АКТУАЛЬНЫЯ ТЭМЫ: Перапiс - 2019 Закон аб адтэрміноўках Выбары-2019 Змяненне Канстытуцыі Беларусь-Расія Забойства Паўла Шарамета

Украино-беларуская тоска: «В Москву, в Москву»

В чем отличие двух политических «проектов»: Украины и Беларуси?

По моему мнению, оно заключается, прежде всего, в отношении к России или, точнее, позиционировании стран по отношению к России. Если Украина пытается выстроить себя на прямом отрицании «Украина – это не Россия», то Беларусь (в лице ее руководства) выбрала принцип «подгадить России».

Первая сообщает об окончательном и бесповоротном разрыве с империей уже сегодня; вторая, не прибегая к громким идеологическим лозунгам (за исключением мантры о независимости), демонстрирует западным и прочим «партнерам» готовность быть по многим вопросам на их стороне, а не на стороне России, если только такая демонстрация не грозит немедленной жесткой реакцией со стороны Москвы.

Насколько успешны оба подхода?

Да нисколько не успешны. Потому что они, планируемые как «для себя», уже в самом начале реализации становятся «для других». Хорошо, Украина – это не Россия, кто бы спорил, само название страны говорит про это. А вот давайте вместо «Украина» вставим в предложение, к примеру, «Литва». Получим: «Литва – это не Россия». Согласитесь, глупость какая-то. И так ясно, что Литва не Россия, зачем такое писать. Может, и в случае с Украиной крайне неумно использовать это противопоставление? Неумно, но украинский политикум именно через «не-Россию» захотел попасть в ЕС и НАТО, а также в друзья к США. Литва возвращалась в Европу – Украина придумала, что дорога туда ей обеспечена лишь на основании «анти- или нероссийской сущности». И те, к кому Украина стремилась, приняли такое ее позиционирование: они не выстраивают отношения с Украиной, они эксплуатируют «не-Россию», чтобы сама Россия имела неудобства у своих границ.

Беларуский политикум полагает, что он работает тоньше. Русский язык – один из двух государственных, граждане внутри страны не делятся на «ватников» и «бандеровцев», действия властей во внешней политике (по аналогии с Украиной: подписывать или не подписывать соглашении об Ассоциации с ЕС) не обещают майдана и, соответственно, не угрожают собственной легитимности. Ну, и самое главное: портить отношения с Россией так, как это сделала Украина, не собираемся (умеренные мазохисты), но гадить России по-мелкому (с мыслью нагадить-таки по крупному) вполне готовы. Это наше «конкурентное преимущество»: Украина-не-Россия не может оказывать ЕС, США и НАТО таких услуг, какие может Беларусь, участник Союзного государства, ЕАЭС, ОДКБ.

Что же такого страшного сделала Беларуси современная Россия, что беларуский политикум играет против нее? Отвечая на этот вопрос, сам политикум, по обыкновению, станет болтать про угрозу беларуской независимости со стороны России. Но и он, и мы знаем, что наша независимость в качестве трофея нужна России примерно так же, как волку кормовая база белки. В своих действиях против России беларуский политикум упорствует, как мне кажется, по той причине, что надеется на стратегическое поражении России в противостоянии с Западом и в обшей мировой конфигурации. Когда/если это произойдет, сильные мира сего, полагает наш политикум, вознаградят Беларусь частью богатств России.

Украинский политикум желает того же (не зря ведь Ростовская, Воронежская область и Кубань называются «исконно украинскими» землями). Конечно, обитателей обоих политикумов можно назвать мародерами, но это будет неправильно. Ведь на самом деле, они не хотят ни частей России и ни доли ее богатств, точнее, не только их. Они хотят иметь побольше веса в международных делах. И злятся на Россию не только потому, что она своим соседством не дает им стать важными политическими игроками, но и потому, что они сами, уверовав в Украину-не-Россию и «многовекторную» Беларусь, упустили шанс нарастить необходимый для их политического эго вес.

В различных статьях и исследованиях утверждения типа «Россия представляет собой лишь тень СССР на международной арене и в мировой экономике» воспринимаются как само собой разумеющиеся. Но что в такой же проекции представляют собой Украина и Беларусь? Они были Советским союзом или нет? Были. Однако в связи с развалом СССР и «бегством в независимость» все союзные республики воспринимаются как бы не имеющими к СССР непосредственного отношения. СССР «закрепили» за Россией, она официально стала «правопреемницей». Но это юридические нюансы, становясь законами, обращают ничтожно малое внимание на «чувственную» сторону вопроса.

А чувственная сторона говорит о том, что Украина и Беларусь, превратившись в независимые государства, так и не смогли обеспечить свои политикумы авторитетом, необходимым для всякого рода международных «разборок». Представители обоих политикумов были куда более значительными фигурами в мировой политике и экономике (вспомним хотя бы Днепропетровский клан имени Л.И.Брежненва, а также господина «нет» из Гомельской области, главу МИД СССР А.А.Громыко), когда их страны входили в состав СССР, а не сейчас, когда они вынуждены зарабатывать баллы посредством антироссийской деятельности.

Короче, адепты Украины-не-России и многовекторной Беларуси мечтают о таком преображении истории, чтобы они снова стали членами Политбюро ЦК КПСС или действующими лицами на заседании Госсовета империи. Но им страшно в этом признаться. Во-первых, сразу же дадут по башке западные и прочие друзья, которым они обещали работать против России. Во-вторых, такое признание будет стоить многих карьер (ну, как же: «топили» за ЕС, а сами хотели быть частью постсоветской империи). В-третьих, придется в срочном порядке «перепрошивать мозги»: действовать с учетом интересов империи – это совсем не то же, что спекулировать нефтью, газом или углем.

Ну, и еще придется убедить Россию (как третьего участника проекта), что вы очень-очень хотите империи.

Правда, если теплится надежда, что Россия таки потерпит поражение в мировом противостоянии, с реализацией мечты «рулить от имени империи» можно повременить. Но потом не обижайтесь, когда не получите и сотой доли от того, что вам обещали сегодняшние друзья.


26.04.19 12:43