Ольга Карач: Власть голодовку серьезно не воспринимает, пока кто-то от голодовки не умрет…

Почему в Беларуси голодать бесполезно?

Ольга Карач: Власть голодовку серьезно не воспринимает, пока кто-то от голодовки не умрет…
Мать осужденного Никиты на 14 лет по«наркотической» статье Наталья Шарипо рассказала, как относятся к ее сыну после активизации компании «Матери 328», почему согласна не со всеми требованиями голодающих женщин и как антиреклама наркотиков превращается в их рекламу.

Витебчанка призналась в своем большом интервью «Витебскому курьеру»: она не отрицает, что сын имел отношение к наркотикам, но не в такой степени, как его обвинили в этом в суде. Да и в 17-ти томах дела немало вопросов и нестыковок, которые просто не захотели увидеть.


- Моя совесть знает, голодала я или нет. Если честно, даже не представляю, как чувствуют себя женщины, которые отказались от еды уже на две недели. Я за три дня потеряла три килограмма, и у меня уже появились проблемы с самочувствием. На четвертый день я решила голодовку прекратить, потому что надо действовать, а не сидеть дома, — рассказала нам Наталья Шарипо -мужественная женщина из Витебска.

Ольга Карач, лидер Международного Центра Гражданских Инициатив «НАШ ДОМ» прокомментировала для «Витебского курьера» свою точку зрения на происходящее:

- Если мы говорим про голодовку, то это очень сильная гражданская акция, когда человек заявляет, что готов пожертвовать жизнью, но добиться от государства выполнения своих требований. Т.е. вес такой акции очень большой, и к ней нужно прибегать, когда уже точно исчерпаны все методы. 

Но! Тут есть один важный момент. В новейшей истории Беларуси голодовок было много и по самым разным поводам. Но пока ни один человек, который обьявлял голодовку, не пошел до конца. Т.е. никто не умер во время голодовки. Это к счастью, конечно, но то, что люди легко обьявляли голодовки, не понимая, что это крайняя меня, и потом в какой-то момент прекращали свои голодовки, привело к тому, что власть голодовку серьезно не воспринимает. И, увы, не будет воспринимать, пока кто-то от голодовки не умрет. Это очень страшно звучит, но повторюсь, голодовка — это самая-самая крайняя мера. Насколько матери готовы пойти на смерть ради освобождения своих детей — мне сложно судить. 

Но сейчас ситуация очень критическая, на мой взгляд. Или матери отступают и правительство в дальнейшем будет матерей с их требованиями еще больше игнорировать, или кто-то из матерей пожертвует собой и умрет от голода. Но тогда правительство начнет что-то делать и ситуация сдвинется с мертвой точки. И вот сейчас та ситуация, на мой взгляд, когда оба варианта мне не нравятся
Но как поведут себя матери — решать им. 

Вес любой гражданской или политической акции определяется тем, насколько далеко люди готовы зайти в требовании своих законных прав и реализации своих интересов,. Т.е. какова плата за это? Вот готовность положить жизнь на весы — это очень сильно. Поэтому голодовка имеет смысл только в том случае, когда человек настроился и готов умереть. Если нет, то она не поможет, только здоровье подорвешь. Это очень радикальный метод.

11 мая шестеро женщин из Калинковичей приедут в Администрацию президента, чтобы добиться встречи с Александром Лукашенко и еще раз заявить о своих требованиях.

***

Матери-328 начали голодать 27 апреля, в начале акции протеста количество участников достигало 20 по всей стране. Сейчас их осталось десять, остальные приостановили голодовку по рекомендации медиков. Матери осужденных по «наркотическим» статьям добиваются снижения сроков наказания, повторного рассмотрения дел и личной встречи с Лукашенко. В последнем им категорически отказали во время встречи с Натальей Кочановой 2 мая. Но тогда им пообещали, что соответствующий законопроект об изменениях в законодательстве будет вскоре передан на рассмотрение депутатам.

08:59 11/05/2018






‡агрузка...


cashback