Светлана Коржич: Почему на скамье подсудимых нет офицеров?

В четверг, 9 августа, Минский областной суд в выездном заседании в здании суда Московского района продолжает рассматривать дело о гибели рядового Александра Коржича.

Светлана Коржич: Почему на скамье подсудимых нет офицеров?
Сегодня в суде допрашивают свидетелей и потерпевших. Обвиняемые – сержанты Евгений Барановский, Егор Скуратович и Антон Вяжевич пока отказались давать показания. По версии следствия, своими действиями они довели Коржича до самоубийства. 

Напомним, 3 октября 2017 года рядового Александра Коржича нашли повешенным в подвале воинской части в Печах. На голове у него была надета майка, ноги связаны шнурками. Мама солдата считает, что Саша не мог повеситься сам.

Сержантов обвиняют по статьям «Получение взятки» и «Злоупотребление и превышение служебных полномочий, повлекшее тяжкие последствия». Евгений Барановский обвиняется также по статье «Кража». Свою вину все трое признали частично.


Светлана Коржич: Мой сын не мог совершить самоубийство

Первой показания в суде дает мама солдата. Светлана Николаевна живет в Пинске, с мужем она развелась, когда Саше было 13 лет. В семье Александр был единственным ребенком, ни в чем не нуждался.

- В 10 лет я ему привезла хорошую камеру, телефончик, видик, компьютер хороший. Он скутерами увлекался – у него было три скутера, посещал ледовые дворцы, не ходил по подворотням. Посещал спортивные секции, на карате ходил. В 18 лет у него была машина «Рено» - я ему подарила. Девушки были, спиртным он не увлекался. Культурный, общительный парень. Я его ни разу не обозвала ни дураком, ни дебилом.

Гособвинитель уточняет, были ли у Саши в детстве какие-то травмы головы или другие заболевания. Светлана отвечает категорично: Саша болел только ОРЗ. На учете у нарколога и психиатра не состоял.

- Перед Рождеством Саша сделал мне подарок: купил новую кухню за три тысячи долларов. Начал сам ремонт делать в квартире – полы пошлифовал, покрасил.

Женщина рассказывает, что ее сын пошел служить добровольно – ему выписали повестку в Брест, но Саша позвонил ей с вокзала и сообщил, что их везут в Печи.

- Если честно, я сидела плакала, но не показывала вид. Но я знала, что он за себя может постоять. Саша рассказывал, что отношения к солдатам в школе молодого бойца было ужасное: с утра начинается: «Дебилы, вставайте». Саша с ними сцепился, и, наверное, получил за это. Я его просила: сделайся слепым и немым. Все молчат, и ты молчи.

На присягу к сыну мама не попала, ездила ее сестра. Она рассказывала, что командир просил родных не привозить продукты, а лучше дать каждому солдату карточку.

- Служба протекала очень быстро. Из СТО, где до армии он работал слесарем, ему начислили последнюю зарплату на карточку – около 600 рулей. После 5 июля поступил звонок, что уже нет денег на карточке. Я знала, что нашей армии надо постоянно помогать: каждую неделю я отправляла Саше 50 рублей. Сын объяснял, что деньги нужны на платные экскурсии, на булочки, чай. Все было нормально, пока не начали возрастать ставки: в день нужно было платить 50 рублей. Друг привез Саше смартфон - потом этот телефон как-то оказался у Барановского.

Женщина говорит, что согласна была на все, лишь бы над Сашей не издевались. При этом к командованию она не обращалась и даже не знала, под чьим началом Саша служит. Сын говорил ей, что будет воевать с армией сам.

- Я бы уже и дом на них переписала, только был его не трогали. Поймите меня правильно – я хотела заплатить, чтобы мой сын спал спокойно. Пусть бы эти сержанты имели совесть: если вы берете деньги у солдат, так хотя бы не бейте их!

Женщина задается вопросом: почему на скамье подсудимых нет высшего офицерского состава?

- Под чьим руководством работали эти парни, воспитатели? Мой Саша мог бы больше их воспитать. По словам Саши, самым адекватным из них был Барановский.

В сентябре Саша попал в медроту - сказал, что у него простуда.

- Барановский как непосредственный командир имел смелость мне звонить. Спросил, симулянт ли мой сын и попросил выслать мне историю болезни. Я сказала, чтобы его везли в госпиталь, если есть какие-то вопросы. Его поместили в изолятор и стали возить по психиатрическим комиссиям. 

Завезли в Борисов – психически здоров. Через день, 20 сентября везут в Новинки. Доктор не узрел никаких симптомов психических болезней, сказал только, что Коржич жаловался на боль в сердце. Кстати, на похоронах мне сказали, что за то, что он лежал в медроте, они потребовали у него 150 рублей. 

Я понимаю тебя, Барановский: тебе, наверное, хотелось красиво пожить? - обращается потерпевшая к обвиняемому. Парень в клетке не прячет глаза, смотрит на маму Александра Коржича прямо.

Саша прослужил в Печах 4,5 месяца. Оставалось всего 2 недели до перевода в Слоним. Саша уже заказал новую форму у прапорщика, попросил сестру купить ему берцы.

- В Печах его даже хотели сержантом оставить. Но когда он понял, чем они тут занимаются, сказал, что ни за какие деньги тут не останется. Лучше будет работать на СТО.

У Светланы Коржич осталось много вопросов: например, кто забирал ее сына из медроты и как он попал в подвал, о существовании которого, судя по всему, мало кто знал.

- Я бы хотела, чтобы ротный офицер объяснил, как он организовал доставку моего сына из медроты. И как так вышло, что Сашу потеряли на 7 дней? Статисты во время следственного эксперимента сказали, что Коржич мог проделать акробатические упражнения и в узенькой кладовочке повеситься. Про это подвальное помещение никто не знал. При этом в соседнем помещении стояла металлическая лестница, лом, лопата и две канистры. Так кто-то же в это техническое помещение заходил!

Светлана Николаевна рассказывает, что сын рассказывал ей не все, чтобы не расстраивать.

- Постоянно говорил: «Мама, все хорошо». У меня был гипертонический криз, сама чуть не умерла. Сколько жизней эта армия забрала! Мама моя умерла через 5 месяцев. Она говорила: пусть бы забрали мою карточку пенсионную и покупали вермишель. Они ж с голодного краю, вы видите. Пригрелись, нашли хорошее место в армии. У Саши же были планы: он хотел приехать из армии, открыть свое дело, шиномонтаж, я ему дом построила. Я никогда не поверю, что он сам пошел и повесился.


«Сын не был неудачником, его ждали девушки, все было прекрасно. И тут бросается в петлю?»

Светлана Коржич рассказывает, как она узнала о смерти сына.

- Мне позвонил командир части и сказал, что везут гроб с телом сына. Я сказала, что тело им не отдавала, отдавала живого человека. Через три часа я уже была в Печах. Сорок минут мы еще ждали, когда нас пропустят. Когда увидела Сашу, плакать мне уже не хотелось.

Семья отвезла тело Саши домой, Светлана пригласила знакомого патологоанатома.

- Голова Саши была вся в дырках – как от иглоукалывания. Нос провалился, над губой дырка, на лбу ссадина, - перечисляет Светлана. - Три дырки на шее, руки перевязаны, видны следы от веревок. На животе синие, желтые, красные пятна. Руки как-то подозрительно висели, как будто выкручены. Мне сказали, что причина смерти – механическая асфиксия. Я стала писать во все инстанции, обратилась к президенту.

По словам потерпевшей, именно на основании этих повреждений она сделала вывод, что Сашу убили. Она рассказывает, что никто так и не смог объяснить ей, кто делал точечные повреждения на голове Саши.

- Может, стоит допросить докторов? Я понимаю, вы специально обученные люди, ведете расследование. Но я же тоже имею право спросить. Статисты меня убеждали, что мой сын повесился сам. Но он психически здоровый человек, не было никаких предпосылок. Он неудачником не был, его ждали девушки, все было прекрасно. И тут он кидается в петлю?

Для проведения повторной судебно-медицинской экспертизы тело ее сына эксгумировали.

- Во время эксгумации у меня было единственное желание: пусть бы привели туда этих сержантов и их матерей. Чтобы они постояли, посмотрели на Сашу. Вы отсидите 2 года или пять – не знаю, сколько вам высокий суд назначит, и будете жить спокойно. Мне уже чуть-чуть осталось пожить - здоровья нет, но я хочу, чтобы восторжествовала правда, чтобы наши дети служили спокойно.

видео: радио "Свабода"

14:14 09/08/2018






‡агрузка...



ссылки по теме
Мать погибшего солдата Александра Коржича: «На памятнике сыну напишите – «Освободителю Печей»
«Дело Коржича»: прокурор требует наказать сурово
«Вечерний Могилев» о дедовщине: «Как показали события в Печах, малограмотные и слабохарактерные становятся объектом для унижений в армии»