В гостях у семьи Дулубов

Олег Дулуб прикипел к Дзержинску. Когда-то в «Ливадии» он начинал тренерскую карьеру. С тех пор прошло почти 20 лет, но вместе с супругой Еленой, работающей инструктором по плаванию, тренер до сих пор живет в одной из местных многоэтажек. Тарас Щирый напросился в гости к Дулубам и записал их семейную историю.

В гостях у семьи Дулубов
Олег Дулуб прикипел к Дзержинску. Когда-то в «Ливадии» он начинал тренерскую карьеру. С тех пор прошло почти 20 лет, но вместе с супругой Еленой, работающей инструктором по плаванию, тренер до сих пор живет в одной из местных многоэтажек. Тарас Щирый напросился в гости к Дулубам и записал их семейную историю.

- Елена, давайте для начала разберемся, как Олег Дулуб попал в Дзержинск.

– Дело в том, что Дзержинск – это город, в котором я родилась, закончила школу, вышла замуж, родила детей и живу по настоящее время. С Олегом мы познакомились в общежитии  во время учебы в Институте физической культуры. Я училась на педагогическом факультете, а он на факультете спортивных игр и единоборств.

- Романтиком был в молодости?

– Ну, как обычные студенты… Цветы, конфеты. Но чаще кино. Смотрели разные фильмы. А однажды я предложила пойти  на фильм-сказку. Помнишь? – обращается к супругу. –  «Бесконечная история» назывался (совместное производство Германии и США 1984 года - Tribuna.com).

Съемки по тем временам были очень интересные. Кино о том, как мальчик, над которым издевались школьные хулиганы, озлобился и перестал верить в чудеса. Убегая от них, он спрятался в старой книжной лавке, где в его руки попала необычная книга. Читая ее, он переносился в страну Фантазий, которая начала рушиться. Почему? Потому что большинство людей перестали мечтать, фантазировать и верить в чудеса. В этом фильме глубокие мысли: мечтай, фантазируй, и твои фантазии могут стать реальностью. В этом было рациональное зерно.

- И чем же футболист подкупил вас?

– Ну, красавец ведь, – смеется Олег Анатольевич.

– Однозначно! Это всегда был человек-улыбка. Я ему как-то сказала: «Олег, ты перестал так улыбаться, как улыбался раньше». Он ответил: «На мне лежит груз ответственности».

- Как ваши родители восприняли парня-спортсмена?

– Нормально. Мой папа – он был майором милиции – любил футбол, болел за минское «Динамо».

– Олег Анатольевич, а когда впервые с будущим тестем встретились?

– После СКИФа какое-то время играл за команду «Аэрофлот». На ее базе потом создали «Атаку-Ауру». Матчи проводила на стадионе «Взлет». Вам словами не рассказать, какая это была душевная команда... А встреча с будущим тестем произошла в конце февраля 1988 года. Проходил какой-то зимний турнир, и  в тот день была игра «Аэрофлота» с местным «Колосом» в Дзержинске. Мы победили. После игры и познакомились.

- Где будущий супруг сделал предложение?

– В Бобруйске. Он туда попал по распределению, играл за «Трактор», а я еще училась, и поехала к нему в гости. Ну вот, сидели с ним в общежитии, общались, и тут он говорит: «А выходи за меня замуж!» Сказала, что подумаю. Глаза у него тогда были удивленные, дескать, она еще думать собирается. Просто мы встречались уже полтора года, и нас все друзья буквально затерроризировали вопросом: «Когда поженитесь?» Через недельку дала ответ. В декабре 1988 года мы поженились. Свадьба была спокойная, без приключений. После нее я продолжила учебу в институте, а Олег уехал играть в Витебск .

 – Но тогда было проще встречаться, – говорит тренер. – Работал аэропорт «Минск-1», а из него самолеты летали в Гомель, Витебск и другие города. Свои аэропорты были даже в Пинске и Мозыре! Билет стоил 10 рублей – и через 40 минут ты на месте.

- Хоть на один матч в Беларуси вы летали на самолете?

– Да, в Пинск. Как раз тогда играл за «Аэрофлот». У меня был экзамен в институте, и мне принесли билет на самолет, чтобы сразу после сдачи летел на игру. Команда на автобусе поехала, а я ее на самолете догонял. Тогда эта инфраструктура была очень сильно развита. Сейчас о ней почему-то забыли. Наверное, все пришло в упадок в 90-х. Тогда, видимо, и все самолеты распродали.

* * *

- Что такое быть женой футболиста в начале 90-х?

– После окончания института в 1989 году я пришла работать в бассейн при СШ №1 Дзержинска. Так вот, Олег в те годы  бороздил просторы бескрайнего Советского Союза, а мы вместе с дочкой – она родилась в 1990 году – и родителями ждали его дома.

- Когда в карьере появился молодеченский «Металлург» Геннадия Карпенко, жить стало попроще?

– На тренировку добирались два часа и два ехали назад, – объясняет Олег Анатольевич. – Тогда из Дзержинска ехал на электричке, возле «Динамо» ждал автобус, и мы дальше ехали в Молодечно. За это время я перечитал всю свою домашнюю библиотеку. Это уже было после развала Союза, открыл для себя Валентина Пикуля и Юлиана Семенова. Их книги мне очень нравились. Большая книжка в электричке за неделю уходила.

Карпенко – очень уважаемый человек. Хорошо разбирался в футболе, и для команды делал все, что мог. И это притом, что 1993 год – это, наверное, пик кризиса в нашей стране. Он пробивал зарплаты, выбивал для ребят квартиры. И, что немаловажно, в каждый праздник футболистам давали по большому пакету с продуктами. И ты, как кормилец, нес домой  мясо, колбасу, консервы, когда в магазинах были пустые полки.

– Это были лихие 90-е. Тяжело было. Купить продукты, детские вещи и питание было очень трудно, – вспоминает Елена. – Если в магазин что-то привозили, люди,  даже не зная, что будут продавать, все равно бежали и занимали очередь. Покупали, что дают, а потом перепродавали. А купить что-то нужное можно было только через знакомства, как тогда говорили «по блату».

- Зарплаты футболистам платили вовремя?

– В Молодечно платили вовремя, но это было всего 20 долларов. Содержать на эти деньги семью не получалось. Однако со временем в клуб пришел бизнесмен Корнеев, и зарплаты с премиальными достигали 100 долларов. Стало попроще.

- Челночили в Польшу?

– Один раз. Это было уже тогда, когда с Олегом Кубаревым играл за латвийский «Резекне». Ехали на сбор в Польшу. Взяли, что было дома, заехали на базар, что-то продали, а остальное раздарили и поехали дальше. После этого я сказал: спасибо, мой бизнес закончился. Не мое это.

* * *

- Елена, в 1996 году ваш супруг осуществил самую неожиданную футбольную поездку в карьере – уехал играть в Китай за «Далянь». Как вы к ней отнеслись?

– Сейчас бы сказала, что это была авантюра, но я не подвергала критике и недовольству решения, которые он принимал. Он говорил: «Я еду играть туда-то и туда-то». Отвечала: «Ты принял это решение. Хорошо».

Понятно, он ехал играть в экзотическую по тем временам страну. Родственники часто надоедали: «Он у тебя вечно в разъездах. Дома вообще не бывает!» И я им как-то просто сказала: «Знаете, мои дорогие родственники, скажу вам в первый и последний раз. Я никогда не буду указывать своему мужу, что и как ему делать в своей карьере. Чтобы лет через 20 он не пришел ко мне и не сказал, что ты не пустила меня туда-то и туда-то, и я тебя послушал. А вот не послушал бы, и, может  быть, стал бы еще одним Пеле или Марадоной, а теперь сижу здесь». Он принимал решения сам, и сам за них отвечал. Получалось, не получалось – это другой вопрос.  

– Вариант с Китаем мне предложили, когда я играл в латвийском «Динабурге», – продолжает Олег Дулуб. – Предложение было интересное. Я был легкий на подъем. Сдал тесты в Москве и поехал. Мне, честно говоря, казалось, что еду в какую-то деревню, туда, где нет цивилизации, в место, где люди воробьев едят, чему у нас учила идеология. Но когда увидел Пекин, подумал, что это мы где-то остались позади. Весь Китай был сплошной стройкой. Индустриализация. По центру города ездили новые «Фольксвагены». Спрашиваю у переводчика: «Немецкие машины?» -- «Нет, китайское производство». Зашел как-то в магазин, чтобы купить видеомагнитофон. Но там не было такой аппаратуры – СD-проигрыватели продавали. У нас на тот момент даже не знали о них. Страна мне очень понравилась.

- А люди?

– Не зная языка, не пообщаешься. Жил все время в гостинице. Ел блюда европейской кухни. Соседями были шведы, а с китайцами встречался лишь на тренировке. Мерит – девушка шведского легионера Магнуса – начала учить меня разговаривать на английском. Причем обучала квалифицированно. Через две недели заговорил. Она как-то меня спросила: «А как ты раньше еду заказывал в ресторане?» Объяснил, что пальцем тыкал наугад, и если блюдо нравилось, запоминал страницу, строчку, и заказывал в следующий раз. «Нет, так не пойдет, – говорит. – Давай учи английский».

- То есть культурный шок не прочувствовали?

– Шок был от нагрузок. Они там были запредельные.

– Он сильно похудел.Спал трое суток, когда вернулся, – дополняет мужа супруга. – Проснулся утром, встал, умылся, выпил чаю – и опять спать. Вечером проснулся, что-то перекусил и вновь спать лег. И так три дня.

– Мы находились на базе подготовки сборных в Куньминге. Среднегорье. Высота 1860 метров над уровнем моря. Это спортивный комплекс, находящийся на отдельном острове. По периметру стояли автоматчики. В город выходить можно было лишь по специальному разрешению. На подготовку заезжало 12 клубов и готовились к сезону полтора месяца. Каждый день все повторялось. В 6:00 подъем, в 6:30 на время бежишь 10 километров. Причем твое время контролировали сотрудники федерации. После этого мы на два часа шли в тренажерный зал, в 15:00 выходили на футбольное поле.

- Из вас делали футболистов или бодибилдеров?

– Китайцы как-то сказали: «Чем больше будем тренироваться, тем быстрее выиграем чемпионат мира». А я сказал: «С такими тренировками мы скорее все поумираем». Здоровьем я обделен не был, но это был запредел. Пошла вторая неделя сборов. Отработали три часа на поле, хотелось уже пойти спать лечь, и тут к нам подходят и говорят: «Сейчас бежите 30 раз по 100 метров». Я подумал, что так пошутили, но это была правда. И где-то на пятнадцатом отрезке в центре поля упал китайский футболист – изо рта пошла кровь. Прибежал доктор, его унесли. А на следующее утро этот парень 10 километров на время пробежал первым. Я к переводчику: «Вы нормальные?! Его обследовать нужно!» В ответ я услышал: «Понимаешь, прямо сейчас его готовы заменить десять человек. Если упадет, его уберут из состава, и он станет в этой очереди десятым». В клубах была жесткая конкуренция.

Но китайцы мне показались открытыми людьми. В Даляне в центре города стоял памятник советскому солдату-освободителю. В нашей стране в те годы эти памятники приходили в негодность, а там за ним регулярно ухаживали жители города.

* * *

- Елена, вы супруга хоть в одном из футбольных путешествий сопровождали?

– На несколько месяцев с Катей приезжали к нему в Резекне в 1996 году, а в 1998-м поехали к Олегу в финскую Кокколу. Провели там полтора месяца. Через год, когда у нас родился Женя, съездили в Финляндию на все лето.

Олег Дулуб в матче за финский КПВ из Кокколы.

- От чего получили колоссальное удовольствие?

– От Финляндии была в восторге. Города, в которых мы были, – это места для семейной и размеренной жизни. Коккола – центральная Финляндии, Торнио – север, оттуда 120 километров до полярного круга. Граница со Швецией. Половина города находится на шведской территории (называется Хапаранта – Tribuna.com), другая – на финской. Белые ночи. Окна на ночь завешивают плотными двойными шторами. Тишина, много парков. В Торнио хорошая инфраструктура: аквапарк, ледовый дворец, футбольные поля. Это есть практически в каждом городе.

Дочка познакомилась в аквапарке с двумя девочками – финкой и шведкой. Спрашиваю: «А как вы общались?» – «На английском». Уже тогда она поняла, как важно знать английский. Язык международного общения, который объединил финнов, шведов и белорусов. Результат: в 2007 году Екатерина Дулуб поступила на факультет международных отношений БГУ и стала лучшей абитуриенткой Беларуси. По сумме трех экзаменов и среднего балла аттестата набрала 389 баллов из 400 возможных.

– Скажем так, хорошая девочка, – говорит отец. – И очень трудолюбивая. То, чего хотела достичь, – достигла. Катя была победительницей республиканской Олимпиады по английскому языку, хотя в четвертом классе ей сказали, что у нее нет способностей к изучению иностранных языков. Я ей тогда сказал: «Катя, это мнение людей. Не обращай внимания на то, что говорят. Ставь цель, иди к ней, и все получится».

- Олег Анатольевич, после завершения карьеры игрока вам приходилось работать тренером и изготавливать шпатлевку. Верно?

– Было и такое. Когда играл, даже не думал, что стану тренером. Все сломалось в один день. У меня был контракт с финским клубом, вот-вот нужно было лететь обратно. А в Дзержинске была команда «Ливадия», выступавшая  на первенстве области. Меня попросили провести один матч – согласился. Подумал, что сыграю в воскресенье, а в четверг уже уеду .Играли в Марьиной Горке, и на ровном месте в меня прыгнули с двух ног. Одна из серьезнейших травма в моей истории. Получил перелом костей голеностопа. Я поехал в Финляндию, играл на обезболивающих препаратах, и там еще раз получил удар по тому же голеностопу. Через месяц вернулся домой. С тех пор считаю, что людей, бездумно летящих двумя ногами вперед, нужно дисквалифицировать пожизненно. Они далеки от понимания футбола.

Со временем я стал тренировать «Ливадию» на первенстве области и подрабатывал, изготовляя шпатлевку. Нужно понимать, что из страны я уехал в 1993-м, меня не было здесь порядка восьми лет, и многие просто забыли, что был такой футболист. Надо было вновь доказывать и начинать новую жизнь. Ну и денег, которых заработал в Финляндии, нам хватило буквально на полгода. Нужно было работать, чтобы содержать семью.

- Елена, не было желания сказать мужу: «Бросай этот футбол! Иди переучивайся и ищи работу».

- Нет, так я не думала. Я ему просто сказала: «Олег, я знаю, что наступит время, когда  все будет хорошо, но нужно немножко подождать. Правда, не знаю, сколько».

– А потом позвонил Кубарев, позвал в «Дариду», – вспоминает Дулуб. – И это были первые тренерские шаги в профессиональном футболе.

* * *

- Олег Анатольевич раньше был очень эмоциональным тренером. Его нельзя было подпускать к судьям :).  Дома это проявлялось?

– Нет, разъяренным никогда не был. Дома после игры он все держит в себе. Все переживает глубоко внутри, и если команда проигрывает, я его не трогаю пару дней и ничего не спрашиваю. Знаю, что он расскажет, но через какое-то время. Не все – кусочками. Но постепенно расскажет. Сам.

- Были бессонные ночи?                                                                                

– Были. Особенно после поражений «Крумкачоў» от «Сморгони» и «Смолевичей». Но потом перезагрузился и начал двигаться дальше.

- Кстати, у вас есть любимая команда, в которой работал  муж?

– Минское «Динамо». Мой отец был болельщиком этой команды

- Хоть раз за все время супругу интуитивно сказали: «Постой, туда идти не стоит. Подожди другого предложения».

– Мы, конечно же, обсуждаем с Олегом все варианты, но решение принимает он.

* * *

- Интересно, а ваши дети были связаны со спортом?

– Катя занималась легкой атлетикой, играла в волейбол, когда училась в БГУ, хорошо плавала, – рассказывает Елена. – В 2010-м уехала в Америку и там поступила в финансовый колледж в Нью-Йорке. Сейчас работает в аудиторской компании «Эрнст и Янг». Вышла замуж, родила двух дочерей-двойняшек. Что касается сына Жени, он занимался футболом в Дзержинске, но спортом не сложилось. Сейчас учится в Польше.

- Хорошо. Закончу беседу  тем, с чего начал. Всю свою семейную жизнь вы провели в Дзержинске. Вам никогда не хотелось уехать в Минск?

- Всему свое время…

 Фото: автора, семейный архив семьи Дулуб


09:30 08/10/2018
Поделиться





ссылки по теме
БАТЭ уволил главного тренера
БАТЭ: кто остается в лазарете?
Шпатлевал стены и разгружал фуры. История восхождения Олега Дулуба