Александр Тихонов переехал в Беларусь: В Минске сплю, как младенец…

Четырехкратный олимпийский чемпион по биатлону Александр Тихонов рассказал, почему переехал жить из России в Беларусь.

Александр Тихонов переехал в Беларусь: В Минске сплю, как младенец…
Между столиками открытой бисквитной Brioche Paris, что в Минске, на Сторожевской, где, по мнению моего собеседника, предлагают лучший кофе в городе, гуляет пронизывающий осенний ветер. Время течет быстро, и его не замечаешь, как и холода, дующего от свинцовых вод Свислочи. Одна из самых медийных биатлонных фигур последних лет Александр Тихонов, четырехкратный олимпийский чемпион, рассуждает ярко и образно, вспоминая словесные перепалки с оппонентами и более спокойное будущее. 

Настоящий фурор вызвали его откровения на юбилее Игоря Лученка, когда он вместе с поздравлением маститому маэстро сообщил публике, что переехал в Беларусь. Как так случилось? С этого вопроса и начался диалог нашего корреспондента с Александром Ивановичем. 

— Вы переехали в Минск и обосновались здесь. Как давно? 

— Года три, наверное. Почему здесь? С городом меня многое связывает. В «Раубичах» тренировался, отдыхал, у меня много друзей. И еще. Для жизни на всем постсоветском пространстве Беларусь — территория номер один. Не нарушай законов, не нарушай правил — и живи безмятежно. Именно такое, спокойное состояние наступает, когда пересекаю границу и въезжаю на территорию Беларуси. Если веду себя как подобает, не нарушаю законов, то могу за себя не опасаться. Сплю как младенец в отличие от Москвы. 

В местных магазинах покупаю все необходимое. Ни в какое сравнение белорусские продукты, особенно, молочные, хлеб не идут с провиантами производителей на постсоветском пространстве. 

— У вас в Беларуси много друзей? Кто они?

— Постоянно встречаюсь с Александром Медведем и по-дружески называю его Сашуля. У нас не такая уж большая разница в возрасте, но знакомы более 50 лет. Мы встречались на различных турнирах, а впервые увидел великого Медведя на чемпионате Советского Союза в Новосибирске. Знаком и с Игорем Лученком, был на его 80-летии, говорил приветственные слова, сорвал кучу аплодисментов. Лена Белова, Виктор Грошев, Сергей Бадюля из Ассоциации горнолыжного спорта и сноубординга — это мои близкие друзья. 

На днях ездил в Горки Могилёвской области, скажу, что бывал там и раньше, и давно такой красоты не видел. Насколько ухожен студенческий городок сельхозакадемии, очень уютны местные общежития, в котором живут 12 тысяч студентов. Для них и стиральные, и сушильные машины, а в столовой — шикарный выбор блюд с хорошим качеством готовки. Такого разнообразия на постсоветском пространстве не видел, даже в МГУ. Горецкая академия — самая старая в Европе, ей более 175 лет. Каждый студент проходит сварочные, слесарные, фрезе и токарны работы, он изучает тракторы и комбайны. Ничего подобные в том числе и в Европе, не встречал. Привез в подарок штук 200 книг, встретился с преподавателями и студентами. Может быть со временем там удастся организовать какое-то производство. 

— Мы не можем обойти тему биатлона, российского и местного…

— Ничего хорошего сказать не могу. Мало того, стоило уйти из Союза биатлонистов России, как в мой адрес полетели обвинения. В ответ я жестко ответил, на своем сайте даже сделал видео. Правильно написало одно издание: «Если проблема российского биатлона только в Тихонове, то это здорово! Он 11 лет назад ушел из биатлона». А у федерации — дефицит медалей и денег в «кошельке». 

В свое время мне передали федерацию, у которой не осталось ни копейки на счету. Офис был разграблен, экипировка «Адидас» украдена напрочь. Я повез команду на чемпионат мира в Рупольдинг в разношерстных одежках. На церемонии открытия публика улыбалась, глядя на русских биатлонистов. Что делать, мне пришлось одевать три десятка членов команды за свой счет. 

— Ныне проблемы не только в биатлоне…

— Сегодняшние проблемы у России почти во всех отраслях, а биатлон, как показатель, как лакмусовая бумажка. И не только он, но и лёгкая атлетика, и их коллеги из тяжёлой. Во многие федерациях пришли люди, далекие от спорта. Если же не далеки, то Барнашов, Майгуров, Драчев, ныне стоящие у биатлонной власти — одна категория людей, которые ненавидят друг друга. 

— Один из зарубежных тренеров, вроде, немец Вольфганг Пихлер, работавший в России, откровенно озвучил, что в этом и беда русского биатлона… 

— Как может президент федерации Драчев объединить вокруг себя тренеров, если он, кроме собственного кармана, ничего не видит? Известно, что, когда Драчев стоял во главе администрации Всеволожского района, в регионе были зафиксированы махинации с землей. От серьезных последствий его спас губернатор области. Недавно на тренерском совете неожиданно выяснилось, что Драчев хочет получить все должности в Союзе биатлонистов России. Не вышло, против него проголосовало большинство, а председателем совета выбрали Максима Кугаевского. 

— Белорусские стреляющие лыжники еще больше задолжали…

— Да и местная федерация оказалась в своеобразном вакууме. Многие известные биатлонисты, в их числе Елена Зубрилова, обойдены вниманием. Здорово, что Ольге Назаровой нашли место в техническом комитете ИБУ. Не хочу даже думать о том, что Даша Домрачева завершила спортивную карьеру. Будь моя воля, я бы стал на колени и попросил: «Даша, для тебя создадим все условия, отдохни— и вернись». 

Когда уходят такие личности, как Домрачева, теряется интерес к биатлону, тем более у белорусов. Его надо подогревать, используя различные известные приемы, но федерация молчит. Сейчас за женскую команду просто некому выступать. Приехали три российские спортсменки, Цыбульский их, по-моему, даже не принял. Девушки отправились в Украину, а там пришлись ко двору и ждут получения гражданства.

— Вы тоже не безучастны к судьбе белорусского биатлона.

— Я проводил практические занятия в Новополоцке, но оказалось, что мои советы никому не нужны. Сам напрашиваться не собираюсь, хотя президент страны на праздновании Дня Победы просил помочь белорусскому биатлону. Нужно какое-то решение федерации или письмо, на основании которого я бы оказывал помощь училищам или отделениям спортшкол. 

Недавно белорусская сборная выбрала местом сбора Тюмень. До того они колесили по Европе. Я же в свое время в мае приезжал в «Раубичи» и в конце августа уезжал в среднегорье. Если бы здесь была высота, то «Раубичи» бы не покидал. Во-первых, здесь нет разницы в часовых поясах в сравнении с европейскими, более похожи и климатические условия. Частенько уезжал на велосипеде, прятал его в лесу и, меня трассы, бегал кроссы. Роликовые коньки я не любил. Мои нагрузки и рядом не стояли с сегодняшними, которые делают современные биатлонисты. Плюс никогда не пользовался тренажерными залами, да и фармакологией. Питался тем, что давала природа, причем, с юношеского возраста. Способность выбирать необходимое для полноценного питания, мне дано от Бога. В этом я ушел далеко от всех. Сейчас встречаюсь со сборной Украины, и скажу откровенно, я им помогаю. И прежде всего, в питании. 

— Как оцените возможности белорусских баз?

— В Новополоцке условия идеальные, в Логойске — то же, причем, можно провести сбор здесь, а затем и в «Раубичах». А питание? Просто шикарное. В том же Новополоцке увидел пять блюд первых, семь — вторых. Как в ресторане. В меню всегда свежие овощи, салаты, винегрет. К слову, студенческая столовая в Горках напоминает уютное кафе. Мы пообедали тем, чем питаются студенты. Понравилось. Мне показали местный дендрарий, а там плоды бананов и киви — значит, их можно выращивать и у нас. Я хорошо знаю сельское хозяйство. Мы открыли агрофирму, которая со временем получила признание в Европе. Что-нибудь подобное, возможно, сделаю и в Беларуси. Кстати, в Горках вполне современные спортивные сооружения, которые могут принимать национальные команды по различным видам спорта. 

— Чем собираетесь заняться в Беларуси?

— Пока домашними делами. Очень доволен своим семейством, 16 лет мы вместе и ни разу не поругались с Машенькой. Мне повезло с супругой.

Строю маленький домик, всего 6 на 7. Весь второй этаж отдам небольшой спальне. Хочу из белорусской осины построить настоящую баню, а потом, если получится, сложить в отдельном строении простую русскую печь. Такую, на которой вырос, с очагом, чтобы можно было печь блины. Настоящие, ведь на газовой плите их переворачивают, а в русской нет, поскольку жар сам делает дело. Сварить чугун настоящего борща, пригласить друзей... 



19:11 04/10/2018
Поделиться





ссылки по теме
Александр Тихонов: спрашивал у Польховского, нужна ли России Домрачева
Александр Тихонов: «Думаю, мы находимся на пороге еще нескольких допинговых скандалов»
Советскому биатлонисту надоело слушать российских патриотов