«В случае заключения Федынича и Комлика у правозащитников появятся основания признать их политическими заключенными»

Правозащитник Валентин Стефанович, который с первого дня внимательно следит за процессом над лидерами профсоюза РЭП Геннадием Федыничем и Игорем Комликом, видит в уголовном "деле профсоюзов" прежде всего отголосок глобальной проблемы, связанной с доступом неправительственных организаций к финансированию своей деятельности.

«В случае заключения Федынича и Комлика у правозащитников появятся основания признать их политическими заключенными»
Правозащитник отмечает, что "дело профсоюзов" в очередной раз ярко продчеркивает главную проблему, которая касается реализации свободы ассоциаций в нашей стране - доступ НПО к финансовой, в том числе, иностранной помощи. Фактически эта проблема возникла еще в начале 2000-х годов, когда правительство приняло законодательную базу, регулирующую получение и использование иностранной помощи неправительственными организациями, максимально ограничив такую ​​возможность.

Глобальная проблема - доступ к финансовой помощи

"Очевидно, что таким образом правительство хочет лишить неправительственные организации, в том числе и независимые профсоюзы, доступа к финансированию как внутри страны, так и за ее пределами, - убежден правозащитник. - Естественно, что некоммерческие организации осуществляют свою деятельность за счет финансовой помощи, которую они получают, а также за счет членских взносов".

Стоит напомнить, что Беларусь относится к ряду стран мира с наиболее репрессивным законодательством в области иностранной помощи, примерно там, где Азербайджан, да и в России в последнее время активизировалось преследование организаций, подпадающих под понятие "иностранных агентов".

"Дело профсоюзов" непосредственно возникло из самой сути этой проблематики, - полагает Стефанович. - И пока в Беларуси будет существовать такое законодательство, это будет не первое и не последнее подобное дело, если НПО будут обвинять в получении или якобы получении такой помощи. При таком законодательстве получить иностранную помощь и использовать ее на те цели, на которые она предоставлена, фактически невозможно. Допускаю, что некоторые организации социального направления как-то могут пользоваться иностранной помощью, однако правозащитные организации, профсоюзы, такой возможности фактически лишены.

Между тем стандарты свободы ассоциаций, сформулированные Комитетом по правам человека ООН, и это было в очередной раз подчеркнуто КПЧ ООН еще во время процесса по "делу Алеся Беляцкого", заключаются в том, что возможность свободного доступа к получению финансирования, в том числе и иностранного, является неотъемлемой частью свободы ассоциаций. Соответственно позитивные обязательства государства заключаются в том, чтобы создавать благоприятные условия для работы НПО, в том числе для возможности получения такого финансирования и доступа к нему, но никак не ограничения. А сегодня в Беларуси само правительство активно получает иностранную помощь, в том числе и со стороны Евросоюза, и пользуется им, а неправительственные организации такой возможности не имеют". gt;

Валентин Стефанович называет основные, по его мнению, аспекты судебного процесса над независимыми профсоюзами, которые уже сейчас четко прослеживаются на этапе следствия и суда.

1. Создание препятствий для деятельности профсоюза РЭП

"Очевидно, что судебный процесс продемонстрировал несколько задач, которые ставили власти, когда начинали преследование Федынича и Комлика. В первую очередь, это создание препятствий для деятельности профсоюза РЭП в общем. Независимо от того, чем закончится дело, и каким будет приговор, будут лишены Федынич и Комлик свободы, или нет: очевидно что все эти штрафные санкции по налогам, якобы скрытых, и начисленных, а также пеня за их несвоевременную уплату, - все это будет возложено на профсоюз РЭП, что повлечет негативные последствия: от усложнения деятельности профсоюза, и не исключаю, что даже к угрозе ликвидации организации" - считает правозащитник.

2. Дискредитация лидеров профсоюза

Вторая задача следствия, как это было хорошо заметно во время процесса, это дискредитация лидеров профсоюза.

"Фактически целый том дела содержал какие-то анонимки, которые не представляют собой никакой доказательной базы. Непонятно, кем они были написаны, невозможно этих людей установить и допросить, однако эти бумажки формируют негативный фон, указывают на то, что якобы профсоюзные лидеры не только получали помощь, но и использовали ее не по целевому назначению, грубо говоря, просто присваивали", - отмечает правозащитник. - Такой подход не новый. Напомню, что во время дела Беляцкого, был целый ряд публикаций, писали о том, что Беляцкий присваивал деньги. Печаталось это в "Советской Беларуси", а потом пасквили перепечатывали все районные официальные газеты Беларуси, соответствующие репортажи, в которых обвиняли Беляцкого в том, что он ездит на шикарных автомобилях, живет в дорогих коттеджах, показывали по телевизору, хотя ни первого, ни второго у него не было. Сегодня же все это повторяется".

3. Давление на Геннадия Федынича и Игоря Комлика

Отчетливо видна и третья задача властей - это давление на самих лидеров профсоюза РЭП Геннадия Федынича и Игоря Комлика с вероятностью их изоляции.

Естественно, что правозащитное сообщество Беларуси и ПЦ «Весна» в том числе от самого начала оценивало это дело как политически мотивированное, было принято соответствующее заявление, в котором правозащитники требовали немедленного прекращения уголовного преследования Комлика и Федынича.

О недостатках доказательной базы

Валентин Стефанович отдельно останавливается на анализе доказательной базы и отмечает несколько важных аспектов. Фактически, основная улика, с которой выводилась и сама сумма налогооблагаемой базы, и которая якобы свидетельствовала о движении денег по счету, была добыта в рамках непонятных и таинственных процедур.

"Мы заслушали свидетеля, сотрудника ДФР Сергея Дмитриева, который сказал, что банковская распечатка была добыта оперативным путем, но официально никто такую ​​информацию о счете в банке SЕB Республики Литва не передавал. Это однозначно. Так же и с почтовым ящиком, с которой якобы были извлечены документы, в том числе выписка из банка. Следствием не было установлено, что она принадлежит Комлику или Федыничу. В протоколе допроса свидетеля однозначно сказано, что не представилось возможным установить точку доступа входящей и исходящей корреспонденции по ящику", - говорит Стефанович.

- Можно предполагать самые разные манипуляции с подобными доказательствами, поскольку показания свидетелей никак не связаны с 2011 годом, на основании того времени, на который опирается доказательная база. А других документов именно по счету и движению денег в следствия нет. Были, правда, найдены какие-то грантовые заявки на дисках или флэшках, но это всего лишь декларация о намерениях... Тем более, в суде был назван документ, в котором идет речь об отказе в удовлетворении заявки, что подчеркивает, что не каждая заявка, которую подавал Федынич, обязательно будет удовлетворена. Следствию удалось лишь установить, что Федынич и Комлик активно искали финансирование на профсоюзную деятельность, но подтверждение того, что они нашли это финансирование как раз таки и нет".

Показания многочисленных свидетелей, касающиеся других периодов, скажем 2015-2016 года, совершенно не связаны с периодом 2011 года, который положен в основу обвинения.

"Даже если не принимать во внимание то, что многие свидетели заявили на суде о давлении, оказываемом следователями, что их пугали заключением, негативными последствиями, мол, "сын тебя не увидит", а затем на суде отказывались от прежних показаний, все это не касается периода 2011 года. А некоторые свидетели в то время даже не работали в профсоюзе. Одна из свидетелей даже заявила на суде, что сотрудничала с Комитетом госбезопасности на возмездной основе, за деньги"- говорит Стефанович.

Правозащитник считает, что утверждать на сегодняшний день о том, что у следствия имеются доказательства получения помощи профсоюзам и уклонения от уплаты налогов, преждевременно, поскольку следствием это не установлено. Он надеется, что суд должен будет учесть это при вынесении своего приговора.

"В случае заключения Федынича и Комлика у правозащитников появятся основания признать их политическими заключенными с требованием немедленного освобождения" - заявляет правозащитник.

08:05 07/08/2018
Поделиться