"Не уверена, что доживу до пенсии"

В этом году 56-летняя витеблянка Елена Овчинникова должна была пополнить ряды белорусских пенсионеров, но из-за того, что в Беларуси изменились условия и возраст выхода на пенсию, женщина, как и тысячи людей по всей стране оказалась в "пенсионной ловушке".

"Не уверена, что  доживу до пенсии"
По новому закону Елене Овчинниковой не хватает шести лет стажа для того, чтобы рассчитывать хотя бы на минимальные выплаты со стороны «социально-ориентированного» государства.

В жизни Елены Овичнниковой было все – престижная работа в государственной структуре, работа на себя – нелегкий предпринимательский хлеб и самое главное -- борьба за жизнь и здоровье дочери…

Свою историю историю женщина рассказывает «Белорусскому партизану».

-- По образованию я инженер, двенадцать лет отработала в витебском проектном институте «Витебскгипрозем». Работа мне нравилась, я бы спокойно и на пенсию оттуда ушла, -- рассказывает собеседница. – Но жизнь распорядилась иначе – в конце 90-х серьезно заболела моя дочь Александра – у нее обнаружились серьезные проблемы со зрением. 

Все началось с того, что двухлетнему ребенку сделали прививку АКДС – это комбинированная вакцина от дифтерии, столбняка и коклюша. Эта прививка дала осложнения.  Дочери поставили диагноз – ревматоидный увеит. Я стала разрываться между работой и больной дочерью. 

Какое-то время Сашу лечили в Минске, но лечение это не приносило должного результата, два десятка лет вылечить моего ребенка. Мы с мужем стали искать варианты – спасение здоровья дочери работа, поверьте, -- все это отошло на второй план. Я думать ни о чем другом не могла. 

В конце концов мы нашли выход – в одной из немецких клиник проводили эффективное лечение детей с таким диагнозом, какой был у дочери. Немецкие медики провели операцию – ребенку стало лучше. После этого мы вернулись домой в Витебск – я вышла на работу, но через какое-то время ситуация со здоровьем Саши снова обострилась – на глазах стали появляться спайки. А это снова лечение, снова операции…

Полноценно работать я уже не могла, посоветовавшись с мужем, мы решили: я оставляю работу, потому что должна находится с дочерью постоянно.

Саша пошла в школу – точнее это было домашнее обучение, слава Богу ребенка мы выходили, сейчас Александра – наша гордость, она закончила юрфак и успешно работает по специальности…

- Елена, но ведь и вы, после вынужденного увольнения из проектного института, не только занимались здоровьем дочери, но и какое-то время работали…

- Надо же было на что-то жить. В начале двухтысячных у меня была точка на рынке «Полоцкий» в Витебске. Как и многие тогда, я занималась продажей вещей – сама ездила в Польшу на закупку товара, сама его здесь реализовывала. 

Тот, кто попробовал такого предпринимательского хлеба, знает, о чем я говорю. Это было сосем непросто. А тогда, в начале двухтысячных такого понятия, как Фонд социальной защиты населения не было. Никто никаких обязательных отчислений не делал. Предприниматели платили налоги и спокойно работали. 

Да и волнения у меня особого не было. Я, конечно, думала, что рано или поздно придется выйти на пенсию, но и все условия для этого у меня были соблюдены – до 2014 года в Беларуси действовал закон, по которому человеку необходимо было иметь всего лишь пять лет страхового стажа. Он у меня был. 

Я не ясновидящая, и не могла предвидеть того, что в 2017-м все изменится. Дикость ситуации заключается еще и в том, что законодательством не предусмотрена возможность внесения платы за «недостающие» годы стажа. Вот так для меня захлопнулась пенсионная ловушка…

- Вы стали обращаться во властные структуры. Знаю, что конкретно вашим случаем закончилось?

- Пенсионным вопросом я как раз и стала заниматься в 2017-м, после выхода нового закона, после того, как поняла, что попала в ловушку. Естественно, я обратилась в комитет по труду и социальной защиты по месту жительства – там в назначении пенсии мне отказали, мол не хватает стажа, ни о каком назначении пенсии речи быть не может.

Кстати, в мой страховой стаж включили только время работы в проектном институте – собралось 11 лет 6 месяцев и 26 дней. Ни «социальный отпуск без сохранения заработной платы», ни работа в качестве предпринимателя, несмотря на наличие документов, все это подтверждающее в мой стаж не вошли. 

После этого я обратилась в комиссию по труду и социальным вопросам Палаты представителей. Слуги народа, признаться, обнадежили. 

Из ответа следовало, что «в настоящее время прорабатывается вопрос о целесообразности требуемого минимального страхового стажа для лиц, имеющих длительный общий стаж с учетом «не страховых периодов», то есть для случаев, когда более длительный страховой стаж не мог быть выработан по объективным причинам, например, с непрерывным выполнением социально значимой деятельности». 

Как вы считаете, уход за дочерью, которая нуждалась в моей опеке, социально значимая деятельность. Для меня да, да и для государства тоже. Ведь я не отказалась от ребенка, не переложила заботу о нем на хрупкие плечи нашего государства. Я выходила свою дочь сама.  

Но воз, как говорится остался там и поныне. Даже после вмешательства в мою ситуацию тогдашнего помощника Лукашенко Вовка, ничего не поменялось… Комитет по труду и соцзащите вынес вердикт: в назначении мне пенсии отказано законно. Мало проработала…

- Встать на биржу труда и добрать необходимый стаж думали?

- Думала и даже ходила туда, а что там могут предложить. В родной проектный институт вернуться я уже не могу, за столько лет там все поменялось. Я не боюсь, что моей квалификации не хватит, я знаю, что у меня такой возраст, когда уже просто не берут на работу…

Поэтому на бирже труда мне предложили вакансию уборщицы за 200 рублей в месяц, добавив: «Скажите спасибо, что хоть такую работу предлагаем, мы ж вас с улицы взяли…». И так мне стало обидно, до слёз… Я человек с высшим образованием… И нате вам – с улицы…

Естественно, работать уборщицей я не пошла, не потому что это работа плохая, нет… Просто здоровье уже не то да и прием на бирже труда не впечатлил…

- Еще бы можно было обратиться в соцорганы, там же могут признать вашу ситуацию «трудной жизненной»?

- Могут, но для этого мне нужно развестись с мужем. Были у меня представители исполкома – так и сказали: "Если бы вы с мужем развелись, имели бы право обратиться за разовой финансовой помощью". Скажите, это нормальное предложение? 

Короче говоря, я на сегодняшний день – нищая. Лично у меня нет никакого дохода. Получается, что я сижу на шее у своих близких – мужа и дочери. И если я доживу до пенсии по новому закону, то смогу рассчитывать лишь на 50% от прожиточного минимума. На сегодня эта сумма чуть больше ста рублей… 

Ведь нужный для получения хотя бы средней по стране пенсии стаж сам собой, из ниоткуда не возьмется…

Я к чему вам все это рассказала… В надежде на то, что в Беларуси что-то изменится. Очевидно, что в законодательстве нужно что-то менять, у каждого же свои обстоятельства в жизни – не по своей воле я не работала, меня на это подтолкнула беда… 

И подходить к каждому такому случаю нужно индивидуально. Уверена, что моя история не уникальна – людей, которые попали в « пенсионную ловушку» в Беларуси много…  И я уверена, об этом нужно кричать.

История с пенсиями в Беларуси – сродни «тунеядскому декрету», если власть увидит, что попавших в ловушку уж очень много, глядишь что-то да изменится…

Если государство, конечно, не ставит задачу, чтобы до пенсии доживало как можно меньше людей…
Лично я не уверена, что доживу до нее…

16:44 08/01/2019
Поделиться