Непотопляемые, или по ком тюрьма плачет: реинкарнация белорусских чиновников

На какую работу с госслужбы уходят честные белорусские чиновники? На директорские должности. На предприятия и в банки. А куда попадают уволенные за какие-то проступки бывшие госслужащие? Также на директорские должности, на те же предприятия и в те же банки. А если нет разницы, то зачем быть честным?

Непотопляемые, или по ком тюрьма плачет: реинкарнация белорусских чиновников
Был министром лесного хозяйства, в бытность которого из Беларуси по серым мошенническим схемам вывозили лес на миллионы долларов. Лукашенко говорил о нем, что не будет терпеть такого министра. Чиновника уволили. А сейчас он занимает должность заместителя генерального директора на заводе «Амкодор», который является одним из главных поставщиков техники своему бывшему министерству. Речь о Михаиле Амельяновиче.

«В Беларуси существует, можно так ее назвать, обойма, или еще ее называют номенклатура. Это определенный круг людей, путешествующих по разным должностям. Существует кадровый реестр президента, где люди перечислены с их компетенциями», – комментирует Андрей Казакевич, директор института «Политическая сфера».

А вот вторая история. Был заместителем генерального прокурора Беларуси. За взятку помог «замять» дело против сына одного из бизнесменов. Получил 6 лет, отсидел полтора. Отработал 2 года директором колхоза, после чего Александр Архипов устроился заместителем генерального директора крупной белорусской врачебной компании. Или вот еще: работал в дирекции «Беларусбанка», взял взятку на почти 100 тысяч долларов, за что обещал фирме победу в тендере на поставку банкоматов. Осужден на 8 лет тюрьмы, а уже менее чем через год Анатолий Боговик стал помощником директора, внимание, при государственном Банке развития. Создается впечатление, что в Беларуси не хватает людей с незапятнанной репутацией.

Сергей Калякин, бывший заместитель председателя Советского райисполкома Минска, руководитель партии «Справедливый мир» рассказывает:

«Все время чувствовать себя идиотом не каждый хочет. Вы помните, когда у нас заседание правительства, Лукашенко что-то банальное говорит, а они все пишут. Когда он говорит «вы истуканы, ничего не делаете» – они так и пишут: «мы истуканы, ничего не делаем». Это просто унижение людей, а унижаться не каждый готов. Поэтому очень ограниченный выбор, и небольшая очень конкуренция на то, чтобы туда идти».

Продолжать этот список можно еще долго. И дело не в повышенной гуманности Александра Лукашенко, который освобождает тех, кто провинился, но раскаялся, и дает им новую работу. А в том, что эта гуманность всегда касается бывших чиновников или близких к главе государства бизнесменов. И только при одном условии.

Александр Милинкевич, заместитель председателя Гродненского горисполкома (1990-1996):

«Самое страшное для человека от власти – показать нелояльность. Нелояльность они показывают тогда, когда переходят в оппозицию, участвуют в выборах, или в президентской, или в другой акой-то кампании. Тогда наказание будет самое суровое».

А если ты свою вину признаешь, не возмущаешься в прессе и просишь тебя помиловать, то мало какое преступление будет препятствием тому, чтобы продолжать строить успешную карьеру. Ты же ничем не обязанный государству бизнесмен Кнырович или Муравьев. Для таких у нас есть суровый закон.

Получается, что в Беларуси Лукашенко построил для лояльных себе людей эдакий индуистский мир, где вместо круговорота душ бесконечную реинкарнацию на различных должностях проходит белорусское чиновничество.


13:27 15/09/2018






‡агрузка...
ссылки по теме
Профанация: чиновники борются с коррупцией при помощи... соревнований
Подробности от КГБ: директор "Белэнергосетьпроект" брал откаты за победу в тендерах
Кадры: правительство меняет своих представителей в совместных комиссиях