"Приехали на мясокомбинат и у лошади потекли слезы"

Минчанка Екатерина Любомирова уже пять лет возглавляет Команду помощи лошадям благотворительного общественного объединения «ЗООшанс».

"Приехали на мясокомбинат и у лошади потекли слезы"
1 из 6
В разговоре с "Комсомолкой" она вспоминает, как у нее возникла идея заняться этим нелегким делом.

- В начале 2000-х годов я еще училась в спортивной школе, и одна лошадь сломала ногу. Ее решили отправить на мясокомбинат. Меня попросили ее сопроводить. Было видно: она чувствует, что ее хотят убить. Она просто ложилась на асфальт и не хотела идти в коневоз. Когда же мы приехали на мясокомбинат, я открыла прицеп и увидела, что у лошади текут слезы. В отстойнике перед убоем она стояла сутки без воды и еды - так обезвоживают организм. Когда мы уходили, лошадь ржала - в такой момент даже несентиментальному человеку тяжело. Ты душой понимаешь, что животное молит о помощи и просит ее забрать. Но тогда я была подростком и ничем не смогла ей помочь. А став взрослой, я поняла, что могу спасти таких никому ненужных лошадей.
#1#
«Энергия участвовала в Олимпиаде, но стала ненужной»

На конюшне в Смолевичском районе Минской области живет спасенная лошадь по кличке Энергия. Участница Олимпийских игр в Пекине-2008 из-за своего возраста больше не могла участвовать в тренировочном процессе и оказалась в числе тех, кого должны были отправить на мясокомбинат. К счастью, ее выкупили за 778 рублей на благотворительные пожертвования неравнодушных людей.

- У нас не было возможности брать в число подопечных еще одну лошадь. Но мимо Энергии мы не могли пройти. В 18 лет ее списали в детские группы, и она еще обучала детей, пока ее не выбраковали. Эта заслуженная спортсменка, которой мы, люди, обязаны обеспечить покой и нормальную старость, - говорит Екатерина. - Я сама обучалась в Республиканском центре олимпийской подготовки конного спорта и коневодства, но не сложилось, и я ушла из спорта. При этом любовь к лошадям осталась. 

Я решила, что необходимо создать организацию, которая бы помогала лошадям, списанным на мясокомбинат. Думала, что мы будем помогать лишь информационно - размещать в интернете информацию о тех лошадях, которые идут на выбраковку и которых можно выкупить. Но мы были счастливы, что нам стали помогать финансово, причем россияне. И благодаря добрым людям мы смогли взять под опеку Энергию и оплачивать ее постой. Но, несмотря на имеющихся помощников, нам очень нужна помощь! Всего у нас на попечении 8 лошадей, 2 из которых живут в России. Все они нуждаются в большом финансовом вложении.

Грациозной и красивой Энергии 23 года, но кажется, что это молодая лошадь. По словам Екатерины, лошади живут в среднем лет 30.

- То, что она так выглядит, большой труд. У Энергии хорошее питание, уход. И когда ее выставили на выбраковку, мы, естественно, попытались найти ей покупателя. Сообщили в соцсетях и на форумах, что ее можно купить, но никто не отзывался. Люди не захотели брать старую и больную лошадь, от которой нет никакой пользы. Верховые нагрузки она не выдерживает, работать в хозяйстве не может. А просто содержать лошадь никому неинтересно. 

К тому же она требует тщательного ухода: ей нужно специальное дорогое кормление, ветеринарные препараты. Видите, она даже нервничает, когда мухи к ней подлетают. Поэтому ей пришлось купить попону, которая стоила 50 долларов. Конечно, обеспечивать такую лошадь дорого. В месяц уходит примерно 250 долларов. В эту цену входит постой, корм, прививки, глистогонные средства.

Екатерина уверена: душа есть у любого живого существа. И лошадь, которая прожила рядом с людьми, ощущает отсутствие внимания и ухода. Для Энергии нашли девушку-волонтера, которая заботится о ней.


«Навещаю Энергию пару раз в неделю»

- История Энергии меня поразила. Она столько сделала для человека и на старости лет стала никому не нужным отработанным материалом, - говорит 28-летняя Екатерина Насирова. - Я работаю медсестрой и в свои выходные стараюсь ездить к ней. Добираюсь в деревню на маршрутке, потом еще 20 минут иду до конюшни. Я ее мою, чищу, глажу. Затем мы идем гулять - по лесу, лугам, полям. Энергия бегает и в манеже. Получается, что я провожу с ней целый день. С собой на прогулки мы берем и еще одну лошадь - Гипатию, к которой так привязана Энергия. Если их разделяешь, то другая не ест и не пьет - переживает.

К своей любимице Екатерина всегда приезжает с гостинцами.

- Я привожу ей морковку, яблоки, иногда ванильные сушки - их она ест под настроение. Зная, что я везу лакомства, Энергия идет мне навстречу, - смеется девушка. - Я думаю, что она мне доверяет. Ее я полюбила всей душой и сердцем. Уверена, что животное это чувствует. С Энергией я всегда разговариваю. Глажу ее, говорю, какая она красивая, умная и грациозная. Хочется, чтобы она поняла и почувствовала: сейчас люди ее не используют в каких-то корыстных целях, а просто радуются общению с ней. Я пытаюсь ей дать возможность поверить человеку.

Подруге Энергии - Гипатии - тоже грозил мясокомбинат. Но ее выкупили.

- Член нашей команды, еще одна девушка по имени Катя, в детстве занималась в спортивной школе и долго ездила на Гипатии. Она сказала, что заберет ее. И спустя годы выполнила свое обещание! Когда лошадь выбраковали, Катя ее купила за 750 рублей.

Выкупили и старичка Амуру, ему около 20 лет.

- Он был учебной лошадью в Витебской академии ветеринарной медицины. На нем тренировались будущие ветеринары, выполняя различные медицинские манипуляции.

Для Энергии, Гипатии и Амура на конюшне арендуют постойные боксы. В ежемесячную оплату постоя входит кормление, также конюх следит за их чистотой. Прогулки им обеспечивают волонтеры.

По словам Екатерины, в Беларуси нет государственных программ, которые бы помогали колхозам и спортивным школам содержать уже ненужных им лошадей и предоставлять им бокс, кормление, ветеринара. Поэтому школы и колхозы вынуждены отправлять коней на мясокомбинат.

- Мы договариваемся со школами, которые выбраковывают лошадь, они дают нам время для того, чтобы мы информировали людей, что можно ее приобрести. Как мы помогаем информационно? Приезжаем на место, фотографируем лошадь. Если нужно, мы оплачиваем ей ветпроцедуры. Бывает так, что лошадь хромает по непонятной причине. Покупатель спрашивает: «А у нее хромота временная или она всю жизнь будет хромать?» 

Понятно, что без точного диагноза никто ее не купит. И мы за свои деньги ведем ее в клинику, делаем рентген, УЗИ. Выбракованные же лошади стоят от 300 до 700 долларов. Первое время на нас смотрели как на ненормальных. Думали, что мы хотим откормить коней и сдать их на мясо.

Екатерина признается, что многие конники скептически относятся к тому, чем занимается их команда.

- Кто-то спрашивает: "Зачем вы спасаете старых и больных, если у нас режут на мясо молодых и здоровых?" Мол, лучше бы спасли перспективную лошадь, чем полудохлых кляч. Я же считаю, что неважно, где лошадь трудилась - в спорте или помогала по хозяйству человеку, но она заслуживает достойной старости. У нас есть подопечная Жанна, которая работала в сельском хозяйстве. У нее во рту была колючая проволока. Она на себе таскала огромные грузы - адский труд. Одна из наших подопечных - лошадь, которую мы спасли жеребенком. Но это единичный случай. К сожалению, всех спасти не удастся. Люди всегда ели мясо, и надеяться уговорить их этого не делать - утопия.

В команде Екатерины есть и ветеран, которому 41 год!

- Он весь седой. Его забрали в Россию. А еще мы выходили барана по кличке Бяша. Дачники нашли его на проселочной дороге еще ягненком с пуповиной - он только родился. Сейчас Бяша живет под Новополоцком в частной конюшне.

Всего команда помогла где-то 200 лошадям, из которых 50 - жеребята и примерно 30 - титулованные спортсмены.

15:03 13/07/2018






‡агрузка...
ссылки по теме
Дрессировщики-живодеры: тигр забился в конвульсиях и упал в обморок во время выступления Багдасаровых
Сатанист из клана Кровавой Луны. Что известно о живодере из Мозыря?
Белорусы требуют ужесточить наказание для живодеров