В 2018 году в Беларуси не разрешили служение четырем священникам из Польши и России

4 июня уполномоченный по делам религий и национальностей Леонид Гуляко отклонил просьбу католического епископа Витебского Олега Буткевича о том, чтобы разрешить священнику из Польши Каролю Прандзёху заменить другого польского священника, покидающего приход. Всего в 2018 году он не разрешил служение в Беларуси, по крайней мере, еще трем священникам-иностранцам – одному католическому из Польши и двум православным из России, сообщает Forum18.

В 2018 году в Беларуси не разрешили служение четырем священникам из Польши и России
Епископ Олег Буткевич хотел, чтобы отец Кароль Прандзёх служил в приходе Богоматери Фатимской в Шумилино, который опекает религиозный орден миссионеров-облатов, членом которого является и Прандзёх.

«Это тяжелый удар для нас, поскольку в Беларуси работают только четыре миссионера-облата, — посетовал отец Андрей Юхневич. — Теперь нам придется клонировать себя дважды или трижды».

По словам отца Кароля Прандзёха, причин отказа ему не объяснили. Но он не теряет надежды приехать в Беларусь в следующем году, поскольку «пути Господни неисповедимы».

Православный архиепископ Витебский Димитрий (Дроздов) также хотел пригласить двух священников из России в качестве приходских священников в Витебскую епархию, но тщетно. Официальных объяснений отказа также не последовало. «Для нас это не первый раз», — заявил секретарь Витебского епархиального управления отец Владимир Резанович.

По его словам, неофициально чиновники заявляют, что хотели бы больше местных священнослужителей. В Витебском облисполкоме также сообщили, что в 2017 году Леонид Гуляко отказал в разрешении на служение в Беларуси еще одному православному священнику.

Также в апреле за трехкратное превышение скорости был лишен права работать в Беларуси католический священник-поляк отец Кшиштоф Посвята из прихода архангела Михаила в Гатова под Минском.

В Беларуси священнослужители-иностранцы находятся в худшем положении по сравнению с другими иностранцами. Так, священнику могут запретить служение в Беларуси уже за два административных правонарушения. Прочим же иностранцам для запрета во въезде или отказе в визе необходимо совершить по крайней мере пять правонарушений. «Это дискриминация», — уверена правозащитник Дина Шевцова.

Католический священник Витебской епархии Юрий Барок предположил, что депортация отца Посвята имеет политический подтекст: «Если бы это был белорусский священник, действие его водительских прав бы приостановили. Но поскольку это польский священник, в наказании нет пропорциональности. Вопрос не в превышении скорости — это просто хороший повод избавиться от него».

Его брат и также католический священник Вячеслав Барок считает, что отец Посвята получил двойное наказание за одно и то же нарушение: в первый раз он был оштрафован за превышение скорости, а второй — лишен возможности служить и был изгнан из страны.

Более того, с 2015 года католический священник отец Клеменс Верт, который является гражданином России, служит в Витебской е хии, но в ноябре 2016 года выданное ему разрешение на проведение религиозных обрядов было отозвано. В последний раз заявка на разрешение ему служить в Беларуси была отклонена 30 ноября 2017 года. В начале 2018 года было подано новое обращение, на которое пока нет ответа.

Епископ Буткевич назначил его в недавно созданный приход Святого Владислава в Билево, где еще нет костела. Пока у него есть разрешение только на строительство церкви. «Я должен служить в этой церкви, но не могу служить как священник», — посетовал он.

«Это не вопрос безопасности: если отец Верт представляет опасность, его следовало бы изгнать из страны, если нет — ему должно позволить работать священником», — уверен отец Вячеслав Барок.

Также в 2017 году было отказано в продлении разрешения на служение в Беларуси польскому священнику Роберту Мацеевскому, который служил в Мстиславле. В июле 2016 года Леонид Гуляко отказался продлить разрешение о. Роману Шульцу, который служил в Могилеве, о. Леху Бохенеку из Ивенца и о. Ежи Котовскому из Колодищ. Только после публичного обращения архиепископа Тадеуша Кондрусевича он позволил трем священникам оставаться до июля 2017 года. В октябре 2017 года разрешение, выданное отцу Ежу Котовскому, опять не было продлено. И это лишь некоторые случаи.

Кроме того, в 2017 году Леонид Гуляко отклонил двух других священников, приглашенных служить в Витебской области. Один из них был католическим священником Кшиштофом Витвицким, другой был православным священником.

Также уполномоченный в апреле 2017 года отверг заявку Церкви Христиан Полного Евангелия на приглашение польского пастора Павла Годавы посетить ежегодную женскую конференцию Церкви в Минске в апреле 2017 года. В феврале 2018 года пастор Павел Годава, возглавлявший церковь «Вода Жизни» в польском Кошалине, скончался.

«Мы просили разрешения для пастора Годавы на три дня. Они отклонили заявку, заявив, что наши документы неверны, хотя мы выполнили все требования. Они всегда пытаются найти причину, чтобы выглядело так, словно это твоя вина», — рассказал епископ ХПЕ Леонид Вороненко.

В 2016 году Леонид Гуляко отказал в выдаче разрешения католическому священнику Джеймсу Манджакалу из Индии.

Согласно белорусском законодательству, зарегистрированная религиозная организация должна отправить в Аппарат уполномоченного заявку на разрешение иностранцу на осуществление религиозной деятельности в стране за месяц до его предполагаемого прибытия. Уполномоченный по делам религий и национальностей (с 2005 года им является Леонид Гуляко) имеет исключительное право решать, является ли религиозная работа иностранца «необходимой», и может отклонить просьбу. При этом он, принимая свои решения, даже не обязан их объяснять. Более того, только зарегистрированные общины имеют право приглашать иностранцев для служения.

Религиозный лидер, недовольный таким отказом, вправе оспорить решение в суде, но о подобных обжалованиях ничего неизвестно.

Если уполномоченный предоставляет разрешение на проведение религиозной деятельности, он также указывает точные даты, на которые такое разрешение действительно. Максимальный период времени составляет один год, но часто может составлять всего три месяца. Таким образом, религиозные лидеры, стремящиеся возобновить такое разрешение для иностранных граждан, должны часто обращаться с бумажными документами, не имея гарантии, что их заявка будет одобрена, даже если кто-либо служит в Беларуси много лет. Разрешение выдается на конкретную религиозную общину, не позволяя совершать обряды в том числе в соседнем приходе.

Как отмечает католический священник Вячеслав Барок, не власти страны, а епископ должен решать, какой священник и где может служить. По его словам, хотя официально функция уполномоченного заключается в поддержании связей между государством и религиозными общинами, на самом деле именно уполномоченный «является самым слабым звеном, которое препятствует нашей работе».

11:02 14/06/2018






‡агрузка...
ссылки по теме
Греция отказывает священникам РПЦ в визах из-за конфликта Константинополя и Москвы
Леонид Гуляко о запрете на служение иностранным священникам: это мое право
"Может, на него повлиял так БРСМ?" - ксендз Барок о "священнике из Инстаграма"