Зарплаты растут быстрее производительности труда, чем это опасно? Прогноз аналитика

Еще в мае в своем докладе Национальный банк отмечал, что в стране реальные располагаемые доходы растут быстрее, чем производительность труда.

Согласно майской статистике, средняя зарплата с января выросла на 13,4% и составила 943,9 рубля, сообщает Onliner.by

А вот производительность, по последним данным за апрель, увеличилась на 5,2%. Чем грозит подобный разрыв?

— В целом на протяжении всего 2018 года реальные зарплаты, в зависимости от отчетного месяца, демонстрируют рост на 13,3—13,8%, а производительность труда — на 5—5,9%. Разрыв между темпами роста реальных зарплат и темпами роста производительности труда наметился во втором полугодии 2017 года и существенно вырос в 2018 году, — говорит финансовый консультант TeleTrade Жанна Кулакова. — Подобный чреват ускорением инфляции.

— Но по итогам мая мы видим, что показатель годовой инфляции обновил исторический минимум и снизился до отметки в 4,4%.

— Здесь сказалась сезонность, а также тот факт, что в мае не дорожали жилищно-коммунальные услуги, проезд и другие административно-регулируемые тарифы. Кроме того, ситуация с быстрым ростом зарплат сглаживается за счет того, что другие составляющие доходов населения — пенсии, пособия, доходы от предпринимательства и т. д. — растут значительно медленнее. Для сравнения: реальные доходы белорусов по итогам января — апреля выросли на 7,4%, а реальные зарплаты — на 13,3%.

Здесь разрыв с производительностью уже меньше, поэтому финансовый рынок пока не ощутил на себе серьезных негативных последствий от быстро растущих зарплат.

Тем не менее игнорировать этот фактор нельзя, и текущее положение вещей дает основания полагать, что во втором полугодии инфляция в Беларуси несколько ускорится. Скорее всего, она останется в рамках прогнозных 6%, но и рассчитывать на покорение новых исторических минимумов не приходится. Цены будут расти чуть быстрее, чем сейчас.

— Какие опасности есть для валютного рынка? Мы привыкли, что после искусственного роста зарплат дорожает доллар, а за ним и цены.

— Да, рост реальных зарплат создает риски для валютного рынка. Во-первых, потому что люди начинают активнее покупать импортные товары, а значит, предприятия могут увеличивать объемы покупки валюты для оплаты импорта.

Во-вторых, потому что негативные ожидания белорусов в отношении рубля остаются высокими, и многие люди могут направить «лишние» деньги на покупку валюты для сбережений. Нужно еще учесть, что заметно подешевели кредиты, белорусы активно берут в долг у банков на потребительские нужды и опять же направляют эти средства на покупку в том числе и импортных товаров. Кроме того, благодаря росту зарплат и дешевым кредитам для многих теперь нет нужды продавать старые валютные «заначки», то есть часть населения сократит продажи валюты.

В итоге это может вылиться в то, что внутренний спрос на иностранную валюту будет превышать предложение, а это — фактор давления на курс белорусского рубля. В настоящий момент на внутреннем валютном рынке все еще сохраняются «излишки» иностранной валюты, однако их объемы заметно сократились по сравнению с прошлым годом. Так, по итогам января — мая 2018 года население, предприятия и нерезиденты в совокупности продали на чистой основе 424 млн долларов, в то время как годом ранее за аналогичный период — 1049 млн долларов.

С учетом того, что потребность покупать иностранную валюту есть и у государства (средства нужны для обслуживания валютного госдолга), сокращение «излишков» валюты — негативный процесс для нашей экономики в целом и для курса рубля в частности.

— С другой стороны, мы очень сильно зависим от России, а там вроде бы намечается рост экономики?

— Дополнительным фактором риска является тот факт, что с апреля белорусский рубль укрепился к российскому более чем на 7%, курс российской валюты на нашем рынке упал с комфортных 3,4—3,5 до 3,15—3,20 — это, к слову, полуторагодовой минимум. Из-за этого может сократиться экспорт в Россию, а импорт оттуда, соответственно, вырасти. Как следствие — изменение баланса между спросом и предложением иностранной валюты на внутреннем рынке и некоторое ослабление белорусского рубля. Можно сказать, что есть риск «отложенной» реакции белорусского рубля на антироссийские санкции — фактически наш рынок их до сих пор не отыграл.

— Каков ваш прогноз на второе полугодие?

— Думаю, что во втором полугодии можно ожидать не только ускорения инфляционных процессов, но и некоторого ослабления белорусского рубля. Значительных потрясений не будет, для них нет предпосылок, так что речь не идет об инфляции и девальвации в том смысле, в котором эти явления нередко понимают белорусы. Однако рубль вполне может упасть на 3—10%, а годовая инфляция — возрасти до 5—6% в зависимости от того, как будут складываться внутренние и внешние обстоятельства.

09:35 09/07/2018
Поделиться





ссылки по теме
Правительство Беларуси страшно удивилось, что зарплата изменяется по сезону
Работница мебельной фабрики: Мясо готовлю два раза в неделю. Одежду не покупаю
Министр труда и соцзащиты Костевич рассказала, от чего зависит зарплата бюджетников