АКТУАЛЬНЫЯ ТЭМЫ: Еўрапейскія гульні ў Мінску Выбары-2019 Змяненне Канстытуцыі Курапаты Беларусь-Расія Забойства Паўла Шарамета

Власть говорит, свядомый слушает 27.03.2018

Ах, если бы не дурацкий хапун на Якуба Коласа и не задержания в регионах, как бы все хорошо было.

Мы только учимся работать по-новому. Но могу заверить вас: научимся мы быстро. Ведь вы, ребята из «новой оппозиции», прелесть какие конструктивные и незлопамятные: простили «режиму» аресты и прочие чинимые им (то есть нами) неудобства в прошлом. И правда, разве могут быть счеты, когда на кону национальное самосознание и независимость страны!

Да-да, Беларусь у нас одна на всех и для всех. Некляев и Статкевич с этим не согласны? Так их же мало. А нас – празднующих и охраняющих праздник – много, очень много (больше только тех, кому и праздник, и его охрана, так сказать, по барабану).

Однако к вам, празднующим, у нас есть один вопрос: «Вы что думаете дальше: так же флагами махать, песни петь, делать бизнес на национальной идее или все-таки забирать у нас власть?» Так вот если думаете о втором, то сообщаем: «Мы можем быть националистами еще лучше вашего, если это нужно будет для удержания власти в наших руках». Вы, как люди идейные, даже получите удовольствие от того, что ваши противники теперь говорят вашими словами. Мы понимаем, вам, таким позитивным, креативным и одухотворенным мечтой о вольной Беларуси, верится в то, что ваше ненасильственное сопротивление, в конечном счете, изменит нас, то есть власть, после чего и вы лично (один, второй, третья…) в реальное управление страной просочитесь.

Или вы все-таки полагаете, что мы никогда не адаптируем целиком ваше видение того, какой должна быть Беларусь? Скорее всего, вы правы. Но так как вы конструктивные, то к такому видению будете подталкивать нас исключительно праздниками и диалогами, и мы будем позволять вам праздники, и будем вести с вами диалоги. И вам будет приятно, и нам будет приятно. Ну, зачем эти хапуны и задержания?.. Хотя во многих странах – самых демократичных – власти иногда колотят демонстрантов. Поколотили – и на этом все, «ответка» не прилетает: никакой тебе смены правительства или чего-то там еще из требований улицы.  

Празднуем и разговариваем.

Разговариваем и празднуем.

Вы же против революции? Мы знаем, что против, ведь вы патриоты и уверены: революцией обязательно воспользуется коварная Россия, и тогда прощай независимая Беларусь.

Да и не только революция нам не нужна, всякие социальные протесты тоже лишнее. Ну согласитесь!.. На ваш праздник пришло 30 тысяч человек. Больше? 50 тысяч? Вот видите. На марши тунеядцев до ничтожных трех тысяч еле дотягивало (даже на разрешенном в Минске). Но и этого числа хватило, чтобы мы в штаны наложили: и декрет переписали, и деньги «сознательным тунеядцам» вернули. Вы же молодцы – не пошли на те протесты, дождались праздника через год. А если бы вы всей этой массой в 50 тысяч проявили себя в прошлом году? Все, не было бы праздника около Оперного по случаю 100-летия БНР. Почему? Да потому что мы до сих пор бы не оправились от испуга, а вы бы не были такими сговорчивыми на встрече в Мингорисполкоме, где согласовывался формат мероприятия 25-го марта. Мы ведь в авторитарной стране живем, не в демократической, у нас массовые уличные протесты еще имеют силу, какую они потеряли в странах, где проходят настоящие выборы. Если власть не выбирают, то и меняют ее не на очередных выборах – так мы, засевшие во власти, думаем, поэтому и раздули такой громадный карательный аппарат.

Эксперты, журналисты пишут, что власти «заигрывают» с националистами, чтобы подать сигнал Москве: смотрите, мол, мы не какой-то там «русский мир», у нас националисты в большом количестве имеются, так что о смене власти тут даже не думайте. Только вот как аншлюс Беларуси Россией, так и еще более пророссийские, нежели сейчас правящие верхи, «усаженные» в Минске Москвой, – оба этих варианта основаны на эмоциях по отношению к России (ненависть, страх и т.п.), а не на реальной оценке положения дел. Причем этим эмоциям подвержены и вы, свядомые, и часть из нас, государственных националистов. Нет, мы, конечно же, предъявляли вас России как антироссийский элемент, предъявляем и будем предъявлять. Но больше вы нам нужны для другого. Запад сейчас «прессует» Россию, от чего у последней может значительно ухудшиться материально-финансовое положение, а это, в свою очередь, негативно отразится на благосостоянии белорусов. В ситуации, когда народ недоволен постоянным урезанием пайка, любящая праздники и диалоги оппозиция очень подходит власти.

Только не приписывайте нам лишних заслуг. Мы под дулом пистолета не заставляли вас соглашаться на праздник и диалог. Вы сами пришли к нам с такими предложениями. Нас они устроили. И альтернативы же им нет, верно?..


Дзень Волі ў гіпермоле 28.02.2018

Хоць бы адзін сказаў: “Мо лепей зусім нічога не рабіць?” Не з прычыны стомленасці ад спрачэк сказаў бы, а з той, што адна трасца: шэсце па праспекце ці музыкі ля Опернага тэатра.

Для “свядомага кола”, гэтых вечных палітычных тынэйджараў, Дзень Волі ёсць адным з мацнейшых эратычных перажыванняў. Дужа любяць яны смакаваць падзеі 25 сакавіка 1918 году, калі нараджэнне Беларусі абвесцілі, а нарадзіць яе не здолелі. Такой бяды, здаецца, пазней усё адно якая-ніякая Беларусь з’явілася, з 1991-га дык і незалежнай стала, прычым у межах значна большых, чымся ў 1918-м.

Мяркую, збольшага нелюбоў да ўсяго “савецкага” з боку адраджэнцаў і прыязнае стаўленне да гэтага ж “савецкага” ранняга Лукашэнкі надавалі даце 25 сакавіка палітычную моц. Сёння ж, калі Лукашэнка да сваёй ідэнтыфікацыі “праваслаўнага атэіста” дадаў “рускамоўнага беларускага нацыяналіста” і пра незалежнасць краіны згадвае нават падчас каментавання працы Белгідрамета, у Дня Волі няма палітычнага джала. Альбо яно ёсць вельмі слабое, ніхто не адчувае яго дотыку.

Улады, абраўшы шлях на прыватызацыю пэўнай часткі нацыяналізму, не забываліся і на адміністрацыйна-паліцэйскія сродкі “заспакаення” апазіцыі. Таму сёння яны і могуць прапаноўваць пляцоўку ля Опернага тэатра для святкавання: маўляў, хочаце спяваць беларускія песні і нешта дэклараваць пра незалежнасць – калі ласка, вось вам месца. У шырокага ж кола грамадства скура тоўстая – ніякія спевы і выступы “25.03” яго палітычную свядомасць не абудзяць, нават калі дзея будзе транслявацца ўсімі незалежнымі СМІ ды папулярнымі блогерамі.

Каб тыя ж самыя людзі, што звярнуліся ў Мінгарвыканкам з нагоды 25-га сакавіка, папрасілі пляцоўку для дэманстрацыі беларускасці/беларушчыны ў другі дзень, сталічныя чыноўнікі, мяркую, не былі б супраць: “Нам усё роўна, калі Вайцюшкевіч з Вольскім спяваць будуць: 25 сакавіка ці 8 красавіка”

Спадар Статкевіч з яго патрабаваннем, каб абавязкова было шэсце (якое не стане шматлюдным), не тое што прайграе маладзейшым, “крэатыўным і прасунутым”, калегам, а падкрэслівае аульную нямогласць Дня Волі як з’явы. Спявай, мітынгуй, хадзі па праспекце – любы рух выключна для цябе самога і такіх, як ты, тых, каго ўжо не трэба агітаваць. У праекце “25 сакавіка” для грамадства няма захапляльнай ідэі пераўтварэння жыцця. Без такой ідэі масавыя канцэрты, мітынгі і шэсці магчымыя, калі за іх арганізацію бяруцца ўлады. Вось стануць “чыстыя” нацыяналісты кіраваць краінай, тады і "прывучаць" беларусаў да святкавання 25 сакавіка, як Лукашэнка прывучыў да 3 ліпеня.

Калі ж любоў да Дня Волі з нацыяналістычнага сэрца не выгнаць, то з гэтай любоўю трэба сунуцца туды, дзе мінчукі і госці сталіцы нядзеляй (сёлета 25-га сакавіка прыпадае якраз на нядзелю) час бавяць – у гіпермол. У такіх будынках заўсёды ёсць вялікая пляцоўка, там можна паставіць гукаўзмацняльную апаратуру. Вайцюшкевічу, калі яму заплацяць, няма розніцы, дзе спяваць: ля тэатра ці ў гіпермоле. А я не заплацяць – тым больш няма розніцы (у гіпермоле яшчэ і цяплей). Таксама застануцца з прыбыткам іншыя хлопцы і дзяўчаты, дзядзечкі і цётачкі, якія зарабляюць грошы на беларушчыне (сама арганізацыя мерапрыемства плюс продаж розных тавараў з нацыянальнай сімволікай і такім самым зместам).

І не трэба пераймацца наконт колькасці ўдзельнікаў: народ, што ходзіць па крамах, пачуўшы спевы, спыніцца і паслухае. СМІ і блогеры зробяць цудоўныя рэпартажы ды стрымы, бо атрымаюць магчымасць чапляцца да “простых беларусаў”. А гіпермолу дадатковыя некалькі сотняў пакупнікоў і падзяка ад Мінгарвыканкама (прыватна-дзяржаўнае партнёрства ў дзеянні).

25 сакавіка: Дзень яднанне дробнабуржуазнай, спажывецкай свядомасці беларускай нацыі са свядомасцю нацыянал-дэмакратычнай меншасці.

А спадар Статкевіч, як ён упісваецца ў мерапрыемства?

Спадар Статкевіч са сваім тузінам адэптаў будзе мець магчымасць хадзіць вакол будынка гіпермола, на паркоўцы каля яго і на чысцюткай беларускай мове гучна казаць: “Liberté! Égalité! Fraternité!”

Някляеў ды Статкевіч, два смешныя старыя 11.09.2017

Якой лухты ні навярзлі пра вучэнні “Захад-2017”. Ой, як страшна!... Ужо заўтра рускія вайскоўцы пачнуць гвалціць нашых жанок, а мужчынаў, што будуць бараніць сваіх жанчын, будуць вешаць, як калісь Мураўёў, ці расстрэльваць, як пазней ЧК/НКВД/ГПУ.

Калі пра анэксію Беларусі праз гэтыя вучэнні кажуць так званыя “эксперты”, ну тыя, каму плацяць грошы за стварэнне “пэўнай карціны”, тады ўсё зразумела. Экспертным хлопцам/дзеўкам трэба неяк паказаць фундатарам/працадаўцам, што яны могуць кінуць у інфарамацыйную прастору нешта такое, чаго яшчэ ніхто не кідаў ці не паспеў кінуць.

Але ж хто тых экспертаў ведае/слухае?!

Іншы выпадак з палітыкамі: яны мусяць сачыць за словамі. А калі справа даходзіць да публічных акцый, то палітыку няма як схавацца. Гэта эксперт можа пасля лапатаць: “Вы мяне не так зразумелі”. Палітык – не.

Арганізаваў акцыю супраць ваенных вучэнняў, дзе бярэ ўдзел Расія як адзін з двух чальцаў Саюзнай дзяржавы, – значыцца, ты супраць саюзных стасунакаў паміж Расіяй і Беларуссю. Неяк іначай масавы выбарца цябе не ацэніць. А калі ацэніць гэткім чынам – тады вы, паэт Некляеў і былы афіцэр Савецкай Арміі Статкевчі, болей не палітыкі... дакладней, не тыя палітыкі, што маюць шанец быць папулярнымі цяпер альбо пасля сыходу з палітычнай арэны Аляксандра Лукашэнкі. Дый быць супраць Расіі болей, чымся Зянон Пазьняк, у вас не атрымаецца, смешныя вы старыя!..

Так, беларускія апазіцыйныя палітыкі могуць ненавідзець Расію нават болей за Лукашэнку, але той з іх, хто такую сваю нянавісць дэманструе грамадзянам, як тое зрабілі Някляеў ды Статкевіч, не набярэ дадатковых балаў у рэйтынг.

Сама меней 700 тысяч беларусаў працуе ў Расіі – хто яшчэ каго акупаваў, паны Някляеў і Статкевіч?!

Расійскія салдаты прыедуць (ужо прыехалі) у Беларусь, каб падрыхтаваць ды правесці вучэнні, і з’едуць адсюль, калі вучэнні скончацца. Някляеў са Статкевічам нават не паспеюць іх спалохацца.

Але акцыю правялі... Моцна Расію застрашылі: “Глядзі, патэнцыйны агрэсар/акупант, вунь колькі нас выйшла, каб толькі цябе тут не было, ажно 274 чалавекі”. І ў НАТО супакоіліся: ”Ну, калі такі супраціў выклікаюць простыя вучэнні, тады Беларусь надзейна абароненая ад расійскай акупацыі і без нашай дапамогі”.

А беларускае грамадства, тыя самыя выбарцы і прыхільнікі, што так патрэбныя палітыкам, нават не чулі пра акцыю. Хаця я не ўпэўнены, што спадарам Някляеву і Статкевічу сапраўды патрэбныя прыхільнікі; мне падаецца, ім і без іх добра, галоўнае, што ёсць яны самі – Някляеў ды Статкевіч – з асабістымі і асаблівымі “ідэямі пра Беларусь”.


Белорусский Нью-Гэмпшир: кто из «оппов» пролетит? 10.02.2016 11

В американском Нью-Гэмпшире прошли праймериз у республиканцев и демократов. Если бы я был демократом и республиканцем одновременно, то проголосовал бы как раз за победителей: Берни Сандерса и Дональда Трампа.

Мне как телезрителю и интернет-пользователю симпатичны эти немолодые американские парни, прежде всего, потому, что они не из среды партийной бюрократии. Сандерс – социалист, Трамп – миллиардер-популист, вроде совсем разные люди, но похожи тем, что не похожи на всех этих политических «мафиози» типа Хилари Клинтон или Джеба Буша.

Понятно, что бюрократы демократов и республиканцев сделают все от них зависящее, чтобы в финал от их партий вышли нужные им люди. Но пока Сандерс и Трамп «рвут» публику. Успехов им!..

А вот представим, что и в Беларуси такие же открытые и шумные выборы. Возможны они, разумеется, если Лукашенко не будет кандидатом (умер или ушел/убежал от разгневанного народа).

Кто «зацепит» нашего избирателя?

Бывшая обслуга Лукашенко, скорее всего, наложит в штаны, оставшись без шефа. И не умеет они политикой заниматься, умеют только исполнять или не исполнять директивы. Если же и рискнут, то «размазать» их (т.е. победить электорально) при честном подсчете голосов будет не сложнее, чем «Партию регионов» Януковича после Майдана.

Наверное, появится кто-то новый, кого как политика мы сегодня не знаем.

Но основная масса претендентов будет из оппозиционной среды.

Вернется из-за границы Зенон Пазьняк. Вернется… и пролетит однозначно. Даже во второй тур не выйдет.

Владимир Некляев – пролетает. Нет своей структуры, а как националист проигрывает Пазьняку в одну калитку.

Николай Статкевич – пролетает. Как и у Некляева, нет структуры. Договороспособность близка к нулю, потому что он должен быть главным в этих договорах-переговорах. Но самое главное: если нет Лукашенко и его административно-репрессивной машины, то Статкевичу просто не с чем обращаться к обществу.

Анатолий Лебедько – пролетает. Потому что партийный бюрократ со стажем. Устали от него. Да и партия его какая-то вялая, хотя сам Анатолий Владимирович очень активный человек. Ну что это за партия, если в ней 3,5 тысячи членов, а они не могут собрать 100 тысяч подписей для выдвижения Лебедько кандидатом в президенты, т.е. 30 подписей на одного члена партии. К тому же, подобно Статкевичу, зациклен на Лукашенко.

Персонаж «Милинкевич», вот это уже кандидат. Ну, не сам Александр Владимирович (он ведь, как и Владимир Лебедько, бюрократ со стажем), а кто-то из его команды. Ориентированная на Европу сила. Есть про что говорить обществу. Нестрашный, не такой, как у Пазьняка, национализм. И сами по себе люди не агрессивные.

Кто-то в стиле «Короткевич» тоже хорошо. Без Плошчы, без люстрации. Не бросается ни на Запад, ни на Восток, главное – национальные интересы Беларуси. Не «сумасшедший» рыночник, много говорит о необходимости социальной защиты населения.

Лично я бы как избиратель хотел бы делать выбор между двумя такими кандидатами.

P.S. Однако и третий от БХД был бы не лишним, не Павел Северинец, конечно, его чересчур на религии «заклинило», но негромко верующий вполне был бы хорош.

Новая депутат Короткевич и обновленный Гайдукевич 06.10.2015 11

Данные последнего (сентябрьского) опроса НИСЭПИ могут согреть душу трех белорусских политиков: Татьяны Короткевич, Сергея Гайдукевича и… Александра Лукашенко.

Да, Лукашенко тоже. Он же не первое десятилетие во власти, знает, что данные НИСЭПИ и данные (те, что не предназначены для обнародования) «его собственных» социологов обычно совпадают, ну плюс-минус, в пределах ошибки выборки. Поэтому 45,7 процента «за» на двадцать первом году правления, да в ситуации экономического кризиса – это очень хорошо для действующего президента. Не должны избиратели так любить Лукашенко, не должны, а вот любят!.. Наскрести процентов семь-восемь-девять для победы в первом туре ничего не стоит, пусть хоть оппозиционеры голоса считают.

Сергей Гайдукевич на протяжении своей долгой политической карьеры никогда не имел такого высокого «президентского» рейтинга – 11,4 процента. Полагаю, чрезвычайно приятно, преодолев шестидесятилетний рубеж, почувствовать, что у тебя как у политика еще есть шанс. Мне бы тоже было приятно, если бы я имел похожую биографию. Но откуда взялся такой рейтинг?

Разумеется, не из воображаемой каждодневной работы партии, которую возглавляет Сергей Васильевич и о многочисленности которой он не устает повторять. Узнаваемость Гайдукевича во много раз выше, чем узнаваемость его партии. А рейтинг ему обеспечила, как мне кажется, часть вчерашнего электората Лукашенко. Для них Гайдукевич сегодня – это улучшенная версия Лукашенко. Александр Григорьевич хороший, но в 2015 году и на следующие пять лет Сергей Васильевич чуть лучше. Второй обещает дать то, о чем первый уже не говорит, понимая, что прошлых обещаний не исполнил. Вполне номенклатурный Гайдукевич (был депутатом, работал в правительстве) замещает в политическом мировоззрении группы избирателей номенклатурного Лукашенко.

В стремительном росте рейтинга Татьяны Короткевич нет ничего удивительного, хотя в цифрах прогресс впечатляет: 2,2 процента в июне до 17,9 процента в сентябре. Новое лицо, молодая женщина, не единый, но единственный кандидат от оппозиции (что бы ни говорили о ней в самой оппозиции), политический образ заботливой и деятельной хранительницы очага, ставка не на «умничанье» и управленческий опыт, а на искренность и умение слушать людей, – все это вместе (плюс умелая работа команды по продвижению кандидата и работоспособность самого кандидата, несмотря на ее некоторую неподготовленность вначале) стало основанием для рождения «феномена Короткевич».

Кого огорчили данные НИСЭПИ, так это всех оппозиционных лидеров, которые отказали Короткевич в оппозиционности. За исключением, быть может, Николая Статкевича, и не потому, что он набрал больше всех из «правильных оппозиционеров» – 3,5 процента, а потому, что для человека, проведшего почти пять лет тюрьме по несправедливому обвинению, все эти проценты представляются такой чепухой, которую и замечать не имеет смысла. Остальные бойкотчики/игнорщики уместились совокупно в 4,5 процентов. Оно и понятно: в выборах не участвуют, президентами стать не хотят, чего их фамилии народ называть станет.

Опрос был проведен до выступлений кандидатов по телевидению (возьму на себя смелость сделать НИСЭПИ замечание: надо было опрашивать народ ближе к выборам, в последнюю неделю сентября, тогда к 11-му октября мы бы имели более точное представление о том, какой расклад будет на выборах). С учетом того, что интерес к выборам увеличивается по мере приближения к финальной дате, рискну предположить, что Короткевич и Гайдукевич заберут себе 25 и 15 процентов электората, соответственно. То есть после выборов мы получаем 40 процентов тех, кто не поддерживает Лукашенко. А в 2016-м парламентские выборы… Это что ж надо сделать, чтобы люди с таким рейтингом не прошли в парламент?! Даже если за Короткевич и Гайдукевича 11 октября проголосуют так, как показал опрос (17,9 и 11,4 процента), то все равно – только административные препоны и/или фальсификации не позволят им стать депутатами Палаты представителей.

Допустим, они попадают в парламент. Возможно, для игр с Брюсселем и Москвой власть «пустит» туда еще и по одному их единомышленнику. С властью все понятно в этой ситуации, а вот как будут себя чувствовать парламентарии Гайдукевич и Короткевич? Гайдукевич, полагаю, «оттянется» всласть на оппозиционерах, многие годы не воспринимавших его всерьез: мол, у Гайдукевича и рейтинг, и партия численностью в 50 тысяч человек, а вы, политическая мелюзга, не имели, не имеете и не будете иметь шанса руководить страной (в этом он будет убеждать не только белорусов, но и зарубежных политиков, дипломатов и чиновников).

Короткевич, уверен, будет реальным депутатом для своих избирателей (ходоки и жалобщики вовсю попользуются ее открытостью). Однако в «экспортном» варианте ее депутатство, в отличие от Гайдукевича, будет куда менее приятным для нее самой. Как оппозиционный кандидат она будет встречаться с представителями ЕС или отдельных европейских стран. С ними же будут встречаться те, кого Сергей Гайдукевич считает «политической мелюзгой», которая, в свою очередь, считает Короткевич «продавшейся режиму аморальной личностью» (сама же Короткевич, в отличие от Гайдукевича, никогда не назовет Александра Милинкевича, Владимира Некляева, Анатолия Лебедько, Сергея Калякина или Павла Северинца политической мелюзгой, ведь при всей разности подходов к этой электоральной кампании она на одной стороне со всем демократическим активом Беларуси). Значит, на таких встречах Татьяна, член БСДП (Грамада) и гражданской кампании «Говори правду», так сказать, оппозиционерка в квадрате, не будет «своей» для остальных переговорщиков с белорусской стороны. В парламенте она тоже не станет «своей», потому что – политик, а прочие попали туда просто потому, что было принято решение: должны попасть. Если к этому прибавить независимых журналистов, которые будут требовать от Короткевич «геройства» оппозиционного депутата, то депрессия и нервные срывы ей гарантированы. Татьяна Николаевна, вам это надо?

Впрочем, все это мои фантазии. А также фантазии многих злых языков, уже сегодня говорящих, что Короткевич своим участием в выборах помогает «режиму Лукашенко» улучшить отношения с Западом и за свои «услуги» ждет благодарности в виде депутатского мандата. Не удивлюсь, если уже весной 2016 года по белорусскому телевидению мы услышим, что в парламент хотят проникнуть деструктивные элементы, которые отчего-то уверены в своей востребованности белорусским избирателем, хотя даже самый раскрученный их кандидат – «Ну эта, молодая женщина, не помню фамилию, психолог или выдающая себя за психолога» – набрала на президентских выборах каких-то семь процентов… по протоколам ЦИК.

чытаць іншыя навіны

Игорь Драко