Большая кадровая суббота в КГБ: без скандалов?

Простой подполковник КГБ запаса получает пенсию в эквиваленте около 450 долларов. У отставных генералов выходит около 1500 рублей в эквиваленте.

Большая кадровая суббота в КГБ: без скандалов?
Бывший сотрудник КГБ Сергей Анисько прокомментировал «Белорусскому партизану» кадровые перестановки в Комитете госбезопасности.

Как сообщалось, А.Лукашенко заменил начальников всех УКГБ областей, кроме Гомеля. Чуть раньше в отставку ушли двое заместителей председателя КГБ. Но не со скандалом, а с почетом – с правом ношения формы и с хорошей пенсией. 

Если во времена «крысолова» Степана Сухаренко А.Лукашенко часто критиковал КГБ за крышевание коммерческих структур, то в последнее время не скупится на комплименты для комитетчиков – хвалит и за борьбу с коррупцией, и за принципиальную позицию, говорит, что доверяет этой структуре.

«КГБ Беларуси, с учетом малотерриториальности нашей страны, приходится туго, -- высказывает свое мнение бывший работник КГБ Сергей Анисько. – Объясняю, почему: в советские времена действовал принцип перемещения по горизонтали. И чтобы искоренить коррупцию (хотя в советские времена такого слова и не знали), работников перемещали с места на место. Например, гродненских могли отправить на Камчатку, с Камчатки – в Гомель, из Гомеля – в Туркмению. И это было в порядке вещей. Приходит новый человек – три-четыре года максимум работает, и получает новое назначение. Если пять лет – считалось, что такой сотрудник уже обрастал связями, а значит, мог нанести вред общему делу. 

Ну а в Беларуси как будешь сотрудников тасовать, куда пошлешь? Тем более что любое перемещение из региона в регион требует обеспечить человека жильем, а у нас, как известно, кризис. Поэтому движения кадров почти нет. Они как приходят на должность, так и сидят. Притупляется взор, конечно, – это я даже как оперативный работник могу сказать. И определенные сложности действительно есть.

Поэтому нет ничего страшного в том, что в отставку или на другие должности отправлены начальники управлений КГБ. Сейчас нет никого, кто ушел бы по какой-то статье, которая не вяжется с правилами прохождения воинской службы. Кто-то пошел на повышение, кто-то получил аналогичную должность, а кто-то выслужил срок, получил достойную пенсию, которая рядовому белорусу и не снись! Даже, наверное, и пяти белорусам не снилась. Мне иногда даже стыдно называть размер своей пенсии. Конечно, по меркам ЦРУшника – сравнение будет не в нашу пользу, но если говорить о белорусских реалиях и нашем уровне жизни, то вполне хорошая. Поэтому даже если отправили в отставку – никакой трагедии. У генерала – около 1500 рублей пенсия.

В том, что сменили начальника Института национальной безопасности, тоже никакой чрезвычайщины я не вижу. Это обыкновенное учебное заведение, правда, со своей спецификой. Оно н м не влияет на вопросы государственной безопасности – только через подготовку кадров. Поэтому смена начальника не скажется ни на учебном процессе, ни на ухудшении обстановки в деле противодействия каким-то устремлениям западных спецслужб. Одним словом, поменяли и поменяли. Защитится начальник Института и будет в своей должности сидеть и ждать пенсии.

Что касается того, что Вакульчика хвалят за коррупционные дела… Наверное, нынешняя деятельность КГБ действительно больше завязана на борьбу с коррупцией. В советские времена и в те времена, когда я еще служил, не было необходимости заниматься вот этой милицейшиной, выполнять работу ОБЭПа. Чекисты не были борцами с коррупцией. КГБ занимался вопросами разведки и контрразведки, различными другими специфическими задачами. Наверное, сейчас КГБ неспроста наделен особыми полномочиями по борьбе с коррупцией. Это может свидетельствовать лишь об одном: у нас коррупция настолько пронизала все структуры госаппарата и сферы госуправления, что КГБ вынужден сказать: товарищи шпионы, вы подождите, нам надо в первую очередь со своими гадами разобраться.

В последнее время действительно нет «крысиных» скандалов, как при Сухаренко. Это было позорище! И когда грянул декабрь 2010 года, ведь и КГБ, и даже военная контрразведка подключались к расследованию тех событий на площади. Слава Богу, сейчас этого нет».

А то, что в самом КГБ сейчас нет громких скандалов, я могу сказать так: это значит, что свои секреты они тщательно оберегают. Потому что скандалов хватает и у них, другое дело, что на поверхность они не выходят. Это внутреннее дело, разбираются сами. Молодцы, ребята!»

Пожалуй, самым громким скандалом, в котором оказались замешаны действующие сотрудники КГБ, было так называемое «дело 17-ти», когда на скамье подсудимых оказались двое сотрудников КГБ -- Игорь Корицкий и Дмитрий Веретенский. По версии следствия, они и еще несколько сотрудников правоохранительных органов оказывали помощь организованной преступной группе, которая с 2011 по 2014 годы занималась распространением наркотиков в России и Беларуси. Преступный доход следователи оценили почти в полтора миллиона долларов. 

«Наркотики – это мелочь по сравнению с другой громкой историей, -- напоминает Сергей Анисько. – Самый большой скандал был, когда семейная пара, муж и жена, офицеры КГБ, были задержаны, а затем и осуждены за измену родине, за шпионаж. Жене дали 15 лет, хотя она и пошла на сделку со следствием. Вот это действительно был скандал!

В любом стаде всегда есть паршивая овца. Я не защищаю своих бывших коллег, у них хватает недостатков, и скандалов, повторюсь, в этом ведомстве тоже немало…»



19:31 30/06/2018






‡агрузка...