Константин Скуратович: Интеграционный дисбаланс

На встрече с министром иностранных дел России Александра Лукашенко, традиционно отметив очевидные успехи последних лет, остановился на главной проблеме всеобъемлющей интеграции. Над ее решением работали и при Ельцине, и при Путине, и при Медведеве, и вновь при Путине, и при неизменном участии Лукашенко, но желаемых результатов не получили.

Если бы это происходило в школе, то учеников пришлось бы признать малоспособными, а учителей профессионально непригодными.

Впрочем, это не новость. Во всех сферах межгосударственных отношений РБ с РФ отношения, в частности, и в целом складываются неплохие и даже хорошие (лучшие, чем с другими государствами), но равные условия для работы людей, субъектов хозяйствования остаются недостижимыми. По словам Лукашенко, это присутствует «в нашем общем Отечестве», которое «иначе, наверное, не назовешь».

Но, в общем, дело не в названии.  Александр Лукашенко, польстил своему собеседнику-дипломату: «Я знаю, что вы человек опытный и умеете читать между строк, Но пишут всякое, поэтому такой разговор с глазу на глаз всегда полезен». Мол, мы как люди умные друг друга поймем, а остальным, непосвященным, знать необязательно. Но тут же, будто усомнившись в способностях г-на Лаврова, уточнил предмет и назвал цену вопроса. Дело в том, что с первого дня внешнеторговых отношений наших государств возникло значительное отрицательное сальдо для Беларуси.  И, как заявил Лукашенко, «если у нас в торговом сальдо огромный минус, вы понимаете, что нам приходится искать где-то по всему миру, чтобы закрыть этот дисбаланс, поэтому все от экономики. А так ситуация неплохая».

Насколько же ситуация не плоха. Беларусь покупает нефть у России, перерабатывает ее и продает на внешних рынках. Использует их в собственной экономике, в промышленности и сельском хозяйстве, а произведенную продукцию используют для своих внутренних нужд, а значительную часть продает на внешних рынках. По всему миру, но едва ли не большую часть — в Россию. Это важно, но вдвойне замечательно, что Беларусь получает экспортную выручку от продажи своей продукции на рынках десятков крупных и мелких стран. Печально, что эта выручка не дотягивает до платежей, которые Беларуси приходится платить за российские ресурсы.

«Все, в общем, не плохо, но с отрицательным внешнеторговым сальдо — беда. Ее могло бы не быть, если бы поэтическая метафора о «нашем общем Отечестве» приобрела бы предметное  содержание, трансформировалась из Союзного государства в единое государство с единым правительством, финансовой системой, законодательством. Пускай бы даже с чередующимися на посту главами государств -представителями, избираемыми в Беларуси и России.

Это коренным образом улучшило внешнеторговую статистику, поскольку исчезла бы сама внешняя торговля. И в Союзном (едином) государстве между субъектами хозяйствования наладились равноправные отношения к ресурсам, на которые устанавливаются государственные тарифы. Возможно, что в такой ситуации белорусские промышленность и сельское хозяйство оказались бы более конкурентоспособными по сравнению с российскими. Но не факт. Такое объединение двух неэффективных экономик, большой и маленькой, вполне возможно окончательно добьет и большую, и маленькую. Обе экономики потребуют огромных инвестиций, в том числе, в Беларусь, а денег нет.

Вот и приходится каждый год решать один и тот же вопрос, выпрашивая у России права для белорусских предприятий на одинаковые с российскими субъектами хозяйствования тарифы на нефть и газ . Для чего? Для того, чтобы это «сырьевое равноправие» использовать для конкурентной победы в Союзном государстве. Для буквальной победы собственной Отчизны. Чтобы Лукашенко лишний раз обвинил своих российских коллег в неумении эффективно хозяйствовать.

Вероятно, поэтому новым послом в Россию назначили известного борца за справедливые для Беларуси тарифы на энергоресурсы. И свою дипломатическую деятельность он начал с прежнего, усвоенного в правительстве рефрена. Мол, всех давно удивляет парадокс, что Беларусь и Россия — члены Союзного государства, но их предприятия платят за энергоносители по-разному. Например, МАЗу за электроэнергию приходится платить в 2,75 раза больше, чем КамАЗу, за газ — в 4,15 раза больше.

Потому что МАЗ является белорусским предприятием. А если станет российским, то и саму Беларусь приватизируют восточные братья-соседи.

Разумеется, в этом деле огромное значение имеют нюансы, о которых много говорят, но никто не решается сказать сермяжную правду. Заставляют «непосвященных» читать «между строк».

Менее статусные игроки в выражениях не стесняются. Например, некоторое время назад, Центр военно-политических исследований МГИМО издал монографию «Мир в XXI веке: прогноз развития международной обстановки по странам и регионам», в которой предсказал «присоединение Беларуси к России по крымскому сценарию». Она начнется с отстранения от власти Лукашенко с заменой его на «более пророссийского президента».

По мнению московских футурологов, предстоящий аншлюс окажется бескровным и добровольным, поскольку жесткий режим Лукашенко способен лишь имитировать сохранение политической стабильности в стране, которая отвергается противоречивыми тенденциями в экономике. В конечном итоге ситуация ухудшится, что вызовет недовольство населения абсолютизмом Лукашенко. В этой ситуации действующему президенту придется маневрировать между Россией и Западом. Но Европа и США ему в серьезной поддержке откажут, а Россия свои интеграционные взносы ограничат.

Как следствие, снизится уровень жизни, социально-экономическая напряженность в обществе возрастет, вместе с ней участятся всплески массового недовольства, уличные акции и попытки «майдана».

Позже, как считают ученые из МГИМО, ситуация усугубится «перетеканием в Беларусь нестабильности с территории Украины». Начнется вооруженно-подпольное сопротивление «боевиков-националистов», во главе которого встанут «западные центры», сегодня ведущие «гибридную войну против России и ее союзников». В такой ситуации Лукашенко по необходимости придется усилить «литвинский национализм как противовес общерусскому единству». Для предотвращения этой ситуации и потребуется  передача власти.  Чем раньше, тем лучше. Но не позже 2025 года, когда протестный националистический потенциал приобретет критическую массу и вызовет нежелательные для «общерусского дела» последствия.

К 2050 году в ходе успешного углубления интеграции белорусы окончательно преодолеют синдром своей независимости и присоединятся к России.

Таким образом, если верить авторам монографии, России необходимо непосредственно участвовать во внутренней политике своей союзницы, начиная с поиска предсказуемого преемника Лукашенко и укрепления его авторитета в широких массах населения и среди местных элит.

Задача — не легкая. Например, среди кандидатов  в преемники трудно найти более «пророссийского», чем Лукашенко. Его «русофилия» ограничивается только соображениями безопасности. Но и откровенных «русофобов» в Беларуси нет. Но самое главное, сама Россия не церемонится с оценками, всякий, кто не готов присоединиться к ней, объявляется «националистом».

Иными словами, аншлюс по крымскому варианту в Беларуси не пройдет.

А раз так, то у Беларуси, если согласиться с учеными МГИМО, несколько лет суверенной жизни еще есть. И надо их прожить так, чтобы не было мучительно больно.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».