Парадоксы дела Коржича

Контрразведка «дедовщину» не нашла и замполиты не знали. Или знали, но ничего не предпринимали, чтобы не навредить карьере?

Парадоксы дела Коржича
В ходе рассмотрения Минским областным судом уголовных дел о  событиях  в Печах всплыли удручающие факты бездействия командной армейской вертикали. Оказалось, что от прапорщика старшины роты до полковника командира 72-го учебного центра, а между ними еще с десяток офицеров, в том числе замы по идеологической работе, коих раньше замполитами звали, даже не подозревали о том, что «дедовщина» не просто есть, а носит системный характер.

Речь не только об отдельно взятом подразделении. Напомним, Коржича нашли повешенным в подвале медицинской роты 3 октября 2017 года. Смерть одного рядового стала поводом для масштабных проверок во всех частях Вооруженных сил. По результатам четырехмесячной проверки возбудили 48 уголовных дел в 16-ти войсковых частях. Из них 22 приходится на 72-й ОУЦ. Некоторые уголовные дела уже прошли через суды с обвинительными приговорами, другие -- в процессе рассмотрения. 

С 8 августа в Миноблсуде рассматривается дело сержантов командира отделения 23-летнего Евгения Барановского, замкомандира взвода 22-летнего Антона Вяжевича и командира отделения младшего сержанта 20-летнего Егора Скуратовича. Их обвиняют в доведении до самоубийства Коржича, избиениях солдат и поборах. 
С 1 октября Миноблсуд рассматривает  дело, возбужденное в отношении их бывшего командира 3-й танковой роты в/ч 43064 старшего лейтенанта Павла Суковенко и старшины роты прапорщика Артура Вирбала. Еще двое бывших сержантов этой роты Артем Бердник и Юрий Бритиков  за «дедовщину» уже осуждены на 3 и 4,5 года соответственно.  Прокурор предложил наказать бывших ротного и старшину 6 и 4 годами лишения свободы https://belaruspartisan.by/life/441023/. Барановскому, Вяжевичу и Скуратовичу светит более длительный срок, их обвиняют в доведении Коржича до самоубийства – санкция до 12 лет.

Это ли не парадокс! Под суд пошел практически весь командный состав учебной танковой роты! И якобы никто из вышестоящих командиров даже не догадывался, что сержанты издеваются над курсантами, а ротный со старшиной теми же методами «воспитывают» сержантов? При том, что уже прозвучало в судах, в частях была выстроена целая система пресечения «дедовщины». 

По словам уволенного из армии бывшего начальника 3-й школы Александра Чернова, в суде он выступил в качестве свидетеля, (Суковенко был в его подчинении) до личного состава ежедневно доводили статьи Уголовного кодекса об ответственности за неуставные взаимоотношения, показывали соответствующие фильмы, проводили беседы, оформлялись тематические стенды. Также обязательным для всех частей ВС РБ было  анонимное анкетирование о фактах неуставных взаимоотношений в подразделениях. Вроде бы должны были работать и штатные армейские психологи. Более того, по словам обвиняемого Вирбала три раза в неделю роту посещали медики, осматривавшие курсантов, в том числе на предмет следов от побоев. Чего, конечно же, не находили, ибо осматривали верхнюю часть тел. К месту заметить, сержанты наказывали рядовых ударами ног по голени, у них это называлось «пробить собаку». Старлей и прапорщик в свою очередь, как следует из материалов дела, для телесных наказаний сержантов чаще использовали дубовую палку, так называемую «машинку», которой били по ягодицам. 

Из допроса в суде того же Вирбала стал известен еще один важный момент.  «Еще до этого происшествия [смерти Коржича] ходили люди из контрразведки и узнавали о неуставных отношениях в части. Но никто ни на что не жаловался», - обронил он такую фразу. Военная контрразведка, УВКР, как известно, входит в структуру КГБ, знать, что происходит в частях -- ее первейшая обязанность. Однако в данном случае и спецслужба оказалась в полном неведении  о творящихся в учебном центре делах.  Трудно поверить, что у контрразведчиков в Печах не было информаторов, проще говоря, стукачей. Получается, что не было? В противном случае, сотрудники УВКР знали бы, что сержанты бегают в самоволку, употребляют насвай, о чем в своей явке с повинной в КГБ признался обвиняемый Барановский, что прапорщик позволяет на службе принять на грудь, а то и вообще уйти в запой. А молодой старлей, вчерашний выпускник Военной академии, до того оборзел, что без чашки кофе, сигарет, сосисок в тесте и прочего, исключительно за счет солдат, свой рабочий день начать не мог. Все эти факты были озвучены в суде.  

Или вот вообще, как любят чиновники выражаться, вопиющий случай, когда сержанты в прямом смысле шантажировали офицера похищенным затвором от автомата, взамен требуя вернуть отобранный им неуставной телефон. Десяток свидетелей тому было, но этот эпизод всплыл лишь в ходе следствия. Затвор от Калаша в итоге вернулся на свое место, офицер, который обязан был доложить о ЧП, делу хода не дал, очевидно, опасаясь, что за это его по головке не погладят. Более того, такого рода происшествия могут серьезно повредить карьере. Сор из избы выносить опасно. С тебя же в первую очередь и спросят. Может поэтому «дедовщина» в такой, на первый взгляд, мягкой форме отцов-командиров устраивала? До тех пор пока не затянулась петля на шее рядового Коржича. 

14:04 12/10/2018






‡агрузка...



ссылки по теме
Будет обжалование? Суд приговорил командира роты Коржича к 6 годам тюрьмы, старшину — к 4 годам
Мать погибшего солдата Александра Коржича: «На памятнике сыну напишите – «Освободителю Печей»
«Дело Коржича»: прокурор требует наказать сурово