Под Сморгонью «Кроноспан» отравил жизнь людям

Заслуженный артист Беларуси Юрий Чернецкий вместе с женой переехал жить в прекрасное место – Сморгонский район, в свой загородный дом. Но оказалось, что спокойно жить там сегодня невозможно -- рядом находится завод «Кроноспан», который в буквальном смысле отравляет жизнь жителям близлежащих деревень…

Под Сморгонью «Кроноспан» отравил жизнь людям
О своих переживаниях Юрий Чернецкий рассказал «Белорусскому партизану».

Вместо премии — болезнь

«Мне скоро 67, -- начинает издалека рассказывать о своей проблеме Юрий Михайлович. -- Для каждого пожилого человека это пора подведения итогов, осмысления пройденного пути. Сижу у реки, любуюсь осенним пейзажем, а мысли грустные, на душе неспокойно. Мои дед с бабушкой жили там, где река Хопер впадает в Дон. Дед – казак, участник Первой Мировой, георгиевский кавалер. Семья имела хороший дом, быков, коров, лошадей. Когда началась коллективизация, дед, зная, что Советская власть делает с зажиточными казаками, увез семью в Баку и стал работать на добыче нефти. В начале войны он поступил в военное училище и через год уже командовал полковой артиллерией. В одном из боев получил контузию и попал в плен. Прошел три лагеря смерти. В 46-ом мои родители нашли его в Ялте в госпитале. На носилках привезли в Баку. Он еще не поправился, когда его вызвали в НКВД. Вернулся после допроса избитым, снова заболел и умер…

Мой отец родился на Сморгонщине, воевал. После войны стал лучшим закройщиком Минска. Заработанные деньги вложил в строительство дачи в Боровлянах. Но буквально в 500 метрах от дома построили вначале свинокомплекс, а потом в 30 метрах от забора дачного товарищества начали строить НИИ онкологии, тубдиспансер. А вскоре по периметру дачного товарищества выстроили гаражи. Место отдыха превратилось в резервацию. Отец и его соседи ходили по инстанциям, куда только не жаловались! В результате всех стрессов и мучений отец получил инсульт, стал инвалидом и перестал ездить на дачу вовсе…

Я всю жизнь проработал артистом в военных ансамблях песни и пляски, был руководителем балета и постановщиком танцев. Вместе со своими коллегами, участниками ансамблей Балтийского флота и КБВО, побывал во всех горячих точках того времени: Арабо-Израильская война, Афганистан, Чернобыль...

В 1982--1985 нас трижды отправляли в Афганистан в месячные командировки. Мы попадали под обстрелы. На моих глазах погибали люди. В последней командировке получил инфекционное заболевание. 45 дней провел в инфекционной больнице, получил осложнение, перестал ходить. Год проходил на костылях, но в 1986-ом все же вернулся в профессию. Первая командировка – Чернобыль. Уже через неделю после катастрофы ансамбль выступал в 30-километровой зоне. Давали по три концерта в день. Радиационный фон зашкаливал. Зрители сидели в респираторных масках, а мы пели и танцевали…

После двух командировок два года пришлось лечить щитовидку…

Что в итоге получили артисты ти  опасные командировки? Премии по 30 рублей и болезни. Из 120 человек состава ансамбля, сейчас в живых осталось 18…

Дом и дым 

«В 1991 году мы с женой решили построить дом в тех краях, где родился мой отец, -- рассказывает Юрий Чернецкий. -- Это одно из самых красивых мест Беларуси. Четыре деревни на холмах, внизу большой луг, петляет река Вилия. Болотца, старицы. В лесу – косули, лисы, зайцы. Много водоплавающих птиц. По берегам реки водились норки, выдры. Я -- заядлый рыбак. Вилию знал с детства. Пока строил дом, выкраивал время на рыбалку. В реке водились усач, сырть, рыбец, сазан, речной карась – редкие породы рыб. Я все время мечтал, что на пенсии буду жить с семьей в тишине в окружении великолепной природы…

Но в 2013 году моя мечта начала рушиться…

На холме, на противоположном берегу Вилии, построили «Везувий» - завод ИОО «Кроноспан». Предприятие по переработке древесины. 

Казалось бы, ничего страшного, но с первых дней работы он начал дымить и грохотать как вулкан! Над четырьмя деревнями повисли зловонные тучи, в воздухе витает запах горелых опилок. Дробилки работали днем и ночью, насилуя наши барабанные перепонки. Со свистом выпускался пар. По данным местной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды, завод привлекали к ответственности за выбросы в окружающую среду. Правда, было это в 2014 году. 

Кстати, Конституция Беларуси гарантирует: «Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду и возмещение вреда, причиненного нарушением этого права…». 


Первыми из нашего красивого уголка ушли животные, затем – редкие породы птиц. Раньше за одну рыбалку можно было поймать несколько крупных рыб, сейчас – хорошо, если за год столько выловишь! Рыба перестала нереститься в наших местах из-за шума. Раньше даже церкви не звонили, когда нерест, а у нас каждую ночь грохот стоит…

Если набрать в поисковой системе интернета «Сморгонский исполком Кроноспан» можно своими глазами увидеть и оценить ужасающую картину происходящего. 

Жители 4-х наших деревень жаловались во все инстанции – мы были и в сморгонских инспекциях, и в разных министерствах. Но на наши обращения никто не реагирует, а завод продолжает расширяться.

В ответ на наши обращения нам периодически сообщают, что завод «штрафуют за превышение предельно допустимых выбросов в атмосферу, ведется административный процесс, производится расчет размера вреда». А в целом – все хорошо. Но жители деревень Жодишки, Данюшево, Заболотье, Марковцы, Рыбаки Сморгонского района Гродненской области доведены до крайности. Мы устали жить среди постоянного шума, который может возникнуть в любое время суток, а в основном -- ночью. При этом замеры уровня шума, которые делают местные инстанции, отвечающие за экологию, производятся разово. Мы понимаем, что точечное проведение замеров уровня шума бессмысленно. Поскольку шум не имеет графика. Грохот может длиться 15-20 минут и может начаться в любое время ночью. Однако сотрудники санэпидемстанции проводят только однократные замеры в дневное время. 

Длительного мониторинга нет. А это значит, что получить объективную картину происходящего невозможно.

Заблотье, Рыбаки, Данюшево, Марковцы - издавна считались одними из самых красивых мест в Беларуси. Это не мертвые, не заброшенные деревни. Дома здесь никогда не стоили дешево. Но люди покупали участки, дома, вкладывали заработанные за всю жизнь деньги в перестройку. Многие приезжали сюда из столицы. Теперь они чувствуют себя, в полном смысле слова, раскулаченными. Так, наверное, чувствовал себя мой дед, или мой отец. Сейчас все повторилось и в моей судьбе…

В своем последнем обращении мы попросили руководство завода установить хотя бы звукопоглощающий экран вокруг предприятия. Под обращением подписались больше 50 семей! Нам прислали ответ, полный оптимизма: по данным замеров -- шумы в пределах допустимых значений. 

А это значит, что по ночам мы снова и снова будем просыпаться от грохота дробилки «Кроноспана»…. 

А недавно лес в районе деревни Данюшево, спиленный для нужд «Кроноспана», превратили просто в непроходимую свалку веток и мелких деревьев!

Виноватых не найти

«Сейчас, сидя у реки, я иногда думаю: повезло Александру Пушкину -- осеннее увядание природы виделось ему прекрасным, -- философствует Юрий Чернецкий. -- А для нас -- это катастрофа, происходящая по вине людей. Я не знаю, кто конкретно  виноват в том, что руководство австрийского холдинга чувствует себя на нашей земле так по-хозяйски. 

Я понимаю, что такие заводы, как «Кроноспан», нужны Беларуси. Но кто дал разрешение построить его в таком экологическом месте? Этот завод находится на холме, за счет реки и луга создается резонанс и эхо, и чиновники никак не понимают, что построив завод в таком месте, они просто лишили нас сна, чистого воздуха и покоя! Мы просто дуреем от этих звуков и запахов! У нас некоторые люди вынуждены спать в подвалах, чтобы была тишина! Я не выдумываю – у меня там дом с 1991 года, я знаю, о чем говорю. И если раньше приезжал туда на выходные, то теперь переехал на постоянное место жительства. Мне участок дали за заслуги перед страной, я построил дом. Но получается, что жить там невозможно! Некоторые, кстати, продали свои дома – именно из-за невыносимого шума. 

А завод расширяется с каждым годом…


Очень хочу, чтобы меня услышали и отреагировали на эту ситуацию. Если бы такая ситуация была в Минске и так дымил, например, Тракторный или какой-то другой завод, я уверен – тысячи людей вышли бы на улицу. А на нас, похоже, просто решили махнуть рукой. Не столица же!.. У нас сотни подписей под обращениями в самые разные инстанции – нас никто слышать не хочет. 

Конституция Беларуси гласит:  «Государство осуществляет контроль за рациональным использованием природных ресурсов в целях защиты и улучшения условий жизни, а также охраны и восстановления окружающей среды». Но это по закону. А на деле… 

Угрохали природу, реку, и никто ни за что не хочет отвечать! Ну как такое может быть?..

Директор предприятия говорит: чем больше мы будем зарабатывать денег, тем больше мы будем вкладывать в экологию. Да уже скоро не во что вкладывать будет! Уже рыба из реки ушла. Сейчас люди начнут болеть раком…

Ко мне знакомые из Польши и Литвы приезжают. Они говорили, что раньше пить можно было из реки, такая вода чистая была. А сейчас выпьешь – отравишься… 

Судить за такое нужно…




17:20 13/11/2018
Поделиться