"Деревня сегодня – это просто фильм ужасов…"

Белорусский кинорежиссер Андрей Голубев пытается привлечь внимание экологов, министерства природы и других заинтересованных служб к экологической катастрофе в деревне Ивезянка (Дятловский район). Причем уже не первый год!

"Деревня сегодня – это просто фильм ужасов…"
1 из 5
О том, почему в реке Ивезянка гибнет рыба и как борется с браконьерами в погонах Андрей Голубев рассказал "Белорусскому партизану".

-- Я когда приехал в деревню, на свою малую родину, сделал там водоем, -- говорит Андрей Голубев. – Раньше там было государственное болото, а я взял разрешение и за свои деньги построил озеро, сделал дубовый мост. Одним словом, навел красоту – чтобы люди могли купаться, отдыхать, гулять.

Три года назад в озере внезапно начала дохнуть рыба, а по воде поплыли сгустки такого клейстера… Я обратился тогда к экологам, объяснил ситуацию – в нашу Ивезянку сбрасывают каких-то вредные вещества. Я проехал от нашей деревни вверх по реке километра три – там в деревне Борки находится крахмальный завод. 

Подчеркиваю – это было ТРИ года назад. Тогда приезжали разные проверки, комиссии, я звонил на горячую линию в Департамент охраны природы, инспекцию охраны животного мира. 

Сегодня ситуация такая же, как и три года назад. Один в один! Сейчас рядом с этим крахмальным заводом просто нечем дышать. Поскольку Россия не принимает белорусскую картошку в таких количествах, как раньше, ее везут на завод. Очередь из 30--40 машин стоит, чтобы ее сдать! 

Кстати, практически вся картошка, которую сюда везут, уже проросла – она прошлогодняя. Завод работает на полную мощность, а отходы сливают в реку Ивезянку. Поэтому там дохнет рыба. 


Ивезянка впадает в Молчадь, которая является левым притоком Немана. Получается, наш Борковский крахмальный завод загрязняет не только экологию Беларуси, но и Евросоюза!

Я разговаривал с директором завода – Иваном Винцентовичем Региневичем. Он говорит, что такое случилось впервые. Хотя у меня есть документальные свидетельства, фотографии, что это происходит систематически! 
Я не хочу, чтобы в отношении директора завода возбуждали уголовное дело. Я хочу, чтобы почистили реку и сделали такие очистные сооружения, которые не пропускали бы в воду вредные отходы.

-- Знаю, что встречались и с председателем Меляховичского сельсовета… И остались не очень довольны разговором…

-- Местные чиновники – это вообще тема для отдельного разговора. Я Вере Анатольевне Добыш честно сказал: я за три года уже устал бороться с этим беспределом. Зимой отходы сбрасывают под лед в реку, летом – прямо в воду. Я каждый год звоню на горячую линию и вызываю команду инспекторов охраны природы. Они приезжают, качают головой, фотографируют дохлую рыбу и уезжают. И так повторяется от раза к разу! Этот беспредел никто не может остановить!

Вера Анатольевна предложила мне: мол, давайте с вами как-нибудь договоримся. То есть чиновники хотят, чтобы я закрыл глаза на эту проблему и не раздувал скандал. Я сказал, что не продаюсь. И пообещал собрать подписи в деревне под коллективным письмом – может, хоть таким образом удастся привлечь внимание к проблеме. 

Так не успел я на следующий день после нашего разговора с бумагой появиться в деревне, как уже две бабки, едва увидев меня, сразу сказали: мы ничего подписывать не будем, потому что нам потом хлора в колодец накидают! А я как раз жаловался председателю сельсовета, что у меня из колодца невозможно воду пить – одна хлорка! 

Так что информация быстро разошлась по деревне… Правда, несмотря ни на что, местные жители меня все равно поддержали и письмо подписали.

Кстати, у меня есть еще одна проблема, которую я не могу решить уже довольно долго. И она тоже напрямую связана с экологией. Не могу вывезти мусор со своего хутора. Хочу заключить договор с сельсоветом, чтобы приезжал мусоровоз и вывозил его. Естественно, не за бесплатно! Но со мной договор не заключают, а мусор предлагают в лес носить. Конечно, я по-прежнему добиваюсь своего!
#1#
-- Андрей, вы были членом общественного совета при МВД. Правда, что теперь воюете с браконьерами в погонах? 

-- Понятно, что правила нарушают те, кому можно их нарушать. И среди браконьеров действительно много сотрудников МВД, прокуратуры – бывших и нынешних. Я вам больше скажу: моей жизни угрожали пятеро вооруженных людей в присутствии моей матери. Они были с оружием в руках, выпившие. Я вызвал милицию, но меня же самого еще и наказали!

-- За что?

-- За то, что моя собака (у меня лабрадор) запрыгнула в открытый багажник машины, на которой приехали эти браконьеры, и опрокинула их бутылку. Меня судили за то, что собака была без намордника и без ошейника. Суд был не в нашем, Дятловском районе, где все это произошло, а в Новогрудке, где начальник местного РОВД – сын одного из тех браконьеров, которые мне угрожали…

-- У вас же должны были остаться связи с общественным советом МВД. Неужели не могли напрямую рассказать об этой ситуации министру или его заместителям?

-- А я обращался к Кобрусеву, к Шуневичу. Была еще громкая история с Егором Кончаловским, когда меня просто кинули со сценарием фильма, а Кончаловскому, который фильм так и не снял, заплатили огромные деньги. Я предупреждал тогда правоохранительные органы, что это будет обман, кидалово. Потому что такие истории уже были…

-- В МВД не захотели заниматься этим делом?

-- Министр сказал: мол, попытается разобраться, но я же не буду учить министра культуры, как кино снимать…
А разборки с браконьерами у меня не один раз были. То стрельба возле дома, то ночные гонки. Было не то, чтобы страшно… Вседозволенность местного чиновничества, местных царьков просто поражала!

Откровенно говоря, деревня сегодня – это просто фильм ужасов. Вы думаете, что все так красиво, как по телевизору показывают? Отнюдь! И когда я только приехал на свой хутор и стал делать первые замечания браконьерам, я в свой адрес такое услышал! Мол, приехал тут на нашу землю, мы тебя сейчас за одно место подвесим… Вот и весь разговор.

Никто здесь не говорит, какой ты, парень, молодец, что приехал на малую родину, построил озеро и дубовый мост через него, причем все за свои деньги! Главное, чтобы ты им не мешал…

А у меня есть мечта сделать "Мартинов млын" -- недалеко от места, где я живу, раньше была старая мельница. Я хочу восстановить и запустить ее.

Ко мне сюда на озеро прилетели журавли, стали гнездиться лебеди, рыбы три бочки я сюда запустил. А сейчас просто руки опускаются, вообще ничего не хочется делать! Такое ощущение, что кроме меня все это никому не нужно… Хотя я ведь не для себя делаю, после меня все останется, сохранить только нужно! А сохранять, как выясняется, некому…

-- Андрей, вы фактически объявили войну и местной власти, и браконьерам. Не боитесь, что это может для вас плохо закончиться?

-- Это все равно, что спросить: "Не боитесь ли вы летать на самолете?". Все боятся. Но летают ведь! Я никому не угрожаю, ничего противозаконного не требую. Прошу об одном: если ты охотник – соблюдай законы и правила. Если ты директор завода и зарабатываешь хорошие деньги – отдай часть прибыли на то, чтобы сделать очистные сооружения.

Но складывается впечатление, что чиновникам все по барабану! Они же не отдыхают в Беларуси – везут греть свои тела на моря. А что с экологией в Беларуси, чистые ли здесь реки и озера – им просто, простите за грубость, до одного места…

14:10 07/06/2018
Поделитесь нашей новостью с друзьями