Валерий Карбалевич: Встреча Лукашенко с Путиным. Знал бы прикуп, пировал бы в Сочи

Можно предположить, что переговоры президентов Беларуси и России в Сочи не решили спорных вопросов в двусторонних отношениях.

Бэкграунд отношений между Минском и Москвой накануне встречи в Сочи был очень неблагоприятный. 22 июня, через три дня после заседания Высшего госсовета Союзного государства в Минске, Лукашенко в Шкловском районе предупредил, что если провалимся, то нужно будет идти в состав какого-нибудь государства.

23 июля Владимир Путин неожиданно звонит Александру Лукашенко и вызывает в Сочи на переговоры. Глава Беларуси, однако, не едет, держит паузу. 10 августа в Гомеле он возмущается: «Россияне ведут себя по-варварски по отношению к нам... требуют чего-то, как будто мы вассалы у них... В рамках ЕАЭС, куда они нас пригласили, они выполнять свои обязательства не хотят».

И вот наконец, после целого месяца колебаний, 22 августа Лукашенко едет в Сочи. Наблюдатели уже обратили внимание, что в начале встречи с Путиным глава Беларуси в 5 предложениях 5 раз употребляет слово «проблемы». Это такой выброс подсознания.

Никакой информации по итогам встречи нет, что весьма показательно. Кроме того, Лукашенко, вопреки анонсированной предварительно программе визита, отказался посетить вместе с Путиным турнир по самбо «Платформа S-70», который проходит в Сочи. Все это косвенные свидетельства того, что по основным вопросам стороны не договорились.

Какие же острые вопросы в двусторонних отношениях требовали немедленной, срочной встречи в Сочи через два месяца после обстоятельных переговоров в Минске?

Прежде всего, это вопрос о новом после России в Беларуси Михаиле Бабиче. Судя по всему, это единственная проблема, которую удалось решить. По информации из Москвы, российская сторона смогла заставить Минск согласиться на свою кандидатуру посла.

Кроме этого, есть и другие горячие вопросы. Беларусь не получила очередных траншей от Евразийского фонда стабилизации и развития в размере 400 млн долларов. Деньги должны были поступить в первом квартале 2018 года. Уже середина третьего квартала — кредита нет. А Беларуси он срочно нужен, ведь нужно платить иностранные долги. Приходится тратить золотовалютные ресурсы.

Еще один острый вопрос, который требует немедленного решения. По информации агентства Reuters, в июле Россия прекратила межбюджетное финансирование Беларуси, закодированное под термином «растаможка». Ведь Москва обвиняет Минск в махинациях с нефтепродуктами. Это живая валюта, которая ежемесячно поступала в белорусский бюджет.

Но есть и другие, несрочные, но важные проблемы, требующие решения. Можно не сомневаться, что Минск потребует от Москвы компенсации потерь, которые понесет бюджет Беларуси от так называемого «налогового маневра» в России. Это маневр фактически устраняет белорусский нефтяной оффшор.

Еще один вопрос, который касается следующего года. Минск просит у Москвы новый кредит размером 1 млрд долларов. Ведь нечем платить прежние долги.

Есть и другие вопросы (экспорт белорусского продовольствия в Россию, проблема границы и виз и прочие), которые требуют решения.

Чего, в свою очередь, требует от Минска Москва, пока неясно. Официальные российские лица своих претензий не высказывают. Можно только догадываться, что РФ хотела бы от Беларуси большей геополитической лояльности.

Стоит отметить, что все эти вопросы для Минска срочные. Москва может подождать, ей некуда спешить, союзника можно взять на измор. Судя по всему, Лукашенко не разгадал сочинского прикупа Путина. Поэтому пока и остался при своих интересах.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».