Павел Усов: Аномалия шчасця

Неважно, что у вас нет свободы, нет выбора, ограничены возможности, зато у вас есть вычищенные улицы, вежливые пограничники, начитанные милиционеры, которые задерживают нецензурно бранящихся оппозиционеров. Что-то хорошее можно найти даже в аду!

Чистые улицы vs. демократия. Так в упрощении можно назвать дискуссию вокруг сравнения общей ситуации в Беларуси и Украине, да и общего отношения к авторитаризму. Хорош ли он, если гарантирует порядок и чистоту улиц? Другой немаловажный вопрос заключается в том, можно ли хвалить Беларусь за какие-то достижения, если здесь существует авторитарный режим?

Во-первых, демократия и чистые улицы (порядок) не являются явлением взаимоисключающим, да и не каждый авторитаризм гарантирует чистые улицы. 

Во-вторых, Украина не является страной устоявшейся демократии, она находится в периоде транзита, политических изменений, который в свою очередь связан с трудностями, кризисами, сбоями в работе системы. Но она идет, с трудом, с регулярными разочарованиями, но двигается вперед. 

Беларусь же стоит на месте. Однако даже это стояние не избавит нашу страну от трудного и болезненного переходного периода, внутриполитического кризиса, с вытекающими отсюда последствиями. 

В-третьих, белорусов постоянно пугают Украиной, украинской «демократией», майданами, войной, ставя их перед выбором: или белорусский авторитаризм, или «украинская демократия». Но, позвольте, разве нет других демократий? Чехия, Словакия, Германия, Бельгия, Швеция, Польша. 

Почему белорусам не предлагают выбор между местечковым авторитаризмом и, скажем, Швейцарией? Неужели наше общество настолько затюкано, забито, выхолощено и затравлено, что обречено историей на существование или в авторитаризме, или в политическом хаосе? 

В-четвертых, наверное, не стоит приписывать позитивные моменты, достижения нашего общества результатам деятельности власти. Как раз эти позитивные изменения, происходящие в стране, белорусский режим делает своей заслугой, а не заслугой народа. И очень важно, чтобы общество это понимало.

Как правило, в большинстве случаев отношение человека к той или иной политической системе, государству строится на основе собственного опыта взаимодействия с этим государством в лице служащих или законов. 

Даже если государство демократическое, открытое, свободное и т.д., но человек попал в переделку, был обижен или ощутил несправедливость по отношению к себе со стороны госслужащих и институтов, то для него такое государство будет плохим, несправедливым, недемократичным и т.д. 

И наоборот, если в авторитарном или тоталитарном государстве человек ощутил почтение или заботу: имел работу, постоянный заработок, получил квартиру, хороший медицинский уход, то такое государство для него будет суперсвободным и демократичным. 

В конечном итоге, зачем мне свобода, если я без штанов. Иными словами, мерой демократии и свободы является собственное ощущение благополучия и счастья. И чем больше счастья, тем более демократичным и свободным будет являться в глазах индивида государство. Ubi bene, ibi democratia.

В общем, таковым является индивидуальное отношение к жизни в целом, и в этом нет ничего удивительного. С таким подходом можно легко любую демократическую страну осудить, а авторитарное государство оправдать. 

Это также касается политики Гитлера и Сталина, ведь и в правлении этих людей можно найти «позитивные» результаты. Ограбленный и избитый выходцами из Африки будет хвалить путинскую Россию и любой другой режим твердой руки.

Да, наличие чистых улиц для многих может перевешивать ценность демократии. Но, может, причина в том, что, кроме чистых улиц, ничего другого у белорусов нет, как нет и опыта жизни при демократии, а в сознании господствует лишь навязанный пропагандой образ?

Неважно, что у вас нет свободы, нет выбора, ограничены возможности, зато у вас есть вычищенные улицы, вежливые пограничники, начитанные милиционеры, которые задерживают нецензурно бранящихся оппозиционеров. Что-то хорошее можно найти даже в аду.

Однако есть и другая сторона вопроса. Являются ли чистые улицы или эффективные служащие (пограничники) результатом внутренней культуры общества или итогом внешнего принуждения? 

Если «чистота и порядок» лишь результат деятельности государства, то что будет с обществом, если убрать внешнее принуждение? Ведь белорусское государство (режим) не способствует развитию внутренней политической и социальной культуры населения. Оно не делает людей лучше, культурнее, добрее, ответственнее. 

Преступность, коррупция, социальная и экономическая неулаженность остаются, а права и свободы уменьшаются и все более ограничиваются. В перспективе с уменьшением чистоты улиц начнут пропорционально уменьшаться и права.

Вместо того, чтобы развивать личностную автономию, социальную ответственность, государство все это подавляет, а пропаганда внушает, что свобода - это порок, что белорусам нужна сильная рука, госконтроль, иначе - хаос. Белорусы, берегите авторитаризм, он гарант вашего счастья! 

Но если это так, если порядок и чистота обеспечиваются исключительно силой авторитарной власти, а сами белорусы на это не способны, то существует большая вероятность того, что в стране может наступит хаос, когда эта власть начнет распадаться. 

Худшее, что является результатом 25-летнего существования авторитарного режима, это отучивание белорусов жить свободным обществом, которое способно построить демократию и сохранять свои города в чистоте и порядке.

Чтобы надеяться на позитивные изменения в будущем, и вообще на будущее, нужно быть уверенным в том, что белорусы по своей природе и в своем большинстве лучше тех, кто ими правит. Что те, кто у власти - это политическая аномалия.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».