АКТУАЛЬНЫЯ ТЭМЫ:

Как меня увольняли с должности судьи

Рассказ в трех частях
Давно это было. После «победы» на референдуме 1996 г. и введения новой редакции Конституции А.Лукашенко менял систему власти и ее служителей. Верховный Совет 13-го созыва, с трудом сформированный и проработавший всего 10 месяцев, был распущен. Вместо него из числа 110 депутатов была образована Палата представителей, а позднее и палата территориального представительства – Совет Республики. Изменился состав Правительства, которое стало назначаться единолично А.Лукашенко.
В начале января 1997 г. были назначены президентскими указами председатели Верховного суда, Высшего хозяйственного суда и Конституционного суда (Валентин Сукало, Виктор Каменков, Григорий Василевич).
К этому времени Конституционный суд, по сути, прекратил свое существование. Шесть судей (В.Тихиня, В.Фадеев, Н.Середа, С.Тишкевич, А.Вашкевич, М.Чудаков) написали на имя нового-старого президента заявления об отставке и получили «вольную» с выплатой шестимесячного оклада. Я отказался писать такое прошение, поскольку считал незаконной новую редакцию Конституции, как и власть А.Лукашенко.
Часть 1. Без законных оснований
Ждать долго не пришлось. 24 января 1997 г. мне вручили президентский указ №106 и попросили освободить кабинет. В трудовой книжке сделали запись в соответствии с формулировкой указа «…в связи с окончанием срока полномочий судьи». При этом были проигнорированы многие нормы Конституции и Закона «О Конституционном суде Республики Беларусь».
Так, судьи КС избирались на 11 лет Верховным Советом (парламентом) и им гарантировалась неприкосновенность и несменяемость на протяжении этого срока. В Законе (ст.18) прописывались все случаи досрочного прекращения полномочий судьи (среди них освобождение от должности президентским указом не указывалось).
Согласно ст.25 Закона, после окончания полномочий судьи КС ему должна была предоставлена прежняя работа, а при невозможности ее предоставления – равноценная ей. Порядок трудоустройства судьи КС определялся лично президентом.
Однако никакой заботы о моей дальнейшей судьбе не было проявлено. Даже начисленную зарплату мне не выдали, не говоря о помощи с трудоустройством. Между тем, до Конституционного суда я находился на военной службе и имел воинское звание «подполковник», а как судья КС получил первый класс госслужащего. Все это пошло «коту под хвост». Пришлось устроиться преподавателем в частный ВУЗ.
Часть 2. Борьба за свои права
Для начала я обратился с иском о восстановлении на работе в суд Ленинского района г.Минска по месту нахождения администрации президента. Однако мое заявление отказались принимать к рассмотрению, мотивируя это тем, что трудовые споры работников, избранных на должности Верховным Советом Республики Беларусь, рассматриваются «…в порядке, установленном законодательными актами» В Законе о Конституционном суде такой порядок не был определен.
Мое обращение с жалобой в Мингорсуд успехом не увенчалось. В Верховном суде жалобу в порядке надзора также оставили без рассмотрения, сказав по секрету, что жалобы на действия президента никто из судей не будет рассматривать.
После судебной эпопеи мне не оставалось ничего иного, как обратиться в Комитет ООН по правам человека в Женеве в связи с отказом в правосудии. Там обращение приняли к рассмотрению, и началось длительное ожидание в разрешении спора. По международной процедуре свое отношение к обращению должно высказать национальное правительство. В моем случае эта «бодяга» растянулась на несколько лет, так как вносились поправки в Трудовой кодекс и, вроде бы, всем разрешили обращаться в суд для восстановления в трудовых правах. Мне пришлось отписываться и убеждать КПЧ, что в условиях Беларуси это нереально и прошло много времени с момента увольнения.
В итоге 5 августа 2003 г. мое обращение было рассмотрено под номером 814/1998. Комитет признал, что белорусские власти нарушили мое право на доступ к правосудию (отказ в рассмотрении иска), а также лишили меня возможности осуществлять полномочия судьи в период срока избрания. Белорусским властям предлагалось восстановить меня в правах и выплатить соответствующую компенсацию.
Однако ничего такого не произошло. Позднее я узнал, что ни одно из решений КПЧ в Беларуси не было исполнено.
Часть 3. В «черном списке»
Вместо исполнения решения КПЧ белорусские власти предпочли включить меня в так называемый «черный список». В этом мне не раз пришлось убедиться. Например, когда отказывались печатать мои статьи в государственных изданиях, не приглашали на разные официальные мероприятия, не включали в Советы по защите диссертаций. Об этом мне не раз говорили бывшие сослуживцы.
В результате сделать карьеру мне не удалось, хотя начало взлета (в 1994 г.) было крутым. На пенсию я вышел на общих основаниях в должности профессора частного вуза. Однако планы на будущее остаются. Хотелось бы осуществить свою мечту – провести в стране судебно-правовую реформу и создать новую систему судов и правоохранительных органов с новым кадровым составом и при новом законодательстве.
24.01.21 14:59

Михаил Пастухов