Первый и единый ЧЕ может стать последним. Зачем он нужен?

В воскресенье в Глазго и Берлине завершается первый в истории объединенный чемпионат Европы по семи олимпийским видам спорта. Турнир не оправдал многих ожиданий и, вероятно, больше не состоится.

Первый и единый ЧЕ может стать последним. Зачем он нужен?
Идея объединить чемпионаты Европы по олимпийским видам в единый турнир витала в воздухе. По отдельности континентальные турниры, скажем, по спортивной гимнастике или по триатлону вряд ли привлекают большое внимание аудитории и, следовательно, спонсоров. Зато в формате комплексного турнира мы получаем своеобразную "европейскую Олимпиаду". С единым брендом, менеджментом и большим маркетинговым потенциалом.

Организация такого турнира потребовала немалых усилий. Например, стандартные сроки проведения чемпионатов Европы во многих видах спорта не совпадают: в спортивной гимнастике это обычно апрель, а в трековом велоспорте – октябрь. Условия для проведения объединенного чемпионата есть в считанных европейских городах. Ведь, по сути, речь идет почти об Олимпиаде.

В итоге, турнир решили провести в августе, и сразу в двух местах – Глазго и Берлине. Причем Берлину досталась только легкая атлетика, а Глазго – остальные шесть видов (велоспорт, водные виды, гимнастика, триатлон, гребля и гольф). На чемпионате велся объединенный медальный зачет по странам, что снова напомнило Олимпиаду. И, что приятно, Россия в этом зачете убедительно победила.

Важно, что, в соответствие с современными тенденциями, соревнования не ограничились чисто спортивной частью. Все дни турнира в Глазго проходил культурный фестиваль с выступлениями известных групп и просто уличных музыкантов, выставками, мастер-классами, презентациями, продажей блюд национальной кухни и тому подобным.

Это как раз то, без чего невозможно уже представить успешные соревнования. Скажем, российский чемпионат мира по футболу запомнится миллионам людей благодаря Никольской улице в Москве, а не результатам конкретных матчей. На отдельных чемпионатах Европы, которые проводились до сих пор, культурная составляющая отсутствовала полностью. И это автоматически делало их мелкими турнирами "из прошлого века". Глазго в этом плане однозначно стало шагом вперед.

 ЧТО ПОЛУЧИЛИ. МЕДВЕЖОНОК ПРОТИВ ТЮЛЕНЯ КАК СИМВОЛ РАЗОБЩЕННОСТИ

Очевидно, что далеко не все из задуманного организаторами в итоге получилось. Первая проблема состоит в том, что как таковых, единых организаторов-то и не было. Помимо оргкомитета "Глазго-2018", который занимался решением проблем в шотландском городе, за чемпионат отвечали международные федерации по соответствующим видам спорта. А уважаемые люди из этих структур не привыкли изменять устоявшимся взглядам и традициям.

В итоге, объединенному чемпионату катастрофически не хватало новых подходов. Что мешало, скажем, попробовать новый и очень интересный формат смешанной эстафеты в легкой атлетике или разукрасить соревнования по синхронному плаванию живыми музыкальными номерами? Все это можно было бы сделать, если бы федерациям заранее указали: "Ребята, надо что-то придумывать!"

В случае с Олимпиадами роль такого ментора выполняет МОК. У объединенного европейского турнира на этом месте оказалась пустота. А международным федерациям креатив, который к тому же не так легко организовать, вообще не нужен. Для их бюджета количество зрителей на трибунах и у телеэкранов не играет заметной роли. На выходе мы получили фактически несколько отдельных чемпионатов Европы, которые проводились в одни сроки и в одном месте. Но как единый турнир, и тем более, как европейская Олимпиада, они не воспринимались.

В Глазго было много чисто организационных "косяков": синхронистки жаловались на большое количество хлорки в бассейне, наша лучшая пловчиха Юлия Ефимова – на отвратительное питание. Это все не очень здорово, но объяснимо и легко исправить. Гораздо хуже "косяк" идейный – чемпионат по легкой атлетике в Берлине вообще не казался частью объединенного чемпионата. Помимо общего вида медалей и сроков проведения, Берлин с Глазго не объединяло ничего. У легкой атлетики были свои спонсоры, собственная отдельная аудитория и даже другой талисман (медвежонок Берлино вместо тюленя Бонни).

При этом турнир в Берлине прошел с огромным успехом, транслировался на национальном телевидении и собирал на вечерних сессиях по 60 тысяч зрителей. На Глазго это никак не распространилось, хотя при организации общего телепоказа и понятной транспортной схемы для болельщиков – теоретически могло бы. В итоге, похоже, для организаторов объединенного чемпионата заявленная цифра в один миллиард телезрителей так и осталась мечтой. Во всяком случае, "продать" реальную аудиторию серьезным рекламодателям будет очень тяжело.

 ЧТО БУДЕТ? МИНСК ПЕРЕХВАТИТ ИНИЦИАТИВУ

Планируется, что следующий объединенный чемпионат Европы пройдет через четыре года – в 2022-м. Место его проведения, как и представленные виды спорта, пока не выбраны. Очевидно, все будет зависеть от итогов первого турнира. И далеко не факт, что в Европе найдутся новые желающие взять себе чемпионат с непонятными перспективами.

Проблема в том, что традиционно на континенте подобные соревнования, где затраты очевидны уже сейчас, а потенциальная коммерческая прибыль, наоборот, весьма призрачна, интересны странам из восточноевропейского блока. Но там свое место уже прочно заняли Европейские игры. В 2015-м году они состоялись в Баку, в 2019-м пройдут в Минске. В чем принципиальная разница между Европейскими играми и объединенным чемпионатом Европы, похоже, неочевидно даже самим организаторам.


На данный момент, эта разница заключается только в наборе и в количестве представленных видов спорта. Европейские игры более представительны – так, в Минске-2019 будет 20 видов спорта, против семи на чемпионате Европы. При этом далеко не все виды из программы Европейских игр являются олимпийскими. Там присутствуют, например, самбо, спортивная аэробика и баскетбол в формате 3х3. Принципиально с программой европейского чемпионата пересекаются только соревнования в велоспорте на треке, спортивной гимнастике и легкой атлетике.

При желании все эти накладки, конечно, легко убираются. Да и вообще, куда логичнее было бы объединить два турнира и сделать единые мощные комплексные соревнования. Это было бы куда эффективнее и полезнее для каждого вида спорта, чем два параллельных и невнятных старта. Вот только вариант сотрудничества между международными федерациями и Европейским олимпийским комитетом пока не кажется реальным. А значит, Европейские игры через год состоятся совершенно точно. А вот объединенный чемпионат Европы в 2022-м – большой вопрос...


19:17 12/08/2018






‡агрузка...



ссылки по теме
Почему умирают спортсмены во время игры? Правда о смерти Черепанова
У детей в школе в Кобринском районе «откатали пальцы» без ведома родителей
Ни одна курица не пострадала: кто будет есть мясо из лаборатории?