему не станет, предупредит только, что настоящая граница появится и Беларусь, наконец, обретет независимость от российских дотаций. Ну, и кто тогда усомнится в том, что Беларусь – не Россия?! Западные партнеры точно не усомнятся (особых беларусско-российских отношений уже не будет), но и на содержание нас вряд ли возьмут. А нам ведь этого и не надо, правда? Мы же талантливые и трудолюбивые, сами сделаем Беларусь great again. Вот и ладненько.

Словом, пришло время определяться. Не то чтобы уже завтра имеет смысл сообщить народу о стратегическом выборе по ТВ, через БЕЛТА и «СБ», просто нужно готовить страну (или ее уже готовят, но рядовому гражданину этого не показывают) к тому, что «как раньше» уже не будет.

Держа в уме минимизацию экономических потерь и социальных потрясений, выбор, полагаю, придется делать в пользу нейтралитета (о стремлении Беларуси к нему записано в Конституции). Нюансы нейтрального статуса страны мы сейчас разбирать не станем, удовлетворимся общим толкованием понятия в виде житейской формулы «мы не с вами и не с ними». Но как бы мы ни трактовали нейтралитет теоретически, нужно совершать действия, подтверждающие ту или иную трактовку.  

С чего начнем? Логично начать с ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности). Нейтралитет – это, в первую очередь, когда мы не воюем в союзе с кем-то против кого-то. Созрел беларусский политический класс к тому, чтобы сообщить о выходе Беларуси из организации, где главную роль играет Россия? Нет, не созрел. Но следовать «союзническому долгу» (причем не только в рамках ОДКБ) беларусский политический класс тоже не собирается.

И как выходить из этого «положения в раскоряку»?

Думаю, уже поздно выходить из него. Остается одно: и дальше «раскорячиваться» до разрыва седалища.

Подвела вас, соотечественники, хитрость политического разума, ой, как подвела. Решили не участвовать в истории ни на чьей стороне, вот и сидите теперь, «геополитически травмированные», на ее обочине и бубните себе под нос про свою любимую «многовекторность», вас никто и трогать не будет. Вы же этого добивались?

Власть говорит, свядомый слушает 27.03.2018

Ах, если бы не дурацкий хапун на Якуба Коласа и не задержания в регионах, как бы все хорошо было.

Мы только учимся работать по-новому. Но могу заверить вас: научимся мы быстро. Ведь вы, ребята из «новой оппозиции», прелесть какие конструктивные и незлопамятные: простили «режиму» аресты и прочие чинимые им (то есть нами) неудобства в прошлом. И правда, разве могут быть счеты, когда на кону национальное самосознание и независимость страны!

Да-да, Беларусь у нас одна на всех и для всех. Некляев и Статкевич с этим не согласны? Так их же мало. А нас – празднующих и охраняющих праздник – много, очень много (больше только тех, кому и праздник, и его охрана, так сказать, по барабану).

Однако к вам, празднующим, у нас есть один вопрос: «Вы что думаете дальше: так же флагами махать, песни петь, делать бизнес на национальной идее или все-таки забирать у нас власть?» Так вот если думаете о втором, то сообщаем: «Мы можем быть националистами еще лучше вашего, если это нужно будет для удержания власти в наших руках». Вы, как люди идейные, даже получите удовольствие от того, что ваши противники теперь говорят вашими словами. Мы понимаем, вам, таким позитивным, креативным и одухотворенным мечтой о вольной Беларуси, верится в то, что ваше ненасильственное сопротивление, в конечном счете, изменит нас, то есть власть, после чего и вы лично (один, второй, третья…) в реальное управление страной просочитесь.

Или вы все-таки полагаете, что мы никогда не адаптируем целиком ваше видение того, какой должна быть Беларусь? Скорее всего, вы правы. Но так как вы конструктивные, то к такому видению будете подталкивать нас исключительно праздниками и диалогами, и мы будем позволять вам праздники, и будем вести с вами диалоги. И вам будет приятно, и нам будет приятно. Ну, зачем эти хапуны и задержания?.. Хотя во многих странах – самых демократичных – власти иногда колотят демонстрантов. Поколотили – и на этом все, «ответка» не прилетает: никакой тебе смены правительства или чего-то там еще из требований улицы.  

Празднуем и разговариваем.

Разговариваем и празднуем.

Вы же против революции? Мы знаем, что против, ведь вы патриоты и уверены: революцией обязательно воспользуется коварная Россия, и тогда прощай независимая Беларусь.

Да и не только революция нам не нужна, всякие социальные протесты тоже лишнее. Ну согласитесь!.. На ваш праздник пришло 30 тысяч человек. Больше? 50 тысяч? Вот видите. На марши тунеядцев до ничтожных трех тысяч еле дотягивало (даже на разрешенном в Минске). Но и этого числа хватило, чтобы мы в штаны наложили: и декрет переписали, и деньги «сознательным тунеядцам» вернули. Вы же молодцы – не пошли на те протесты, дождались праздника через год. А если бы вы всей этой массой в 50 тысяч проявили себя в прошлом году? Все, не было бы праздника около Оперного по случаю 100-летия БНР. Почему? Да потому что мы до сих пор бы не оправились от испуга, а вы бы не были такими сговорчивыми на встрече в Мингорисполкоме, где согласовывался формат мероприятия 25-го марта. Мы ведь в авторитарной стране живем, не в демократической, у нас массовые уличные протесты еще имеют силу, какую они потеряли в странах, где проходят настоящие выборы. Если власть не выбирают, то и меняют ее не на очередных выборах – так мы, засевшие во власти, думаем, поэтому и раздули такой громадный карательный аппарат.

Эксперты, журналисты пишут, что власти «заигрывают» с националистами, чтобы подать сигнал Москве: смотрите, мол, мы не какой-то там «русский мир», у нас националисты в большом количестве имеются, так что о смене власти тут даже не думайте. Только вот как аншлюс Беларуси Россией, так и еще более пророссийские, нежели сейчас правящие верхи, «усаженные» в Минске Москвой, – оба этих варианта основаны на эмоциях по отношению к России (ненависть, страх и т.п.), а не на реальной оценке положения дел. Причем этим эмоциям подвержены и вы, свядомые, и часть из нас, государственных националистов. Нет, мы, конечно же, предъявляли вас России как антироссийский элемент, предъявляем и будем предъявлять. Но больше вы нам нужны для другого. Запад сейчас «прессует» Россию, от чего у последней может значительно ухудшиться материально-финансовое положение, а это, в свою очередь, негативно отразится на благосостоянии белорусов. В ситуации, когда народ недоволен постоянным урезанием пайка, любящая праздники и диалоги оппозиция очень подходит власти.

Только не приписывайте нам лишних заслуг. Мы под дулом пистолета не заставляли вас соглашаться на праздник и диалог. Вы сами пришли к нам с такими предложениями. Нас они устроили. И альтернативы же им нет, верно?..


чытаць іншыя навіны

Игорь Драко