Бандитский грабеж в Минске 13.12.2018

Военное положение в Беларуси (в отличие от Украины) пока не объявлено.

Следовательно, и граждане нашей страны, и гости, и туристы могут без всяких ограничений находиться в любых не запрещенных местах. Производить фото-видео записи на память. Как для домашних фотоальбомов и видеотек, так для направления в средства массовой информации.

Увы, не могут!


Представительница МЦГИ "Наш Дом" Наталья Горячко пришла на Центральную (Октябрьскую) площадь столицы запечатлеть для своих внуков главную елку страны. Нахождение на этой площади не регламентировано.

Сделала фото и видео елки, после чего пошла в ГУМ за новогодними подарками для внуков.

Но… не дошла.

* * *

Милицейский майор Астафьев (принадлежность которого к конкретной структуре МВД не установлена) совместно с группой не представившихся (а потому неизвестных) лиц ограбила правозащитницу прямо на площади.

При всем честном народе.

Видимо Астафьеву очень понравился смартфон Натальи Ивановны. И он главарь "промышляющий" на площади группы положил глаз на далеко не дешевую вещь. "Прихватизировал" телефон и водворил в свой "необъятный" карман.

Похоже, зарплаты старшего милицейского офицера на законное приобретение такого телефона не хватает.

Доставили Наташу в Центральный РУВД Минска, где, видимо, по приказу майора Астафьева (явно ненавидящего людей, поскольку грабили правозащитницу 10 декабря, в день прав человека,—Авт.), составили протокол о преступном невыполнении Н.Горячко статьи 23.34 Административного Кодекса (КоАП): по которой за нарушение порядка проведения собрания, митинга, уличного шествия, демонстрации, пикетирования, призывы к проведению массового мероприятия (любой акцииАвт.) приговариваются к штрафу до 50 б.в. (1225 нынешних белорусских рублей, при средней заработной плате в два раза меньшей) или до двухнедельного содержания на тюремных нарах в жесточайших условиях быта).

Без мыла, полотенец, а для женщин даже без гигиенических прокладок.

Сомнительно, что такое распоряжение мог дать лично начальник Центрального РУВД.

От подобной наглости силовиков у Натальи Ивановны подскочило давление.

Четыре раза вызывали "Скорую помощь". Таблетки разного цвета и калибра давление не снижали. Однако, трижды столичные медики (под лютыми взглядами силовиков) в больницу не доставляли. Лишь на четвертый (видимо опасаясь смертельного исхода) привезли в больницу Минского района.

Невероятно, но врачи (явно запуганные милицией до смерти) отказывались называть свои фамилии.

Со слов Н.Горячко в больничную палату усадили представителя Центрального РУВД, который, не отрываясь, в оба глаза лицезрел административную "преступницу". Не отреагировал на просьбу Наташи отвернуться, пока будет раздеваться, чтобы лечь в постель. И жадно, как маньяк, смотрел на раздевающуюся женщину.

Когда Наталья Ивановна пошла в туалет (женский), сей тип последовал за ней и возжелал зайти с ней в кабину. Наташе удалось вытолкать силовика, похоже, патологически неспособного управлять своими эмоциями при виде женского тела. Но все равно, тот прислонив ухо к двери туалетной кабины, жадно прислушивался к доносившимся звукам.

В Центральном РУВД все сотрудники с такими маниакальными (психическими) наклонностями?

* * *

Выйдя из больницы, Наталья Ивановна (вместе с автором данной статьи) отправилась в Центральный РУВД за своими вещами и смартфоном.

Оперативный дежурный, в звании милицейского подполковника, категорически отказался представиться. Н.Горячко потребовалось полчаса настойчивых требований, чтобы данное должностное лицо, скрепя зубами, процедило свою фамилию.

Изъятые в РУВД вещи после долгих поисков и телефонных согласований все-таки нашли и возвратили. А смартфон, который нагло присвоила группа Астафьева, увы…

Видимо прижился в кармане милицейского майора.

Наташе ничего не оставалось, как оставить письменное заявление на имя начальника Центрального РУВД, в котором требует навести должный порядок в руководимой им милицейской структуре.

Генерал Шуневич рвется к власти 04.12.2018

Продолжение публикации (от 26.11.2018г.) о противодействии белорусского министра ООН

Беларусь едва ли не впереди планеты всей по числу ЗЭКов на душу народа (на 100 000 населения). Причем половина обитателей нар сидят за… наркотики.

Не знаю как весь мир, но Европа в ужасе: до чего довели страну — второе место в этой части света (после России).

В большинстве стран людей в тюрьмах — менее 200 (на 100 тысяч). Лишь в шести государствах Европы чуть более двухсот. У половины европейских стран — менее сотни. В Испании, к примеру, — 38, а в Беларуси — 314 (!).

Министру Шуневичу количества осужденных в нашей стране (далеко за пределами разумного) мало. Видимо, не дает покоя власть, которую имели предшественники в Советском Союзе: Ягода, Ежов, Берия. Чтобы продемонстрировать чиновникам и простому люду свое устремление — главный милицейский генерал Беларуси надевает мундир с погонами… генерала НКВД СССР.

"Каков поп, таков и приход". Сотрудники МВД под стать Шуневичу: действуют как их предшественники энкавэдисты. У тех главное обвинение строилось на контрреволюционной статье 58 (из 16 частей) тогдашнего Уголовного Кодекса, у нынешних — на наркотической статье 328 (и ей сопутствующих) УК теперешнего.

По 58-й было осуждено четыре миллиона граждан (более 600 тысяч расстреляно).

По наркотическим статьям в Беларуси осуждено почти 20 тысяч человек (на 9,5 млн. граждан) Информации о расстрелянных "наркоманах" в СМИ не обнаружил.

* * *

В предыдущем материале говорилось о Жлобинских НКВДистах, которые 19 февраля 2016 года, демонстрируя "холопскую" преданность своему министру Шуневичу, арестовали Игоря Пашковского. Схватили после лечебной процедуры, едва тот вышел за территорию ЦРБ (центральная районная больница).

Задерживали как вооруженного до зубов бандита-убийцу или боевика-террориста: повалили на землю, с дикой ненавистью безоружного не сопротивляющегося человека лупили руками и ногами. Человека, не высказывающего угроз и оскорблений в адрес правоохранительных органов, чиновников, либо иных граждан.

Три недели жлобинские медики выхаживали И.Пашковского, которому энкавэдисты Шуневича переломали кости и разбили голову. Выписали из ЦРБ 11 марта 2016 года, похоже по требованию РОВД, на 20-й день, поскольку через 21 день пребывания в стационаре пациента, избитого силовиками, для "любителей" ломать ногами ребра задерживаемому наступает ответственность.

Через три дня после выхода из больницы (15 марта, считая субботу и воскресенье), Игоря Пашковского вновь водворили в милицейскую клетку.

Супруга Игоря, обращалась во все инстанции государства с требованием привлечь виновных, искалечивших ее мужа, к ответственности, но все структуры Министерства внутренних дел, Следственного комитета, Прокуратуры отвечали отказом: в действиях костоломов Шуневича нарушений белорусских законов нет.

* * *

Жлобин не исключение.

Избиение граждан у милицейского генерала Шуневича — правило (система).

К примеру, 27 июля 2017 года в Витебске шуневичские костоломы молотили дубинками Сергея Горелина и Владимира Егорова, снимающих происходящее событие на видеокамеру.

У обоих десятки кровоподтеков по всему телу, а Егорову к тому же разбили мобильный телефон и сломали руку.

Эксперт: повреждения тела наносились обувью.

Контрольные структуры белорусского государства: действия Витебских НКВДистов законны.

Примеры преступно-наглого поведения силовиков министра Шуневича можно приводить и далее.

Продолжение темы следует.

Министр Шуневич против ООН 26.11.2018

Житель Жлобина Игорь Пашковский осужден "за хищение и сбыт" наркотического средства. Пашковский — наркоман, добровольно проходил в учреждении здравоохранения курс лечения метадоновой терапией. Ни врачи, ни медсестры, ни иные должностные лица Минздрава претензий к пациенту в нарушении протокола лечения (утвержденного данным министерством) не предъявляли. Уголовное дело на больного гражданина сотворили сотрудники министерства внутренних дел, следственного комитета, прокуратуры. Свидетелями "противоправных" действий осужденного были задействованы сотрудники МВД, СК и… "недееспособные" наркоманы (право которых на совершение действий, юридического характера весьма условно — авт.). * * * Метадоно́вая терапи́я облегчение страданий наркоманов, вызванных употреблением наркотиков путем регулярного назначения метадона взамен употребляемого больным наркотика. Терапия метадоном официально поддерживается Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), Управлением ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), Объединенной программой ООН по ВИЧ/СПИД (ЮНЭЙДС). Рассматривается этими международными организациями как один из наиболее эффективных методов лечения наркотической зависимости и снижения риска заражения ВИЧ-инфекцией. Заместительная терапия проводится во всех странах Америки, Западной Европы, многих странах Восточной Европы, Прибалтики, СНГ (евроазиатская Россия не участвует) для более миллиона пациентов. Цель метадоновой терапии — социализация наркоманов, ликвидация тяги к внутривенному введению наркотиков. Терапия и регулирование дозы проводится строго под наблюдением лечащего врача. Специальный докладчик Совета по правам человека ООН по пыткам заявил: отказ в заместительной (метадоновой) терапии может нарушать право на свободу от пыток. В Беларуси метадоновую программу стали применять с 2007 года.

Заместительная терапия в нашей стране — проект Программы развития ООН осуществляемой в сотрудничестве с Министерством здравоохранения.



На эту программу Беларуси выделяется более полутора десятков миллионов долларов.





Любая болезнь, как правило, предполагает несколько вариантов лечения. Наркомания — тоже болезнь. Однозначного механизма избавления от недуга априори быть не может. Одномоментно отказаться от приема наркотических препаратов человеку, который жил от "дозы" до "дозы", в большинстве случаев невозможно.



Иногда — даже чревато самыми худшими последствиями.


Программа заместительной терапии нацелена на тех, кому амбулаторное или стационарное лечение не помогло. Суть метадоновой программы — помочь пациенту изменить свою жизнь: прийти в нормальное состояние, начать работать, воспитывать детей... Метадон, не дает кайфа. Медицинский метадон (вместо уличного "грязного") в Беларуси принимают сотни наркоманов. Применяя медицинский препарат, наркоман избавлен от ломки, может контролировать свою жизнь, из нее исчезает хаотичность. 70 процентов пациентов, принимающих заместительную терапию, смогли трудоустроиться, многие вернулись в семьи, восстановились в родительских правах. Белорусский Закон "О наркотических средствах, психотропных веществах и их прекурсорах" (от 22 мая 2002г., ст.17) разрешает использовать в медицинских целях лекарственный препарат метадон в виде 0,1 % раствора, в порядке, установленном Министерством здравоохранения. В программах заместительной терапии метадон используют в виде жидкой субстанции, смешанной с сиропом или водой, и принимают без использования инъекционного оборудования: шприцов, игл и др., что снижает опасность передачи опасных инфекционных заболеваний: гепатита В и С, ВИЧ Пациенту назначается раствор метадона, который эффективно устраняет явление эйфории (затем доза метадона постепенно уменьшается). Действие медицинской дозы метадона длится порядка 30 часов и "наркотического голода" не возникает (в отличии от героина, действие которого 6—8 часов). Опыт применения метадоновой терапии для лечения наркоманов в нашей стране признан успешным. Практика эта будет применяться в Беларуси и дальше. Сеть кабинетов метадоновой терапии расширяется.
Стоимость лечения одного пациента в течение года вместе с зарплатой врачам, сигнализации, покупкой лекарственного средства примерно 310 евро в год. * * * Программы метадоновой терапии активно внедряются даже в исправительных учреждениях (Испании, Англии…). Белорусские тюремные заведения метадоновую терапию не применяют. Белорусский милицейский генерал Шуневич категорически против данного способа лечения. Об этом он заявляет не только в своей "вотчине", но и в Парламенте: "Подменяется один наркотик на другой. Люди не лечатся. В нашей стране метадон не производят. Пока мы его получаем (на халяву—авт.), все в порядке, но если доноры откажутся помогать, что будем делать дальше? Об этом стоит подумать". Давайте подумаем: Если мнение министра повлияет на то, что государство откажется от метадоновой терапии, расходы на преодоление последствий наркомании (лечение, содержание в учреждениях здравоохранения, местах заключения, затраты на преодоление противоправных действий) будут значительно больше, чем закупка метадона для заместительной терапии. На отрицание Игорем Шуневичем методоновой терапии подчиненные его обязаны реагировать. Полагаю, именно этим объясняется дикое, по своей сути, уголовное дело И.Пашковского. Да он наркоман. Министерство здравоохранения пыталось этому пациенту помочь, наливая "рюмку" слабенького сиропного раствора наркотика. Допускается даже выдача раствора метадона на руки для приема на дому (не всем, конечно). Ответственности за нарушение порядка потребления наркотического средства, полученного на законном основании, Уголовным Кодексом не предусмотрено. Министру Шуневичу, видимо, требовались факты, подтверждающие "обоснованность" его неприятия ООН-овской антинаркотической программы. И "верноподданные" сотрудники МВД нагло вторглись во взаимоотношения Минздрава со своими пациентами: арестовали лечащегося в Жлобинской больнице Игоря Пашковского, законно получившего в этот день от медсестры 17 мл раствора метадона, обвинили находящимся в состоянии наркотического опьянения, краже и сбыте наркотика. Минздрав давал Пашковскому наркотик, чтобы тот пребывал не в наркотическом, а человеческом состоянии. А с какого, простите, "будуна" жлобинские силовики законное получение слабого наркотического раствора интерпретировали как кражу? Видимо, для последующих признательных показаний, при задержании (как принято в Беларуси) силовики жестоко избили этого гражданина, не оказывающего сопротивления и неповиновения: сломали два ребра и нанесли серьезную черепно-мозговую травму. Следственный комитет и прокуратура действия подчиненных генерала Шуневича, как обычно в нашей стране, объявили законными (?!). А ведь ломали ребра, судя по всему, ногами, а не руками. Продолжение следует.

В Беларуси права ребенка не соблюдаются 18.11.2018




В белорусском представительстве ООН состоялась встреча МЦГИ "Наш Дом" и БХК со старшим советником по правам человека Матильдой Богнер.



Рассматривалось положение дел в нашей стране с правами человека в отношении несовершеннолетних граждан, осуждаемых властями по наркотическим статьям Уголовного Кодекса.






Матильда Богнер проинформирована о грубейшем нарушении силовыми структурами и судами Беларуси Минимальных стандартных правил Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), принятых 29 ноября 1985 года и Декларации прав ребенка, принятой ООН 20 ноября 1959 года.





В частности, Принципа 9 Декларации:


"Ребенок не должен приниматься на работу до достижения надлежащего возрастного минимума; ему ни в коем случае не должны поручаться или разрешаться работа или занятие, которые были бы вредны для его здоровья или образования или препятствовали его физическому, умственному или нравственному развитию".

Однако осужденных детей в т.н. Исправительных колониях Беларуси заставляют работать на опасных для здоровья производствах, без оформления страховки и подписания ребенком трудового контракта.





Особо грубые нарушения "Пекинских правил" в отношении прав несовершеннолетних демонстративно делаются государственными властями при отправлении правосудия.



В частности, Принципа 7.


Пункт 7.1 -- Основные процессуальные гарантии, такие, как: —презумпция невиновности; —право быть поставленным в известность о предъявленном обвинении; —право на отказ давать показания; —право иметь адвоката; —право на присутствие родителей или опекуна; —право на очную ставку со свидетелями и их перекрестный допрос; —право на апелляцию в вышестоящую инстанцию — которые должны быть гарантированы на всех этапах судебного разбирательства.



Данные процессуальные гарантии органами государственного преследования детям не разъясняются. Их допрашивают без родителей, без адвоката. Ребенку не говорят, что он может не давать показания.



Используя психологическое воздействие на психику несовершеннолетнего, принуждают давать признательные показания, обещая, что после подписи тот будет немедленно отпущен.



Однако не отпускают, а водворяют в следственный изолятор.





Последующими допросами при родителях и даже адвокате белорусский суд не руководствуется. За основу берутся показания ребенка, находящегося в шоке от задержания, данные следователю, преступно нарушающему УПК Беларуси и Декларацию ООН "О правах ребенка".





Суды 15-17—летним детям, как правило, назначают максимальный срок для несовершеннолетних — десять лет лишения свободы.



Об альтернативных методах наказания в нынешнем белорусском государстве даже речи не ведут.





Для обоснования антидетских приговоров судят за преступление в составе организованной преступной группы. В приговоре, не стесняясь пишут: ребенок в составе неустановленной организованной группы, в неустановленном месте, в неустановленное время… В то время как на скамье подсудимых под равнодушными взорами судьи и прокурора в одиночестве сидит один ребенок.



А по статье 328 УК (наркотики) зачастую осуждают малолеток, лишь только-только переваливших 14-летний возраст.





Информация для размышления: осужденные в Беларуси по наркотическим статьям составляют половину всех отрешенных от общества граждан.



Преступная группа по-белорусски 07.11.2018

Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено двумя или более лицами, предварительно объединившимися в управляемую устойчивую группу для совместной преступной деятельности.

Участники организованной группы несут ответственность только за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали (Уголовный Кодекс, статья 18).

Так записано в законе. Но в правоприменительной практике Беларуси даже подобия этого нет.

Для примера: суд Минского района (судья А.Колобов) осудил на десять лет лишения свободы несовершеннолетнего Эмиля Островко. Приговор объявлен 20 июля 2018 года. В этот день 11-класснику исполнилось 17 лет 10 месяцев.

Осужден ребенок за "преступление", совершенное в НЕУСТАНОВЛЕННЫЙ судом день 2017 года.

Судья обвинил 16-летнего (на момент инкриминируемого преступления) школьника во вступлении в НЕИЗВЕСТНУЮ правосудию устойчивую, управляемую организованную группу со стабильным составом. Однако в приговоре А.Колобов не упомянул ни одного участника стабильной группы, ни ее количественный состав, ни организатора-руководителя.

На скамье подсудимых организованную преступную группу в зале суда представлял один-одинешенек несовершеннолетний школьник. Классика нынешнего белорусского правосудия!

В приговоре судья указывает, что НЕУСТАНОВЛЕННОЕ на процессе лицо, являясь организатором и руководителем организованной группы… И на полутора листах формата А4 (в 53-х строчках) описывает деятельность руководителя группы.

Каким образом председательствующий на процессе А.Колобов это выяснил — остается только гадать. И какое отношение действия руководителя группы имеет к "рядовому" участнику?

Протокол допроса организатора-руководителя группы, также как и его фамилия в уголовном деле отсутствуют.

Из приговора: При достоверно НЕУСТАНОВЛЕННЫХ обстоятельствах, в НЕУСТАНОВЛЕННОМ месте, с НЕУСТАНОВЛЕННЫМИ участниками организованной группы, в достоверно НЕУСТАНОВЛЕННЫЙ период времени, посредством НЕУСТАНОВЛЕННОГО транспорта… осужденный школьник договорился с НЕУСТАНОВЛЕННЫМ лицом и приобрел наркотик (листы1,2,3 приговора).

"По Маяковскому" это очень плохо, но последовавшая дикая судебная расправа над европейским ребенком возможна только в Беларуси.

Для судьи А.Колобова "не установлено" синоним "полностью доказано" (л.7 приговора). На л.8 приговора так и пишет "наличие самой организованной группы установлено судом".

При стольких неустановленных обстоятельствах Эмиль Островко в судебном процессе от дачи показаний отказался. Но белорусским судьям это "до лампочки". Они исходят из незаконно добытых (от перепуганных арестом детей) досудебных показаний.

Показаний, после данных следователями обещаний отпустить домой, если все расскажут.

11-классник раскаялся, добровольно все рассказал и показал!

В соответствии со статьей 63 УК (п.п. 2 и 3, части первой) чистосердечное раскаяние в совершенном действии, активное способствование раскрытию совершенного деяния, розыску запрещенных предметов — является обстоятельством для смягчения ответственности.

Судья А.Колобов этих обстоятельств, смягчающих по уголовному закону ответственность в деле "не заметил", в приговоре не отразил (л.12 приговора).

* * *

Капитан Покора — старший следователь Минского районного отдела Следственного комитета — о своем обещании несовершеннолетнему школьнику тут же "забыл" и 14 апреля 2018 года вынес Постановление о водворении ребенка в Жодинскую тюрьму №8.

Основания "высосал из пальца":

—может скрыться от органа уголовного преследования;

—воспрепятствовать расследованию уголовного дела;

—препятствовать рассмотрению дела судом;

—оказать воздействие на лиц, участвующих в уголовном процессе;

—не являться по вызовам органа, ведущего уголовный процесс;

—совершить общественно опасное деяние…

Можно, конечно, сослаться на воображение капитана милиции. Но как реагировать на предположение старшего следователя о намерении Эмиля Островко оказать воздействие на лиц, участвующих в уголовном процессе. Ведь оных (иных лиц) ни он сам в период предварительного расследования, ни судья Колобов в ходе процесса не выявили.

Полагаю, и не пытались выявить.

Санкционировали такую галиматью А.Покоры заместитель начальника 1-го СО Минского РОСК майор юстиции А.Юшеня и И.о. прокурора Минского района младший советник юстиции П.Мойсак.

Очень хочется думать, что сами начальники, в отличие от нерадивых подчиненных (исполняющих обязанности) свою подпись под юридически неграмотным Постановлением старшего следователя не поставили бы.

Эмиля Островко арестовали за действия, запрещенные ч.2 статьи 328, а судили по ч.4 статьи 328 УК. Санкции — существенно отличны: по части второй — до 8 лет, по части четвертой — до 20 лет.

Но чтобы осудить по четвертой части необходима организованная группа.

В данном процессе организованная группа была в составе одного школьника.

Характеристики Эмиля Островко положительные. И в соответствии со статьей 70 УК с учетом личности обвиняемого суд может назначить наказание ниже нижнего предела инкриминируемой статьи, либо назначить более мягкий вид наказания.

Но это, опять же, для других европейских стран. Белорусский судья А.Колобов оснований применения данной статьи Уголовного кодекса не усмотрел.

* * *

Минский областной суд 02 ноября 2018 года под председательством А.Добрея рассмотрел апелляционные жалобы на данный приговор (судья-докладчик — Е.Мисник, представитель прокуратуры — младший советник юстиции Ланевская).

Судебная коллегия исключила из приговора обвинение в сбыте. А именно на этом, собственно-то, строилось и обвинение, и приговор судьи А.Колобова. Однако десять лет содержания за колючей проволокой ребенка коллегия областного суда оставила в силе.

И это несмотря на то, что в нарушение статьи 18 УК школьника осудили за действия неких НЕИЗВЕСТНЫХ лиц.

На день рассмотрения апелляции Эмилю Островко уже исполнилось восемнадцать. На свободу выйдет в… 28 лет.

О психическом и медицинском состоянии здоровья молодого поколения, много лет отсидевших в белорусских тюрьмах, нынешние власти не думают…

Противоправные действия в суде 18.10.2018

В суд Минского района на улице Маяковского попал впервые. Бывал ранее, когда эта государственная структура располагалась в Зеленом луге.

Современное пятиэтажное здание, по моему мнению, позволяет иметь достаточное количество залов для проведения заседаний. И потому был несколько озадачен, что судья Ольга Киеня проводила процесс в служебном кабинете.

Больших масс народа, позволяющих предположить, занятость в это время всех залов, не наблюдал. Остается думать, что Ольге Владимировне просто лень было передвигаться.

Формально, превращение должностного кабинета в зал судебного заседания, нарушением не является. А вот поведение секретаря судьи Кати Мицкевич нетактичное. И это еще мягко сказано.

Процесс был назначен на 11 часов 18 октября 2018 года. За несколько минут до этого времени зашел к секретарю, чтобы уточнить номер зала. Вместо ответа на заданный вопрос громогласным фельдфебельским голосом прозвучало: "Ожидайте в коридоре!"

Ожидать означало стоять, так как скамейки или стулья возле кабинета не наблюдались. Не считая пяти сидячих мест в конце длиннющего коридора (кабинет 512 располагается в центре этой "марафонской" дистанции).

Секретарь суда вела себя вызывающе грубо и при выяснении лиц, прибывших на процесс. Отказалась представиться. Орала так, что было слышно по всему этажу.

Председательствующая на процессе голос не повышала, но ее ответ после завершения в этот день рассмотрения дела (т.е. возвращение "залу заседания" статуса кабинета судьи) на мою информацию о грубом поведении ее секретаря ответила: "Суд не общается с гражданами!".

Возможно, это и так, но я-то обращался не в суд, а к судье. Что не одно и то же. Причем по вопросу отношения к служебным обязанностям ее подчиненной!

Ольга Владимировна не соизволила разъяснить: к кому же обращаться по вопросу грубого поведения своего секретаря. К председателю суда Минского района, в областной, в Верховный суд, в комитет ООН по правам человека?

* * *

Удивляет и поведение сотрудника милиции на входе в здание суда. Заявив, что это режимный объект, потребовал предъявить удостоверение личности и указать к кому я иду. В противном случае не пропустит.

Режимные объекты — стратегически важные объекты, связанные с использованием сведений, составляющих государственную тайну.

Милицейская охрана вовсе не является показателем режимности. Судебные заседания открытые, вход свободный. Но правящему режиму, видимо, некуда девать деньги, потому и транжирят финансы на пропускной режим с охранниками в форме.

Женщины-наблюдательницы (или мужчины) на входе без погон (с тревожной кнопкой вызова милиции) обойдутся бюджету в два-три раза дешевле.

Не упоминаются в качестве режимных здания судов в Постановлении КГБ и МВД от 30 сентября 2016г. № 24/268 "Об утверждении Положения о профилактических, режимных, организационных мерах предупреждения террористической деятельности, минимизации ее последствий на критически важных объектах Республики Беларусь", подписанном Председателем КГБ Вакульчиком, Министром МВД Шуневичем, согласованном с Первым заместителем Министра МЧС Степаненко.

Не идет речь о зданиях судов и в Указе главы белорусского государства от 17 августа 2015г. № 356 "О комиссии по противодействию экстремизму и борьбе с терроризмом".

В Указе под критически важными объектами понимаются объекты социальной, производственной, инженерно-транспортной, энергетической, информационно—коммуникационной, иной инфраструктуры, нарушение функционирования которых в результате акта терроризма или массовых беспорядков может способствовать дестабилизации общественного порядка, достижению иных гнусных целей терроризма и повлечь за собой человеческие жертвы, причинение вреда здоровью людей, окружающей среде, значительный материальный ущерб, нарушение условий жизнедеятельности людей.

Как демонстрируют октябрьские (2018 года) события в Крыму гибель и увечья более полусотни людей — предъявление паспорта или пропуска не является непреодолимым препятствием для террористов, доставки взрывчатки, оружия, боеприпасов.


Славгородская брачная классика 07.10.2018

Судебный процесс по дележке малолетнего ребенка начался в суде Кричевского района Могилевской области.

02 октября 2018 года проведено предварительное заседание. Судья — Екатерина Шматкова.

Увы, представителя надзирающего государственного органа на процессе не было. Похоже, судьбы несмышленышей Кричевскую прокуратуру не интересуют.

Заявленный истцом (Андреем Шарейкиным) в качестве 3-го лица Отдел опеки и попечительства Кричевского райисполкома на процессе не появился.

Правда, была представительница районного отдела образования и спорта, но ребенку, которому всего лишь четыре с половиной года, до школы и, особенно, до спорта далековато.

В ближайшие годы родителям, судьбу сына которых решает судья Е.Шматкова, о спорте и думать не приходится: мальчик — инвалид с рождения.

Брак родителей малыша зарегистрирован в октябре 2013 года. Илья появился на свет менее чем через полгода.

30-летний муж Андрей своей жилплощади не имеет. Жили в двухкомнатной квартире его матери.

Классика жанра: 25-летняя невестка Жанна пришлась не ко двору и через три с половиной года после рождения ребенка папа (единственный сын вдовствующей матери) подает иск о разводе. Фактически супружеские отношения прекратились после смерти свекра (через год после рождения ребенка).

Мама Ильи против развода не возражала и 20 февраля 2018 года Славгородский суд брак расторгнул.

Малолетнего ребенка судья А.Курилин оставил проживать с матерью.

Решение не обжаловано и не опротестовано. Вступило в силу 03 марта 2018 года.

* * *

Жизнь у молодой мамы в замужестве, действительно, была не сладкая. Свекровь через три месяца поле рождения ребенка забрала карточку на которую перечислялась зарплата мужа и государственное пособие на Илью. Родители не могли самостоятельно купить элементарные вещи себе и сыну.

Через два месяца после развода свекровь через суд выписывает невестку из своей жилплощади на улицу. Что равносильно вышвыриванию бомжевать с малолетним ребенком.

Затем, ровно через полгода после развода, бывший муж (Андрей Шаройкин) подает иск об отобрании у Жанны сына.

Из искового заявления:

—мать перестала уделять должное внимание ребенку, в результате чего сын стал инвалидом.

Это, заведомо, не соответствует действительности, поскольку Илья инвалид с рождения (у него неравномерно растут ноги).

—я имею постоянное место жительства и работу, ответчица—мать постоянного места жительства не имеет.

Что также не соответствует действительности: Жанна прописана и в настоящее время фактически проживает в Хотимске с сыном в трехкомнатной квартире своей матери. Бабушка предоставила им отдельную комнату. Работа матери ныне — уход за ребенком—инвалидом.

* * *

Ситуация не простая. И Илью 27 августа 2018 года зачислили в разряд детей находящихся в социально опасном положении (т.н. СОП).

Правильно это или нет — автор судить не берется. Но План Кричевского социально педагогического цента (СПЦ) выступившего на защиту прав малолетнего Ильи удивляет.

Во-первых, назначение центра — профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Только ведь статус у ребенка иной: малолетний.

Несовершеннолетие наступит у него лишь через девять с половиной лет.

Во-вторых, в силу малолетства (4,5 года) Илья просто не в состоянии совершать уголовные и административные правонарушения.

В-третьих, ребенок не является безнадзорным: постоянно находится с матерью (с пятницы по воскресенье с отцом).

В-четвертых, план предписывает матери исключить употребление спиртных напитков в присутствии малолетнего ребенка и исключить нахождение в доме лиц асоциального поведения.

Но Жанна вообще не употребляет спиртное и бомжи в ее жилище не замечались. Во всяком случае, претензий по данным вопросам милиция к ней не предъявляет.

А чем объяснить, что такие требования Кричевский СПЦ не предъявляет отцу. Ведь малолетний сын еженедельно пребывает у него трое суток (пятница, суббота, воскресенье)?

* * *

Следующее заседания судья Е.Шматкова назначила на 10часов 30 минут 19 октября 2018 года (пятница).

Славгородский беспредел 05.10.2018

Беспредел, творимый в Славгороде, безграничен. Чету Калатозишвили прессуют все властные структуры района: милиция, следственный комитет, прокуратура, исполком…

На сегодняшний день в СИЗО (Могилев) содержат главу семьи Кахабера Шотаевича, которого обвинаватили по милой сердцу нынешнего правящего режима наркотической статье 328 УК.

Тысячи и тысячи белорусских граждан власти уже водворили за "наркотики" на бюджетное питание, содержание, охрану…

Но, видимо, задание по количеству арестованных еще не выполнено. А за провал прогнозных показателей (в данном случае по количеству лиц, водворенных на нары) спросят весьма сурово. Недавний погром Минском Орши очень нагляден.

Кахабера Калатозишвили знакомый пригласил на помывку. Баню, правда, не истопил, но, зато обеспечил место схрона старшему лейтенанту Степаненко. И, как только Калатозишвили переступил порог помывочного заведения, милиционеры тут же схватили, отпечатали на ребрах свои ботинки, и поволокли за решетку.

При Кахабере запрещенных веществ не выявили, в медучреждение на определение содержания наркотиков в крови не возили. Но для белорусских так называемых "наркоборцов" это не имеет какого-либо значения. Следователи прекрасно знают, что суд "проглотит" любую состряпанную в уголовном деле ахинею и вынесет обвинительный приговор минимум на восемь-десять лет. Иначе судей самих посадят.

По информации жены Кахабера следователь Степаненко заявил Калатозишвили, что он все равно его посадит, не за наркотики, так за педофилию. И тут же сфабриковал дело о совращении 14-летней школьницы.

Девочка и ее мама возмутились произволом. Тем не менее, милицейский деятель Степаненко с санкции прокурора района младшего советника юстиции Иванькова силой доставил ребенка в поликлинику.

Вердикт гинеколога — девственница.

Физиономия старшего инспектора Славгородской инспекции по делам несовершеннолетних (ИДН) майора Кравцовой выражала нет, не радость, а крайнюю степень неудовлетворения. Из кабинета высочила как ошпаренная.

Пребывание этой милицейской дамы при интимном осмотре не совершившей уголовного и административного правонарушения школьницы неправомерно. Но Славгородская милиция чихать хотела на мораль, нравственность, право…

Арестовав Кахабера Калатозишвили следователь Степаненко с группой в девять человек (двое из которых, т.н.понятые, по все видимости, также сотрудники РОВД, поскольку в протоколе не указаны их домашние адреса, только телефоны) начали переворачивать вещи и прочие предметы домашнего обихода.

Уследить за ползающими по жилищу, как тараканы, милиционерами Анжелика, естественно, была не в состоянии. После убытия группы обыска обнаружилась исчезновение документов мужа: грузинского паспорта и вида на жительство в Беларуси.

Цель данной акции РОВД понятна: если, вдруг не удастся Кахабера посадить в "концлагерь" (колонию) — выдворить из страны.

Анжелике Александровне, с трудом добившейся свидания с мужем, поговорить практически не дали. Потребовали говорить только на русском языке (не понятно, почему запрещается говорить на белорусском), не разрешили спрашивать о подробностях ареста (т.е. избиения)…

* * *

Девственность девчонки вынудила следователя Степаненко прекратить обвинение в педофилии. А ведь если бы школьница была в другом физиологическом качестве — это не основание для обвинения в совращении малолетки. Но, то по закону, а Славгородские силовые и властные структуры живут по иным понятиям.

В настоящее время уголовное дело по обвинению в преступлении по статье 328 УК находиться в прокуратуре для направления в суд.

Белорусское государство третирует детей 18.09.2018

Человек является гражданином государства с момента своего рождения. И на него, независимо от возраста, распространяются все конституционные гарантии.

В том числе:

—все равны перед законом (статья 22);

—никто не может быть признан виновным без решения суда (статья 26);

—каждый имеет право на невмешательство в его личную жизнь (статья 28);

—никто не имеет права войти в жилище гражданина против его воли (статья 29);

—семья и детство находятся под защитой государства (статья 32);

дети могут быть отделены от своей семьи только на основании решения суда (статья 32-1996 г.);.

—каждому гарантируется свобода убеждений и их свободное выражение (статья 33);

—государственные органы обязаны защищать права и свободы личности (статья 59/60-1994г.).

Основной закон не устанавливает неравенства прав взрослых и детей. Но это де-юре. Де-факто дети Беларуси лишены вышеперечисленных, а равно большинства иных прав, изложенных в разделе II Конституции (личность, общество, государство).

Правящий режим воссоздал в Беларуси "средневековую инквизицию" — следственные и карательные органы с крайней жестокостью преследующие детей, мамы и папы которых выражают недовольство действиями власть имущих.

Именуется сии органы — КДН (комиссии по делам несовершеннолетних).

Данные структуры, детей, как правило, малолетних (до 14 лет), объявляют находящимися в социально опасном положении (СОП). Подвергают "издевательствам, мучениям, пыткам": вмешиваются в личную жизнь, против воли детей врываются в их жилища, без решения суда хватают в детском садике, школе, в квартире, а равно в иных местах.

"Арестованных" детишек водворяют в заведения с зековскими порядками (т.н. приют).

Свидания с родственниками малолеткам, насильно удерживаемых за "колючей проволокой" приюта, представляют в соответствии с тюремными порядками.

То есть, за "провинность" ребенка, мамы, папы, бабушки, дедушки встречи запрещают.

А ведь отсутствие материнской заботы, общения с родственниками, сказывается на социальном, физическом и психологическом здоровье детей.

Психика малолеток не выдерживает одиночества (вне семьи).

* * *

Из публикаций директора (2004-2017 г.г.) белорусского Национального центра усыновления (НЦУ) Натальи Поспеловой:

Педагогам предписано изучать семейное воспитание. Можно ли избежать или уклониться от посещения учителей? Семьи высокопоставленных госчиновников посещать не комильфо (не прилично), рядовым семьям не отвертеться.

Предупреждать о посещении надо. Права детей равны. И не важно, живет ребенок в суперблагополучной семье или в семье с признаками неблагополучия, к примеру, пьющими родителями.

Надо уважать каждого ребенка, не унижать родителей, вваливаясь в дом без приглашения. И дети, и взрослые в своей семье хозяева, а визитеры — гости.

Внезапность — атрибут репрессивной педагогики (устрашение). Появление педагогов в отсутствие дома взрослых — злоупотребление доверием ребенка, открывшего дверь классной руководительнице.

Данное деяние явно подпадает под санкцию статьи 424 УК (злоупотребление служебными полномочиями — авт.).

Педагоги целенаправленно ищут компромат в отношении семьи. На что они смотрят при посещении семьи?

На незаправленные постели, разбросанные игрушки. Такие вот у них представления о порядке в помещениях, где живут дети.

Цепляние за внешнюю часть семейной жизни — непрофессионализм и амнезия (нарушение памяти). Попытка противопоставить детям родителей. Учителя, видимо, забыли, что сами были детьми.

В СОП ставят ребенка, за нехватку у родителей дров на отопительный сезон, за покосившийся забор, за окна без штор, за отсутствие в жилище пожарного извещателя…

При этом КДН "в упор не замечает" страшные дела, которые творят над детьми в домах с дорогими шторами и дизайнерским ландшафтом приусадебного участка.

* * *

Беспредельничают власть имущие ссылаясь на декрет №18.

Данный акт называется "О государственной защите детей в неблагополучных семьях". Но, фактически, "инквизиторы" КДН детей забирают именно из благополучных семей. Потому как с нерадивых родителей денег в бюджет за подневольное содержание ребенка не взыскать.

В качестве примера неблагополучной семьи.

В сентябре с.г. в Молодечно, малолетняя девчушка украла у папы карточку и растратила насколько сот рублей. В краже обвинила свою одноклассницу. Девочка эта замечена в синяках, от побоев матери. Тем не менее, данного ребенка в СОП не поставили и в приют не водворили.

Причина — не комильфо: родитель сотрудник милиции.

Водворение власть имущими детей в приюты (фактически концлагеря) — первая ступенька к продаже, как рабов, малолетних граждан нашей страны за границу. Прибыль нынешнего белорусского государства от продажи — 25 000 евро за каждого усыновленного иностранцем ребенка (сайт "Белорусский партизан" от 16.10.2017 года).

В год продают за границу несколько сот малолетних детишек.

Итого, годовая прибыль государства в валюте за продажу детей иностранцам измеряется восьмизначным числом.

К слову: Наталья Станиславовна (Поспелова) категорически против детских домов с их страшным режимом и международного усыновления.

Шведская демократия и белорусский тоталитаризм 16.09.2018

Цель сентябрьской поездки белорусской делегации в Швецию — наблюдение за выборами (результаты освещены в блоге автора). Однако, по возможности, интересовались и жизнью этой страны.

Она существенно отличается от белорусской.

Наша Конституция 1994/1996г.г., как и шведская 1975г., начинается словами: государственная власть исходит от народа. Но на этом общность основного закона заканчивается.

В остальном — принципиальное различие.

В Беларуси государственная власть принадлежит президенту, который единолично объявляет законы (именуемые указами и декретами), назначает министров и массу иных руководящих лиц, которых потом регулярно (десятками) отправляет в тюрьмы за коррупцию.


В Швеции государственная власть принадлежит парламенту (риксдагу) и правительству. И вооруженные силы подчиняются только правительству. Наше правительство к силовым структурам на "пушечный выстрел" не подпускается.


Полностью зависит в Беларуси от главы государства и судебная власть.

В Швеции судебная власть независима. Королю может быть предъявлен иск в суде в соответствии с гражданским правом. Белорусский глава государства неприкосновенен (статья 79 Конституции).

* * *

Через две недели после выборов (24 сентября с.г.) шведские парламентарии будут избирать спикера парламента. От какой партии — интрига. Потому как на выборах 2018 года правые и левые получили практически равное (чуть более 40 процентов) количество голосов избирателей.

Должность знаковая. Именно спикер ответственен за избрание главы правительства.

Правительство явно будет коалиционное. Но дело в том, что все партии перед выборами обещали избирателям не формировать правительство с участием партии "Шведские демократы", выступающей против нашествия иммигрантов.

Между тем этой партии отдали свои голоса 18 процентов избирателей.

Как говорят в таких случаях: поживем—увидим.

Я не выступаю за королевскую власть, но, честно говоря, шведская демократическая монархия (лишь с представительскими и церемониальными правами Короля) намного притягательнее, чем Беларусь с единоличной неподконтрольной властью главы государства.

Назвать наше государство республикой язык не поворачивается. От республики за четверть века остались "рожки да ножки".

Нынешний Король Швеции Карл XVI Густав является главой государства 45 лет (с 1973 года).

Заработные платы наемных работников в этой стране — социалистические: резко не различаются. Чего, увы, не скажешь о Беларуси.

Ремарка (примечание). Наследница шведского престола, принцесса Виктория, своим положением не кичится (горделиво не превозносит). К примеру, при оформлении банковской операции стоит в общей очереди. В нашей стране такое увидишь?

И в завершение.

В беседе с известным политиком (фамилию называть не стану) зашел разговор о плохих отношениях России и Европы. На мой вопрос: "что плохого для Швеции сделала Россия" — получил интересный ответ: виноват Петр Первый и 20-ти летняя война в начале XVIII века.


После поражения шведов, 40 лет (с 1734 по 1772 г.г.) в стране существовала партия "шляп", выступающая за противостояние с Россией.

Да… 300 лет не забывает шведы ту войну!

В Швеции с молодежью считаются 13.09.2018


Избирательный Кодекс Беларуси (статья 6) провозглашает равное избирательное право. В действительности равенства для наших граждан нет. В отличии от Швеции, где такое равенство существует. Там любой гражданин, достигший 18-ти лет, может не только голосовать, но и быть избранным в любой орган представительной власти.
Читать дальше...

Выборы в Швеции свободные 11.09.2018

На выборах 2018 года в Швеции проголосовало досрочно почти 40 процентов избирателей. В нашей стране тоже много голосуют досрочно. Но скандинавы делают это исключительно по собственной воле, белорусов же голосовать досрочно принуждают. Под угрозой карательных санкций: студентов, чиновников и, даже, рабочих. Попробуй не пойди: в лучшем случае не продлят контракт. В худшем уволят, выселят из общежития…

Явка избирателей на выборы составила 85 процентов.

Отличие в агитации: на участке для голосования отсутствуют какие-либо плакаты с партиями и кандидатами. Наблюдать за выборами может каждый. Аккредитации для этого не требуется. В том числе и для граждан другой страны. То есть, наблюдение анонимное.

После окончания голосования участки не закрываются. Можешь придти и наблюдать за процессом волеизъявления и подсчета голосов. Естественно, не создавая помех.

Принципиальное отличие: от Беларуси, где избирательные комиссии воспринимают наблюдателей как своих "заклятых" врагов, избирательные комиссии в Швеции рады наблюдателям. И если у нас наблюдателю запрещено общаться с членами комиссии, то в Швеции подходи к любому и получи любую информацию о ходе голосования.

Количество членов избирательных комиссий 8-9 человек, в отличие от 19-ти у нас. Работают шведские участковые избирательные комиссии только в день голосования.

Последний участок, на котором 09 сентября присутствовал автор, размещался в парламенте (!) Вот там увидел полицейского. Но он охранял не участок для голосования, а сам законодательный орган.

В Швеции негативно реагируют на семейное голосование. Это когда в кабину заходят двое. Особенно это распространено среди мусульман.

Даже если с избирателем дети. Они могут рассказать другому родителю как проголосовали мать или отец.

Шведы стремятся — исключить любое возможное воздействие на волеизъявление гражданина. В том числе, когда в кабине для заполнения бюллетеня разговаривают по мобильному телефону.

Кабины для заполнения бюллетеней в нашем понимании (полностью обрамленную красной материей) нет. У них — тренога, обернутая зеленой материей. Во-первых, зеленый цвет в отличии от красного, успокаивает, а, во-вторых, расход материала (а, следовательно, стоимости) минимум в два раза меньше.

И обязательно (!) одно место для людей с ограниченными возможностями. Для заполнения бюллетеней сидя.

Собственно выбор делается еще до входа на избирательный участок. Там находятся ящики с ячейками, в которых расставлены бюллетени партий. Не всех конечно: их в Швеции 768. И партии сами обеспечивают избирательные комиссии своими бюллетенями. Для партий, не сумевших это сделать, отпечатаны пустые бюллетени, в которые избиратель вписывает понравившуюся ему партию. Даже если таковой не существует. И бюллетень при этом не будет считаться испорченным.

Избиратель в кабине лишь выбирает партийного кандидата (только одного) которого желает видеть в избираемом органе. Может записать и своего. Бюллетень будет действительным.

Получается, процесс выбора партии не тайный. И шведов это волнует. Усиленно думают, как сделать процесс взятия бюллетеней более закрытым.

Также их волнуют и очереди на избирательных участках. Но мне попался лишь один участок, в котором в очереди стояло 15 человек. В остальных максимум двое-трое.

Также думают изменить ситуацию размещения в одном зале четыре-пять комиссий. Это действительно неудобство.

Бюллетени досрочного голосования доставляет (в опечатанных коробках) на избирательные участки почта. До начала подсчета коробки вскрываются, находящиеся в них конверты опускаются в урну. Урна одна с тремя отверстиями: в парламент, в область, в муниципалитет.

В отличии от Беларуси столица Швеции – в составе Стокгольмской области.

Участковая комиссия подсчитывает лишь голоса, поданные за партии. Персоналии будут определяться в течение нескольких дней комиссией муниципалитета.

Сомнений в их нечистоплотности у шведов нет.

Принципиальное отличие от Беларуси!

.

Страницы: 1 2 3 4 5 ... 11 След.
Читать другие новости

Валерий Щукин