Александр Соснов: Народ еще не прижало 5

Не исключено, что в самое ближайшее время снова будет пересмотрено пенсионное законодательство. На недавнем совещании с силовиками Лукашенко фактически дал распоряжение пересмотреть вопрос страхового стажа для военнослужащих.

Александр Соснов: Народ еще не прижало
"Это неправильно и несправедливо, когда выслуга лет на военной службе вообще не засчитывается в страховой стаж, необходимый для назначения трудовой пенсии, -- отметил Лукашенко. – В результате военнослужаший, уволенный без военной пенсии, но прослуживший 10, 15 и больше лет должен наравне со вчерашним студентом отработать еще 20 лет для получения пенсии". 

Экс-министр труда Беларуси Александр Соснов считает, что белорусские чиновники изначально намудрили с обязательным страховым стажем, необходимым для назначения пенсии.

-- Вопрос в том, что когда вводили этот обязательный страховой стаж, нужно было определить какой-то период: то ли с конкретного года рождения начать считать, то ли еще какой критерий принять, -- сказал "Белоруссклму партизану" Александр Соснов. -- А не так – вмазать сразу по всем, а потом разбираться, что к чему.

На мой взгляд, это говорит об одном: среди тех, кто разрабатывает законопроекты, нет больших профессионалов, способных просчитать все мелочи. Остались одни дилетанты, изображающие из себя профессионалов и получающие хорошие зарплаты. Чиновники совершенно не задумываются о том, что произойдет с конкретными людьми.

То, что учебу не включают в стаж – может быть, это и правильно. Это все-таки не работа. По поводу декрета тоже нужно думать. С одной стороны призывают рожать, а с другой -- декрет в стаж не входит. Все это свидетельствует о непоследовательной, непродуманной политике в государстве, где все вопросы пытается решать один человек.

Еще могу сказать по поводу военных: а почему они все это время сидели на иной системе пенсионного обеспечения? Почему за них с первого дня нельзя было платить взносы в фонд социального страхования? Почему бы их сейчас не перевести на обычную пенсионную систему? 

Говоря по-простому, сейчас они могут сосать из бюджета столько, сколько им надо, а не столько, сколько положено всем. Полковник госбезопасности сегодня получает пенсию около 1000 белорусских рублей. А простой инженер – 250, несмотря на то, что стажа у него будет побольше.

Я не призываю уменьшить пенсии людям в погонах, пусть они получают столько, сколько получают! Но и взносы пусть платят в пенсионный фонд, как и все простые смертные. 

Отсутствие единого порядка в этом вопросе и привело к тому, что их стаж, если они увольняются не по выслуге лет, оказывается пустым, нулевым. И теперь чиновникам нужно думать, как заткнуть эту дырку в законодательстве.

Хорошо помню одну из конференций по законодательству о труде, которую проводил доктор наук, профессор Виктор Кривой. В ней принимал участие в ту пору председатель Конституционного суда Григорий Василевич. 

Я в своем выступлении сказал тогда: когда юристы пишут экономические статьи в закон и не советуются с экономистами, получается вот такая ахинея. На что мне парировали: мол, посмотрели бы, как экономисты написали налоговое законодательство! 

Ну так экономистам какую задачу поставили, так они и написали! Поэтому и получилось: если выполнишь первую статью, то нарушишь вторую. В этом, в общем-то, вся суть белорусского налогового законодательства – без нарушений работать невозможно, даже если очень хочется.

Так и с пенсиями. Очень сложно понять, чего на самом деле хочет власть, и какую задачу она ставила перед теми, кто исполнял приказ по реформированию пенсионного законодательства.

Я знаю одно: если бы 23 года назад послушали тех, кто ратовал за рыночную экономику, за экономические реформы, то сейчас в Беларуси люди жили бы не хуже, чем в Польше. А может, и лучше. Но мы послушали того, кто пообещал халяву. Вот и имеем то, что имеем.

-- А как вы думаете, готовы ли белорусы сегодня принципиально отстаивать свое право на достойную жизнь? Вот по вашему прогнозу: много выйдет людей на улицу 25 марта?

-- Сергей Калякин недавно хорошо сказал: власти еще могут, а народ еще не знает, чего хочет. Думаю, к 25 марта ясности в этом вопросе не прибавится. Самых отчаянных к этому времени отловят и посадят. А остальные тихо промолчат. Не прижало еще народ, понимаете? Вот когда прижмет покрепче, тогда и будут массовые протесты. 

А пока рабочим на заводах зарплату худо-бедно платят, жить на эти деньги кое-как можно, из Москвы поддержка по-прежнему есть. Короче говоря, пока режим может существовать. Но сколько это продлиться – трудно сказать…

Хотелось бы, конечно, дожить до лучших времен…


"Белорусский партизан"

11:57 21/03/2017






‡агрузка...