АКТУАЛЬНЫЯ ТЭМЫ: Еўрапейскія гульні ў Мінску Выбары-2019 Змяненне Канстытуцыі Курапаты Беларусь-Расія Забойства Паўла Шарамета

Независимость для своих и на экспорт 09.07.2019

Когда-то в Беларуси говорили про «социально-ориентированную экономику», потом – про «вокруг идут войны и трясет одну страну за другой, а у нас стабильность», теперь как заведенные трещат про независимость.

Нелогично как-то. Если «правильную» экономику создали, стабильность обеспечили, войны в стране нет, то что же угрожает нашей независимости? Может, интеграция с Россией в рамках Союзного государства? Допустим. Но эта угроза устраняется проще простого: выходим из договора и всё. Или, выйдя, мы получим большие проблемы в той самой «правильной» экономике? Ладно, получим. Но ведь интеграторам с другой стороны (России то есть) тоже навредим, квиты будем при разводе, так сказать. Или не навредим?

Кто кому как и сколько нагадит, определять не станем, скажем сейчас следующее: любой вариант интеграции (углубление, ее ликвидация или топтание на месте) будет сопровождаться беларуской стороной тирадами о независимости. Складывается впечатление, что в высших эшелонах беларуской власти принято принципиальное решение: заваливать товаром, именуемым независимостью, внутренний рынок идей и осуществлять его экспортные поставки в максимальном количестве. А спрос на такой товар есть? Или будет как и в случае с промышленном производством: хоть и не берут потребители столько продукции, конвейер все равно не останавливается.

Решение кажется странным при первом приближении. Почему тему независимости поднимает человек, который 25 лет является президентом страны? Ему ведь прямо могут сказать: «Так что ж ты творил все эти годы, если сейчас криком кричишь, что у нас отбирают суверенитет?! Выходит, ты сам и подготовил сдачу страны». Причем скажут это как граждане Беларуси, так и те, кому он хочет «продать» независимость Беларуси за рубежом.

Расчет тут, по-видимому, делается вот на что. Мнением граждан очень просто пренебречь, так как у них нет возможности сменить команду президента и его самого посредством легальной процедуры выборов, а уж тем более при помощи мирной или немирной революции. К тому же на возглас избирателей «Достал ты со своей независимостью!» можно разразиться патетической речью в уже опробованном стиле о «святых для каждого беларуса вещах».

С внешними потребителями придется говорить без пафоса и признавать: «Ну да, раньше у нас получалось неплохо «доить» Россию, особо ничего не предоставляя взамен, потому и с вами дружбы не водили. Теперь ситуация меняется. На случай серьезного урезания дотаций и преференций нам надо иметь вашу поддержку. Хотя бы политическую. В противном случае, сегодня спокойный народ, очутившись в непростой экономической ситуации, потребует других руководителей, и успокоить его силами правопорядка мы сможем лишь будучи уверенными, что международное сообщество будет на стороне законных властей Беларуси».

Словосочетание «силы правопорядка» не должно вводить в заблуждение: власти не ждут непременно массовых выступлений, когда им придется пять дней в неделю стрелять по гражданам резиновыми пулями. Тут речь скорее идет о таких репрессивных действиях и о таком нарушении прав человека, при которых страшной картинки для интернета и телевизора не получается, но граждане, как говорится, сидят и не рыпаются, а международное сообщество, не «замечая», как в Беларуси «закрутили гайки», на все лады воспевает ее суверенитет.

Таким образом, от «социально-ориентированной экономики» мы приходим к экономике «утвержденного на государственном уровне неравенства», ведь закручиваться гайки будут с целью предупреждения активного возмущения тех, кто будет явно недоволен таким шагом «государства для народа».

Утверждать, что нас обязательно ждет подобное развитие событий, не стану, но когда я слышу от властей много-много про «независимость» и очень-очень мало о том, как будет обеспечиваться материальное благополучие беларусов в условиях слома прежних экономических отношений во всем мире (и, вероятно, нового витка глобального кризиса), я подозреваю, что они озабочены лишь своими судьбами, но никак не судьбами миллионов моих сограждан.

Возвращение бухгалтера Бабича 19.06.2019

Вон оно как бывает: думали, что оскорбили посла союзной державы, назвав его «подающим надежды бухгалтером», а он счел это за комплимент и трудоустроился на реальную бухгалтерско-аудиторско-ревизорскую должность.

Теперь Михаил Бабич – заместитель министра экономического развития Российской Федерации, в зону ответственности которого входят всякие хозяйственные дела не только Союзного государства, но ЕАЭС и СНГ, а также контроль над реализацией нацпроектов.

На первый взгляд, его предыдущая должность посла в Беларуси и спецпредставителя президента России по торгово-экономическому сотрудничеству с нашей страной кажется гораздо более весомой, нежели нынешняя. И правда: один из заместителей министра, которых у того, кроме Бабича, еще одиннадцать голов; причем и министерство так себе, ведь «главные по экономике» в России – это Минфин, Центробанк и частично советники Путина. Да и его новый «шеф» Максим Орешкин, застенчивый либерал из гнезда Гайдара, словно специально был сделан министром, чтобы как можно меньшему числу наблюдателей верилось в то, что он и его министерство что-то решают.

Однако формальная незначительность статуса, как мне кажется, с лихвой перекрывается двумя аспектами. Первый: должность создали специально под Бабича (и мне кажется, что не Орешкин с Медведевым ее придумали, а «специалисты» из администрации президента России). Второй: сама личность Михаила Викторовича. Человек, преданный, по информации из разных источников, лично Владимиру Путину, занимавший куда более важные должности как с карьерной, так и с медийной точек зрения, соглашается быть одним из замов невлиятельного министра… Словно бы сообщает следящим за его профессиональной деятельностью: «Корона с головы не упадет. Родина сказала «Надо!», бюрократ ответил: «Есть!».

А родина, я так понимаю, в расширенном варианте сказала ему следующее: «Надо, наконец, навести порядок в отношениях с соседями на постсоветском пространстве, чтобы они, эти отношения, действительно были взаимовыгодными, а не приносили России экономический ущерб или политические неудобства. И нацпроекты должны заработать таким образом, чтобы граждане видели, что все наши внешнеполитические успехи подкрепляются успехами внутри страны».

Беларусов, волнует, разумеется, первая часть, та, что про постсоветское пространство, ведь Беларусь и в СНГ, и в ЕАЭС, и в Союзном государстве. Особенно пугает последнее. Ходят слухи, что интеграция готова чуть ли не на 90%. Уж сколько статей на сайтах, постов в фейсбуке, интервью и передач на «Белсате», Радио Свободе, Еврорадио и т.д. появилось про то, что еще чуть-чуть и не выдержит Лукашенко давления Москвы, сдаст нашу Беларусь проклятой империи. Так боятся потерять независимость, что если Россия решит выйти из союзного договора (ведь есть ЕАЭС и хватит), хор сопротивляющихся российской агрессии только громче завопит: «Значит, у Кремля есть план захвата Беларуси и превращения ее в Западный федеральный округ. Мировая общественность, помоги, не отдай нас москалям на съедение!»

Полагаю, вопрос о Союзном государстве Москвой будет предложено уладить таким образом, чтобы удовлетворить «мировоззренческим чаяниям» трех групп граждан России, так или иначе интересующихся беларуско-российскими делами.

Первая группа состоит из тех, кто уверен, что в Беларуси живется гораздо лучше, чем в России, потому беларусам стоит держаться независимого государства.

Вторая – из тех, кто думает с точностью до наоборот, но хорошо относится к Беларуси, потому не против союзного государства, если оно улучшит жизнь беларусов и даст политические бонусы России.

Третья – из тех, кто считает, что в России много бедных регионов и бедных людей и лучше помочь им, чем заваливать деньгами новый федеральный округ. Поэтому правительство должно найти взаимовыгодный формат отношений между двумя странами в рамках Союзного государства или какого-то другого объединения при сохранении суверенитета Беларуси.

Со второй стороны, то есть с нашей, беларуской, расклад немного другой, и Михаилу Бабичу, побывавшему в Беларуси послом, он известен. Если «скомпоновать» всех беларусов опять-таки в трех группах, то получим: ненавидящих Россию, относящихся к России с осторожностью и симпатизирующих России. Понятно, что думают о Союзном государстве первые: «К черту его!» Вторые не столь категоричны, но вместе с подавляющим большинством из третьих против «слияния» Беларуси и России в одно государство.

Выходит, у Бабича как ответственного за интеграцию не такая уж сложная задача. Граждане Беларуси и России в массе выступают за союзные отношения между двумя суверенными государствами, поэтому разногласия по интеграции можно спокойно выпускать в публичную сферу: мол, оттого-то и идет не все гладко, что у каждой стороны свои национальные интересы.

Но особенно хороши «национальные интересы» тем, что их отстаивание может привести к взаимоисключающим результатам: либо компромиссу, либо переговорному тупику. Потому, вполне вероятно, Михаилу Бабичу придется убедить и свое руководство, и своих сограждан в том, что в национальных интересах России завершить проект Союзного государства выходом из него. Есть ведь и другие формы интеграционных объединений и способы быть хорошими соседями.

И возликуют беларусы, ненавидящие Россию!.. Возликуют, но не в полном составе. Дело в том, что существует две категории ненавидящих Россию: одни, действительно, не хотят Союзного государства, а вторые хотят, чтобы оно было на бумаге, но на практике работало исключительно в национальных интересах Беларуси, что, разумеется, противоречит национальным интересам России.

Стало быть, вместо углубления интеграции в рамках Союзного государства мы можем получить смерть этого государства, фактическую и документально зафиксированную. Падающее толкни… Будь я на месте Бабича, боюсь, не удержался бы от такого соблазна. Нет, это не совет, кто я такой, чтобы давать советы соратнику президента России, просто интересно было бы услышать реакцию в Беларуси на официальную позицию российского руководства: «В целях обеспечения национальных интересов Российской Федерации и Республики Беларусь, а также из уважения к суверенитету Республики Беларусь Российская Федерация более не считает себя членом Союзного государства».

О том, как русский бюрократ беларуского отчитывал 07.06.2019

Ехал в автобусе №19, после остановки «Ст. метро плошча Якуба Коласа» вынужденно стал слушать разговор рядом стоявшего мужчины.

Он высказывал недовольство работой своего собеседника, тот, вероятно, что-то говорил в свое оправдание, но мой попутчик был непреклонен: «Это целиком и полностью ваша вина». И я бы, может, не стал откровенно подслушивать чужой разговор (хотя слышала его, думаю, половина автобуса), но меня сразу привлекла очень правильная, поставленная, как будто по-писаному речь возмущенного пассажира, а через минуту я среагировал на «кодовое словосочетание»: положение о российской государственной службе.

Пассажир в автобусе №19 беларуской столицы по телефону отчитывает (он именно отчитывал!) своего собеседника (беларуского гражданина!) за то, что тот пренебрег пунктами положения о российской государственной службе!

Далее сказано было следующее (не цитата, я диктофон не включал, но очень близко к оригиналу):

- Там же черным по белому написано, что служба в армии – одно из необходимых условий для принятия на эти должности. А вы кого рекомендовали? Сплошь обладателей «козлиных бородок». Или вы не читали документ? Дали ознакомиться с ним вашим подчиненным, но, составляя список, даже не поинтересовались у них, что же важного есть в документе?

Предполагаю, собеседник попытался объяснить, почему соискатели оказались «хипстерами», не прошедшими военную службу, на что мой попутчик отпустил пару демагогических фраз в стиле «мужик должен служить» и «в некоторых странах и дамы служат», но тут же вернулся к сути вопроса.

- Я понимаю, что на вас надавили и вы включили в список тех, кто не должен был туда попасть. Но, послушайте, неужели вы думаете, что нам было так трудно проверить этих людей? Да там сплошь родственники ваших сотрудников из Мингорсисполкома и еще из Совета министров. Вы хотите услышать от меня слова поддержки в связи с тем, что вас вынудили поступить таким образом? Но вы их не дождетесь. Я только с перрона и с утра получил полсотни звонков из-за сложившейся ситуации. Вы ее создали, лично вы! Надо было всем устраивающим своих родственников тыкать в Положение. И ведь вы знали, что Беларусь идет по квоте, которую лишили Украину (по понятным причинам). Вам предоставляют дополнительные вакансии, а вы игнорируете требования Москвы, вашего работодателя. Удивительная наглость и удивительная тупость! Кстати, вы упустили еще один важный нюанс: соискатели из Беларуси должны иметь два высших образования. Выпускников Гарварда и Кембриджа вы нам не присылаете, у вас их нет, а более или менее приемлемый уровень из ваших только у выпускников БГУ. Белорусская высшая школа стала ужасной, поэтому мы требуем такого фильтра как два высших. Вот вам отдали украинскую квоту, а между тем, аттестационные и квалификационные комиссии показывают, что ваши «провалы» составляют 87%, тогда как украинские только 64%. Вообще говоря, нам такие специалисты не шибко нужны, пусть остаются тут и гробят не нашу, а свою экономику... если тут еще осталось, что можно угробить.

Пассажир автобуса №19 недолго слушает своего собеседника, потом продолжает:

- Понятно, все эти родственники не успеют пройти службу в армии и получить второе высшее, все в жизни надо делать вовремя. Но мы не хотим предавать огласке сложившуюся ситуацию, чтобы ваш «усатый лидер», по обыкновению, не наломал дров и вы не потеряли свои теплые чиновничьи места. Поступим так: у вас есть месяц на исправления. Ищите новых людей. И еще раз прошу: поймите, что ответственность лежит на вас лично.

Затем собеседник из Мингорисполкома, уверен, пригласил пассажира автобуса №19 то ли на обед, то ли на ужин, чтобы еще раз обсудить все вопросы, но получил отказ:

- Нет, спасибо. Я сейчас домой, потом в Боровляны надо подъехать собак покормить. Нет, нет, спасибо, в другой раз. И вы же помните, я улетаю в Ульяновск на следующей неделе, так что свяжемся уже по моем возвращении.

Что за квоты? В какое ведомство в Москве хотели пристроить своих родственников беларуские чиновники? Почему туда берут в соответствии с положением о российской госслужбе? Если украинская квота ушла нам, то явно не Союзное государство, не ОДКБ, не Евразийский союз… Что-то, связанное с СНГ? Так ведь и там Украина не очень-то и была… Короче, ясно только одно: Москва забраковала партию беларуских гастарбайтеров и предлагает дать партию «лучшего качества» (если таковая у нас имеется).

Однако, теперь я задумался: почему у русского бюрократа квартира в Минске и собаки в Боровлянах? А может, этот мужик в автобусе просто один из помешавшихся на почве беларуско-российских отношений? Может, никто в Мингорисполкоме его и не слушал, может, он просто говорил в телефон, чтобы другие пассажиры поверили в то, что он чертовски важный тип? К сожалению, я не запомнил имя его собеседника (настоящего или воображаемого), в начале разговора он пару раз обратился к нему по имени-отчеству. Правда, если собеседника не было, то какая разница, как его зовут.

Убожество и политкорректность на Евровидении 19.05.2019

Революции в Европе нет («желтых жилетов» пока мало), так что приходится реагировать на «культурную» контрреволюционную дрянь – Евровидение.

Победитель из Нидерландов… Парни, ну сколько можно страдать от любви (ее потери) и собственного одиночества?! Тоже мне горе: еще вчера она была у тебя, а сегодня ее нет. Да их, девок/теток, миллионы на планете Земля, найдешь другую, а не найдешь, так и без нее проживешь. Пару дней погорюй и хватит, чего на такую чепуху тратить творческие силы. Возиться с любовью – занятие, не достойное мужчины.

Вот спел бы кто-нибудь на конкурсе песню такого содержания: «Знаете, о чем я думаю?.. Как бы дать по роже Макрону, тому, что президент Франции. А еще пинка под зад этому, главному в Евросоюзе, то ли Туску, то ли Юнкеру. А еще по яйцам толстому американцу, который заезжал в Брюссель, чтобы про Иран перетереть: то ли Помпео, то ли… Какая к черту разница, как зовут толстого американца, по яйцам – имени не спрашивая».

Мужские песни нужны, серьезные…

Второе место: итальянец по имени Махмуд… Да, мы знаем, как сильно Италия «любит» мигрантов. Писатели, поэты и журналисты еще до начала шоу выделили текст песни как лучший из представленных на конкурс. Парень, разумеется, хороший, но не ах какой талантище. Политкорректность сделала свое дело, полагаю. Черный викинг из Швеции (шестой в таблице) со своими откормленными тетками из той же «мультикультурной» оперы.

Третий: русский Лазарев – в 36 лет невероятную пошлятину поет! Неужели так хочется оставаться пацаном, а не быть мужиком? Стыдоба!

Короче: к черту страдания от любви, к черту политкорректность, к черту Лазарева и ему подобных!

Реальные парни и их спутницы все равно слушают Rammstein (надеюсь, что не ошибаюсь).

P.S. Беларуская участница: девочка как девочка, петь и держаться на сцене умеет; может, когда-то и споет что-то стоящее. Парни у нее на подтанцовке прыгали классно, видна работа.

Мы целого Бабича завалили! 02.05.2019

Его в Беларуси больше нет. Он пробыл здесь недолго. Иначе и быть не могло.

Даже чуть-чуть Бабича оказалось слишком много для беларуского политикума. И ему самому, как мне кажется, не должно быть особенно жаль, что пришлось так рано менять работу. А чем тут, в Беларуси, ему заниматься, если за каких-то полгода он, не прилагая больших усилий, стал важнейшей персоной беларуской политики.

Михаил Бабич приехал в Беларусь с заданием от Владимира Путина: разобраться на месте с перспективами торгово-экономического сотрудничества между двумя государствами. Он этим и занимался. В отличие от послов западных стран, не устраивал приемы для «представителей гражданского общества». Сотрудники посольства не организовывали групповые поездки беларусов в Госдуму. В российских СМИ не появилось множества критиков позиции официального Минска.

Беларуское руководство и лично Лукашенко разозлил «торгово-экономический аудит», проведенный Бабичем. Хотя слово «аудит», полагаю, звучит чересчур громко для работы, исполнение которой не требовало информации, скрытой от «рядовых аналитиков», но доступной спецпредставителю Путина. Злиться-то на что, если посол говорил об общеизвестных вещах?

Есть всякие преференции и дотации для Беларуси со стороны России? Есть. О них в конкретных числах много раз сообщалось экономистами и министрами, причем даже не беларускими и не российскими.

Получил Вьетнам кредит от российского правительства на строительство АЭС дешевле, чем Беларусь? Нет, не получил. Никакой АЭС во Вьетнаме «Росатом» не строит.

Депутат Канопацкая сообщает президенту Лукашенко, что беларуская АЭС может стоить на три миллиарда дешевле. Посол Бабич отвечает, что финальную цену назвать не может никто, так как возведение объектов такой сложности нуждается в периодической корректировке сметы.

Так это посол Бабич виноват в том, что Беларусь чрезвычайно зависима от России в экономическом плане, или все-таки те, кто задолго до его приезда в Минск отвечал за экономику Беларуси?

Кто подсунул президенту Лукашенко список «дешево прокредитованных Россией» стран: посол Бабич или президентские советники?

И почему посол Бабич должен молчать, если депутат Канопацкая фантазирует на тему АЭС, которая строится, прошу заметить, на российские деньги?

Знающие толк в дипломатии люди скажут, что послу не запрещено критически высказываться о стране пребывания (если дело касается интересов его страны), но важен тон высказывания, и Михаил Бабич нарушил это правило. Поверю им, но, как по мне, так Бабич был куда более дипломатичен, нежели говоривший ему в ответ из МИДа Глаз.

Однако дело не в аудиторской прямоте Бабича и не в реакции нашего руководства на нее. Дело в пресловутой «многовекторности» Беларуси, которая интерпретируется в Москве примерно так: «Вы хотите довольно неплохо жить на наши деньги, но при этом заигрывать с теми, кто противостоит нам на международной арене». Аудит Бабича был «театральным представлением» новой политэкономической реальности, где отношения между Беларусью и Россией являются лишь эпизодом. Приняв «многовекторность», Беларусь автоматически принимает и все издержки конкуренции/вражды в мировом или хотя бы региональном масштабе.

Можно сколько угодно говорить о том, что Союзное государство мертво и Евразийский союз не оправдывает ожидания, которые на него были возложены, но если 1 июня 2019 года Союзное государство «умрет по-настоящему», а Евразийский союз прекратит свое существование по соглашению сторон, то о 31-м мае 2019 года беларусы будут вспоминать как о последнем дне, когда можно было строить планы на будущее.

Нет, я не утверждаю, что вне союзных отношений с Россией независимое государство Беларусь нежизнеспособно (хотя президент Лукашенко и сказал, что Россия выступает гарантом беларуского суверенитета; произнося эти слова, он, видимо, уже договорился с Путиным о замене Бабича, потому снова исполнил роль «большого друга» России). Но Беларусь без «многовекторности» сразу перестанет быть столь интересной тем, кому эта «многовекторность» продается. Ведь сейчас Беларусью «занимаются» коллеги Глаза и Лукашенко, т.е. дипломаты и политики, а потом ей займется бизнес. Китай уже пояснил нашему руководству, что такое «бизнес есть бизнес, ничего личного». Пояснят и другие.

Украино-беларуская тоска: «В Москву, в Москву» 26.04.2019

В чем отличие двух политических «проектов»: Украины и Беларуси?

По моему мнению, оно заключается, прежде всего, в отношении к России или, точнее, позиционировании стран по отношению к России. Если Украина пытается выстроить себя на прямом отрицании «Украина – это не Россия», то Беларусь (в лице ее руководства) выбрала принцип «подгадить России».

Первая сообщает об окончательном и бесповоротном разрыве с империей уже сегодня; вторая, не прибегая к громким идеологическим лозунгам (за исключением мантры о независимости), демонстрирует западным и прочим «партнерам» готовность быть по многим вопросам на их стороне, а не на стороне России, если только такая демонстрация не грозит немедленной жесткой реакцией со стороны Москвы.

Насколько успешны оба подхода?

Да нисколько не успешны. Потому что они, планируемые как «для себя», уже в самом начале реализации становятся «для других». Хорошо, Украина – это не Россия, кто бы спорил, само название страны говорит про это. А вот давайте вместо «Украина» вставим в предложение, к примеру, «Литва». Получим: «Литва – это не Россия». Согласитесь, глупость какая-то. И так ясно, что Литва не Россия, зачем такое писать. Может, и в случае с Украиной крайне неумно использовать это противопоставление? Неумно, но украинский политикум именно через «не-Россию» захотел попасть в ЕС и НАТО, а также в друзья к США. Литва возвращалась в Европу – Украина придумала, что дорога туда ей обеспечена лишь на основании «анти- или нероссийской сущности». И те, к кому Украина стремилась, приняли такое ее позиционирование: они не выстраивают отношения с Украиной, они эксплуатируют «не-Россию», чтобы сама Россия имела неудобства у своих границ.

Беларуский политикум полагает, что он работает тоньше. Русский язык – один из двух государственных, граждане внутри страны не делятся на «ватников» и «бандеровцев», действия властей во внешней политике (по аналогии с Украиной: подписывать или не подписывать соглашении об Ассоциации с ЕС) не обещают майдана и, соответственно, не угрожают собственной легитимности. Ну, и самое главное: портить отношения с Россией так, как это сделала Украина, не собираемся (умеренные мазохисты), но гадить России по-мелкому (с мыслью нагадить-таки по крупному) вполне готовы. Это наше «конкурентное преимущество»: Украина-не-Россия не может оказывать ЕС, США и НАТО таких услуг, какие может Беларусь, участник Союзного государства, ЕАЭС, ОДКБ.

Что же такого страшного сделала Беларуси современная Россия, что беларуский политикум играет против нее? Отвечая на этот вопрос, сам политикум, по обыкновению, станет болтать про угрозу беларуской независимости со стороны России. Но и он, и мы знаем, что наша независимость в качестве трофея нужна России примерно так же, как волку кормовая база белки. В своих действиях против России беларуский политикум упорствует, как мне кажется, по той причине, что надеется на стратегическое поражении России в противостоянии с Западом и в обшей мировой конфигурации. Когда/если это произойдет, сильные мира сего, полагает наш политикум, вознаградят Беларусь частью богатств России.

Украинский политикум желает того же (не зря ведь Ростовская, Воронежская область и Кубань называются «исконно украинскими» землями). Конечно, обитателей обоих политикумов можно назвать мародерами, но это будет неправильно. Ведь на самом деле, они не хотят ни частей России и ни доли ее богатств, точнее, не только их. Они хотят иметь побольше веса в международных делах. И злятся на Россию не только потому, что она своим соседством не дает им стать важными политическими игроками, но и потому, что они сами, уверовав в Украину-не-Россию и «многовекторную» Беларусь, упустили шанс нарастить необходимый для их политического эго вес.

В различных статьях и исследованиях утверждения типа «Россия представляет собой лишь тень СССР на международной арене и в мировой экономике» воспринимаются как само собой разумеющиеся. Но что в такой же проекции представляют собой Украина и Беларусь? Они были Советским союзом или нет? Были. Однако в связи с развалом СССР и «бегством в независимость» все союзные республики воспринимаются как бы не имеющими к СССР непосредственного отношения. СССР «закрепили» за Россией, она официально стала «правопреемницей». Но это юридические нюансы, становясь законами, обращают ничтожно малое внимание на «чувственную» сторону вопроса.

А чувственная сторона говорит о том, что Украина и Беларусь, превратившись в независимые государства, так и не смогли обеспечить свои политикумы авторитетом, необходимым для всякого рода международных «разборок». Представители обоих политикумов были куда более значительными фигурами в мировой политике и экономике (вспомним хотя бы Днепропетровский клан имени Л.И.Брежненва, а также господина «нет» из Гомельской области, главу МИД СССР А.А.Громыко), когда их страны входили в состав СССР, а не сейчас, когда они вынуждены зарабатывать баллы посредством антироссийской деятельности.

Короче, адепты Украины-не-России и многовекторной Беларуси мечтают о таком преображении истории, чтобы они снова стали членами Политбюро ЦК КПСС или действующими лицами на заседании Госсовета империи. Но им страшно в этом признаться. Во-первых, сразу же дадут по башке западные и прочие друзья, которым они обещали работать против России. Во-вторых, такое признание будет стоить многих карьер (ну, как же: «топили» за ЕС, а сами хотели быть частью постсоветской империи). В-третьих, придется в срочном порядке «перепрошивать мозги»: действовать с учетом интересов империи – это совсем не то же, что спекулировать нефтью, газом или углем.

Ну, и еще придется убедить Россию (как третьего участника проекта), что вы очень-очень хотите империи.

Правда, если теплится надежда, что Россия таки потерпит поражение в мировом противостоянии, с реализацией мечты «рулить от имени империи» можно повременить. Но потом не обижайтесь, когда не получите и сотой доли от того, что вам обещали сегодняшние друзья.


Нефтепроводы расчехлить! 11.04.2019

Это ж надо так уметь: в одном коротком выступлении «расчехлиться» четырежды.

Господин президент, вы меня дара слова и письма на полдня лишили. Не восстановился в полной мере, потому буду краток.

Расчехление первое, техническое. Оказывается, нефтепровод «Гомельтранснефть Дружба» нужно было ремонтировать давно. По словам начальника предприятия, износ отдельных участков нефтепровода составляет больше 65% и требует срочного ремонта. Иными словами: так хотелось денег за транзит, что рисковали в случае аварии загубить природу и сорвать поставку нефти в Европу.

Расчехление второе, адресованное европейским партнерам, до которых доходят трубы «Дружбы»: «Вы должны понимать, с кем имеете дело: если эти русские олигархи и бухгалтеры будут меня обижать, то нефти вы не получите!»

Расчехление третье, сельскохозяйственное, Россию уже не удивляющее: «Видите, до чего меня ваш Данкверт довел! Ведь все могло быть так хорошо: вы тихо берете санкционку с нашими липовыми сертификатами, а мы нефтепроводы не ремонтируем. Нет, вдруг принципиальными стали!»

Расчехление четвертое, американцев вразумляющее. Осенью минувшего года Александр Лукашенко встречался с чиновником из Госдепартамента США и сказал ему примерно следующее: «Если Беларусь пообещает что-то сделать для США, то непременно это выполнит, пусть даже и в ущерб себе». И вот сегодня президент сообщает, что нефть прокачивалась по «Дружбе» лишь для того, чтобы России приятное сделать, но больше такой услужливости со стороны Беларуси не будет, потому как… потому как за приятное надо платить и лучше два раза. То же выйдет и «с ущербом для себя», обещанным американцам: Москва и Берлин 20% «ущерба» покроют и всё, какие такие интересы США, мы в Европе находимся и дорожим нашими отношениями с Россией.

Плох, очень плох в последнее время Александр Григорьевич. И свита совсем не помогает ему. Не может помочь или не хочет?

Гр.Лукашенко, гр.Мацкевич вас "разводит" 09.04.2019

Владимир Мацкевич написал обращение к президенту как гражданин к гражданину.

Текст слишком длинный и написан в «утомительной стилистике», потому даже сам автор вынужден дать «выжимку» того, что он хотел сказать (тем самым окончательно утомив меня как читателя).

По мысли господина Мацкевича, у нас две беды.

Первая. Если мы не выберем путь интенсивного развития и не найдем своего места в новом экономическом укладе и трансформирующемся мировом разделении труда, то потеряем суверенитет и подпадем под внешнее управление. Чтобы этого избежать, нужно просто начать реформы.

Вторая. Нас вот-вот «пожрет» Россия, точнее не Россия, а Кремль, а еще точнее: Путин со своей сворой олигархов-силовиков-империалистов. И чтобы сохранить независимость Беларуси, гражданин президент должен не только начать экономические реформы, но и приступить к ускоренной перестройке политической системы.

Что конкретно необходимо сделать Лукашенко, сообщается в «выжимке». Я сделаю из нее свою «выжимку».

Созывается Учредительное собрание, которое 4-5 лет работает над новой Конституцией. Парламент избирается уже в соответствии с новой конституцией. Пока работает учредительное собрание, президент сохраняет свою должность и осуществляет столь необходимые стране реформы. И уже после всего этого государственные органы (выборные и назначенные), опираясь на Конституцию, решают вопрос о Союзном государстве и какой-либо иной интеграции с Россией.

Игра стоит свеч, уверяет Мацкевич. Так Лукашенко сохраняет Беларусь независимой и останется в памяти народа пусть и надоевшим ему правителем-самодуром, но все-таки не сдавшим страну России, этому страшному «хищнику с востока».

А вот мне интересно, в течение пяти лет, пока будет происходить трансформация Беларуси в направлении «прочь от России», кремлевские олигархи-силовики-империалисты будут спокойно наблюдать за ней? Или будет достаточно одного интервью бухгалтера Бабича, чтобы учредительное собрание не то что было отменено за ненадобностью (как то сделали в 1918 году большевики), но даже не успело собраться? Ну и правда: если Кремль готов «сожрать» Беларусь сегодня, неужели он завтра выпустит жертву из клетки.

Теперь про реформы… Про их необходимость говорят многие, но проблема в том, что, кроме банальностей про поддержку малого бизнеса и отмену денежной и прочей помощи полуживым предприятиям, никто ничего ободряющего не сообщает. Ах, нет, еще IT-сектор, это наше все!  Остается нераскрытой тема, как тот самый бизнес выживет, если бензин станет стоить как в Польше или Литве (ведь мы «уходим» от России, зачем ей продавать нам нефть со скидкой)? Как страна будет платить по долгам, если Россия перестанет ее кредитовать и рефинансировать, айтишники из своих карманов бабки в казну понесут? Или, может, страна-банкрот получит миллиардные займы и инвестиции от западных и китайских партнеров?

И Мацкевич, и Лукашенко знают, что Беларусь экономически полностью зависима от России. Но если второй, будучи президентом, пытается обеспечить содержание стране и свое личное президентство за счет России, то первый, являясь частным лицом, просто хочет, чтобы Беларусь через какие угодно трудности «отчалила» от российского берега и поплыла к европейскому, на середине заплыва потеряв в виде утопленника беларуский авторитаризм.

Экономический кризис, напряженные отношения с Россией, Учредительное собрание и следующий за ним демократически избранный парламент – вы мне скажете, что Лукашенко найдет себе место в подобной ситуации? Мацкевич предлагает Лукашенко реформы, которые уничтожат Лукашенко как автократа. Автократу это надо? Ну ладно, если он уже немощный старик, а пока он вполне себе работоспособный руководитель корпорации Беларусь, зачем ему такая игра?

Ради по-настоящему независимой Беларуси?

Оставим в стороне вопрос, нужна ли она Лукашенко. Но как можно доказать автократу, у которого получилось 25 лет отсидеть в кресле президента суверенной Беларуси, что политические максимы Мацкевича действительно помогут сохранению страны? Никак не докажешь.

Гражданину Лукашенко предлагается слишком рискованное предприятие для него самого и для страны в целом.

Пока Россия есть такая, какая она есть, никуда Беларусь от нее не денется (мировое разделение труда, как пишет сам господин Мацкевич). По моему мнению, если уж начинать экономические реформы (что они нужны, спорить не приходится), то с учетом выгод, которые мы получим (уже получаем) от добрососедских отношений с Россией. И не надо мне говорить, что Мацкевич тоже не против таких отношений. Ага, это, наверное, от большой любви к России он уверен, что та вот-вот «пожрет» Беларусь.

Между тем, «хищник с востока» питается материями, на беларуский суверенитет совсем не похожими. Ну, и не дразните его, граждане Лукашенко и Мацкевич.

Народ в Беларуси темный, как с ним быть? 26.03.2019

«Темный» в данном случае не синоним необразованному, малокультурному, забитому.

Темный – это когда трудно или невозможно различить, что перед тобой. Темный – это когда народ темнит, утаивает что-то, не договаривает. Темный – это как средневековье, про которое мало что известно доподлинно.

И говорю я тут про беларуский народ в его современном, так сказать, политическом измерении. Побудило меня к тому слово «референдум», появившееся на странице фейсбука депутата Канопацкой. Она предложила провести референдум по «ликвидации» Союзного государства Беларуси и России.

Госпожа Канопацкая хочет «похоронить» союз, но так, чтобы ее «хотелки» реализовал народ (тот самый – темный). Однако народа-то она не знает, а вдруг он проголосует за сохранение союза, тогда что? Референдум ведь ей нужен, чтобы Беларусь и Россия расстались, иначе какой смысл его проводить. Или она рассчитывает, что референдум пройдет так же, как выборы, и в комиссиях нарисуют удовлетворяющие ее – Канопацкую – цифры?

Ораторы на Дне Воли в Минске выглядели проще: они заявляли о необходимости выхода Беларуси из союза, но о консультациях по этому вопросу с народом не упоминали. И правильно: черт его знает, что тот народ ответит. Нет, не при социологическом опросе, а в самый важный момент. Лично у меня нет доверия каким-либо данных социологов по политическим темам. Причем, если бы мне дали результаты опросов, которые проведены аналитическом центром при президенте Беларуси для служебного пользования, я к ним отнесся бы точно так же. Проценты мало о чем говорят, когда на «темный народ» вдруг начинают светить фонариком. Авторитаризм, уничтожив открытую политику и стреножив общественную активность, получил народ, который «темнит», поэтому-то и приходится полагаться на полицейское насилие и фальсификацию итогов голосования на выборах.

Кстати, о полицейском насилии… 24-го марта арестовали Дмитрия Дашкевича. 25-го составили протоколы на музыкантов, то же самое совершили в отношении журналистов Белсата. Неумны действия правоохранителей. Это явно не тот случай, когда «из искры возгорится пламя». Но привычка работать в среде «темного народа» не позволяет поступать иначе. Задержанный Дашкевич, надо отметить, тоже жертва привычки – выступать с речами для «своих». Кто из «темного народа» поймет, что же он такое говорил со сцены:

«Гэта свята нават для іх — непрыхільнікаў пераменаў, Гэта свята і для «шунявак», і для «іхтамнетаў», і для прапагандыстаў, і нават для самазванца. Бо каб не 25 Сакавіка і Незалежнасць, дзе б яны былі, дзе б зладзейнічалі? У «Трэцім Рыме», у Маскве, у Мардоры? Там размова кароткая: «навічок» у чаёк і ў пекла».

Кто такие «шунявки»? Те, кто подчиняется министру МВД Шуневичу. А сколько граждан Беларуси знает фамилию министра? «Ихтамнеты» – это про кого или про что сказано, как вы, уважаемые сотрудники БМЗ, Беларусбанка и ЖКХ г. Лиозно, думаете? А Мордор, где подливают «новичок» в чаёк и отправляют в ад, расположен в Великобритании (Скрипалей же там «травили»), поэтому и Brexit?

Помещать в изолятор за такие слова, разумеется, нельзя, скажет вам как участник Дня Воли, националист и противник Союзного государства, так и представитель «темного народа». Только что-то мне подсказывает, что последний на открытых и честных выборах все равно не проголосует ни за невинно пострадавшего Дашкевича, ни за его единомышленников.

«Новые политики», полагаю, догадываются о подобном исходе голосования, потому и хотели бы все решить до того, как «темный народ» снова выйдет на авансцену беларуской истории. В 1994 году этот народ сказал свое слово: «получился» Лукашенко. Если он опять не промолчит, то в результате получим нечто третье: не Лукашенко и не антироссийских националистов. Вот Андрей Дынько из «Нашей Нивы» и пишет у себя в фейсбуке, что беларуский язык станет по-настоящему модным только в том случае, если диктатор заговорит по-беларуски; а в другом посте называет Дмитрия Дашкевича «сильнейшим оппозиционным политиком».

Наталья Эйсмонт, пресс-секретарь Лукашенко, заявляет о «бренде диктатуры», Дынько ждет говорящего по-беларуски диктатора (ну, не Лукашенко же вдруг «переязычится»). Националисты и «труженики» государства-корпорации умеют «сближать свои позиции», пусть даже и с помощью трасянки.

Темный народ Беларуси пока на все это не реагирует… Или замечает, но виду не подает. Ну, темнит, как обычно.

Хам Давыдько, странная Анисим, болтун Гайдукевич 19.02.2019

Потратил пятьдесят минут своей жизни на то, чтобы впервые посмотреть ток-шоу на ОНТ «Наша жизнь».

Авторы передачи, видимо, изначально вкладывали в ее название определенную двусмысленность: наша жизнь – это, на самом деле, их жизнь, тех, кто пишет сценарий и потом появляется на экране. Какое отношение вся их болтовня имеет отношение к нашей/моей жизни, я так и не понял. Допускаю, что в других выпусках все выглядело иначе.

Говорили про президентские выборы. Вот просто про выборы. В общем. Ну, типа для начала и такая хрень сойдет. В очень глубокомысленном ключе: выборы есть, в них надо принимать участие, хочешь быть кандидатом – собери 100 тысяч подписей, на выборы ходят граждане, Гайдукевич как сын Гайдукевича имеет право замахиваться на президентскую должность, Анисим как говорящей по-беларуски депутатке не запрещено идти в президенты, Давыдько как избиратель и начальник «Белой Руси» волен нести любую ахинею на канале ОНТ.

Кроме упомянутых выше персон и ведущего Дмитрия Бочкова, там были еще: карикатура на коммуниста Атаманов, изгнанный из ведущих ОНТ и теперь всего лишь декан университета Гигин и Дмитриев, сопредседатель «Говори правду», который вместе со вторым сопредседателем Короткевич и неким третьим лицом никак не может определиться, кто же будет кандидатом в президенты от их организации.

Так как передача была ни о чем, интересно понять причины, побудившие участников прибыть на нее. У Бочкова, понятно, работа такая: заполнять эфир условно политической тематикой. Гайдукевич ходит на ТВ разрядиться, в жизни вне экрана он довольно сдержанный человек. Атаманов, на мой взгляд, вообще пребывает в параллельной вселенной, потому передачи подобного рода как раз для него. Анисим заявила, что хочет стать президентом, оттого вынуждена светиться на таких передачах. Давыдько просто делать нечего, одним убогим «Клубом редакторов» свое тв-эго не утешишь. Гигину, видимо, тоже скучно быть только деканом (причем на факультете, к которому как специалист он не имеет ни малейшего отношения), публичности хочется. Дмитриев пришел, потому что оппозиционеров редко приглашают на государственные тв-каналы.

Если передача ужасна, то виноват в этом, прежде всего, ведущий. И Бочков постарался: передача была ужасной. Потому из всех бывших в студии я положительно отмечаю Гигина: он, в прошлом ведущий ток-шоу, говорил то и так, что можно было услышать и послушать. То есть он сумел (возможно, сам того не желая) улучшить передачу. У остальных ее участников это не вышло, хотя, полагаю, Анисим или Дмитриев и хотели бы быть актерами более «смотрибельного» тв-продукта.

Обратил внимание на странное (даже глупое) заявление Анисим о том, что у нас демократическое государство (с какого числа, спросил бы я, будь рядом в студии).

И сразу же услышал хамство в исполнении Давыдько, который сказал, что ему жалко женщин, которые идут в политику. И вот тут-то Анисим, если бы она действительно была политиком, а не прошедшей в парламент по квоте беларуской националисткой, должна была срезать: «Давыдько, себя пожалей! С БТ вышвырнули за профнепригодность и только из жалости отправили на пенсию в Совет Республики. Все, уймись, списали тебя!»

Но Анисим не политик, таких слов она произнести не способна, зато вначале сморозила вообще выдающуюся чушь, заявила о своей аполитичности. Даже в той полумертвой студии все оживились: «Тетя, а чего же ты прешься в президенты, если аполитична?»

После просмотра у меня возник вопрос: «Неужели Бочкову не стыдно, что он выпускает такое г.вно?»

К Атаманову и Давыдько у меня вопросов нет, они для меня даже не персонажи, а функции, себя не осознающие. Сына Гайдукевича лучше вообще ничего не спрашивать публично: навалит с три короба, а процитировать будет нечего. Анисим признается, что не политик – о чем с ней говорить. Гигина бы я спросил: «А если бы вы по-прежнему вели ток-шоу на ОНТ, как бы выглядела первая передача про президентские выборы?» Наконец, мой вопрос Дмитриеву: «Ты хоть сказал Бочкову, что вот эта его передача г.вно?»

Страшно быть независимыми, жуть как страшно! 16.01.2019

Назначая 15 января новых «вертикальщиков», глава государства, кроме всего прочего, сказал, что Беларусь «и слева, и справа, и на Западе, и на Востоке, подвергнута серьезной ревизии на предмет суверенитета и независимости».

В 2019 и 2020 годах выборы, потому по-государственному мыслящим людям следует понимать: «Никто нас не сдвинет с места, если мы будем работать эффективно. Белорусы заслужили нормальной жизни. И мы обязательно должны, сохранив независимость и суверенитет, улучшить жизнь наших людей. В противном случае никому этот суверенитет будет не нужен».

Еще неделю назад на наш суверенитет «покушалась» исключительно Россия, сегодня уже и Запад. Интересно было бы уточнить, в данном случае Запад – только ЕС или еще и США? Если и США, зачем тогда Владимир Макей зазывает в Минск американских дипломатов? А если один ЕС, то нельзя ли назвать конкретные страны или имена политиков, которые хотели бы лишить Беларусь независимости?

Складывается впечатление, что тут пугает обратное: не утрата независимости, но перспектива получить ее в большем объеме. Столько лет твердили о «многовекторности» белорусской политики, мечтали о диверсификации экспорта-импорта, теперь появляется возможность попробовать, что это такое на самом деле. Так одно слова и мечты и совсем другое – реальная работа и жизнь в новом формате. В новом, то есть неизвестном, оттого страшном.

А ведь еще ничего не началось, всего лишь минус 300 млн долларов в этом году по причине «налогового маневра» в российской нефтянке. Ничтожные деньги даже для небогатой Беларуси, но уже страшно. «Разборки» с Россией пугают не столько суммами денежных потерь, сколько следующей за ними неизбежностью контакта с «большим миром», который информирован о том, что за твоей спиной уже нет никакой России.

Можно сколько угодно говорить о слабости России как мировой и даже региональной державы (не СССР, конечно, спорить с очевидным не стоит), но что Беларусь, став по-настоящему «многовекторной», предложит хотя бы ЕС, причем так, чтобы, в соответствии с требованием президента, жизнь белорусов стала лучше? Да ни черта она не предложит! Если только заморозку АЭС. Правда, и с этим беда: станция гарантированно не взорвется, но кредит России отдавать все равно придется, потому богаче не станем. Потребителями без российских дотаций мы будем никудышными (Европе такое не надо), зато дешевую рабочую силу на «черные работы» (это в той же Польше примут с удовольствием) дадим в размере трех армий тунеядцев (500 тысяч * 3 = 1,5 млн человек). Сельское хозяйство ляжет (надо ведь европейского производителя поддержать, иначе кредитов на структурные реформы экономики нам не видать). Про судьбу белорусского машиностроения вообще думать боязно. Ну никак настоящая «многовекторность» не сделает жизнь белорусов лучше!..

Разумеется, я утрирую, рисуя столь печальные последствия курса нашего руководства, вдохновленного идеей независимости (хотя, возможно, последствия будут еще печальнее). Однако сама риторика независимости, вызванная к жизни исключительно денежными «разборками» с Россией, свидетельствует о том, что белорусские власти и хотели бы положить Беларусь на депозит в какой-нибудь «политический банк» (ЕС, скажем, или Китай) и жить с процентов, но вдруг поняли, что никто «такую валюту» не возьмет (США, так те вообще попросят заплатить за хранение). Или поняли это давно, но надеялись, что будут и дальше проводить «независимую многовекторную политику», а Россия, занятая Украиной, Сирией, санкциями и пр., не станет осложнять себе жизнь еще и ссорой с «единственным союзником». Просчитались.

Просчет относительно России можно понять: столько лет получалось «обдуривать» Кремль, думали, что и в этот раз номер пройдет (или еще не все потеряно?). Но вот если они и впрямь рассчитывали, что криком «помогите, независимости лишают» привлекут благотворителей, которые возьмут Беларусь на содержание, то… боюсь, как бы стране не свалиться в глубокую депрессию, с такими-то руководителями и стратегами.

Понятно, комфортно жить (попутно считая себя великими деятелями современной истории Европы), когда благополучие страны в значительной степени обеспечивается союзными отношениями с Россией, а отношения с «западными партнерами» выстраиваются на демонстрации политической самостоятельности (нередко подчеркнуто антироссийской). Но вот обстоятельства меняются, как быть?

Независимость, суверенитет и сопутствующий им набор? Хорошо. Но ведь вы не умеете быть независимыми. Надо учиться. Правда, уже не в лаборатории, а в политэкономической реальности, где сплошь акулы капитализма и никаких братских народов. Страшно? Сильно страшно? Еще бы! Но ничего не поделаешь, выбор сделан. Или все-таки надежда умирает последней – надежда на то, что будет, как раньше?

Александр Григорьевич, лайк и респект! 30.12.2018

Президенты Лукашенко и Путин о чем-то пошептались 29-го числа, но нам про это не рассказали.

Видимо, ничего воодушевляющего народам Беларуси и России они сообщить не имели.

Но вот поздравили же друг друга с Новым годом и Рождеством – значит, не разругались окончательно или хотя бы не утратили выдержку и соблюли дипломатические приличия.

Ну, Путин не особенно удивил, он даже после неудачных для него и России переговоров сдержан, а уж когда он на коне или ничего не теряет, то тем более. Лукашенко более эмоциональный человек и, кроме того, очень любит на своей территории, т.е. находясь в Беларуси, пройтись крепким словцом по российским министрам и политике России вообще.

Сегодня у Александра Григорьевича, возможно, и есть повод в очередной раз плохо сказать о руководстве соседней страны. Похоже, что своего он в Москве не добился. Ну, там компенсации за налоговый маневр без встречных уступок, или чего-то в этом роде. Однако президент Беларуси в поздравлении говорит: «В наступающем году мы отмечаем знаменательную дату – двадцатилетие со дня подписания договора о создании Союзного государства. Республика Беларусь и Российская Федерация прошли непростой путь, но сегодня с уверенностью можно говорить о том, что союз двух народов состоялся».

Очень хорошо, Александр Григорьевич!

Да что эти несчастные 400 миллионов долларов в следующем году или даже несколько миллиардов в последующие годы? Тьфу, плюнуть и забыть. Я серьезно. Тут именно тот случай, когда не в деньгах дело. Или, наоборот, как раз в них. Хотя нет, еще иначе: как в деньгах, так и не в деньгах.

Понятное дело, что по-настоящему рассориться с Россией себе дороже, эта хитрость просчитывается на раз, а всякие там рабочие группы по интеграции можно мурыжить годами. Но ведь есть еще и идеалы политической молодости, которые тяжело забыть и которые сообщают о том, что ты, Саша, недоработал, ой как недоработал! Хотел возглавить Союзное государство, но вот не получилось. История, она такая, часто наши хотелки обламывает.

Однако совсем уж изменять мечте молодости тоже нехорошо, противно душе, потому за Союзное государство нужно держаться. Ведь кто знает, как та история поведет себя в будущем. Быть может, Беларуси еще придется помогать российскому народу избавляться от… нет, лучше скажем, помогать с… Словом, быть другом, а не врагом и не сторонним наблюдателем.

Александр Григорьевич, выдержки вам и в Новом году! В ваших же интересах оставаться политиком, к которому в России по-прежнему неплохо относятся (тут имеется в виду народ в целом, но не политикум вместе с экспертократией). И вправду, если вы говорите, что «союз двух народов состоялся», зачем, чтобы какие-то непродуманные слова или действия опровергали это?..

Надо было в Кремль креветок привезти 26.12.2018

Более «тесной» интеграции с Россией наше руководство, я так понимаю, не хочет.

А чего хочет?

Денег.

Ну, как обычно. А почему не просит их у тех, с кем у нас «теплеют» отношения (Евросоюз или Запад в целом), или у тех, кто построил в Светлогорске завод беленой целлюлозы и травит там народ (китайские партнеры)?

Видимо, знает, что и там, и там просто так столько не дадут. Так вот и русские повели себя точно так же: «Вам деньги, а нам чего?»

Не знаю, чем эти переговоры, вызванные налоговым маневром в нефтяной отрасли России, закончатся, и мне, по правде говоря, все равно. Меня больше интересует другой вопрос: «Как Путин и Лукашенко вообще могут вести переговоры?» Мне кажется, им нечего сказать друг другу. Они озабочены настолько разными вещами, что вряд ли способны услышать собеседника. Эта многолетняя разность забот повлияла на личности двух мужчин.

Путин «собран» из советского функционера высокого уровня, смотрящего за олигархами, императора, соперника Запада, руководителя все еще значительного государства (как бы он сам и его друзья-подчиненные иной раз ни старались избавиться от такого статуса России). А Лукашенко выглядит мелким лавочником в политике. Не потому, что Беларусь слаба экономически или не имеет ядерного оружия для доказательства своего величия. Дело в отсутствии идей и, как сейчас принято говорить, проекта. Мелкий лавочник бежит от всего, что его вырывает из повседневного опыта «добывания копейки». Понятно, что деньги нужны и конкретному человеку, и государству. Однако идеология мелкого лавочника должна оставаться в лавке или доме лавочника. В высоких государственных кабинетах и думы должны быть высокие.

Ставшие в 2015 году мемом «белорусские креветки», по-моему, нагляднее прочих вещей доказывают, что с политикой в Беларуси большие проблемы. Под политикой я тут понимаю более или менее отчетливую перспективу дальнейшего развития Беларуси как общественного организма и государства. Можно, разумеется, сказать, что бизнес есть бизнес: могли перепродавать креветки в Россию, вот и перепродавали, мы ни на какие санкции не подписывались. Так-то оно так, но если с другой стороны заговорят в стиле «бизнес есть бизнес»? И даже это не важно. Важно, что «креветки как явление» не дают нам каких-либо конкурентных преимуществ и не обещают нам политических, экономических, социальных бонусов.

Наша беда, полагаю, в том, что мы никак не согласимся с очевидным: Россия может быть иногда хорошей для нас, иногда плохой, но бесконечно винить ее в том, что Беларусь переживает трудности, нельзя не только потому, что это неправда, но и потому, что при таком подходе мы никогда не избавимся от тех самых трудностей.

Но мелкий лавочник, видимо, иначе не может. Я не только одного Лукашенко имею в виду, а весь наш политический и управленческий класс. Здесь мелкий лавочник зачастую представлен заурядным клерком, который каким-то образом оказался на высокой должности. Вот, к примеру, глава Нацбанка Павел Каллаур, говоря о курсе белорусского рубля в 2019 году, заявляет: «Риск того, что мы столкнемся с импортом инфляционно-девальвационых процессов из России, велик».

Тот случай, когда выступающему хочется выглядеть куда более весомее и убедительнее, чем он есть на самом деле. Потому такая формулировка вместо простого признания: «Убожество нашей экономики заключается в том, что если в России будут инфляция и девальвация, то белорусский рубль тоже упадет и цены значительно поднимутся». И если ты такой весь супер-профессионал, чего импортируешь всякую дрянь вроде инфляции и девальвации? Импортируй укрепление национальной валюты и падение цен.

Ладно, все зло из России. Деньги ведь тоже зло, правда, мелкие лавочники?

Ну, а сами из себя какое добро «выжать» можете?

Мантры про суверенитет/независимость от Макея и болтовню о стратегическом партнерстве с Китаем от Рудого не предлагать.


Помогите, Кремль независимости лишает! 14.12.2018

Какие же противные люди заседают в российском руководстве, что Медведев, что Силуанов, что Козак (и Путин, наверное, такой же): вдруг о какой-то интеграции между Беларусью и Россией заговорили!

Больше двадцати лет вроде как и не было никакой интеграции, а тут на тебе: валютный союз, единые таможня, суд и счетная палата… Куда это годится, честное слово! Мы же тут, в Беларуси, всегда думали, что интеграция – это когда нам перепадают всякие ништяки от «союза», типа нефть и газ подешевле, кредиты (которые можно не возвращать), рынок для белорусских товаров в России и наши гастарбайтеры там, а Россия и ее граждане пусть удовлетворяются иллюзией Беларуси как единственного союзника.

И с чего эти русские так оборзели, что заикаются о реальной интеграции? У них же война со всем Западом, потому должны быть тише воды, ниже травы и платить нам за то, что мы….что мы…. А что мы?

Может, мы и так интегрированы в Россию донельзя?

А если так, то одна валюта и одна таможня не представляют ли собой исключительно технические процедуры?

Если сегодняшние колебания курса белорусского рубля легко предугадываются по вечернему курсу российского рубля на московской бирже, то неужели один эмиссионный центр Союзного государства столь сильно угрожает независимости Беларуси?

Если общее материальное благополучие нашей страны зависит от добытых в России нефти и газа, то имеет ли вообще смысл словосочетание «белорусская экономика»?

Если шестая часть трудоспособных граждан Беларуси работает в России без каких-либо правовых и финансовых ущемлений, то почему «реальная интеграция» так страшна?

Вот наши соседи, ставшие членами ЕС, они ведь тоже «интегрированы»: и через рынок труда, и через таможенные правила, некоторые через эмиссионный центр (Польша сохранила злотый, но Литва и Латвия перешли на евро), – но при этом они остались государствами на карте мира. Или ЕС, он «жрет» страны иначе, не так, как Россия?

Но кого Россия «сожрала» за последние четверть века?

Крым? Да, но Крым не проходил под рубрикой «интеграции», тут имел место совсем другой расклад.

Нам не грозит аннексия или захват, более того, нам даже не выставили жестких условий или конкретных сроков, просто напомнили, что Союзное государство создавалось с целью… Неужели такого напоминания достаточно, чтобы и президент страны, и его политические оппоненты завопили о том, что независимость Беларуси под угрозой? Как по мне, эти вопли унижают государство и его граждан.

Но президент со своими подчиненными и его/их политические оппоненты вопят, причем вопить они начали не сегодня.

Кто их должен услышать?

Граждане Беларуси, быть может, и услышат, но массово против «российского наезда» не выступят, потому как их давно исключили даже из минимального участия в принятии политических решений (которое так или иначе еще сохранилось в том же ЕС). Попросту говоря: большинству беларусов все равно, какими рублями расплачиваться, какую таможню проезжать и в какой суд обращаться.

Выходит, что вопят друг другу, то есть внутри круга политически «озабоченных»? Ну, не совсем так. Еще вопят на приемники смотрящих за Беларусью и Россией в Европе и США: мол, не сдаемся Москве. Убожество нашей внешней политики…

Впрочем, не важно, кому этот дежурный набор слов про суверенитет адресован. Печально, что на 28-м году независимости встает вопрос о независимости. Как герои чеховских пьес, произносят что-то, а потом либо они сами, либо другие персонажи говорят: «Нет, не то, не то». Ну, время другое, другие слова и другие поступки нужны, а вы все независимость мусолите.


Себе в ущерб? Плевать! Зато США довольны 31.10.2018

Президент Беларуси чрезмерно разговорчивый человек, факт известный. Заносит его обычно в двух случаях: когда он на кого-то гневается или кому-то льстит. В этот раз Александр Лукашенко льстил – на встрече с помощником государственного секретаря США по европейским и евразийским делам Аароном Уэссом Митчеллом.

Цитата: «Если мы с вами продвинемся в наших отношениях, я вам обещаю, что белорусы у вас будут самыми надежными, честными и искренними партнерами. По крайней мере, если мы договоримся, и в Беларуси что-то вам пообещаем, даже в ущерб себе мы это исполним».

Это вообще что такое? Как президент суверенной страны может обещать какому-то чиновнику из другой страны, что он готов нанести ущерб своей родине, только бы начальники этого чиновника погладили его по голове: «Молодец, исправился «последний диктатор» Европы»?

Или если перед президентом посланник из США, то обещать можно что угодно? Осуждения со стороны местных экспертов, журналистов и «политиков» не будет, ведь нам «жизненно необходимо» налаживать диалог с американскими партнерами, пусть для начала и посредством  публичного расшаркивания со стороны президента, Лукашенко – тип эксцентричный, ему простителен некоторый перебор с гостеприимством.

На Мюнхенской конференции по безопасности президент Беларуси еще раз «прогнулся»: по его словам, без США конфликт на юго-востоке Украины не будет улажен. Такая вот странная дипломатия: на конференции, названной в честь немецкого города Мюнхена, Лукашенко сообщает, что немцы беспомощны в качестве миротворцев. А несколько дней назад в Гомеле во время встречи с президентом Украины он такими же беспомощными считал и американцев и предлагал решать «украинский вопрос» на троих, т.е. силами России, Украины и Беларуси.

На той же конференции он заявил, что Беларусь и Россия непременно дадут адекватный ответ на строительство «форта Трампа» в Польше. Ну, Россия пусть сама за себя говорит, а вот Беларусь…  Беларусь, как утверждает Лукашенко, готова содействовать США в ущерб собственным национальным интересам. А если США «попросят» нас не реагировать на строительство форта и, более того, каким-либо образом мешать «адекватному ответу» России на «углубление сотрудничества США и Польши в военной сфере»? Как мы перенесем ущерб, который в таком случае нам обеспечит разъяренный Кремль?

Болтать о «многовекторности», конечно, не запрещено, но продать ее, если ты ничтожен в экономическом, политическом и военном отношении, невозможно. И плевать хотели в Вашингтоне на расшаркивания беларуского президента перед их чиновником. У США уже есть «отдавшиеся» им Польша, Литва, Латвия, Эстония и настойчиво «предлагающая себя» Украина, потому услуги Беларуси в Восточно-Европейском регионе стоят не больше коммунальных платежей диппредставительства США в Минске.  

А ведь как начинал Лукашенко: весь из себя антиамериканский лидер молодой страны и просоветский «интегратор». Теперь же мы видим безыдейного стареющего автократа, который, желая удержаться в президентском кресле, заискивает даже не перед госсекретарем США, но перед его помощником.

Может, одумается все-таки на старости лет и снова идейным станет, а то, боюсь, его многовекторность нас до добра не доведет…

Г-да Лукашенко и Румас, нас «наклонили», да? 24.09.2018

Согласитесь, странный какой-то саммит прошел в Сочи 21 сентября: встречались президенты и премьеры стран, находящихся в нескольких интеграционных объединениях, а информации о договоренностях в беларуских СМИ меньше, чем с арбузной бахчи Лукашенко.

Что российские СМИ мало освещали событие, так это нормально: никаких важных документов (например, о размещении российской военной базы в Беларуси) не подписывали, имеет ли смысл заполнять печать, эфир и сеть «чисто технической» нудятиной, когда потребителей информации интересуют Сирия,  Скрипаль-Петров-Боширов, выборы в Приморье, Хабаровском крае и Хакасии, футбол и Трамп.

Но наши хлопцы (что геи, что контрабандисты, что спецслужбисты) на денек-другой в Солсбери не мотаются, наши военные в Сирию воевать не едут, а все мы такой чепухой, как выборы губернаторов и мэров, не занимаемся, потому что губернаторов и мэров нам дает президент, – то есть обсуждать нечего. Думали, что вот вернутся Лукашенко и Румас из Сочи и сочно, в красках и подробностях, расскажут народу, как они этих кремлевских уделали, и тогда беларуская медиасфера  просто распухнет от интервью-анализов-прогнозов-статей-мнений.

Однако оба, что президент, что премьер, оказались скупы на слова и эмоции. Ну, Румасу еще простительно,  он и по долгу службы должен бормотать ту самую техническую нудятину. Но Лукашенко, любитель похвалиться даже тем, чего никогда не будет,  – он-то чего лишь уныло говорит, что «отторжения нет»? Нам что, кричать от восторга, что у руководства двух союзных (!!!) стран такие вот отношения?! Нет отторжения… Что за невероятная чушь! Нет, союзники обычно отторгают, извергают, изрыгают друг друга!..

Кажется, желаемого (в живых деньгах и в пересчете на них) у кремлевских выбить не получилось. И более того, проклятые русские империалисты-шовинисты, полагаю, предложили нашим кое о чем крепко подумать. Это кое-что политического свойства. И беларуское руководство, по-видимому, сразу начало думать. В противном случае мы бы уже услышали от Александра Лукашенко, что «наклонить нас ни у кого не получится». Уже «наклонили», что ли? Ну, если «нет отторжения», такой вывод напрашивается сам собой.

Шутить, язвить и скабрёзничать, цитируя президента Беларуси, можно долго, но я не стану лезть на территорию известного лукашенковеда Владимира Подгола. Несмотря на то, что информации  с саммита ничтожно мало (и это при том, что Лукашенко и Путин говорили один на один шесть часов), серьезно оценить «скупость слов и эмоций» беларуского руководства после саммита все-таки придется.

И моя серьезная оценка такова. Беларуские большие начальники не хвалятся успехами на «восточном фронте», не называют отдельных граждан России и всех русских отморозками, идиотами и варварами, не пугают нас, рядовых беларусов, планами Кремля по включению Беларуси в состав России до следующей годовщины БНР, по той причине, что до них – вы не поверите! – наконец, дошло: так, как раньше, уже не будет.  Их предупреждали о таком повороте событий, причем не только из Москвы (которую они предпочитали не слушать, сами себя успокаивали:  союзник ей нужен, раскошелится на миллиард, другой, пятый, шестой). Их предупреждали отовсюду; нет, не какие-то специальные советники из Вашингтона, Варшавы или Пекина; ход мировой истории, экономические, политические, социальные процессы прямо криком кричали: «Господа тугодумы из беларускиой власти, срочно определяйтесь, с кем вы и что можете предложить действительно ценного и весомого, чтобы ваш уход из альянса был потерей для других его участников. Если же вы хотите жить «сами по себе», то сообщите об этом с национальной политической трибуны и подтвердите свое намерение конкретным действием, после которого ни у кого не будет сомнений, что вы на самом деле выбрали такой путь. Иначе ваше государство ждут большие трудности. Поймите, никто никому ничего не обязан в этом мире».

И вот думают наши большие начальники…

Только что они придумают?

Боюсь, как бы их думы не ограничились тем, где и как достать денег на текущие нужды.  И тогда о переговорах с Москвой Лукашенко, сильно опечаленный и своим выражением лица этой печали не скрывающий, будет повторять: «Переговоры тяжелые, но результативные». Однако все в стране поймут его так: «Переговоры раз от разу все тяжелее и все менее результативные». Нет, результаты, разумеется, проявятся, только не такие, к каким привыкли большие беларуские начальники. Беда еще в том, что переговоры с другими «партнерами» будут идентичны переговорам с Москвой. И заклинания о «многовекторности» не помогут.

Опять россиянка гадит! 12.09.2018

Было время, в российских политизированных кругах говорили «англичанка гадит», подозревая или прямо обвиняя Англию в действиях во вред России.

Между тем, Россия часто выступала на стороне Англии или в ее интересах. Вынужденно, исходя из сложившихся обстоятельств, или сознательно, имея расчеты в свою пользу, не так важно. Это и не удивительно в условиях внутриевропейской конкуренции, ведь и Англия, и Россия как бы не совсем Европа. Континентальную Европу англичане именуют the Continent. Жители Москвы и Петербурга называли и называют Европу Европой, словно бы их столицы находятся в Азии.

Противостояние с Европой не делало Англию и Россию союзниками (а если и делало, то на короткое время, например, во 2-й Мировую войну), и «гадила англичанка» таким образом, что натравливала Европу (Францию, Германию) на Россию или подталкивала Россию к неким недружественным действиям по отношению к Европе.

Сейчас она гадит иначе: напрямую целит в Россию, потому что последняя входит в когорту стран, которые каждая по своему нарушают глобальный миропорядок. Сохранять такой порядок, когда Лондон является финансовой столицей мира, Англия должна, что называется, по определению. Получается, теперь гадит, причем всему миру (тому, что так дорог сердцу англичанки), уже россиянка.

Правда, до 2014 года (уход Крыма из Украины) Россия как-то не особенно гадила, сильный возмущений в ее сторону не было слышно. Или все-таки гадила? Гадила, гадила! Только не англичанам, не континентальным европейцам и не прочим адептам глобального «либерального» миропорядка. Беларуская власть и беларуская оппозиция не дадут соврать: и до 2014 года все беды исходили от России.

Беды эти своей причиной имеет то, что Россия позволяет себе – наглость несусветная! – что-то требовать от Беларуси в качестве «благодарности» за многолетнюю ресурсную поддержку. Вообще говоря, Беларусь и «цивилизованный мир» (в лице ее и его правителей, властителей дум и разного рода дельцов из большого бизнеса) уверены, что Россия начинает «гадить» им в тот момент, как только задумывается о своих национальных интересах.

Россия не гадит, когда не мешает НАТО бомбить Югославию. Но вот она вступается в Сирии за Асада и «мочит» там террористов всех мастей – сразу гадит. Покупают граждане России недвижимость и футбольные клубы в той же Англии до эпохи «Крымнаш» – это они покупают на хорошие русские деньги. Но наступает «Крымнаш» – и русские вложения в Англию уже дурно пахнут, а русские олигархи из уважаемых инвесторов превращаются в хапнувших чужое бандитов, против которых необходимо вводить санкции.

Россия не гадит Беларуси и беларускому правящему классу, пока прикрывает политически и помогает экономически «последнему диктатору в Европе» Александру Лукашенко. Но вот Крым становится российским, Донбасс не соглашается с претензиями майданного Киева – Лукашенко демонстрирует нейтралитет по отношению к российско-украинскому конфликту, и он уже не «последний диктатор» для Европы, потому на предложение Кремля разместить на территории Беларуси военную базу отвечает: «Нет!» Конечно, нет, ведь база – это «гадить» на поле едва наметившегося позитивного диалога между Беларусью и Европейским союзом.

И действительно, Беларусь – суверенное государство с независимой внешней политикой, и обязанность союзной России заключается в обеспечении этого суверенитета и этой независимости деньгами и разными экономическими преференциями. Если Россия свою обязанность не исполняет в должной, определенной беларуской стороной мере по той причине, что Беларусь всячески увиливает от следования союзническому долгу и не соблюдает даже элементарных приличий союзника, это значит: Россия гадит Беларуси!

Отношение беларуской оппозиции к России честнее, нежели у беларуского правящего класса; оппозиция убеждена: Россия гадит Беларуси всегда, вне зависимости от того, направляет ли в ее сторону реки дешевой нефти или, напротив, прикрывает нефтяной офшор.

Ну, и как нам жить с таким соседом? Ответ на этот вопрос нужно давать обязательно, потому что Россия и дальше будет «гадить». Если не будет, то ее как серьезной державы просто не станет, и тогда нам тоже несдобровать (мы хоть сколько-нибудь интересны Западу ровно до тех пор, пока имеем особые отношения с Россией). По линии Россия/Запад (тут не надо разделять США, Англию и Европу) все ясно: «гадкие» поступки России Запад не забудет, не простит.

А наше мнение о России, оно претерпит трансформацию или законсервируется? Как по мне, так использование формулы «опять россиянка гадит» надо прекращать. Уже сегодня (хотя следовало сделать это еще позавчера). Нельзя бесконечно винить того, кто тебе помогает, в том, что он помогает недостаточно. На житейском уровне так вести себя неприлично и недальновидно. На политическом уровне о приличиях много не думают, но выгоду не упускают. Мы же рискуем потерять «помощника».

Мне кажется, даже антисоветчики и русофобы из беларуской оппозиции понимают: если помощник станет тратить на себя самого силы и средства, которые раньше он тратил на нас, то беларуская независимость будет выглядеть не ахти. Бедные, но гордые – это не про нас; антисоветчики и русофобы знают народ, который они хотят возглавить, потому и они выберут (но до поры до времени не признаются) Россию, которая «гадит» Беларуси дотациями, торговыми преференциями, рефинансированием долгов и прочими приятными вещами.

Беларусь и новый СССР 31.07.2018

Скоро 27 лет, как Беларусь стала независимым государством. Александр Лукашенко сохраняет за собой пост президента уже 24 года.

Срок достаточный, чтобы «пропитаться» идеей и практикой суверенной Беларуси. Потому удивительно, что от бессменного президента и его подчиненных из разных институций (от министерств и парламента до СМИ), а так же от оппозиционеров мы часто слышим настороженные рассуждения о независимости: мол, не ровен час, нас захватят, аннексируют, включат с состав другого государства.

Почему так мыслит оппозиция, понятно: действующая власть многие годы была недостаточно национально-ориентированной, оттого Беларусь до сих пор находится под сильным влиянием России, которая настолько к этому привыкла, что не потерпит дрейфа Беларуси на Запад, причем не потерпит с такой страстью и решительностью, что ликвидирует беларусскую государственность.

Не знаю, верят ли сами оппозиционеры в такую грустную перспективу для Беларуси, скорее нет, чем да, но они слишком долго говорят об угрозе независимости с востока и, по-видимому, просто не могут остановиться. Ведь в противном случае, т.е. если угрозы с востока не существует и Беларусь остается суверенной, надо выдумывать новый «политический рассказ». О чем он будет? О вступлении в ЕС? Нет, давайте уж лучше 51-м или 52-м штатом в США.

У критиков Лукашенко удобная позиция: Россия-империя не отпускает Беларусь-колонию, а действующий режим не может должным образом противостоять таким ее действиям; вот если бы мы, теперешние оппозиционеры, были во власти, то непременно бы сделали (верьте на слово, патриот-националист в таких делах не врет) Беларусь по-настоящему независимым государством (читай: отдаленной от России политически, экономически и культурно).

Оппозиционеры делятся представлениями о другой Беларуси, но пока не имеют возможности соединить их с практикой, потому их нельзя назвать ни фантазерами, ни реалистами, и уточняющих вопросов к ним нет: в своей критике Лукашенко и отрицательном отношении к союзничеству с Россией они последовательны в течение многих лет.

Но вот к Александру Лукашенко и его команде есть вопрос: «Как так: вы же 24 года руководите страной – и теперь сообщаете народу, что страны может и не быть, что она войдет в состав другой страны?» Складывается впечатление, что некая часть беларусского руководства просто устала от независимости даже в ее усеченном формате. Не оттого, что хочется подчиниться кому-то, но оттого, что в проекте независимости не осталось созидательного потенциала. Беларусь как государство достигло предела роста. Не надо думать, что это исключительно наша вина, внешние обстоятельства оказывали и продолжают оказывать серьезное воздействие на становления нашего государства. Проблема в том, что на современном этапе ни один из более или менее значительных мировых игроков не горит желанием вкладываться в развитие Беларуси.

Разговор не столько об инвестициях в индустриальные, логистические и прочие предприятия (какие-то средства так или иначе в страну поступают), разговор, скорее, о Беларуси в целом, ее роли в отношениях между теми самыми более или менее значительными мировыми игроками. Условного «плана Маршалла» не предвидится. Более того, уже совсем скоро мы не сможем получать ощутимую экономическую выгоду от участия в Союзном государстве и Евразийском союзе. Вообще-то, первое вкупе со вторым и было для Беларуси своеобразным «планом Маршалла». Но план на то и план, чтобы иметь конечную стадию реализации.

Нам следует исходить из убеждения, что Беларусь как независимое государство состоялось и ее суверенитету не угрожает ни одно государство и ни одно межгосударственное объединение в мире. Лукашенко и его антироссийски настроенные единомышленники из оппозиции все пугают народ потерей независимости, тогда как сам народ свыкся с мыслью о суверенной Беларуси и практикой жизни в ней. Вот не бывает в Беларуси минус 50 по Цельсию, потому никто не готовит жилище к такой зиме. Примерно то же самое с независимостью: она будет плюс-минус прежней, как и зимы. Россию устраивает союзная Беларусь (впрочем, равно как и не очень союзная, но в этом случае без российской ресурсной поддержки), а Польше Беларусь просто не по зубам.

Но чтобы развитие государства не остановилось, мало убежденности в незыблемости суверенитета, нужно еще расстаться с навязчивой и вредной идеей сделать из Беларуси «мост» между Россией и ЕС или «восточноевропейскую Швейцарию». Вне интеграционных проектов Беларусь ожидает перспектива экономического упадка и фактического исключения из исторического процесса в его политическом измерении.

Правда, «интегрироваться» мы пока хотим и умеем исключительно в следующем формате: вы (другие участники интеграции) дайте нам то-то и то-то, а мы потом подумаем, имеет ли смысл хоть что-то давать вам взамен. Разумеется, такой вывод делается на основании попыток интеграции Беларуси с Россией. Попыток в другом направлении Беларусь не делала, проверить, как бы она себя вела, стремясь стать «своей» для ЕС, невозможно. Беларусь уже никогда не станет членом ЕС. Не буду повторять слова о кризисе ЕС (я не уверен, что нынешние проблемы так уж опасны для единства ЕС), просто скажу, что расширения ЕС в ближайшем будущем не предвидится и брать на содержание очередную польшу-литву-латвию-болгарию-румынию в Брюсселе, Берлине и Париже точно не собираются.

Итак, хотим выглядеть приличной европейской страной – необходима тесная кооперация с другими странами. Какими? Не с Китаем во всяком случае, что бы там ни трубили госСМИ о нашем стратегическом партнерстве с ним. Сейчас Китай, в известном смысле, повторяет действия транснациональных корпораций, которые инвестировали в создание производств по всей Юго-Восточной Азии. Китай ищет, куда выгодно вложиться. Но кроме этого, еще и привозит своих рабочих работать на построенные им за границей предприятия. А не хотите так – получите связанные кредиты: купите на них наше же оборудование и потом верните с процентами, небольшими, но все равно, кредит ведь.

Если у теперешнего руководства Беларуси цель одна: продержаться у власти как можно дольше, – то и Китай в качестве главного экономического, политического и военного партнера подойдет. Однако целью государства Беларусь не может быть превращение в провинцию далекого Китая (как и любого другого государства).

Что ни выдумывай, но интегрироваться нам придется на постсоветском пространстве, и лучше бы не в рамках безыдейного Евразийского союза, а в проекте нового СССР. Ясно, что СССР сегодня не расшифруешь, как прежде, где те советские социалистические республики?! Но зато есть их правопреемницы, они же учредительницы ООН: Беларусь, Россия, Украина, – они же основательницы того, старого СССР (такого старого, что ему и 100 еще бы не исполнилось, не «распусти» его три неумных персонажа: Ельцин, Кравчук и Шушкевич).

Нет советских социалистических республик, что же, давайте расшифровывать аббревиатуру «СССР», например, так: Союз Суверенных Социальных Республик. Или как-то иначе (Россия и Украина официально вроде и республиками не именуются), но четыре буквы СССР необходимо оставить., и чтобы в английском варианте получалось USSR. Имя обладает невероятной силой. Представляете, какой будет медийный выхлоп: создается новый СССР! Как затараторят в мировых столицах! Все либертарианцы и антисоветчики захлебнутся желчью, доказывая, почему ничего подобного не должно быть в современном мире и что нужно делать, чтобы не допустить второго пришествия СССР. И сколько крику мы услышим от националистов в Беларуси и Украине, а также шовинистов, «белогвардейцев» и адептов «русского мира» в России!

Даже по предполагаемой реакции многих граждан трех стран понятно, что работа только на пропагандистском поле предстоит трудная, нудная и долгая, а уж как дело дойдет до реальной «спайки» экономики, политики, социальных и культурных аспектов, то сердечные приступы при согласовании договоров станут массовыми среди разработчиков оных.

Мне кажется, что именно Беларусь с ее «остатками советского» должна вбросить в информационное пространство идею создания нового СССР. Ждать этого от нынешней Украины в высшей степени нелепо (хотя Союз ей жизненно важен, будущее подтвердит): ладно Киев отчаянно бьется за поставки газа, принадлежащего России-агрессору, но идти на союз с агрессором… Нет, всякому абсурду есть предел.

Россия, выдвигая инициативу создания нового СССР, тоже будет выглядеть хуже Беларуси, потому что интеграционные предложения России всегда интерпретируются за ее границами как желание снова стать империей с прицелом на ликвидацию суверенитета союзников.

Но и Беларусь не идеальный перводвигатель нового СССР, прежде всего в силу своей репутации у российского истеблишмента: мы слишком многого требовали от Москвы в рамках Союзного государства и Евразийского союза и были чересчур скупы на отдачу. Поэтому нам придется доказать, что мы действительно заинтересованы в СССР (как проекте, который обещает технологический, экономический, социальный, политический и культурный рывок), а не в очередной порции российских дотаций.

К слову сказать, в советский период Беларусь и Украина, в отличие, скажем, от Грузии или Литвы, хорошо работали на союзную копилку (РСФСР, разумеется, была лидером по отчислениям в эту копилку). Следовательно, нет ничего удивительного в том, что строительство нового СССР начнут именно эти три страны: они имеют опыт ответственного сотрудничества в проекте, который способствовал развитию каждого из участвовавших в нем.

И да, новый СССР опять будет левым. Без большевистских перегибов, но все-таки левым. Другого СССР быть не может. А если может, то это не СССР вовсе, это всего лишь некая международная организация, участники которой, с примеру, подписали соглашения, гарантирующие свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы между странами. Такого в мире хватает. А нового большого левого проекта нет. Надо, чтобы появился.

Прочитав всю заметку или только взглянув на ее заголовок, кто-то подумает, что автор либо оригинальничает: мол, видите, о чем позволяю себе писать, – либо и вправду, будучи недалеким человеком или ностальгирующим мечтателем, не понимает, что нынешнее состояние дел в политике, экономике, идейной сфере и обществе в целом не предполагает в обозримом будущем такого проекта, как новый СССР. Оставим в стороне «цивилизованный мир», который обязательно будет мешать становлению СССР-2, и посмотрим на тех, кто предположительно будет создавать новый союз.

Россия: «белогвардейщина», помноженная на «русский мир»; олигархи и антисоциальная политика правительства; плюс тотальное доминирование антисоветчиков в СМИ.

Беларусь: государственно-бюрократический капитализм, который с уходом Лукашенко «усугубится» открытой олигархией, станет «подкармливать» националистов (чтобы не только материальные ресурсы и госуправление, но также идеология была в его руках) и «крепить» дружбу с Западом (иначе ведь нельзя, если не хотите быть «поглощены», «аннексированы» или «удушены в братских объятиях» Россией).

Украина: официальная политика и национальная идентичность строятся на антироссийском фундаменте – и тут от Беларуси поступает предложение создавать союз с Россией!.. Украинские политики и журналисты лишатся дара речи, услышав такое предложение, а потом, переведя дух, скажут: «В Беларуси, видимо, коллективно сошли с ума!»

Все так… Но сто лет назад отношения между этими республиками (в том их виде) были не проще. Сегодня нет большевиков, т.е. идейных революционеров, захватывающих и удерживающих власть с целью коренного «переформатирования» социально-экономических отношений. Новый СССР с самого начала будет создаваться политиками, бюрократами и экспертами, уже сегодня так или иначе включенными в процессы госстроительства трех стран. Плюс этого в том, что в одночасье не случится ломки всего жизненного уклада.

Ну, а без нового СССР, по моему мнению, всех нас: и Беларусь, и Россию, и Украину – ждет печальное будущее. Мировая (или западная, не так важно) буржуазия, что глобалистская, что протекционистская, нет, голодом нас не уморит (сейчас морить невыгодно, выгодно сохранять разный уровень потребления для разных регионов и разных слоев населения), но с периферии мира в мир центральный не пустит. Потому проект нового СССР, он не только о материальном благополучии (которое немыслимо без развития науки и технологий), он еще и о реальной независимости. Ведь как хорошо, когда не надо заискивать ни перед МВФ, ни перед Всемирным банком, ни перед какой бы то ни было иной кредитной организацией или страной, которая обещает помочь вам с тем-то и тем-то. Когда не просишь денег, тогда и в политике (что внешней, что внутренней) становишься удивительно самостоятельным.

чытаць іншыя навіны