Порвут за Путина?

В быту, при журналистских опросах все чаще приходится сталкиваться с людьми, которые не поддерживают или даже ненавидят Александра Лукашенко, но любят и поддерживают Владимира Путина. «Белорусский партизан» решил выяснить масштабы этого явления.

Порвут за Путина?

Как оказалось, последним, кто пытался в ходе социологических опросов это сделать, был НИСЭПИ. После закрытия проекта политических рейтинговых замеров в Беларуси независимые социологи не проводят. Именно поэтому мы попросили бывшего эксперта НИСЭПИ Сергея Николюка поднять старые мониторинги и, основываясь хотя бы на них, оценить масштаб популярности Владимира Путина в Беларуси.

- В полном соответствии с пословицей «За деревьями леса не видно» факты можно анализировать лишь внутри определенной «картины мира», иначе они лишь затрудняют понимание, – говорит эксперт. – Для анализа геополитических предпочтений белорусов, которые, в частности, проявляются в отношениях к Лукашенко и Путину, в качестве такой «картины мира» лучше всего подходит раскол. Он порожден неопределенностью местоположения Беларуси на цивилизационной карте.



Все дело в том, что из традиционной цивилизации белорусы вышли, а к либеральной так и не пришли. Поэтому при ответах на политизированные (в том числе геополитические) вопросы, которые на протяжении более 20 лет задавал НИСЭПИ респонденты делились на сторонников демократии (Запада) и «сильной власти» (России).

Основу первой группы (25-30%) составляют молодые, образованные жители больших городов, то есть те, кто способен выстраивать самостоятельно свои жизненные стратегии. Основа второй группы (до 75%) – респонденты с противоположными характеристиками, неспособные выжить в современных квазирыночных условиях без поддержки со стороны патерналистского государства.

Анализируя динамику геополитических предпочтений белорусов, необходимо помнить, что она формируется как под влиянием «долгоиграющих» факторов, так и текущих событий. Среди первых необходимо выделить формирование белорусской идентичности, что выражается в росте числа сторонников независимости.

Если в марте 2003 года в условиях кризиса каждый четвертый был согласен с тем, что Беларусь и Россия должны стать одним государством, с единым президентом, правительством, армией, флагом и валютой, то рост цен на нефть, который начался со второй половины 2003 года, сократил число сторонников отказа от независимости до 11.6% уже к ноябрю 2004-го.

В последний раз вопрос о варианте интеграции с Россией был задан в июне 2014 года. Он зафиксировал минимальное число сторонников полной интеграции – 9.8%.

- И все-таки, если бы белорусы выбирали между российским и белорусским президентами, то за кого бы отдали голоса?

- При впадаю в маразм Ельцине доля белорусов, готовых проголосовать за Лукашенко на выборах президента Беларуси и России в сентябре 1998 года составляла 44.7%. Однако на фоне молодого энергич з белорусского батьки существенно померк. Тем не менее в год третьих президентских выборов в Беларуси (2006-й), на который пришелся пик развития «белорусской модели», шансы Лукашенко возглавить Союзное государство существенно возросли.

Так, задавался прямой вопрос «Вы бы проголосовали за Лукашенко на выборах президента Беларуси и России?»

Ответы распределялись так:

Ноябрь 1997 — 35,2%, сентябрь 1998 — 44,7, апрель 2000 — 22,3, апрель 2001 — 24,4, апрель 2002 — 14%, сентябрь 2003 — 21,1%, ноябрь 2004 — 29,8, июнь 2006 — 39,3%.

- Кто в Беларуси популярнее — Лукашенко или Путин? И чем это чревато? - В рейтинге наиболее популярных мировых политиков Лукашенко и Путин неизменно делят два первых места. При этом до 2006 г. популярность российского президента превосходила популярность его белорусского коллеги.

Наиболее симпатичные, соответствующие идеалу политики

11'99 04'00 04'01 10'01 12'02 09'03 11'04 04'06 06'08
Путин - 56 60 65 62 58 51 27 31
Лукашенко 45 37 34 37 28 27 41 45 25

Таким образом, отношения белорусов к Лукашенко и Путину формируются, в первую очередь, под влиянием текущего состояния национальных экономик. Однако, к экономике все сводить не следует. Не приходится сомневаться, что события 2014 года (имеется в виду «Крымнаш»), российскую трактовку которых приняло около 65% белорусов, существенно прибавили число сторонников Путина. Поэтому легко можно представить себя ситуацию, при которой даже фанатичные сторонники Лукашенко могут изменить ему в пользу Путина или любого «сильного» лидера, так как людям, лишенным собственных ресурсов, необходима внешняя опора. Как свидетельствуют опросы, доля таких людей между 1999 и 2002 гг. составила 18%. Но это не предел. Лукашенко, как это ни покажется странным, проводит активную политику по формированию белорусской нации, только не гражданской, а государственной. Чем опасен такой вид национализма иллюстрируют ответы на вопрос: Если бы Россия (страны НАТО) вооруженным путем попытались присоединить к себе всю территорию Беларуси или ее часть, как бы вы действовали? (При этом, анализируя ответы респондентов необходимо помнить, что они отражают не готовность к реальным действиям, а лишь декларации такой готовности). Итак...

-Если бы Россия (страны НАТО) вооруженным путем попыталась присоединить к себе всю территорию Беларуси или ее часть, как бы Вы действовали?
Вариант ответа Россия НАТО
Сопротивлялся бы с оружием в руках 19 23
Стремился бы приспособиться к новой ситуации 47 45
Приветствовал бы эти изменения 15 10
ЗО/НО 19 22

НИСЭПИ, март 2015 г.

- Традиционно было принято считать, что те, кто против Лукашенко, это оппозиция. В свете вышеописанного, можно ли говорить, что в Беларуси сформировалась пророссийская оппозиция? Если не структурно, то в общественном мнении?

 - Что касается пророссийской оппозиции, то она в Беларуси была всегда. Чисто формально, в марте 2015 года к ней относилось 15% белорусов – те самые, которые ответили, что приветствовали бы присоединение Беларуси к России. Но их полк может быть легко пополнен и пополнен существенно за счет «приспособленцев» – тех самых 47 процентов, которые готовы искать свое место в новой ситуации. 


11:38 09/03/2018






(0)
Загрузка...