АКТУАЛЬНЫЯ ТЭМЫ:

Лукашенко не убежит

Не все, но многие диктаторы прошлого, как ни странно, были нормальными людьми. А нормальным людям в какой-то момент хочется пожить нормальной жизнью. Жизнь диктатора – не нормальна. Но бывает так, что не хочешь, а становишься диктатором. Может, даже во благо своей страны.  Потом вдруг смотришь – уже вроде и не во благо. Что-то идёт не так, да и надоел ты всем. Нормальный человек, если он надоел, возьмёт и уйдёт. Да и вообще, хлопотное это дельце – диктатором быть. Не стоит им слишком увлекаться. Нормальные люди это понимают и вовремя сваливают.   Может, под давлением обстоятельств, не без того, но это тоже нормально – отказываться от чего-то не самого важного под давлением обстоятельств. Как в ситуации «кошелёк или жизнь» отдавать кошелёк, например. Ненормальным будет вцепиться в него, если попытка его сохранить чревата травмами, несовместимыми с жизнью, получением инвалидности или просто утратой здоровья. Даже если нарушением пределов необходимой самообороны. Всё равно лишний геморрой. Ну его на фиг, в самом деле. Не всегда ну его на фиг, но во многих случаях именно так – на фиг.

Честь и хвала этим диктаторам, побольше бы таких (если вдруг без них где-то никак не обойтись). Нормальные люди, которые почему-то стали диктаторами, принадлежат тёплому ламповому миру предсказуемых событий, фиксированных законов и объяснимых связей. Где дважды два более или менее всегда равняется четырём. Они поддаются анализу и прогнозу. Если «А», то «Б». Если «А» и «Б», то «С», но если «А» и «Г», то «Д».

На таких можно оказывать мирное давление, с ними можно договориться. В определённый момент они способны принять разумное решение и уйти. Штош, я сделал всё, что мог, дальше вы сами.

Впрочем, иногда это случалось, когда они уже находились при смерти. Как это было с Урхо Кекконеном, наверное, самым «травоядным» автократом в истории, который руководил Финляндией 28 лет (1954 – 1982). Он ушёл с поста в возрасте 81 года. Для него стало ударом, что ему не подчинился премьер-министр. Кекконен, хотя даже не думал уходить с поста, напротив, пытался заставить премьера уйти, всё же не предпринял никаких радикальных шагов, чтобы править до самой смерти. Как говорят, обида на премьера стала для него последней каплей. Но из-за неё он в итоге просто подал в отставку сам.

Как я писал ранее (здесь и здесь) Лукашенко нужно сравнивать не с другими политиками-автократами, а с лидерами деструктивных культов. Которые верят, что рождены для особенной миссии, и над ними нет другого закона, кроме их собственного, их произвол – это и есть закон. Осуществлению миссии противостоят враждебные силы: не только извне, но и внутри («предатели»). Если этой миссии помешают, то случится катастрофа. Настолько страшная, что для того, чтобы её предотвратить, хороши абсолютно любые средства. Даже если ради этого всем придётся погибнуть или всех придётся убить – это всё равно лучше, чем «сдаться».

Они – недоговороспособны. И не в состоянии принимать разумных решений. Даже под давлением обстоятельств. Кроме того, они не убегут. Не потому, что они такие смелые. Просто так устроен их мозг: потерю власти они воспринимают как фиаско всей жизни.

К относительно нормальным людям в роли диктаторов можно отнести также алчных сластолюбцев вроде Бен Али и Януковича. Какие бы они ни были подонки, согласитесь, любой нормальный человек, если придётся выбирать между Бен Али и Башаром Асадом, выберет Бен Али. Лучше пускай он бежит с кучей награбленного бабла, как только запахнет жареным, чем погрузит страну в кровавый кошмар. Янукович, правда,  умудрился сделать то и другое, но только потому, что он был цепной пандой Путина. Если бы не это, он бы просто бежал в упряжке страусов, и дело с концом. Такие диктаторы трусоваты. Если судьба ставит их перед выбором «кошелёк или жизнь», они выбирают кошелёк. Разве что в этом случае кошелёк остаётся при них. Кошелёк для таких диктаторов оказывается важнее власти, удержание которой может обернуться потерей собственной жизни.


Такими бывают и некоторые лидеры деструктивных культов. Как, например, Бхагаван Шри Раджниш, более известный у нас под именем Ошо. Возможно, вы слышали о нём как об «учителе», «философе» или «восточном мудреце», но не о лидере деструктивного культа. Тем не менее на счету его организации самая крупная биотеррористическая атака в истории США, заговоры с целью убийства, манипуляции  на выборах и др. А до американского периода, в индийском ашраме, преступления на сексуальной почве, контрабанда наркотиков, налоговые махинации.

Одним из главных инструментов социального контроля и подчинения последователей в случае Ошо, как и в других деструктивных культах, был секс. Не столь важно, поощряете вы промискуитет или целибат, ограничиваете сексуальность или разжигаете её, главное – вы изменяете сексуальность  последователей так, чтобы она переставала быть их собственной. В обоих случаях секс одинаково используется для уничтожения личной идентичности в пользу «разума улья». У Ошо не просто поощряли промискуитет, там намеренно разрушали пары. Потому что пары склонны были демонстрировать меньшую лояльность и покидать ашрам. На девушек, если они отказывали в сексе тем, кто им не нравился, оказывалось психологическое давление. От них ожидалось, что они всегда будут говорить «да». Тогда, когда этого не происходило, могло закончиться изнасилованием. Не воспрещался секс даже с девочками допубертатного возраста. Есть свидетельства, как в ашраме маленькая девочка делала минеты взрослым мужикам.

Самого Ошо, этого улыбчивого дедушку, похожего на Хоттабыча, на родине прозвали «секс-гуру». Он любил лапать и щупать девушек, чтобы «проверить их чакры». Отбирал себе группу из них для «передачи заряда энергии» общине и миру через секс (в случае Лукашенко эту роль выполняет потешный комиссар Кривоносов). И говорил что-то вроде того, что «девушки с маленькой грудью не наследуют царствия небесного, туда возьмут только пышногрудых». В некоторые дни он требовал, чтобы ему делали минет каждые 45 минут. Ошо хвастал в интервью, что поимел «сотни женщин». Хотя историй о том, какой он великий любовник, почему-то не сохранилось. Возможно, потому, что его хватало на 2 минуты.


Симпатии этот «Хоттабыч», конечно, не вызывает. Но всё же его культ не совершил какого-то масштабного и брутального злодейства, какое мог бы совершить, учитывая его размах. Но по большей части он был гигантской корпорацией, которая приносила несметные доходы. Ошо ими с удовольствием пользовался. Отсюда его автопарк из почти сотни роллс-ройсов, ролексы стоимостью под миллион, украшенные драгоценностями одежды и пр. Про него говорили, что он «как сорока» тянулся ко всему блестящему. Ошо проповедовал прелести капитализма и называл себя «гуру богатого человека».

Когда американские власти собирались за ним прийти, чтобы арестовать, он поначалу клялся, что умрёт, но не уйдёт, общину смогут взять, только если разрушат полностью. У них была куча оружия. Угроза властями воспринималась как реальная. С операцией медлили. Боялись, чтобы не повторилась история с осадой Маунт Кармел (Уэйко) в ещё большем масштабе. Но в какой-то момент Ошо просто тайно бежал – пытался улететь на самолёте на Бермуды. И когда его всё же задержали, что обошлось без стрельбы и убийств, пошёл на сделку, согласившись на депортацию из США. История противостояния закончилась тихо-мирно. Потому что Ошо куда больше любил жизнь и земные радости, чем власть.  Хотя у него и были грандиозные планы довести общину до миллиона человек и взять политическую власть в штате Орегон, где она находилась, для чего его подручные готовы были пойти даже на убийства (Ошо позже делал вид, что ничего не знал, всю вину сваливал на них).

Любит ли Лукашенко всяческие радости жизни? Безусловно, любит. В том числе дорогие машины, часы, дворцы, красивых и доступных девушек. К сожалению, всё это любили в той или иной степени и те лидеры деструктивных культов, которые заканчивали трагедией – в первую очередь трагедией для тех, кто находился в их власти. Но не богатство и земные радости были для них главным. Между «кошельком и жизнью» они выбирали жизнь – то есть готовность лишать её, чтобы удержать власть. Готовность всех погубить и даже самому погибнуть, но не «сдаться».

Свидетельства о коррупции и богатствах Лукашенко, конечно, важны. Только в них для беларусов не скрывается никакой надежды. Этому человеку нужны не богатства. Ему нужна власть над всеми нами. От которой он не способен отказаться. И не способен признать ни при каких обстоятельствах, что она ему не принадлежит. Поэтому он не убежит. Впрочем, он и сам прямо сказал о единственном способе, как его можно остранить от власти.

04.03.21 21:31

Дзмiтры Галко