Павел Усов: Завтра без Лукашенко 68

Политический режим в Беларуси кажется стабильным и долговечным, но именно эта долговечность и зацикленность на личности Лукашенко делает развитие политических процессов в стране непредсказуемыми.

Судьбу страны может решить всего лишь один день, в котором прозвучит сообщение: «Уважаемые соотечественники, сограждане! Сегодня ночью ушел из жизни президент Республики Беларусь Александр Григорьевич Лукашенко». Сухой, скорбный и растерянный голос диктора государственной теле-радио кампании подведет черту под долголетним правлением Лукашенко и поставит белорусское общество перед новыми вызовами.

Конечно же, смерть Лукашенко как сценарий смены политического режима в Беларуси не является единственным. Среди прочих можно назвать следующие: а) революция; б) государственный переворот; в) смена власти в результате внешнего воздействия (давление России в рамках нового союзного государства); г) перестройка (модернизация) в Беларуси под руководством Лукашенко и передача власти демократически избранному президенту.  

Однако учитывая общеполитические процессы, происходящие в Беларуси сегодня, состояние политической системы в целом, психологические особенности самого Лукашенко можно утверждать, что один из наиболее вероятных сценариев изменений будет связан именно со смертью диктатора.

В свою очередь то, как станут развиваться события в стране после смерти Лукашенко, во многом будет зависеть от того, насколько ожидаемой или внезапной для ближайшего окружения президента, правящей элиты и общества станет кончина правителя.

Как правило, неожиданной смерть диктатора бывает только для населения, от которого утаивается общее положение дел в стране и состояние здоровье правителя. Определенные подозрения относительно здоровья диктатора могут вызвать два внешних признака: а) он перестает часто появляться на публике и в СМИ; б) происходят неожиданные и резкие изменения в руководящем составе страны. Ключевые публичные должности начинают занимать родственники диктатора. Другими словами, происходит постепенная передача власти еще при жизни правителя. Наиболее яркими примерами такого сценария являются Куба, Сирия, Азербайджан, Северная Корея.

«Проект наследник»

Для Лукашенко «проект наследник» является наиболее приемлемой и соответствующей ему по духу формой сохранения власти. В данном случае - передача власти своему старшему сыну Виктору. Только такой сценарий будет гарантией не только безопасности жизни и имущества клана Лукашенко, но и авторитарного правления в стране.

В случае, если смерть Лукашенко будет ожидаемой и для него и для его окружения, передаче власти будет предшествовать целый ряд мероприятий, которые можно определить как «публитизацию», т.е. процесс введения преемника в политику, в народ и создание из него публичной узнаваемой фигуры.

Этот процесс может начаться с назначения Виктора председателем пропрезидентской организации – в будущем партии «Белая Русь», председателем Палаты Представителей и закончится получением им поста премьер-министра Республики Беларусь. В соответствии с конституцией (статья 89), президентские полномочия в случае тяжелой болезни, отставки или смерти действующего президента автоматически передаются премьер-министру. Таким образом сын вполне легально, на сколько это возможно в условиях Беларуси, получит власть, а затем укрепившись у власти дополнительно легитимизирует ее в процессе президентских выборов. Успешность этого мероприятия во многом зависит от того, сохранит ли Лукашенко-старший стабильную поддержку большинства белорусов. Только «всеобщее обожание» старого президента станет гарантией того, что общество не отторгнет его наследника. В свою очередь, при ослаблении доверия к прежнему правителю, власть нового президента будет крайне неустойчивой и может спровоцировать революцию.  Заменителем «любви» может быть только тотальное безразличие населения по поводу происходящего в стране, что, к сожалению, пока является отличительной чертой белорусского общества.

Дополнительным механизмом стабилизации личной власти Виктора Лукашенко будет являться его связь с силовыми структурами, прежде всего с КГБ. При отсутствии реальной поддержки со стороны населения новый правитель постарается компенсировать ее путем расширения репрессий.

Вместе с тем, любая попытка наследника демократизировать политическую систему рано или поздно окончится разрушением авторитарного режима. Конечно, маловероятно, что старший сын Лукашенко думает в таких категориях. Скорее всего он будет одержим властью также сильно, как и его отец, к тому же эту одержимость усилит еще и инстинкт самосохранения. Поэтому Виктор Лукашенко, получив власть, будет стараться проводить жесткую внутреннюю политику по примеру Ильхама Алиева или Башара Асада.     

Реализации «проекта наследник» может осуществляться в период от нескольких месяцев до нескольких лет. Пока мы не замечаем никаких шагов со стороны действующего диктатора в этом направлении, а это означает, что Лукашенко умирать в ближайшие годы пока не собирается, либо же усиленно скрывает состояние своего здоровья, что в свою очередь делает возможным другой сценарий развития событий.
 
Смерть как политическая неожиданность

В случае скоропостижной смерти Александра Лукашенко события в Беларуси могут иметь интригующий и неожиданный характер.

То, кто получит власть, всецело будет зависеть от оперативной реакции главных политических игроков, в том числе и оппозиции.

Конечно, основная борьба развернется между правящей номенклатурой и силовиками во главе с Виктором Лукашенко.

Формально после смерти президента политическая власть перейдет в руки премьер-министра. И если этот человек не будет непосредственно связан с Виктором Лукашенко, то позиции последнего будут под угрозой. Премьер-министр, опираясь на высшую номенклатуру и бюрократию, постарается немедленно ослабить влияние Виктора и КГБ. Важно отметить, что только оперативное отстранение сына Лукашенко и его людей от власти будет гарантировать номенклатуре безопасность. Надеяться на то, что параграфы конституции защитят «легитимную власть» от посягательств силовиков бесполезно, так как закон в Беларуси не работает и никому ничего не гарантирует.

Успех предприятию чиновников могла бы обеспечить поддержка армии, но только в том случае, если руководство этой структуры в момент смерти действующего главы государства не будет непосредственно связанно с Виктором Лукашенко. В сегодняшней ситуации это еще возможно. Без опоры на реальную силу удержание власти чиновниками видится проблематичным.

Вне всякого сомнения, Виктор Лукашенко и его ближайшее окружение из КГБ после смерти нынешнего руководителя постараются немедленно узурпировать власть, устранив премьер-министра и распустив парламент. Уже на данный момент сын президента сконцентрировал в своих руках важные инструменты, которые необходимы для устранения противников и захвата власти путем политического переворота. В условиях всеобщего беззакония, слабости и безволия политических институтов, таких как парламент и конституционный суд, общей растерянности, вызванной смертью диктатора, решающее значение будет иметь сила и воля к власти. В этих условиях, противостоять действиям Виктора и его силовиков будет способно только всенародное возмущение, но взывать к народу и к оппозиции номенклатура побоится. Это связанно с тем, что высшее чиновенство, во-первых, уже давно оторвано от народа, потеряло его доверие и боится его, а оппозицию просто ненавидит. Во-вторых, опора на народ в борьбе с силовиками вынудит номенклатуру пойти на политические уступки и демократизацию, что равносильно потере власти, а потеряв власть, придется платить по счетам за сфальсифицированные выборы, украденные деньги, сломанные жизни и судьбы оппонентов власти. Поэтому правящей номенклатуре придется вести борьбу за власть с силовиками в одиночку или же искать с ними компромисс.

Номенклатурная олигархия

В случае безусловной кулуарной победы номенклатуры над сторонниками Виктора Лукашенко новые правители постараются удержаться у власти, а сделать это можно только путем сохранения в стране существующего авторитарного управления. В силу того, что среди управленческого аппарата вряд ли найдется харизматичный лидер, способный консолидировать власть, то правление страной будет коллективным при наличии формального руководителя. Важную роль в такой системе правления также будут играть нынешние белорусские «олигархи», для которых установление демократического режима может принести утрату капитала и бизнеса. Таким образом, на смену авторитарной личной власти может прийти авторитарный режим номенклатурно-олигархический.

Маловероятно, что белорусская номенклатура и высшая бюрократия будет иметь желание и способности реформировать политическую и экономическую систему. Главным образом это связано с тем, что в сегодняшнем окружении Лукашенко нет людей, которые бы отличались самостоятельным мышлением и были бы по-настоящему настроены на демократические перемены. Для большинства из них «нет ничего хуже свободы».

Важно отметить, что для пост-лукашенковской антинациональной элиты одним из важных ресурсов стабилизирующих власть будет Россия и Евразийский Союз. Для Москвы внутренне слабая пророссийская правящая группировка – это наиболее приемлемый вариант, так как он является гарантией сохранения российского влияния и контроля. Новое белорусское руководство, боясь потерять свои привилегии, без тени сомнения откажется от суверенитета. Достаточно вспомнить интеграционные проекты белорусской коммунистической элиты в начале 90-х годов. За прошедшие два десятилетия в мышлении большинства вышестоящих чиновников ничего не изменилось.  

Тем не менее, сама по себе система коллективного управления очень неустойчивая. Ее будут сотрясать постоянные интриги и внутренняя борьба за перераспределение экономических и политических ресурсов в стране. Это в свою очередь приведет к деградации социально-политических и экономических институтов, как это было в СССР в конце 80-х. Правящая верхушка также будет не в состоянии осуществлять всестороннего политического контроля, что позволит активизироваться оппозиции. В конечном итоге, общий распад государственной системы и рост социального недовольства может привести к революции.  

Милитаризация режима в Беларуси

Если же в борьбе за власть успех будет на стороне сына Лукашенко, то в стране может установиться милитаристская антиконституционная диктатура. В данном случае антиконституционализм подразумевает только то, что силовики полностью проигнорируют формальные правовые нормы, регулирующие функционирование политических институтов в стране. Действия Виктора Лукашенко также разрушат и институты, которые дают формальную легитимность режиму в целом: будет распущено правительство и разогнан парламент. Удержать бразды правления станет возможным только путем открытого насилия и террора против всех. Основные оппоненты Виктора как из числа оппозиции, так и номенклатуры окажутся в тюрьме. Конечно, со временем новый диктатор может попытаться легитимизировать свою власть проведя выборы, но сделать это будет очень трудно, соответственно режим молодого Лукашенко будет крайне неустойчивым. Усугубит ситуацию еще и то, что в период борьбы за власть и последующих чисток, будет парализована социально-экономическая система страны, что риведет к ухудшению условий жизни большинства населения и росту социального недовольства.

Один из вариантов развития событий может быть связан с достижением компромисса между Виктором и силовиками с одной стороны и руководящей номенклатуры с другой. Компромисс может стать результатом понимания того, что внутренний конфликт приведет к разрушению всей конструкции власти. Боязнь утратить власть может быть сильнее взаимной неприязни. Однако компромисс только отдалит, но не устранит конфликта между группами. Каждая из них будет пытаться расширить собственное влияние. Кроме того, Виктор и его окружение также должны понимать, что компромисс и поддержка для номенклатуры и премьер-министра даст возможность последним укрепить свои позиции и впоследствии убрать Виктора Лукашенко. Так как юридически власть будет принадлежать премьер-министру и правительству, а не сыну Лукашенко. Поэтому единственная возможность для Виктора удержать власть в своих руках это:

а) получить пост премьер-министра. Однако легально сделать это будет невозможно, так как до выборов президента этот пост будет в руках премьера назначенного предыдущим руководителем государства. Поэтому получить эту должность можно только путем переворота; б) выставить свою кандидатуру на внеочередные выборы президента. Успех данного предприятия будет зависеть от того, насколько сильными будут личные амбиции и.о. президента, и готова ли будет руководящая номенклатура уступить Виктору. В случае, если вышестоящая номенклатура пойдет на уступки, мы будем иметь дело со сценарием «наследник». Если же амбиции чиновников и и.о. президента будут достаточно сильны, чтобы отказать Виктору Лукашенко, то государственный переворот станет неизбежным.   

Шанс для оппозиции - шанс для Беларуси

Наиболее благоприятный вариант развития событий для Беларуси после смерти Лукашенко – это приход к власти демократической оппозиции. Здесь я имею в виду неожиданную смерть диктатора, которая на время парализует функциональность авторитарного режима. В случае плановой передачи власти оппозиция будет удерживаться под постоянным контролем и в маргинальном состоянии.

После объявления о смерти Лукашенко у оппозиции будет только один день, если не несколько часов, для того, чтобы если не взять власть в свои руки, то по крайней мере добиться у растерявшейся правящей верхушки реальных политических уступок. А это возможно при условии, если внутреннее состояние оппозиции к этому времени радикальным образом изменится.

Во-первых, к моменту кончины диктатора она должна быть консолидирована, действовать скоординированным единым фронтом.

Во-вторых, оппозиция должна иметь четкую программу действий, которая, в свою очередь, должна заключаться в быстрой мобилизации населения, главным образом жителей Минска: вывод людей на улицы и концентрация их возле главных административных зданий с целью давления на правящую группировку и устранения первых лиц от власти. Если же оппозиционные лидеры, первым делом и как это часто бывает, начнут собирать конференции, договариваться о том, кто и какие государственные посты займет, не имея при этом власти, то оппозиция снова останется вне игры. Любое промедление оппонентов власти, как и поиск с нею компромисса, будет играть на руку номенклатуре или силовикам, которые получат время для внутренней консолидации и укрепления своих позиций.  

В-третьих, лидеры оппозиционного движения, которые в случае успеха станут во главе государства, должны иметь, не побоюсь этого выражения, высокое чувство политической и моральной ответственности. Отсутствие у них этих качеств сделает невозможным не только реализацию первых двух условий, необходимых для завоевания власти, но и освобождение страны от авторитарного наследия. Без скорейших реформ внутри оппозиции, ее шансы на политический успех в будущем будет минимальны. Примером того, какими последствиями может обернуться политическая безответственность и аморальность пришедших к власти из рядов оппозиции является нынешняя ситуация в Украине. 

Все мы видим, насколько высоким является уровень конфликтности внутри белорусской оппозиционной среды. Причин этому много. Можно только предположит, какого масштаба достигнет борьба между различными оппозиционными лидерами и группами после прихода к власти. В условиях политических и экономических трансформаций, которые будут вызваны сменой власти, внутренняя борьба будет губительной как для новых правителей, так и для страны в целом. В свою очередь, это создаст благоприятные возможности авторитарного реванша для представителей старой правящей элиты или станет условием появления нового популиста.     


Автор -  эксперт Белорусского  центра европейских исследований.

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».