«Это как мертвому припарка». Финансовый аналитик о перспективах рынка ценных бумаг в Беларуси

Национальный банк Беларуси запросил у коммерческих банков подробную информацию о развитии инвестиционного банкинга и предложения по развитию этого источника финансирования. Каких изменений ожидать в экономике?

«Это как мертвому припарка». Финансовый аналитик о перспективах рынка ценных бумаг в Беларуси
Инвестиционный банкинг — это финансовый институт, при котором банки, профорганизации и другие специализированные организации способствуют одновременно и размещению, и привлечению капитала. С одной стороны, это помощь крупным компаниям в размещении на рынке ценных бумаг (акции IPO, выпуск облигаций). Но в такие же банки обращаются и клиенты, которые хотели бы поучаствовать в покупке акций, облигаций при их размещении.

— Инвестиционные банкиры помогают встретиться тем, кто желает привлечь капитал через размещение акций, облигаций с теми, у кого этот капитал есть и кто хотел бы проинвестировать в акции и облигации, — поясняет старший аналитик Альпари Вадим Иосуб.

По мнению эксперта, инвестбанкинг — хорошая надстройка в тех экономиках, где работают базовые вещи.

— У нас бытует ошибочное мнение, что с запуском рынка ценных бумаг в экономике все сразу наладится. На самом деле, это не так. Если есть неравенство форм собственности, если частная компания с большим трудом может отстаивать свою правоту в суде, когда спорит с госкомпанией или с государством, если есть возможность изъятия собственности несудебными методами, то рынок ценных бумаг – это как мертвому припарка, — считает финансовый аналитик.


— В других странах, в той же России, рынок ценных бумаг реально существует. Почему до сих пор такого нет в Беларуси?

— В России худо-бедно с начала 90-х годов строили рынок, а у нас с середины 90-х годов строится «рыночный социализм», при котором рынок ценных бумаг не нужен и не может существовать. Должен быть достаточно серьезный объем частного рынка. В России многие ругают власть за грабительскую «прихватизацию», но объективный ее результат – в частной собственности оказались многие, в том числе и крупнейшие российские предприятия.

Кстати, последние годы там идет обратный процесс, но доля частной собственности в экономике все равно достаточно велика. Причем, в процессе приватизации даже изначально возникли так называемые «голубые фишки», то есть, известные на всю страну предприятия – Лукойл, Газпром. Это совсем не то, что акции хлебозавода № 2 или автопарка № 3 — форма, в которой в Беларуси проходила и проходит до сих пор чековая приватизация. В России возник рынок, поскольку появились частные предприятия, акции которых можно было продавать или покупать, названия этих предприятий были на слуху, и покупать эти акции было интересно широкому кругу обывателей – не специалистов. На заре российского рынка был большой интерес со стороны иностранных инвесторов.

У нас этого нет, что у нас можно покупать? Те немногочисленные белорусские предприятия, которые на слуху — МАЗ, МТЗ, наш калий, нефтепереработка, — их акции на рынке купить нельзя. Тогда откуда взяться рынку и иностранным инвесторам?

— Кто в Беларуси наиболее заинтересован в развитии фондового рынка?

— На самом деле это бессмысленное занятие. И причины я озвучил выше. Можно ввести институты, которые де-факто не будут работать. Формально у нас есть рынок, биржа, правила, как на эту биржу попасть эмитентам, профучастникам, клиентам профучастника, конечным покупателям акций. Формально написаны тонны законов, нормативных актов, которые все это регулируют. Другое дело, что там нет акций, нечем на этом рынке торговаться.      

Работа на финансовом рынке подразумевает, в том числе и возможность получения убытков. Если я пойду на биржу, воспользуюсь этими передовыми документами и получу убыток, ко мне придет Госконтроль, и я буду долго ему объяснять, зачем я на эту биржу пришел и что там забыл. Такие элементы тоже мешают становлению нормального рынка ценных бумаг.

09:30 13/09/2018
Поделитесь нашей новостью с друзьями







ссылки по теме
Завод беленой целлюлозы в Светлогорске пошел "цементной" дорогой?
Хусаенов: Почему ПВТ для Беларуси — как космос для СССР
Завод в Светлогорске как пример неудачи китайских инвестиций в Беларуси